Жили-были…

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3572
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Михаил Зипунов (zipa).
 
 
 
Весна опять пришла и лучики тепла,
Доверчиво глядят в моё окно
Опять защемит грудь и в душу влезет грусть
По памяти пойдёт со мной.
(Михаил Круг. «Владимирский централ»)
 
Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают --
значит -- это кому-нибудь нужно?
Значит -- кто-то хочет, чтобы они были?
Значит -- кто-то называет эти плевочки 
 жемчужиной?
(Владимир Маяковский. «Послушайте!»)
 
 
Жил-был Игорь, и звали его Егор. А как еще можно и должно называть байкера? А Игорь, в смысле – Егор, байкером был самым настоящим. Ходил в бандане, косухе и кожаных штанах. Была у него и борода и животик, хоть и не слишком большой, но однозначно – пивной. Так что сами понимаете – стопроцентный байкер.
Вот только мотоцикла для полноты образа не хватало.
 
Жил-был Игорь, и звали его Гарик. Гарик был настоящим мужиком. По крайней мере, без тени сомнения полагал себя таковым. В свои сорок с небольшим он с плохо скрываемым презрением относился к современной молодежи, приписывая всяким там эмо-готам-ролевикам и другим кислотникам увлечение тяжелыми наркотиками и латентный гомосексуализм. Для вынесения диагноза хватало одного внешнего вида. Не говоря уже о том, какую музыку они слушали. Сам Гарик, надо отметить, слушал только «настоящую», «жизненную» музыку. А еще мечтал Гарик о бумере. Но приходилось ездить на мерсе. Одна отрада – хоть и целый день за баранкой, зато и целый же день можно слушать любимую музыку. А вместе с Гариком шансон, в его постсоветском понимании, приходилось слушать и всем пассажирам маршрутки.
Вот только, несмотря на музыкальные пристрастия и наколку на руке, на зоне Гарик не сидел. А поскольку был он еще ко всему человеком достаточно законопослушным, то и сидеть не собирался.
 
Жил-был Игорь, и звали его Князь. Князь был из новых. Жил не по законам, а по понятиям. Стояла за ним дружина небольшая, но боевая. С одной стороны нельзя было назвать Князя откровенным беспредельщиком, с другой - затягивать с выплатой дани, крышуемые подопечные, благоразумно опасались. На чужую территорию Князь не претендовал, но уж свою держал крепко. В общем – бандюк бандюком.
Вот только еще с первого курса истфака (впрочем, оказавшегося для Игоря Князева  не только первым, но и последним) крепко полюбил Князь историю. И потому, когда на районе появился офис транспортной фирмы «Древляне», крепко задумался – брать с них деньги или ну его, от греха подальше?
 
Жил-был Игорь, и звали его Игоряша. В школе учился на отлично и подавал надежды, а также давал списывать. За первое ценили учителя, за второе – одноклассники. С физкультурой, понятное дело, не сложилось. В общем – ботаник. Зато после школы стал биологом. А после института – молекулярным биологом. Вот только всякие там, микроскопы, вирусы, ДНК и прочие инфузории туфельки – профессиональный круг интересов Игоряши – время от времени отступали на второй план, и тогда Игоряша начинал графоманить. Причем не научные статьи наш герой в такие дни килобайтил, а научно-фантастические рассказики (а порой и откровенно фантастические без всякого намека на науку) строчил, потеряв всякий стыд и научную совесть.
 
