Затаенное Зло

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 4530
Подписаться на комментарии по RSS

Гости как всегда стягивались медленно. У бобарров точность вежливостью королей не считалась. Да и все проявления местной вежливости были явно продиктованы причинами личной безопасности. Пунктуальность к этим причинам не относилась. Ванин отметил, что за последний год и он стал проще относиться к вопросам времени, хотя на Земле за ним такого не замечалось. Сегодня он задержался минут на тридцать, а ведь прием был устроен, в том числе, и ради его персоны – бобарры решили с помпой отметить год со дня открытия представительства землян на их планете, а Ванин являлся единственным делегатом.

Рядом с ним стоял Глава Землянообщительного комитета Крук, пытавшийся поддерживать отвлеченную беседу, но постоянно прерывающийся на приветствия новоприбывших. К входу приблизился очередной опоздавший, степенно поднялся с четверенек и пригладил свежевыкрашенную по случаю раута шерсть на груди.

- Кажется, теперь все в сборе, - ожил Крук, - Вы ведь незнакомы с Хармоном?

Тем временем Хармон ополоснул в поднесенном сосуде передние, весьма запылившиеся от ходьбы, лапы и, приветственно разведя их, приблизился к Ванину и Круку. Те ответно развели верхние конечности, а глава комитета церемонно представил гостей друг другу, охарактеризовав Хармона как «надежду и гордость всей планеты». «Надежда и гордость» тем временем жадно пожирал глазами посла, без смущения воспринимая похвальбы в свой адрес, и, в конце концов, доверительно сообщил, что «именно так и представлял себе землянина». Ванин не обиделся – эту фразу он слышал регулярно, у бобарров было принято демонстрировать собеседнику собственную прозорливость. Тут главное было самому не остаться в долгу, и Ванин без зазрения совести соврал, что чуть ли не с рождения наблюдает за бурным ростом карьеры Хармона. Тем самым оба собеседника продемонстрировали равенство своего положения. Крук отметил про себя, как спрогрессировал земной посол за год. Он хорошо помнил первый прием Ванина. Тогда, Ванин не только пропустил выпад одного из бобарров (что-то об отсутствии шерсти), но и зачем-то предложил самостоятельно принести фруктовой забродянки, поставив себя в подчинительное положение, недостойное звания Посла.

Теперь же Крук мог без опаски оставить Ванина наедине с другими, тем более с таким надежным гражданином как Хармон. Глава комитета вышел на центр поляны и объявил:

- Мы долго ждали этого символического дня, ровно год назад наша планета совершила смелый и рискованный шаг, и сегодня можно с уверенностью говорить о том, что этот шаг был верным. Мы впервые пошли на мирный контакт с иной цивилизацией. Мы впервые в истории нашего народа доверились инопланетянину и разрешили ему ступить на нашу планету в качестве Посла! Теперь мы полностью уверены, что контакт с иными цивилизациями будет способствовать нашему дальнейшему совершенствованию. И именно этого дня я ждал, чтобы официально объявить о нашей готовности отправить на Землю собственного представителя! Им выбран Хармон! И отныне он зовется Посол Хармон!»

Ванин побледнел. Такого сюрприза от интровертов-бобарров, категорически отрицавших год назад всякую возможность контактов с инопланетянами, он не ожидал.

- Ты же расскажешь мне о Земле? - дружелюбно осведомился Хармон.

*****

В Департаменте седьмого галактического сектора МИДа, известном своими специалистами по внеземным цивилизациям, царила повседневная (и можно с уверенностью сказать «круглосуточная») суета. В прочем, такая же, как и в любом другом департаменте, ни чем особым не выделявшаяся и даже оказывающая убаюкивающий эффект на любого стороннего наблюдателя. Но гроза уже назревала. И тучи сгущались в самом неприятном месте – в кабинете руководителя Департамента, куда только что, нарушая всяческую очередность, просочился Секретарь Алексин. Если бы остальные работники прекратили беготню и приникли к наглухо закрывшейся двери кабинета, то они услышали бы следующий диалог и ужаснулись бы:

- Ваша Светлость! Подготовку провели строго по протоколу: военный духовой оркестр, красная разметка на посадочной площадке, группа встречающих в составе трех человек, от МИДа, от Совета и от Коллегии по защите прав инопланетян, только аккредитованная пресса, - торопливо вещал Алексин. -  Корабль сел в шесть ноль две, расчетное время. Кстати Вы в курсе, на чем он прилетел? На корабле, принадлежащем Ванину. Я не представляю, как можно доверить собственный корабль этому существу! Эти бобарры словно только что с ветки слезли!

