Зоопарк

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2315
Подписаться на комментарии по RSS

 

– Влад, смотри, там мишка! Бурый, они ещё в этой жили… Как её…

Мальчик подошёл ближе к краю обрыва, под которым начинался вольер и опёрся на невысокий заборчик. В вольере медведь, заметивший посетителей, проковылял к пеньку, сел на него, взял лежащую рядом с пеньком балалайку и начал брынькать передней лапой по струнам.

На задних лапах у него были валенки.

– Дорогой, ну как она называлась, эта, где медведи жили? – не могла успокоиться мама

– Сибирь, мэм, – коротко ответил служитель зоопарка, стоявший неподалёку, поглядывая на зверя. Медведь перестал брынькать, встал с пенька и наклонил морду – поклонился после выступления.

– Надо же, и такое в мире было, – хмыкнул папа, – смотри, Влад, когда ещё сюда приедем не знаю, времени нет совсем…

– Стив, времени нет у всех, а ребёнку нужно всестороннее развитие! – назидательно произнесла мама. – И потом, мне наш семейный врач сказал, что детей надо водить посмотреть на зверей. Им это зачем-то нужно… Да, нужно. Так что смотри, сынок, какие интересные вещи есть в мире!

– Но мы это уже видели, – ответил Влад, – мы здесь были в прошлом году. Я помню.

Служитель зоопарка настороженно посмотрел на ребёнка. Если это окажется правдой… Хорошо бы, ему давно нужен помощник…

– Ерунда, – нахмурился Стивен, – мы здесь в первый раз, я определённо в этом уверен. Стал бы я тратить время и деньги на такую ерунду снова? Ха! Медведь, играющий на балалайке – кого этим удивишь? Вот если бы он суши готовил…

– У ребёнка богатая фантазия, – одёрнула его жена, – это хорошо, не надо на него давить! Творческие дети очень ранимы, как ты не понимаешь?

Влад пожал плечами. Он привык к тому, что родители забывают разные вещи и предпочитал не спорить. Мама тем временем продолжала пилить папу за что-то совершенно иное и он снова взглянул на медведя. Медведь танцевал вприсядку.

– Ты правда помнишь, что был здесь раньше? – спросил смотритель.

– Да, – ответил Влад.

– И тут всё было так же? Расскажи мне, пожалуйста.

– Да, так же. Медведь так танцевал и играл, змея лазила в лабиринте и в конце концов кусала себя за хвост, тигры прыгали через кольца и играли мячом… И птицы так же пели. Ту же песню.

– Хм… А мама и папа твои, значит, не помнят?

Влад оглянулся на родителей. Мама заканчивала очередную речь, папа откровенно не слушал её и скучал.

– Нет. Но они часто забывают про разные вещи.

– Хм… – служитель задумался. – Скажи мне…

– Влад.

– Скажи мне, Влад, тебе здесь нравится?

– Да, – удивился мальчик, – а что?

– Не хотел бы ты остаться тут? Тебя научат разным интересным вещам, если захочешь, потом ты сможешь у нас работать. Ну или не у нас, но в хороших местах.

Влад пожал плечами.

– Я не знаю… Наверное, да.

– Тогда давай поговорим с твоими родителями.

Медведь в вольере опустился на четыре лапы, шумно вздохнул и лёг.

 

– Это бред! – фыркнул Стивен в лицо служащему. – Кем он сможет здесь стать? Кто вы такой, чего вы в жизни добились вообще?

– Старший эмкан-оператор Лоссе Альгар, самый высокий оклад среди непрограммистов, соцпакет, квартира возле места работы за счёт предприятия, самый длинный, кстати,  оплачиваемый, отпуск среди работников интеллектуального труда.

Стивен поперхнулся. Его жена гордо выпрямилась.

– Я же говорила, что идея неплохая! И к тому же, мальчик сможет себя здесь раскрыть, ведь ваша работа предполагает свободу творчества, верно, эээ…

– Лоссе.

– Да-да, я помню!

– Предполагает. Можно сказать, она из него состоит, – старший эмкан-оператор с трудом подавил усмешку.