Жил-был Игорь, и звали его Горюшко. Точнее все друзья и знакомые звали его просто Игорь, а вот жена (по паспорту – Елена, а по сути – прекрасная) действительно частенько вздыхала и говорила: «мое ты, Горюшко…» Да вы сами посудите: купит Горюшко доллары, а курс на следующий день падает. Горюшко бегом в обменник – доллары продает, а через неделю, валюта опять растет. Вложит деньги в строительство новой квартиры – застройщик через месяц обанкротится. Духи французские жене купит на восьмое марта, а от них тройным одеколоном за версту несет. Водку возьмет, чтобы с горя напиться – и та паленая окажется!
Вот только с женой ему повезло. Любила она свое Горюшко. Не за деньги, каковые, если и появлялись у Горюшки, то имели такие же свойства, как и мед у Винни-Пуха. Не за связи с влиятельными людьми, которые у Горюшки, как ни странно, имелись, но о которых Горюшко даже и не догадывался. И даже не за длинный нос, который был действительно длинный и доставлял Горюшке кучу неприятностей еще в школе. Не за все вышеперечисленное любила она свое Горюшко. А вопреки всему выше же перечисленному.
 
Так и жили бы они, поживали, да добра наживали, если бы да кабы во рту не выросли грибы. Ну, положим не грибы, а грибок. И не во рту, а… Впрочем, опустим пикантные подробности. «Повезло», конечно, Горюшке. Один единственный раз изменил Игорь своей жене… Да и то, можно ли сказать, что изменил? Сам то он тогда, опять таки в первый и последний же раз в жизни, на даче у друга попробовал травку. Правда, с учетом всего уже на тот момент выпитого, единственным результатом было то, что Горюшко банально заснул. А вот во сне… Снилась Горюшке красавица красоты неземной с изумрудными волосами. Жена у Горюшки, нужно отдать должное, тоже красавицей была не последней. Но эта, которая во сне явилась, была просто совершенна. А кроме того – вполне свободных взглядов. От одних только взглядов Горюшку бросило в жар. А уж от их свободы… Всю ночь Горюшко метался по постели издавая сладострастные стоны.
Проснулся Игорь утром: было что, не было – понять не может. Лежит с закрытыми глазами – боится шевельнуться. Ну, то есть логически мыслить, то не было и быть не могло: компания-то собралась чисто мужская, старые школьные друзья, вполне себе традиционной ориентации. Дачка на отшибе, вдали не только от городской, но и от любой другой суеты. Женщин – на десяток километров днем с огнем.
Так то оно так, если по логике. А вот все равно – настолько все реальным во сне казалось, что глаза открыть страшно. А вдруг рядом и впрямь красавица эта неземная лежит? Как в глаза ей смотреть после всего, что было? Женатый же человек как никак! И жену любит, и пусть даже на гарем красавиц – не променял бы! Но ведь и эта из сна, тоже такая милая и ласковая, и любящая, и теплая, и обходительная, и красоты неописуемой, и взглядов, опять же, свободных…
Мучался Горюшко час, если не больше. Да только делать таки что-то надо. В частности, выпитое вчера пиво до туалета донести бы поскорее. В общем, собрался Горюшко с духом и открыл глаза. Нет никого в комнате. Повеселел Игорь, но под кровать на всякий случай заглянул – и там никого. Успокоился Игорь окончательно и в туалет побежал. А вот в туалете уже и ширинку расстегнутую, и засос на шее, и волос зеленый на рубашке углядел. Одно слово – мистика.
Вышел к ребятам на веранду. Те уже пиво холодненькое смакуют да с Игоря посмеиваются – с кем это ты, мол, всю ночь забавлялся? Нимфа лесная али русалка речная навестила? Игорь знай себе отшучивается, да только и вправду – с кем? Сон, явь ли? Мистика…
Впрочем, мистика – мистикой, а как после выходных в город вернулся, сразу к доктору побежал анализы сдавать. Однако и доктор ясности не внес. То есть грибок - на лицо. Да только грибок этот у всех людей имеется. А вот как иммунитет ослабевает у человека – он и вылезает, где не следует. Ну, или половым путем передается. Это уж кому как повезет. В смысле – не повезет.
Вот и думай – на даче алкоголем себе иммунитет подорвал или…
Пока лечился, старался утром пораньше на работу убежать, и с роботы домой вернуться уже когда жена засыпала – дабы не водить и не вводиться во искушение.
Про засос на шее сказал жене, что с лестницы упал – для правдоподобности еще несколько синяков себе поставил. Волос же зеленый сохранил на память, в паспорте под обложкой.
В падение с лестницы жена поверила сразу: Горюшко оно и есть – Горюшко. Аврал на работе – вот что странно. Фирма-то на Игоря разве что зарегистрирована. И директором он там значился. Но фактически все управление и в «Древлянах» и в двух других фирмах, зарегистрированных на родителей, было на Елене. Так что работу Игоря Елена представляла себе гораздо лучше самого Горюшки. И в работе этой никаких авралов не было. Во всяком случае – для Игоря. Все авралы, если таковые и случались, вытягивала жена.
Так что уже на следующий день, после того как Горюшка в первый раз задержался на работе, Елена заподозрила неладное и в неурочное время приехала в офис. И о чудо! Горюшко действительно с головой погрузился в работу, и, разнообразия ради, развил не только бурную, но и полезную деятельность. Мужа словно подменили. Деловит, сосредоточен – и не пасьянс на компьютере раскладывает, а занимается поглощением конкурента на рынке маршрутных перевозок. За день присмотрел дешевое помещение для филиала и уже успел через кадровое агентство набрать и персонал в офис и водителей на новые маршруты. А то, что при всем при этом, не забыл взятки дать всем нужным людям – так это вообще ни в какие ворота не лезло. Елена мучительно искала, в чем же подвох – и не находила.
 