- Из норы…, - вечно усталым и потому казавшимся мудрым голосом заметил руководитель Департамента. 

 -?

 - Из норы вылезли. Они же в норах гнездятся…

 -Точно так, Ваша Светлость. Есть такое ощущение, будто только из норы откопались. У него из-под стыков скафандра шерсть выбивается, - перешел почему-то на шепот Алексин, будто совершил необычайное открытие. - Рыжая! Говорят, они даже не знают, что такое одежда! Как он собирается на приемы ходить, его же никуда не пустят, и будет очередной скандал. Я теперь могу со всей уверенностью утверждать, что каждый день его пребывания на Земле в должности Посла будет заканчиваться скандалом!

- Кажется, Вы отвлеклись от основного дела, - начальнику пришлось в очередной раз продемонстрировать свою усталость.

- Да, простите, Ваша Светлость. Приземлился по расписанию. Оркестр начинает играть приветственный марш, караул берет на… караул и… все! Со стороны бота не поступает никакой реакции. Оркестр заканчивает марш и начинает играть его снова. И тут по громкой связи он объявляет: «Всем отойти на пять акронов и бросить оружие!» - тут Секретарь даже сверился с записями. - Он грозился, что если его требования не будут выполнены он уничтожит все вокруг. И так он заставил нас чуть ли не с крыши сигать. А потом выяснилось, что за оружие он принял музыкальные инструменты! И весь оркестр лишился дорогих инструментов, включая два раритетных тромбона работы Трапани, которые пришлось сбросить с двадцатого этажа вниз! После этого Посол кувырком покинул корабль и, пренебрегая протоколом, с криком «не двигаться двадцать вакетов» на четырех конечностях побежал в сторону выхода на лестницу. После чего он подпер изнутри дверь станиной подсвечника и ушел! Исчез! Встречающая группа прождала на крыше два часа, пока прибыл спасательный вертолет. При себе у Посла была только одна сумка. Из резиденции, по данным Службы наружного наблюдения, он не выходил.

*****

Хармон, сдернул ненавистный скафандр. Наконец-то проклятый костюм перестал сдерживать движения. И как в этом люди ходят! Хотя им проще, у них только две опорные лапы. Инопланетянин навалился спиной на дверь, размял  конечности. Тело еще не восстановило привычные реакции – сказывался долгий полет в маленьком челноке. Около двери обнаружился непонятный, ветвистый предмет, похожий на дерево растущее из плоского диска, стоящего на полу, и, судя по тяжести сделанный из металла. Хамон для верности поскреб его когтем и понюхал. Консистенция металла и количество меди его удовлетворило. Навалившись всем телом, он пододвинул железное дерево так, что диск плотно вошел в узкую щель между полом и дверью, и прислушался: снаружи стоял гул вражеских голосов. Почему они нагнали воинов? Неужели заговор? Попытка захвата!? Ванин оказался коварным как шестилапый кирго! Он предал его народ! Стоп! Тогда почему они были столь пассивны? Вместо того чтобы броситься в погоню, выдвинуть ультиматум, проявить хоть какие-то нормальные признаки агрессии, тупые земляне стояли, и вяло наблюдали за тем, как он, Хармон, постыдно спасался бегством. Ему сейчас было бы гораздо легче, если бы хоть кто-то из них бросился ему наперерез или хотя бы пару раз выстрелил вслед из духовой трубки. Особенно его взволновало то, что земляне поголовно вооружились неизвестным оружием со смешными раструбами и позолотой. Он так и не понял принцип его работы. Какое упущение, ведь он расспрашивал Посла Ванина о местном оружии, но о таком не слышал! Его передернуло от воспоминания о двух десятках металлических трубок, направленных на его корабль. Точно, духовые трубки. С ядовитыми стрелами. Модифицированные.

Или он что-то сделал не так? Или Ванин о чем-то умолчал? Ванин четко сказал, что у землян иные представления о демонстрации агрессии, но когда на тебя щерятся два десятка плевательных трубок – это уже не укладывается в понятие «демонстрация». Может это ловушка? Его заманили на планету ради выкупа? Стоп! Бобарры сами решили послать его сюда. Земляне тут не причем. Что же это было? Надо поговорить с главным землянином. Но ведь он мог видеть, как Хармон убегал! Если просто открыть дверь и выйти – посла посчитают слабым существом...