– Слушайте, а что вы вообще делаете? Что это за работа такая – эмканом каким-то управлять… – настороженно спросил Стивен. – Почему мы об этом ничего не знаем? Это вообще нормально?

– А вот это, – сухо ответил Лоссе, – вопрос государственной секретности. Можно сказать, ваш сын будет работать на службы… Вы понимаете, о чём я?

Родители слаженно кивнули

– Вы думаете, наше государство плохо заботится о специальных служащих?

Родители столь же слаженно покачали головой.

– При обычном раскладе все дети в школах проходят серию тестов на соответствие нескольким отраслям. После чего родителям одного из нескольких тысяч предлагаются дотации на спецобучение. Факультативное. Часть общеобразовательных и специальные предметы дети изучают в нашем центре.

 – В общем, ваш сын почти что получает счастливый билет – обучение и перспективу работы там, где он не будет ни в чём нуждаться. И вы сможете им гордиться. Так вы согласны?

– Да, – не дожидаясь ответа Стивена, проговорила его жена, – мы согласны. Влад, мальчик мой, подойди же, дай мы тебя обнимем! Ты просто молодец! Мы тобой уже очень гордимся! Но если ты будешь учиться хорошо и часто нам писать и звонить, мы тобой будем гордиться ещё больше!

– А твой брат Йорен удавится от зависти – его оболтус еле-еле в школе учится, – ухмыльнулся Стивен, – не то что наш!

Влад смутно понимал, что эти минуты нужно просто пережить. Переждать, пока родители не перестанут мысленно обмусоливать то, как они небрежно похвастаются всем мало-мальски знакомым людям, что их сын теперь – в службах, перестанут нести чушь и… Да, наверное, наконец-таки уйдут.

– Они думали о том, как похвастаются всем знакомым… И ни о чём больше, – сказал Влад, вроде ни к кому конкретно не обращаясь, когда его родители покинули зоопарк, все в радостном предвкушении, – они даже не спросили меня… О чём-нибудь.

– Так зачастую бывает, – вздохнул Лоссе, – ничего.

– Интересно, а они забудут, что у них был я?

– Если не будешь навещать – где-то через год. А ты будешь?

Влад серьёзно насупился и помотал головой.

– Нет. Пусть.

– Какой серьёзный молодой человек, – усмехнулся Лоссе, – в любом случае часть предметов ты пока будешь изучать в своей школе, а на все формальности уйдёт как минимум пара месяцев. Пойдём, тебя ещё надо оформить.

 

– Здесь я живу, – Лоссе захлопнул дверь, сбросил туфли и с видимым наслаждением сунул ноги в огромные мягкие тапки, – направо спальня, налево гостиная, чуть дальше по коридору будешь жить ты. Туалет и ванная – последняя дверь справа.

Влад осмотрелся, неловко напялил ещё одни огромного размера тапки и поплёлся в гостиную.

На диване в гостиной лежал кот. Мальчику показалось, что кот умер, однако, когда Лоссе зашёл в комнату, большой пушистый зверь зевнул и потянулся. Лениво окинув Влада взглядом, кот спрыгнул с дивана и пошёл куда-то по коридору, требовательно мяукнув хозяину.

– А, да, забыл, – хлопнул себя по лбу Лоссе, – пойдём, покажу где кухня. Заодно покормлю Вискаса.

Кот уже ждал их на кухне возле пустой миски, раздражённо помахивая хвостом. Хозяин насыпал ему корма и кот радостно приступил к еде.

– Вечно забываю ему перед уходом корма досыпать, – пробормотал Лоссе, непонятно перед кем оправдываясь, – а он голодный же… Нехорошо…

Влад заворожено смотрел на кота. А коту – вот чудеса – не было до этого никакого дела. Он ел.

А потом – спал. А потом – лениво ковырял лапой мячик, впрочем, ему это быстро наскучило, он зевнул и уставился на Влада, который довольно долго не сводил с него глаз.

– Сэр…

– Можешь звать меня по имени.

– Мм… Лоссе… А почему Вискас так странно себя ведёт?

Старший эмкан-оператор Альгар тяжело вздохнул и ответил:

– Вот не хотел я тебе читать лекцию с самого начала… Поэтому отвечу коротко. Вискас  как раз ведёт себя не странно. Он ведёт себя так, как должен вести себя нормальный живой кот.