На новом маршруте Гарику нравилось. Начальство оказалось нормальное. С пониманием. Хотя и чудное. У бабы сиськи и морда лица – в кино снимайся, а она бизнесом занимается, а муж у нее тот вообще что-то с чем-то. На вид псих психом, если не сказать хуже. И в джинсах рваных бывает ходит, и волосы не по годам длинные, и серьга в ухе, а уж музыку какую слушает – вообще ужас. Дрянь музыка. Да и вообще музыкой назвать смешно. Ни рифмы, ни смыслу. Одно слово - джас. Или джаз? Не важно.
А посмотришь внимательней – нормальный мужик. Хоть и чудной. И баба его чудная.
Вот «корпоративы» эти. Выдумают же тоже, собрать всех водителей и секретарш офисных и на природу: шампанское пить да под караоке петь. Ну, пить это еще дело. Но не пузырики же эти! Нет чтоб нормальной водкой в ларьке затариться и в баньку с теми же секретаршами, эх… А песни эти под караоке? Врать не буду, было там у них несколько стоящих вещей. Но остальное – не Сердючка, так муси-пуси всякие, не Виа Гра так рокеры-шмокеры какие-то. Хорошо еще джас свой петь не заставляли.
А с другой стороны: природа, жратва, девчонки красивые – не так уж все и плохо. Хорошо даже. А как там одна телка мне глазки строить начала! Я ей «Владимирский централ» спел, предложил на выходных встретиться – согласилась. Так что выходит не такое и зряшное дело эти корпоративы.
А директор, кстати, хоть и пузыриками, а таки видать напился: бабе своей в микрофон в любви объяснялся. Люблю, говорит, тебя и никакие нимфы лесные не нужны мне. А потом еще стихи читать начал.
Чудной.
Зато зарплату – вовремя. И всю – официально. И машина хоть и подержанная, но не убитая в хлам. Можно работать.
 
Егор был человеком вполне самодостаточным и, если бы дело было только в стереотипном представлении обывателей о том, что байкеры ездят только на байках, а не, например, на метро или в маршрутках, то плевал бы Егор на все стереотипы и особо не зацикливался бы на отсутствии мотоцикла. Впрочем, следует отметить, мотоцикл для Егора в любом случае не был идеей фикс. Но даже Егор отдавал себе отчет, что байкер на байке лучше, чем байкер без байка. А потому стал Егор откладывать деньги на покупку Харлея. А пока суд да дело – ездил на велосипеде. Тоже, между прочим, байк.
Комичное по сути зрелище: байкер в полном боевом облачении и на велосипеде. Однако насмехаться над Егором как-то никто особо не спешил ибо, хоть и был Егор человеком добродушным, но угрюмым взглядом, казалось, пулю мог остановить, не то что насмешки.
 