Он задумчиво провел ладонью по шерсти – опять колтун! Скафандр испортил всю парадную укладку! Похоже, ему предстоят трудные времена на этой планете. Вниз от двери уходила лестница. Хармон успел ознакомиться с описанием здания – его прислали заранее, по просьбе Землянообщительного комитета. Под его резиденцию отдали весь девятнадцатый этаж – значит на два пролета ниже. Как эти люди могут чувствовать себя в безопасности, проживая на такой высоте? Конечно же – у них перенаселение городов… Хармон еще месяц назад требовал, чтобы ему предоставили, нору. Но Ванин сказал, что «подвал отремонтировать не успели и временно предложили девятнадцатый этаж». Загадочные слова коварного врага! Если б Хармон знал, что отведенное ему жильё будет выше чем дерево пуура, он скорее предпочел бы ритуальное самоубийство. Что ж, в конце-концов отсюда легче эвакуироваться на крышу к кораблю… Хармон еще раз проверил насколько плотно он загнал диск под дверь. Глаза уже адаптировались к привычному полумраку царящему на лестнице, лапы восстановили послушность. Теперь нужно было отправляться на разведку. Закинув мешок за спину, Хармон встал на четвереньки и, припадая к ступеням, заскользил вниз.

*****

Над планетой сгустились сумерки – самое время активности бобарров. Население планеты прекрасно видело в темноте, поэтому проблемы электрификации улиц не знали. Те, у кого не было дел (а в основном это были детеныши), слонялись и частенько приходили к посольству Земли за бесплатным развлечением. В это время суток в единственном окошке – амбразурке представительской норы можно было увидеть живого Землянина. Он доверчиво, без всякой опаски сидел полубоком к окну в ярком свете привезенной с собой лампы и, под ровный гул «аккумулятора», щелкал какими-то кнопочками на устройстве с непонятным названием «передатчик». Бобарры тихонечко вставали на почтительном расстоянии и старались поменьше галдеть, ведь они знали, что в эти минуты происходит сеанс какой-то связи с далекой-далекой планетой Земля и мешать Послу Ванину запрещено Законом.

Ванин выключил передатчик и уставился в пространство. Конечно от бобарров, да и от коллег-землян, можно было много ожидать, но такого провала межпланетных контактов на его веку еще не случалось. Потерять инопланетного посла на Земле… Ванин припомнил все, что сам знал о бобаррах: белковые существа, высокая степень интеллекта, при этом развитие знаний пошло отличным от землян способом. Бобарры обладали крайне примитивным представлением о механике и физике в целом. Колесо, конечно, изобрели, а вот ракетостроение не освоили и даже не собирались. Зато познания в химии и биологии были на высоте. Именно этими достижениями местной науки активно заинтересовались земные ученые. Так сильно интересовались, что даже обратились за помощью к спецслужбам, а те в МИД.

Отличительной особенностью бобарров была их высокая выживаемость и дарованный от природы арсенал боевых способностей. Все четыре конечности одинаково развиты, на руках и ногах подвижные кисти. Могут передвигаться как на двух, так и на четырех лапах. Лазают по вертикальным поверхностям, как ящерицы. Верхние клыки снабжены ядовитыми железами, местное противоядие существует, но на Земле оно ещё не изучено – Ванину еще только предстоит как-то его достать. Все тело аборигенов покрыто мехом светло-коричневого оттенка, встречается также рыжий и цвета хаки. Живут в норах. Склонны вести одиночный образ жизни. Детеныши воспитываются в специальных интернатах. Несколько веков активного развития расы отмечены перманентными войнами на уровне особей и территориальных групп. Полнейшее неприятие чужаков, которое в итоге выродилось в недоверие к инопланетным контактам. Сами в космос не вышли и других из космоса к себе не пускают. Ванин – первый инопланетянин, которому разрешили обосноваться на этой планете.

В современном развитом обществе большинство физических и психологических особенностей сгладилось или претерпело значительные метаморфозы. Плеваться ядом запрещено законом, за многие поколения запрета железы у большинства жителей атрофировались. В присутственных местах прямохождение постепенно становится нормой этикета. Бобарры так и не обрели привычки носить одежду, зато неприметного вида шерсть стало модным красить. Они до сих пор предпочитают жить под землей, но норы стали гораздо комфортабельней. Даже земное посольство, где сидел в эту минуту Ванин, пришлось расположить в подобной норе. Боевое прошлое нашло отражение в повседневных традициях, и было тем самым похоронено. Так казалось Ванину.