– Но почему он не делает ничего такого, как в зоопарке? Я же видел, животные делали всякие штуки, прыгали, бегали, играли…

– Потому что даже в зоопарке люди хотят хлеба и зрелищ, – вздохнул Лоссе, – не спрашивай, давай я расскажу завтра, хорошо? Чертовски устал за сегодня.

– Хорошо. А что такое эмкан-оператор?

– О боги Ушедшие… почему ты задаёшь такие вопросы, сносным ответом на которые будет многочасовая лекция? Завтра, парень, всё завтра… Погладь лучше Вискаса, ему нравится. Только не против шерсти, а то цапнет.

 

– Хочешь познакомиться со сверстниками?

Влад с наставником шли по коридору. Вошли они, к превеликому удовольствию мальчика, через дверь с надписью «Посторонним вход воспрещён».

– Если они такие же, как остальные, и как те, в моей школе… Бывшей моей школе, то нет.

– О нет, – Лоссе усмехнулся, – эти такие же как ты. Разве что постарше, нацпрограмма с тестами рассчитана на одиннадцатилеток…

– То есть, есть ещё такие, которые помнят? – удивился Влад.

– Есть, конечно. Мало, но есть, правда, помнят все по-разному, кто-то лучше, кто-то хуже, кто-то больше… Сейчас у нас семеро учеников. Самый младший – Айвен, ему двенадцать, в прошлом году нашли… Неплохо тесты прошёл. Кстати, тебе тесты тоже предстоят, но в меньшем числе. Раз способности уже нашли, то тесты будут только на их качество.

Сверстники Владу не понравились. Впрочем, он им тоже. Дети, даже способные(и особенно способные!) – всё равно дети и склоны смотреть свысока на младших. Особенно если младшие только собираются учиться тому, что они уже умеют.

– Я буду учиться с ними?

– Как ты можешь учиться с ними, если все они так или иначе работают с эмканом? Слишком большой разброс в навыках, слишком вас мало… Каждый будет учиться индивидуально. Что-то тебе расскажу я, что-то другие… Историю, например, тебе будет преподавать Александра, учитель Рины.

Шестнадцатилетняя Рина была красивой и, к сожалению, отлично это понимала, как и то, что искать себе парня она будет среди соучеников. На крайний случай – из парней других центров. Но это было сложнее, поэтому она пока ориентировалась на пятерых соучеников. Влада она поставила в рейтинге где-то чуть повыше плинтуса – мал, глуп и к тому же не влюбился в неё с первого взгляда, а значит, в борьбу за неё вряд ли вступит. То есть практически бесполезный человек.

Влад её неприязнь как-то почувствовал и симпатии к наглой девчонке это не прибавило.

Ну её.

Так что уроков истории он заранее слегка побаивался.

– Зачем она вообще здесь нужна, история? – уныло спросил он.

– Оо, поверь, как раз здесь без истории – никак. История нужна для понимания того, что ты делаешь и как делаешь, и как должен делать… К тому же, это несколько не та история, что в твоей прошлой школе.

О да. «Несколько не та» история отличалась от той, которую он учил раньше… Да много в чём. Проще было сказать, в чём они совпадали.

Основные расхождения начинались после 2012 года.

– … и летом 2012 случилась серия катастроф. По всей планете. Разных. Этих, как они…

– Катаклизмов.

– Да! Катаклизмов. И население Земли уменьшилось втрое… Я до сих пор, кстати, не могу понять – где вообще помещались почти семь миллиардов? Да, я помню, что тогда над водой было больше суши… Но всё равно – слишком много.

– И тогда? – вопросительно произнесла Александра.

– И тогда человеку пришлось измениться, чтобы выжить в новых условиях. И некоторые люди так изменились, что смогли читать мысли, или левитировать, или ходить по воде, или ещё что-то такое… А потом они исчезли. И с тех пор люди стали развиваться в обратную сторону.

– Деградировать.

– Да, деградировать. Сейчас этот процесс почти остановился, и даже стали появляться дети, которые могут больше, чем их родители, а именно – помнят.