Игоряша допоздна засиделся в лаборатории и теперь стоял на остановке. Надежда на появление маршрутки таяла с каждой минутой. И когда Игоряша уже окончательно смирился с тем, что придется идти домой пешком, из-за поворота блеснул спасительный свет фар. Салон маршрутки тонул в полумраке, и только возле водителя горела лампочка. Игоряша уже протянул было деньги за проезд, когда из глубины салона послышалось:
- Гарик, этот клиент – за счет заведения.
Игоряша обернулся на голос. В четвертом ряду сидел мужчина и улыбался Игоряше.
- Игорь? – удивленно спросил Игоряша.
- Он самый! Вот уж не ожидал тебя встретить. Да садись, садись давай! Чего стоишь? И деньги спрячь. Это моя маршрутка – уж одноклассника я как-нибудь провезу, не обеднею. Ты кстати куда? Домой? А дома что – жена, дети?
- Да нет. Жена с детьми в Крыму отдыхает.
- О! Так это же отлично! Моя тоже на море укатила. Так, решено – едем ко мне! Эту встречу надо отметить! Гарик, тормозни возле маркета!
 
Пачка пельменей, сыр, оливки, крабовые палочки, хлеб, майонез, три лимона, «Старый Кахети» - две бутылки. Еще одна того же Кахети – на всякий случай. И полночи воспоминаний о школе и разговоров о том, кто и чем сейчас занимается. После второго часа перемывания косточек бывшим одноклассницам, Игоряша вдруг хлопнул себя по лбу и потребовал от Игоря немедленного выхода в Интернет.
Игорь включил компьютер и вышел на балкон перекурить.
Когда он вернулся в комнату, Игоряша с улыбкой на лице просматривал какой-то сайт.
- И что там такого срочного? – поинтересовался Игорь.
- Да не то чтобы срочное, просто любопытно было, - ответил Игроряша.
- Удовлетворил любопытство?
- Ага, - улыбнулся Игоряша. – Мой рассказ в финале!
- Твой, прошу прощения, что?
- Рассказ. Ну что смотришь? Да, я пишу рассказы. Фантастические. И не надо ухмыляться.
- Был Игоряша графоманом, рассказы Игорек писал… И давно это у тебя?
- Да в школе еще пробовал…
- А чего ж никому не говорил?
- Да знаю я вас – застебали бы…
- Н-да, пожалуй… Ну и как успехи? Фантастику, говоришь, пишешь? Чего же я твоих книг не читал еще? Я фантастику люблю, между прочим.
- А я под псевдонимом пишу. Алексей Голиков.
- Голиков? Не, тоже не слышал.
- Ничего! Еще услышишь, - усмехнулся Игоряша. – Вот в конкурсе сетевом в финал вышел.
- Что за конкурс?
- «Фантастическая Регата». Задается тема и надо за определенное время написать на эту тему рассказ.
- Интересно, - протянул Игорь, о чем-то задумавшись. – Слушай, Игоряша, вот ты говоришь писатель. А хочешь, я тебе идею для рассказа подкину?
- Фантастическую?
- Да уж фантастичней некуда. Понимаешь, собрались мы недавно с ребятами у Витьки на даче. Помнишь Витьку Широкова? Ну вот, значит, зависли мы у него так плотненько. А ночью…
 