В частности, этикет гласил, что к незнакомцу нельзя приближаться на расстояние в пределах примерно метра (раньше за это можно было без предупреждения удостоиться ядовитого плевка), вместо рукопожатия (дистанцию-то надо держать) – разведенные в стороны руки, как знак, что не затаил оружия. Что же, широкие улицы городов бобарров вполне располагали соблюдать эти правила и пришлись по вкусу уроженцу земного мегаполиса. Изучив местные нравы, Ванин прикинул, что и сам не отказался бы от некоторых преимуществ этого общества, где никто не считал себя вправе лезть в чужую жизнь, когда не спрашивают (можно было крепко нарваться), и был далек от политических многоходовых игр и уверток в земном духе. Скрывать свои намерения было не в здешних традициях. Посол старался следовать обычаям, зная, что иначе в момент вылетит с планеты, причем в прямом смысле этого слова, и даже скафандр не успеет надеть.

Поэтому Ванин своей главнейшей миссией видел – не разочаровать бобарров. Но его земное начальство планировало вменить ему несколько иные функции. А теперь еще и пропажа Посла Хармона. И приемник, выданный ему накануне полета молчит. Этот умник Шмаков, наверняка уже придумал решение. Как всегда «гениальное».

 

*****

Этаж был большой и неуютный – слишком много помещений, выходивших в длиннющий коридор, где и спрятаться негде. Хармон бесшумно прошел мимо всех дверей, прислушиваясь – никого. Он наугад заглянул в одну из комнат. Большое помещение с окном во всю внешнюю стену. Хармон юркнул внутрь и прикрыл дверь. Задернутые жалюзи создавали успокаивающий полумрак. Здесь можно спокойно посидеть и подумать о дальнейших действиях. А еще не плохо бы осмотреться, раз уж есть окно. Бобарр раздвинул полоски жалюзи и выглянул на улицу в образовавшуюся щель.

Итак, Хармон решился выглянуть в окно. Девятнадцатью этажами ниже он ожидал увидеть поток несущихся «машин» – он слышал об этих фантастических, неживых существах, используемых для передвижения, от Посла Ванина. Тот говорил, что они сделаны из металла, и являются неживыми механизмами, исполняющими волю человека, «подобно космическому кораблю». Хармону это казалось невероятным, еще на родной планете. Он видел множество различных механизмов поставленных на службу бобаррам, более простых и понятных, таких как подъёмная сеть для хранения овощей, но до конца поверить в то, что механизм мог просто услышать и точно исполнить команду (как это сделал перевозивший его корабль) он всё-таки не мог. Еще одним моментом, косвенно подтверждавшим, что земляне скрывают истинную сущность подчиненных им организмов, было то, что тому же «кораблю» требовалась еда.

Увы, его постигло очередное разочарование – глядя вниз, он окончательно убедился, что земляне обманули его. Стройные ряды (Хармон насчитал ровно восемь) блестящих прямоугольничков стояли вдоль всей улицы и уныло подавали визгливые сигналы. Посол вновь попробовал, но так и не смог себе представить, как можно управлять «неживыми» существами. Наверное они недолговечны, а при воздействии солнца должны быстро разлагаться. Наверное поэтому земляне укрыли их тела металлом. И уж точно местные знают о биовоздействии больше, чем пытались показать. Наверняка обработали организм мертвого тяглового животного раствором «хитрой смеси» из сока кещинара и ферментов степного погремушечника, иначе как ещё можно заставить мертвое дымиться и повизгивать? Размышляя на тему воздействия металлов и организмов, он вдруг вспомнил разработки ученых из своего клана. Когда-то, в одном из экспериментов, им удалось добиться краткосрочного оживления погибшего хитинного норокопателя, путём взаимодействия секретных растворов с металлическими хомутами. И не просто оживить, но и немного усовершенствовать систему управления нервными импульсами. Все сходилось. Посол Ванин – шпион. Никаких «механических» технологий не может существовать! Такая чушь может прийти в голову только отравленному. Просто мир землян чуточку опережает мир бобарров в развитии.

Решив, что вопрос о взаимодействии металлов с «хитрыми смесями» следует изучить подробнее. Хамон достал из своего мешка извивающегося плоского вурла, которого он использовал для записи своих наблюдений, и когтем, аккуратно выводя каллиграфические детали, нарисовал на нём символ «сухого листа», что бы не забыть.

Было бы удивительно, что столь развитая цивилизация не додумалась до такого простейшего решения проблемы передвижения как верховая езда, которая гораздо удобнее и для здоровья полезнее! Хотя, Ванин и говорил, что в этом городе никаких животных, кроме людей, не водится, логика подсказывала, что это обман.