– Хорошо, в общем ты параграф усвоил, – Александра сделала пометку в своём блокноте, – теперь…

– Получается, мы – сильно… деградировавшие, если сравнить с предками? – спросил Влад. Этот вопрос мучил его с первого прочтения параграфа, то есть почти неделю.

– Это сложный вопрос, – учительница вздохнула, – если ты помнишь, теория эволюции Дарвина…

– Согласно ей, человек произошёл от обезьяны. Я помню.

– Хорошо. У обезьяны был хвост – у человека его не было. Как ты думаешь, люди деградировали за счёт отсутствия хвоста?

– Но он же был им не нужен!

– Так может, то, что человек не умеет сейчас – ему тоже не нужно?

– А помнить?

Александра вздохнула.

– Вопросы специальности с тобой будет рассматривать твой наставник. Я, извини, с тобой могу уверенно говорить об истории. Пока. Ну и о некоторых аспектах языкознания. А теперь, расскажи мне подробнее, что именно происходило в первые пару десятилетий после 2012 года. Я вся внимание.

 

Согласно скупым сведеньям, полученным от Ушедших, беспорядочным, разбросанным по книгам религий и учений, ещё более скупым, которые смогли вывести учёные – единый энергоинформационный организм «человечество» ещё недавно представлял собой больную личинку, из которой практически не надеялась вызреть бабочка нового человечества. Те, кто изменил длину своей волны, перешёл на новый энергетический уровень. Те, кто ушли. Уход сопровождался катаклизмами, которые полностью изменили очертания планеты и были совершенно необъяснимы с точки зрения всех тектонических теорий. Кто-то считал, что Ушедшие «громко хлопнули дверью». Кто-то – что взяли на себя человеческие грехи, позволив выжить остаткам. Кто-то, что именно Ушедшие были наказаны за грехи, а прочим людям досталось за компанию. Одни думали, что лучшие исчезли совсем, другие – что они по прежнему незримо рядом и оберегали оставшихся. Большинство же не думало никак, успев забыть, что всего два десятилетия назад мир выглядел иначе.

Одно из важнейших открытий о влиянии мыслей и эмоций на окружающую среду прошло почти незамеченным. Если бы не одно «но» – стремительное вымирание биосферы. В чью сумасшедшую голову пришла идея «зоопарка», доподлинно неизвестно. Зато сохранилось имя финансиста, который собрал воедино разрозненные сведенья и рискнул основать первый на новом континенте зоопарк-аттракцион, где вместо зверей (зачастую уже вымерших) были представлены их голограммы под управлением эмкан-операторов. К сожалению, Роберт Локкен, основатель нового Диснейленда, разбился в авиакатастрофе и не дожил ни до подтверждения своей гипотезы, ни до коммерческого успеха предприятия.

Но экологи подтвердили, что заинтересованное внимание людей стабилизирующе влияет на отдельные виды фауны. И тогда на государственных дотациях и благотворительном вкладе Save Humanity inc были построены ещё четыре больших зоопарка. Все научные исследования и поиск одарённых детей для них передали отделу “TRIL – BioMOBIUS” корпорации Intel.

 

Лев одним движением вылетел из зарослей и упал на спину антилопе, вцепившись зубами  добыче в горло и раздирая брюхо задними лапами. Антилопа покорно рухнула и позволила себя добить. Лев приступил к трапезе.

Рина победно ухмыльнулась. Управлять разными видами животных одновременно считалось нерациональным – слишком сложно. Жаль, ей не удалось заставить антилопу подойти ко льву самой, это было бы ещё интереснее. Добровольная жертва царю зверей…

– Львы почти никогда не охотились самостоятельно, – раздался голос от крайнего стола, – за них это делали львицы. Антилопа должна была убежать, потому что лев слишком шумел в зарослях. А ещё – она должна была сопротивляться.

Рина презрительно фыркнула, хотя не так-то просто было презирать того, кто, несмотря на куда меньший возраст и срок обучения уже обращается с эмканом лучше её самой.