Пока Игорь рассказывал о своих приключениях, Игоряша продолжал лазить по сайту и слушал Игоря вполуха. Когда Игорь закончил, Игоряша, зевнул и вежливо заметил: «Ага, интересно».
- Что плохая идея для рассказа?
- Ну, понимаешь, на идею это не тянет. Разве что на завязку. Хотя, конечно, развить тему можно. Ну, не знаю, может это дух какой-то там эльфийской принцессы пробудился от сна и явился  к тебе просить о помощи, а ты затрахал бедную девушку до потери пульса.
- Что не веришь? Думаешь, глюки у меня были?
- Ну почему же сразу глюки? Ну, выпили вы, ну приснилось черте что. Ну что ж тут фантастического? Вот мне тоже давеча…
- А волос?
- Что волос?
- Волос зеленый откуда у меня на рубашке?! Тоже приснился? Вот смотри! – Игорь достал паспорт и вытащил из-под обложки свой трофей.
- Действительно зеленый, - заметил Игоряша. – Ну, скажи, чтобы любовница твоя не красилась в зеленый цвет.
- Да какая к черту любовница! Не было у меня никого – ни зеленоволосых, ни блондинок, ни лысых!
- Ну, значит, Витькина любовница пускай не красится. Ладно, кончай шуметь у меня уже и так голова гудит. Давай спать уже.
 
Утро следующего дня выдалось субботним. Если б еще не Игоряша, постанывавший за стенкой ночью, было бы вообще замечательно. Проснувшись, Игоряша был задумчив и оставлял вопросы Игоря без ответа.
Только когда друзья вышли на улицу и засели в летнем кафе, он соизволил обрести дар человеческой речи.
- Н-да, хороша чертовка…
- Ты о чем? – спросил Игорь.
- Да наслушался твоих сказок вчера, вот и приснилась мне барышня с изумрудными волосами. Что-то впечатлительным я стал.
 
- Господа, прошу прощения, но мне необходимо, Игорь Андреевич, с вами поговорить, - сказал подошедший к столику представительный мужчина в малиновом пиджаке и с массивной печаткой на пальце. – Позвольте представиться, Игорь Князев, для друзей – просто Князь.
- И что же вам от меня надо, просто Князь? - с сарказмом в голосе спросил Игорь. – К вашему сведению, гербалайфом я не интересуюсь.
- Зато гербалайф вполне вероятно интересуется вами, - улыбнулся Князь. – Видите ли, мой друг, я директор одной маленькой, но очень гордой охранной фирмы. Уверен, у вас нет причин не принять наши услуги.
- Вообще-то, мы как-то и без вас до сих пор обходились. Думаю, что и дальше вполне справимся, - ответил Игорь.
- Да, я знаю, у вас есть охрана. Мои люди вчера навещали ваш офис. Не волнуйтесь – все цело и все живы. Но вы же знаете, какое сейчас время. Да и бизнес у вас специфический. Колеса маршруткам могут порезать, стекло разбить – день-другой без присмотра и на маршрут будет некому выходить. Боюсь, без нашей помощи у вас мало шансов остаться на этом рынке.
 
К удивлению Князя, на заранее подготовленный им утонченный монолог его собеседник обратил мало внимания. Да и на самого Князя он уже не смотрел, уставившись на что-то находившееся за спиной Игоря Князева. Этот психологический прием Князь и сам неоднократно использовал, и когда его оппонент оглядывался, повернуть голову назад он, как правило, уже не успевал. Так что Князь только усмехнулся на эту наивную попытку отвлечь его внимание. Странно было, конечно, что и третий сидевший за столом точно также прикипел глазами к чему-то за спиной Князя.
Игорь-Горюшко и Игоряша переглянулись.
- Этому есть вполне научное объяснение, - прервал молчание Игоряша, обращаясь к Игорю.
- Интересно, какое? – спросил тот.
- Очень просто. Я здесь несколько раз бывал, ты, наверное, тоже проезжал мимо. Вот оно и отложилось в подсознании. А потом приснилось.
- Господа, я вам не мешаю? – подал голос Князь.
- Нет, что вы, что вы. Сидите, пожалуйста. У нас тут с другом просто небольшой диспут, касающийся некоторых аспектов работы коры головного мозга.
- Слышь, ты, мудила, - не выдержал высоко поднятой планки Князь, - кончай выделываться. Сейчас сюда зайдут мои ребята возьмут твоего дружка и пошинкуют в капусту. А головной мозг тебе на блюдечке поднесут – будешь изучать, сколько влезет. Мало будет – за бабу твою возьмемся. Она ведь сегодня должна вернутся? – Князь повернул голову, чтобы позвать ребят из припаркованной на улице машины и застыл в этом положении, выкатив глаза на рекламный плакат, на который до него таращились Игоряша с Игорем.
 