В чаду исходящем от металлических прямоугольников бродили толпы сутулых существ, постоянно сшибаясь плечами. Инопланетянин был наслышан о проблеме перенаселенности земных городов, но ТАКОГО не мог вообразить даже в кошмарном сне. Этим варварам было неведомо древнее право на личное пространство отчуждения! На его родной планете никто не смел приближаться к проходящему мимо без предупреждения, ближе, чем на расстояние плевка. Земляне же ничего не боялись и открыто демонстрировали агрессивный характер. Кто только придумал такие узкие улицы, где пешеходы не могут разойтись, какой смысл облицовывать землю черным камнем, если его не хватает на всех?! Теперь понятно, отчего люди стали прямоходящими – чтобы занимать меньше места на улицах! А как можно обеспечить личную безопасность если не то, что горизонт, а даже небо сплошь загорожено высокими жилищами? Хармон так и не смог отыскать быстрых ответов, он убедился лишь в одном – его планете грозит опасность, и только от него зависит судьба кланов.

*****

- Как можно потерять животноподобного инопланетянина на Земле? Тем более посла?! – руководитель Департамента сменил усталый голос на угрожающий. Для карьеры Секретаря Алексина это было плохим признаком.

- Если он сам хочет потеряться, то это совсем не сложно… Простите.

- Его нужно найти немедленно! Это же скандал. С ним может случиться все что угодно! А если он попадет под машину? Не забывайте, что Ванин в любой момент может из посла превратиться в заложника этих варваров!

- Может они и варвары, но великолепно ориентируются на местности, и реакция у них хорошая. Мы ищем. Подключили спецслужбы. Объявили план «Перехват». Милиция будет задерживать всех подозрительных лиц с нестандартным волосяным покровом…

- Вы очумели?! Какое задерживать? Если он сбежал при виде оркестра, то представьте его реакцию на попытку ареста! – в этот момент голос руководителя дошел до критического уровня децибел, и Алексину почудилось, что за столом сидит вовсе не известный ему много лет начальник, а агрессивный и непредсказуемый патлатый инопланетянин Хармон, который вот-вот взорвется и расплескает вокруг себя накопившийся за годы работы яд.

Алексина этот образ так потряс, что он чуть не потерял нить разговора:

- Да, Вы как всегда правы. Я сейчас дам новое распоряжение, чтобы за ним просто следили.

- А дальше-то что? Ну, выследите вы его. А как будете договариваться?

- Я пока не знаю. Но могу доложить о принятых мерах. Вернее наш коллега из службы безопасности Шмаков.

Сквозь возникшую в двери щель в помещение вдвинулась фигура Шмакова и начала без прелюдий:

- Наши психологи проанализировали поведенческую модель среднестатистического бобарра на основе наблюдений Ванина. По психофизическим характеристикам бобарр является крайне опасным для землянина существом. Даже если забыть о том, что он не проходил карантин, Хармон обладает гораздо большей силой, чем человек, крайне увертлив, видит в темноте. Настоящий хищный зверь! – Эта реплика получилась особенно весомой, отметил ораторские успехи коллеги Алексин. - По природе агрессивен и моментально её проявляет при малейшем чувстве опасности. Да, у бобарров есть ядовитая железа. Мы даже не представляем, что он может натворить в городе, если слетит с катушек. Есть предположение, что Хармон чувствует себя крайне неуютно в городе. Он попытается найти такие условия обитания, какие максимально соответствуют его представлениям о безопасности. Бобарры обычно прячутся в норах, следовательно, в городе такому образу больше всего соответствуют подвалы домов и канализация. Если он уйдет в канализацию, то сможет беспрепятственно передвигаться по очень большой территории.

- Ну, насчет канализации я бы не был так уверен. Бобарры, судя по докладу того же Ванина страшные чистюли, туда он не сунется! – вставил свои пять копеек в диалог секретарь, за что был удостоен хмурого взора со стороны Шмакова, но несмотря на его неодобрение продолжил: - Еще ему нужно питание. Так как у него нет денег, то вероятно он попытается ограбить какой-нибудь продуктовый магазин или ресторан – мы возьмем под контроль все подобные заведения в округе…

- И, конечно, же он может попытаться выйти на связь со своими. Поэтому в район стянуты машины радиоперехвата – мы его, гада, запеленгуем! – представитель спецслужб снова грозно посмотрел на Алексина, как бы ожидая горячей поддержки уже внедренного плана.

- Вообще-то у них на планете отсутствую адекватные средства связи. Они их еще не изобрели…

- Я слишком долго уговаривал начальника штаба округа выделить эти машины! Теперь легче их оставить здесь, чем объяснять, почему они больше не нужны. К тому же на планете бобарров мы еще не развернули разведывательную сеть и не можем гарантировать, что они не скрывают от нас некоторых стратегических достижений, например приемников!