– Верно, Влад. Но… Ладно. Рина, задание тебе засчитано, но прежде чем допустить его к демонстрации в зоопарке, тебе придётся его серьёзно переделать. Прими во внимание замечания Влада, в последнее время он много занимался с крупными хищниками. Наверное, и задание своё по ним подготовил? – Сергей, координатор эмкан-отдела подмигнул парню.

– Нет, я по медведям.

– Отлично, а я уже испугался, что будет однообразно… Ну, показывай, что там с твоими медведями?

Раньше в медвежьем вольере не было укромных уголков – в чём интерес, если зверь может спрятаться от зрителя? С тех пор, как Влад начал готовиться к очередному, третьему уже годовому аттестационному заданию, в вольере появилась куча веток, насыпанная на кусты – шалаш – не шалаш, завал – не завал…

– Кстати, а что это за сооружение? – спросила Александра.

– Берлога, – коротко ответил Влад, – логово медведей.

– Но ведь там ничего не видно! Что за идиотское задание, в котором ничего нельзя разглядеть? – фыркнула Рина, отыгрываясь за неловкость и смущение, которое испытала сама.

– Я установил в логове камеры. Они снимают и в темноте тоже. Сейчас я подключу и…

– Камеры? – удивился Сергей. – Ты откопал такую древность и сумел заставить их работать? Но зачем, если проще… – Сергей замолчал на полуслове и задумался.

– Потому что это будет им мешать, а камер они не замечают. Вот, сейчас вроде…

На экране появилось нечёткое чёрно-белое изображение. Медведей было двое и они шевелились.

– Я не сумел добиться цветного изображения, слишком старое оборудование, но это дело времени… И не знаю, надо ли… Ведь не в цвете дело, тут немного в другом…

Один медведь начал понемногу продвигаться к выходу, подталкивая что-то перед собой.

– А, в принципе, сейчас камеры не так и нужны уже, – Влад улыбнулся и переключил изображение на общий вид и приближением выхода из берлоги.

Медведица аккуратно выталкивала носом на свет из тёплого и уютного дома маленького медвежонка. Косолапого, пушистого и ещё неуклюжего, как любой (вспомнилось наставникам) маленький зверёныш, но он – был.

– Вот, собственно, мой проект. Точнее, задание, – гордо улыбнулся Влад, – я назвал его Мишкой. Правда, милый?

 

Влад сосредоточенно просматривал статистику, увлечённо грызя стилус. Компьютерные клавиатуры ушли в прошлое, но эмканы не получили широкого распространения, потому что очень мало кто умел ими пользоваться. Так что даже эмкан-операторы в обучении использовали стилусы и сенс-реалы. Подросток то и дело вытаскивал куски статистики в один документ, пытаясь поймать непослушную идею, когда вернулся старший оператор.

– Я с ума схожу от совещаний у директора… – Лоссэ с размаху рухнул на диван в гостиной и шумно вздохнул. – Они сами не знают, чего от нас хотят.

– То есть? – Влад вопросительно наклонил голову.

– То есть бухгалтеры радуются и громко прославляют твоих медведей – количество посетителей заметно возросло, просто надо периодически повторять рекламу… Люди приходят снова и снова посмотреть на детёнышей, нравятся они им… Да и кому бы такие меховички не понравились… А научно-исследовательский отдел говорит – в нашем регионе проблема медведей решена, а значит, можно сворачивать этот эксперимент и браться за что-то новое… А директор сидит, слушает обоих, и бухгалтершу, и этого ненормального научника, и только кивает… Он, понятно, не хочет ничего сворачивать – так со временем и его с должности свернуть могут! – но и не слушать научно-исследовательский отдел нельзя, у них свои каналы связи с… Эх, неважно.

– Что значит «проблема медведей»? – спросил Влад терпеливо выслушав всё, что наставник неосмотрительно на него вывалил.

Лоссе понял, что он был слишком разговорчив, но пути назад были отрезаны. В крайнем случае он у других спросит. Может ведь…

– Как по-твоему, зачем вообще работает наш зоопарк?

– Для развлечения. Люди приходят сюда отдохнуть, развлечься… На зверей посмотреть, они же не помнят, какие они…

– Были.

– То есть?