- Егор, к тебе клиенты.
- Что, именно ко мне?
- Говорят, видели твою работу и хотят именно у тебя заказ сделать.
В комнату вошли трое. Один в малиновом пиджаке и со взглядом убийцы. Второй – патлат, небрит, но в дорогом костюме. Третий – рохля, очкарик.
- Князь, - представился первый. – Игорь, - протянул руку второй, третий вообще ничего не сказал, только рассматривал работы Егора на стене.
- Прошу прощения, - начал патлатый, - мы позволили себе ввести в заблуждение вашего администратора. Дело в том, что нас заинтересовала одна ваша работа, и мы хотели бы кое-что о ней узнать. Но вы не волнуйтесь, мы компенсируем вам ваше время. – Тот, который представился Князем, кивнул, а очкарик продолжал оставаться вещью в себе.
Егор удивленно пожал плечами и постарался придать лицу вежливое выражение.
– Мы сегодня с… коллегами вели деловой разговор в кафе и случайно увидели рекламный плакат, на котором была изображена одна наша общая знакомая, - продолжал патлатый. – К несчастью ни у кого из нас не сохранились ее координаты. Надеюсь, вы сможете оказать нам услугу и предоставить в наше распоряжение ее номер телефона. Мы были бы вам весьма признательны.
- Почему бы и нет? Если вы, конечно, действительно ее знакомые.
- Вот она! – выкрикнул очкарик, указывая на один из рекламных постеров.
- Шатенка? – уточнил Егор.
- Да нет же! Вот эта, с зелеными волосами!
- Это что, розыгрыш? – спросил Егор, еще раз внимательно оглядывая всю троицу.
- Прошу прощения? – удивился патлатый.
- Одно из двух – или вы ошиблись, или вас наняли меня разыграть.
- Не могли бы вы изъясняться яснее?
- Я не могу дать вам телефон этой девушки.
- Ты че, парень в разведчика решил поиграть? – взрыкнул Князь. – Кончай Штирлица тут строить. А ну быстро гони телефон этой мочалки!
- Первое. Фильтруй базар. Второе. Телефон не дам.
- Че? Ты, шавка, на кого наехал? Я тебя падлу ща поламаю и скажу, что так и было!
- Князь, успокойся, - вмешался патлатый. – Молодой человек, прошу простить моего друга, он немного перенервничал сегодня и несколько эмоционален…
- Кто эмоционален? Я эмоционален? Ты сам эмоционален!
- Князь…
- Я перенервничал? Да щас тут все просто обдрищутся от моих нервов!
- Князь…
- Я сказал. Если через минуту этот гандон не выдаст телефон этой шалавы, через пять минут тут будут мои пацаны.
- Князь, пожалуйста, успокойся, молодой человек вероятно уже осознал свое недостойное поведение и сейчас все сделает в лучшем виде. Не так ли, молодой человек?
- Не так, - зло бросил Егор. – Нет у меня ее телефона, ясно? И бабы этой тоже нет.
- То есть как это нет?
- А вот так. Это не модель. Это рисунок.
- Рисунок? Чей рисунок?
- Мой.
- Да нет, рисовал с кого?
- Ни с кого, с головы. Придумал я ее. Потому и решил, что вы меня разыграть пытаетесь…
- Я разыграть пытаюсь? – снова завелся Князь. – Да я сейчас так тебя разыграю! Родная мама не узнает!
- Князь, - подал голос очкарик. – Не стоит. Готов поспорить - она ему тоже приснилась.
 
 
*          *          *
 
Темная сторона Луны, база вторжения клари, пять лет спустя.
 