- Что за чушь вы несете про канализацию! Какие к чёрту рестораны? Его организм не приспособлен к белкам нашей планеты. Ему будет достаточно сожрать селедочный хвост, что бы умереть от анафилактического шока. Скажите, вы что-то более реалистичное можете предпринять? – подвел черту под планом руководитель Департамента.

- Уже предприняли! Эксперты осматривали лестницу, ведущую с крыши… нашли образцы его волос. Волосы очень характерной структуры, рыжие, но крашенные в синий цвет. Мы отдали образец кинологам. Попробуем взять след. Прочешем все здание вдоль и поперек. Все подходы полностью блокированы агентами в штатском. По нашим прикидкам, в подобных условиях его вполне можно взять овчаркой!

- Вы только объясните овчаркам, и сами заодно уясните, что у Хармона дипломатическая неприкосновенность.

- Хорошо, тогда предлагаю тактику психологического прессинга. Предлагаю ввести карантин в городе. Оцепим квартал силами внутренних войск. Насчет общественности не переживайте, горожанам объявят о проведении учений МЧС. Мы его заставим самому сдаться!

*****

По зрелому размышлению, после краткого, тревожного сна, Хармон пришел к заключению, что все равно не поймет, что же случилось на посадочной площадке. Теперь выходов было три.

Первый - вернуться на родную планету и доложить о позорном побеге, но для этого требовалось найти жидкую еду для корабля под названием «горючее». Вариант отпадал – позор дезертирства он себе не простит, а про сородичей и говорить нечего. И потом, где искать жидкую еду?

Второй – уйти в подполье, остаться на Земле навсегда, внешне слиться с местными жителями и вести непрерывную партизанскую войну. Нет – такую муку он долго не выдержит. И это тоже трусливый вариант. Нужно сообщить о заговоре своим, и как можно быстрее.

Третий вариант – перейти в наступление. Найти этот самый МИД, который должен был его «с почестями» встречать, прийти там к главному, вызвать его на поединок, а после установления своего превосходства, приказать организовать торжественный возврат его персоны на родину. Этот вариант был хорош, при условии, что земляне Воины Чести. Если нет, тогда придется просто заставить главного в МИДе накормить корабль, и отправиться домой без торжественной части. И вот тогда уже можно отчитаться Круку, что контакт установлен, но бесперспективен, война неизбежна, а он Хармон повел себя достойно имени бобарра! Третий вариант выглядел оптимально, но для его реализации требовалось поступить согласно варианту номер два.

Хармон порылся в своей сумке и извлек одну из «полезных вещей», данных ему Ваниным – карту города, где МИД был обведен жирным черным кругом, а вот отмечено жилище, где размещено это самое «посольство» бобарров.

Осталось слиться с толпой, и Хармон стал вспоминать все, что он запомнил из отличительных признаков земной наружности. Он порыскал глазами – на стене весел рисунок, изображавший какого-то местного. В отличие от Ванина у него был обросший белым мехом подбородок и длинная белая шерсть на голове. Правда выглядел он варварски, ибо скрывал нательный мех какой-то накидкой перевязанной на животе. Как образец – пойдет.

Хармон припомнил, что Посол Ванин обладал черным мехом и тоже носил на себе какие-то «одежды». Из мешка был извлечен походный набор для ухода за шерстью: разноцветные черви, выделяющие краску пяти основных оттенков, костяные ножницы и щетки. В одной из комнат нашлась отражающая стена, на поверку оказавшаяся кремниевой, а не металлической, и сразу несколько купелей, хотя и расположенных на разных уровнях от пола, но крайне неудобных. Провозившись некоторое время, ему удалось добиться того, что стрижка стала немного похожа на ту, что была на рисунке. С длинной меха на нижней челюсти ничего поделать было нельзя, зато благородный белый цвет удался на славу. Он оглядел своё отражение не без гордости, и покопавшись в мешке достал жестянку с какими-то насекомыми, которые жадно принялись подъедать остриженные волосы, едва он выпустил их на пол. Находясь на вражеской территории забывать о конспирации было глупо. Когда следы перевоплощения были уничтожены, он быстренько собрал насекомых обратно, и вышел в самое большое помещение жилища.