– Какие они были. Бурых медведей, которых ты так радостно разводил, в мире пару лет назад оставалось что-то около трёх десятков. Живых. Всего. В разных точках мира. Они почти вымерли, Влад. А львы – вымерли вовсе. Как и тигры. И крокодилы. И кенгуру. И многие другие животные…

Парень почти не дыша смотрел на учителя. Такой гранью его обучение ещё не поворачивалось…

– А сейчас их. этих медведей, почти три сотни. За два года! Да за два года их не могла набраться бы и сотня! Но откуда-то появились… И активно размножаются. Практически у каждой медведицы сейчас есть потомство…

– Это же хорошо, – заметил Влад.

– Это замечательно! Но мнится мне, если свернуть наш «Проект Берлога», то медведи исчезнут окончательно… Знаешь, такое неосознанное ощущение… Не первый год на эмкане работаю, интуиция тут развивается хорошо…

Лоссе немного помолчал, но Влад не собирался выспрашивать подробности и стоял у своего компьютера, закусив многострадальный стилус.

– Я  тебя попрошу об одной вещи: не распространяйся ты об этом. Информация «для служебного пользования». Хорошо?

 

Влад задумчиво посмотрел на старую фотографию тигра в не менее старой, бумажной ещё книге…

Через три года ошеломительного успеха тигров, выращивающих котят, их стали встречать и за пределами зоопарков. В весьма значительном количестве по всему миру. Аттракцион, в котором тигры прыгали через горящие кольца и убивали друг друга из-за куска мяса был закрыт как нерентабельный и малопосещаемый.

Медведей слегка потеснили, рост популяции притормозился и вышел на уровень уверенного выживания за счёт возросшей популяции мелких травоядных, которых курировал Айвен.

Команда у них получилась неплохая.

– За кого возьмёмся сейчас? – лениво спросил Айвен, подкуривая сигарету.

– Давай за что-то морское или океанское… – Влад мечтательно посмотрел в потолок.– Китов, например. Или дельфинов… Давно хотелось над ними поработать.

– Я читал, возле северных берегов России уже что-то плавало… Сейчас припомню, кто именно… А, морская корова.

– Стеллерова? – переспросил Влад.

– Да, именно она.

– Её же истребили задолго до Ухода! Хотя какая нам в принципе разница, как давно… Главное – более-менее достоверная модель поведения животного… Эх, жаль точного описания динозавров не получить. Было бы весело возродить их…

– Климат не тот, – вздохнул Айвен. Из них двоих он отвечал за периферию, но прорабатывал её досконально – все животные не просто соответствовали тому, что было досконально описано и заснято, но и каждое вело себя индивидуально, хотя придумать тысячу синхронных кроликов куда проще чем десяток независимо скачущих…Климатическая полоса и более-менее замкнутая цепочка питания тоже были на его совести. Хотя вскоре они думали взять в Айвену в помощники Рона – он тоже вполне неплохо мог справиться и давно интересовался их проектами.

– Слушай, получается, ТАМ этим тоже кто-то занимается? – недоверчиво проговорил Влад.

– Думаю, да, – Айвен кинул бычок в пепельницу, – мы вполне не уникальны, тот же Лоссе после тебя нашёл ещё двоих неплохих детей.

– Они не годны ни на что, кроме как Рине помогать в её кровавых драках, – поморщился Влад, – слабаки.

– Но всё же лучше, чем ничего. На два миллиарда людей на земле вполне мог найтись ещё один такой же умник как ты. А вероятнее всего – не один… И хорошо бы. Мы ведь не справимся вдвоём. И втроём не справимся… Два-три года на разработку и поднятие вида до стабильности, а их у нас пока не слишком много... Нас просто не хватит.

– Смотря что мы будем делать, – пробормотал Влад.

– Ты о чём?

Айвен приподнялся на диване и посмотрел на товарища, который всё так же смотрел в потолок и проговаривал почти себе под нос:

– Рина с её драками и убийствами – почти провалилась. К ней ходят куда меньше людей, чем к нам. И с каждым днём число посетителей падает… Когда-то к ней ходить перестанут вообще… А ты не задумывался, почему? Александра должна была упоминать – люди всегда и везде хотят… Или хотели хлеба и зрелищ. И драка, а лучше убийство – самое привлекательное для них зрелище. На крайний случай – что-то комическое или абсурдное, как тот бедный медведь в валенках с балалайкой… Ну, ты помнишь.