Экспансия империи Клари была необратима. По крайней мере, до последнего момента ни одна раса не избегла счастливой участи вхождения в состав империи. Для этого клари не прибегали к военной силе и действовали по формуле: «Присоединение  аборигенов к империи Клари – дело рук сами аборигенов». Аборигенам нужно было лишь чуть-чуть «помочь», потом немного подождать и спускать на планету консула для переговоров об условиях присоединения. Условия эти, по понятным причинам, в первую очередь учитывали интересы самих клари. Система была разработана в незапамятные времена и отлажена до ювелирной точности. На планету, которую предполагалось поглотить, запускалась боевая коллективная психоматрица. На первом этапе психоматрица выбирала среди аборигенов потенциальных агентов влияния, расщеплялась на квазиавтономные составляющие и внедрялась в выбранные объекты. Астральные паразиты, коими, по сути,  были эти составляющие психоматрицы, после непродолжительного периода адаптации, начинали подстраивать поведенческие реакции выбранных аборигенов под свои цели. А цели были очевидны – скорейшее продвижение носителей психоматрицы по карьерной лестнице. Когда все агенты влияния занимали оптимальное положение в структуре общества, составляющие психоматрицы входили друг с другом в резонанс и начинался второй этап. К этому времени выбранные ранее аборигены становились уже даже не марионетками в руках клари, а единым коллективным искусственным разумом, который оперировал как телами своих носителей, так и всеми с кем вступал в контакт. Это была уже даже не пятая колонна, а биопсихологическое оружие невероятной мощности. Психоматрица контролировала финансовые, энергетические, информационные потоки планеты и аборигены с радостью и счастьем подписывали капитуляцию без единого выстрела.
 