 Посреди него, стояло нелепое подобие гигантского плоского гнезда на ножках, а в стоящем вертикально сундуке висела (какая удача!) красная накидка из шкуры неизвестного животного, чей мех переплетался в коротенькие, но аккуратные колтуны. Зрелище омерзительное, но зато в петлях по бокам «одежды» присутствовали завязки, как на рисунке. Земляне  явно проявляли удивительную тягу к вещизму: комнаты были перегружены мебелью и какими-то непонятными мелочами, явно не нужными в повседневной жизни. Тем более такой, какую вел Хармон. Подобное могли себе позволить только захватчики, которым больше некуда девать награбленное, кроме как забивать им свою нору, сокращая жизненное пространство.

Он аккуратно положил в уродливое гнездо карту, вытащил накидку из сундука, и уже собирался надеть её, как вдруг его чуткое ухо уловило звуки шагов. Он поспешно сунул накидку в мешок, и быстро перебирая лапами, полез по стене в загороженную решеткой дыру под потолком.

*****

- Мне интересно Ваше мнение, Назначенный Форгум. Я до сих пор не получил подтверждения от Посла Хармона, что он успешно добрался до Земли и приступил к своим обязанностям, - Крук нервно поправил вздыбившуюся на затылке шерсть.

- Его полет был крайне опасен. Он мог не добраться до Земли, - предположил избранный бобаррами на роль главы нации Форгум.

- У меня есть подозрение, что Посол Хармон все-таки долетел до планеты назначения, и уже там с ним случилось что-то непредвиденное. Посол Ванин ведет себя все более странно. Он явно уходит от ответов о судьбе Посла Хармона. А ведь мы ему доверили поддерживать контакт лично! Все время находит отговорки, то у него «передатчик» не работает правильно, то объясняет отсутствие информации тем, что на Земле происходит перерыв на ритуал какого-то «объедания» и сезон «отпускания на отдых». Я уже думал изъять у него передатчик, хотя это означало бы применение силы против людей. Я несколько дней сомневался, но сегодня получил явное доказательство того, что земляне лгут! Они явно затаили агрессию! А вы понимаете, что это значит? Много веков назад наш Мудрец Хорум провозгласил, что нет хуже зла, чем Затаенное Зло. И призвал карать тех, кто сидя в своей норе сеет смуту и плетет заговоры вместо того, чтобы открыто выказать агрессию своему противнику и вступить в честный поединок!

Форгум поморщился, услышав банальную истину. Каждый бобарр знал эту легенду. В Сумбурные Века общество бобарров вымирало на глазах. Ни в одной науке их предки не были так искусны, как в приготовлении ядов. Существа, от природы обладающие ядовитой железой постепенно поняли, что главная сила яда не в открытом укусе, а в возможности тайного и безопасного убийства противника. Весь народ планеты Боббрр окунулся в дурманящую игру в заговоры, изобретение вычурных плевательных трубок, отравление пищи и напитков врагов и даже целых водоемов. Тогда и появился Хорум, объявив всему миру помянутый Круком постулат. Собрав вокруг себя единомышленников, он смог вернуть разум и честь бобаррам, а многих уберечь от скорой гибели.

Крук же продолжал:

- Земляне хотят приступить этот Великий закон! Посол Ванин передал мне письмо за подписью Хармона.

- Я не понимаю в чем же тогда заговор? – распушил шерсть на шее Назначенный, проявив тем самым неудовольствие паникерством собеседника.

- Позвольте, я прочту. «Главе Землянообщительного комитета Круку. Уважаемый Глава Землянообщительного комитета Крук! Долетел без происшествий. Был встречен представителями МИДа землян. Резиденция предоставлена согласно договоренностям. Уезжаю с официальным визитом на континент Африка, где плохо налажена связь. По этой причине не смогу регулярно отправлять отчеты и получать информацию от Вас. С наилучшими пожеланиями, Посол Хармон».

- Какая, оказывается, отсталая планета! Целый континент без средства связи! Не вижу, что же вызвало Ваши сомнения?

- Вы правы. Текст, казалось бы, все объясняет. Но он написан черными чернилами, а кому, как ни Послу Хармону, знать, что письма в Землянообщительный комитет пишутся синей краской! – и в доказательство Крук повернул лист текстом к Форгуму.

*****

Через решетку, аккуратно вставленную на место, Хармон увидел, как в комнату о чем-то переговариваясь, вошли два человеческих существа, в сопровождении третьего, которого вели на веревке обвязанной вокруг шеи. Это третье существо казалось чем-то схожим с бобарром – оно было покрыто густым бурым мехом, передвигалось на четырех лапах и у него был хвост. Хармон вздрогнул. Земляне, судя по нашейному ремню, привели раба, который по своим фенотипическим свойствам похож на него. Для чего? Может это переводчик? А может он помог им выследить его?! Второе предположение казалось более вероятным, но и от первого не стоило отказываться. Надо подать сигнал бедствия – если это какой-то подвид бобарра из другого мира, то он не оставит своего товарища в беде, а тем более не выдаст. Таков закон Воинов Чести.