– Помню, – кивнул Айвен. Русский народный медведь почему-то запоминался посетителям лучше всего.

– И я подумал – почему так? Раньше люди хотели видеть кровь или нелепость… А сейчас хотят видеть животных с детёнышами. Хотят видеть семью и заботу о потомстве… Хотят видеть что-то доброе. Почему?

– Почему?

– А не потому ли, что кто-то, да хотя бы и мы сами, пробуем изменить себя? Пробуем видеть в животном животное, а не аттракцион с цирком?

– То есть, ты думаешь, что…

– Что помимо дельфинов и китов, хоть они мне и очень симпатичны, пора браться за себя.

 

Виджей Панде, глава проекта “Folding@Home”, внимательно выслушал научников, задумчиво поигрывая запонками пиджака. Отдел “TRIL – BioMOBIUS” был сформирован в корпорации “Intel” ещё до Ухода, хотя и занимался совершенно другими вопросами.

– Господа, вы же чётко сказали, что популяции медведей и тигров вышли на стабильный уровень. Всё остальное несущественно. Поймите, мы не можем продолжать эксперимент, на нас давят с двух сторон. Корпорация получила новый госзаказ, а Фолдинг Хоум признан нерентабельным и через полгода-год будет расформирован. Вы можете оставить свои резюме в отделе кадров и, если вы подойдёте для нашего следующего проекта – мы с вами свяжемся.

«Боги Ушедшие, как же они достали, эти научные крысы! Весь их отдел не стоил одного Влада! Жаль, что он пропал, был бы очень полезен в новом проекте… А его дружок Айвен знает ведь, где он прячется, знает… Но молчит. Ну да ничего, у нашей СБ долго молчать не будет.. »

 

Из протокола допроса внутренней полиции “Save Humanity inc”, совершенно секретно, к хранению 50 лет.

– Ваше имя?

– Айвен Россо.

– Должность?

– Заместитель куратора проекта «Folding@Home – Возрождение»

– Вы знаете, где в данный момент находится ваш начальник Влад Верде?

– В точности не уверен.

– То есть вы знаете?

– Я догадываюсь, каким путём он шёл, но не знаю, куда он пришёл в итоге.

– В ваших интересах сотрудничать со следствием, напомню, а не уклоняться от ответа. Где он, скажите.

– Я не знаю.

– Не заставляйте нас прибегнуть крайним мерам!

– Я не знаю.

(Конец фрагмента)

Из сопроводительных документов к записи:

«Через двое суток после получения приложенной выше записи, Айвен Россо, подозреваемый в похищении и укрывательстве ценного сотрудника “Save Humanity inc” Влада Верде бесследно исчез из камеры-одиночки неизвестным способом. Двери камеры были заперты, никто не выходил и никто не входил, вентиляция и канализация не повреждены. Когда охрана пришла, чтобы снова отвести подозреваемого на допрос, он сидел на стуле, сложив руки на груди и запрокинув голову, и по всей видимости крепко спал, не реагируя на внешние раздражители. Охранник взял его за плечо и попробовал встряхнуть, чтобы разбудить. Позже охранник говорил, что плечо Россо было твёрдым на ощупь, будто он покрылся коркой. Тело Россо легко подалось вверх, как будто почти ничего не весило и от усилия, неразумно приложенного охранником, рассыпалось в пыль.»

 

“Save Humanity inc”  представляет новый проект «Сафари выходного дня»! Наши опытные сотрудники подберут оптимальный маршрут с возможностью поохотиться на экзотических и опасных зверей. Тигры, слоны, киты, акулы – почувствуй себя царём природы!"

Где-то на просторах, уцелевших после катастрофы исхода, человек, услышав это, задумался: а какого чёрта гробить то, что только восстановили?

Мысли были человеку внове.

Его – может, впервые за всю жизнь – ждал непростой, а главное, важный выбор.

Остаётся надеяться, что в этот раз победит не эгоцентризм.