 
- Ваал, что скажете?
- Мы готовы, координатор Шен. Флот в состоянии боевой готовности. Но научники тянут.
- Лиз, в чем дело? Вам самой не надоело здесь торчать?
- Надоело, координатр. Скажу больше: с каждым днем мне все больше и больше хочется отсюда сбежать. Не просто улететь, а именно сбежать. Я уже докладывала вам.
- Опять проблемы?
- Не проблемы – катастрофа. Мы сами не можем понять, с чем мы здесь столкнулись. Ваал, перестаньте ухмыляться! Без психоматрицы весь ваш флот – куча бесполезного железа!
- Лиз, я отдаю себе отчет, что психоматрица – величайшее изобретение нашего народа. Именно потому я и не понимаю, почему вы медлите? – удивился генерал Ваал.
- Психоматрица работает некорректно.
- Я это уже слышал, - пробурчал координатор. – У вас было достаточно времени, чтобы наладить свою аппаратуру.
- Координатор, дело не в аппаратуре базы. Проблемы на самой планете.
- То есть?
- Они глушат психоматрицу.
- Это невозможно! – в один голос воскликнули координатор и генерал.
- Вы это мне говорите? – саркастически спросила Лиз. – Я сама знаю, что с точки зрения классической теории это невозможно. Тем более учитывая технический уровень развития аборигенов. И тем ни менее это факт – одна из квазиавтономных составляющих психоматрицы надежно подавляется. Как вы, вероятно, знаете, в зависимости от индивидуальных особенностей носителя, процесс первичной адаптации занимает от одного месяца до года. Максимум через год все носители должны пройти начальную модификацию, после чего мы можем установить с ними постоянную связь. За год они и вышли на связь. Все кроме одного. Поначалу мы думали, что дело в нашей аппаратуре, но, к сожалению, я вынуждена повториться – аборигены нас обошли. Все что можно было проверить – проверено. Шен, они глушат ее.
- Но как?
- Мы сами еще не знаем. Мой заместитель высказал гипотезу, что это может быть какая-то сложная система звуковых колебаний. Мы пытались смоделировать подобные колебания в лабораторных условиях, но пока безуспешно.
- Лиз, правильно ли я вас понял, что аборигены подавляют психоматрицу только у одного носителя, а остальные функционируют стабильно? – спросил генерал.
- Именно так.
- Но что мешает запустить резонанс, исключив этого носителя? Психоматрица будет работать?
- Сказать сложно. Подобные опыты не проводились. Вероятнее всего потенциала остальных носителей хватит для полноценного функционирования. Но тут есть другая проблема. Если они успешно подавляют одного носителя, ничего не помешает им в любой момент заглушить и остальных.
- Черт! – выругался Ваал. – Это мне не пришло в голову. Что ж Лиз, тогда думаю, настало время доказать вам, что военный флот клари не только груда бесполезного железа. Не думаю, что аборигены смогут оказать нам активное сопротивление, даже если у нас не будет задействована боевая психоматрица.
- Что ж, думаю, именно так мы и поступим. Да, Лиз, ты хотела что-то сказать?
- Координатор, если вы помните, на прошлом совещании я сама предлагала такой вариант. Я дала задание аналитикам просчитать наши вероятные потери.
- И?
- Шен, чем скорее мы отсюда уберемся, тем лучше.
- Лиз, не паникуй. Каков прогноз?
- Полный разгром девятого флота – вероятность 78%, контрудар аборигенов и последующее уничтожение основных индустриальных центров империи Клари – 21,5%, успешное порабощение планеты аборигенов империей – 0,5%.
- Они не дают нам и процента? – усмехнулся координатор. – На чем основан такой пессимизм?
- Шен, ты же видел данные о техническом уровне развития аборигенов. Пропасть между нашими цивилизациями огромна. И в тоже время они успешно подавляют психоматрицу – вершину развития нашей науки. Причем не просто делают то, что мы сами не научились делать, но и, заглушив одного носителя, дают возможность остальным функционировать в штатном режиме. Шен, цивилизация достигшая в науке уровня, когда она способна подавить психоматрицу, не оставит у себя в тылу биопсихоружие такой мощности, если только…
- Что?
- Если только они не просто умеют подавлять психоматрицу, но и научились контролировать ее. Если это так, то наш флот мало того что встретит ожесточенное сопротивление, но и будет разбит нашим же оружием.
- Лиз, ты это серьезно?
- Куда уж серьезней. - Лиз поправила выбившуюся из-за уха прядь зеленых волос и продолжила. - Но это еще не самый худший вариант. Наши аналитики не исключают и того, что низкий технический уровень развития, который мы наблюдаем на этой планете, может свидетельствовать о том, что мы просто не в состоянии оценить  настоящий потенциал аборигенов. Их основные достижения, вообще могут лежать вне наших возможностей познания. И тогда заглушка только одного носителя - это просто предупреждение. Они не содержат военный флот просто за ненадобностью. Но средствами, до которых наша цивилизация еще не доросла, они и обнаружили нас сразу же после обустройства базы, и психоматрицу взяли под контроль, и, не исключено, давным-давно выпотрошили наши базы данных и в любой момент готовы ударить по империи Клари, стоит только нам дать для этого повод. Нам нечего противопоставить этой сверхцивилизации. По крайней мере, до тех пор, пока мы хотя бы сами не научимся воспроизводить звуковые колебания подавлять психоматрицу, нам здесь делать нечего.
- Благодарю, Лиз. – Координатор озабоченно замолчал и потер переносицу. – Ваал, готовьте флот к отступлению.
 
А к этому времени на Земле…
Егор, накопивший деньги не на один Харлей, стал членом правления компании, контролирующей треть рекламного рынка страны.
Игорь-Горюшко был избран мэром столицы.
Игоряша победил на Нобелевском конкурсе в номинации физиология и медицина.
Игорь Князев принимал законы в парламенте и готовился баллотироваться в президенты.
И только Гарик продолжал крутить баранку маршрутки. И все так же, как и пять лет назад в салоне маршрутки звучали любимые песни Гарика…
 
Владимирский централ (Ветер северный)
Этапом из Твери (Зла немерено )
Лежит на сердце тяжкий груз
Владимирский централ (Ветер северный )
Когда я банковал (Жизнь разменяна)
Но не очко обычно губит.
А к одиннадцати туз.
 
 
11.07.09
Автор: Михаил Зипунов (zipa).