Хармон ловко снял обвившего запястье сигнальщика, и, направив его в сторону землян, в отчаянии сжал с такой силой, что у несчастного создания покраснел единственный глаз, оно тихонько крякнуло, и испустило такую мощную инфразвуковую волну, что у посла на загривке шерсть встала дыбом. Произведенный эффект оказался неожиданным для всех. Люди как-то зябко повели плечами, один из них тряхнул головой. Но вот раб явно услышал зов. Только отреагировал как-то не так: рванул под четырехногое гнездо с такой силой, что человек не смог удержать в руках веревку. Царапая когтями по полу, пленник забился в самый дальний угол, и затянул что-то похожее на «Песнь осажденного в норе», только мотив был грубо переиначен.

Хармон, поудобнее перехватил мешок и быстро перебирая лапами, пополз на брюхе в глубину тоннеля. Нужно было срочно уходить. Все равно куда, лишь бы подальше. Теперь враг знает, что он в норе, и в осаде!

*****

Сидя на краю огромного туннеля, уходящего вниз, наслаждаясь прохладой и слушая звуки падающих откуда-то сверху капель Хармон попытался упорядочить всю массу свалившейся на него информации.

Первое – земляне не мирная «техногенная» раса. Это коварные и опасные для бобарров завоеватели, скрывающие свое превосходство в развитии биологического оружия. Это логично. Какой дурак сразу покажет свои ядовитые клыки.

Второе – развитие биологической науки в этом мире поистине фантастично! Такого симбиоза органики и металлов Хармону видеть еще не приходилось. Просто голова кругом идет.

И третье – самое главное – он здесь один, а его мир в опасности. Нужно попытаться предупредить своих. Хитрый человек Ванин дал ему «передатчик», и даже объяснил как им пользоваться. Хармон достал увесистую прямоугольную коробочку, усеянную разноцветными мягкими кружочками и криптографический набор. Поразмыслив, он решил, что Ванин наверняка подстраховался, и, безусловно, сможет расшифровать сообщение, значит его надо составить таким образом, чтоб для шпиона оно не имело смысла, а свои догадались бы о чем идет речь. Он уселся поудобнее, достал из мешка плоского вурла, который недовольно изогнулся, и, сверившись со своими записями, включил приемник, предварительно погладив его бока, и попросив вести себя хорошо.

Когда сообщение было отправлено, он обвел взглядом толстые трубы, идущие откуда-то сверху и кончавшиеся в бездонной пропасти. Что это? Сосуды огромного живого жилища? Надо исследовать как можно больше, пока есть такая возможность. Все не сказанное землянами может быть использовано против них, тем более враг не знает, что Хармон уже нашел противоядие к его лжи. Облизав правую лапу, он наскоро умылся и пригладил шерсть. Теперь можно было двигаться дальше. Он осторожно пробрался к самой толстой трубе, и начал медленно спускаться по ней вниз. Спуск был долгим и полным опасностей, сверху что-то капало, в воздухе смешивалась безумная гамма неизвестных запахов, что сильно отвлекало Хармона, он даже чуть не сорвался вниз. Он уже порядком устал, продрог и лапы начали ныть, когда почувствовал, что под хвост ему уперлось что-то влажное и холодное. От неожиданности он коротко тявкнул и в ужасе глянул вниз.

Труба кончилась, а задние лапы упирались в круглую дверь, на поверку сделанную из окисленного железа. Внимательно изучив заслонку, Хармон пришел к выводу, что металл постоянно подвергается взаимодействию с органикой, судя по структуре и степени коррозии - возможно даже с едкими желудочными ферментами живого жилища. Он осторожно приоткрыл скрипучую, неподатливую дверь, и отпрянул как от удара, таким резким и сильным был запах, окативший его с головы до хвоста. Несмотря на охватившее его головокружение, он довольно заурчал, версия с живым домом подтверждалась. Теперь он был абсолютно уверен, что ему удастся выйти наружу, ведь судя по специфическим запахам, он попал в кишечник.

*****

Казалось, что за дверьми руководителя «Седьмого» Департамента кто-то растревожил улей шершней, такой гул издавали собравшиеся там офицеры. В центр комнаты вышел представитель спецслужб:

- Позвольте огласить последнюю сводку по операции «Биобобр». Мы перехватили сообщение, посланное Ванину с незарегистрированного передатчика. Передача велась на закрытой дипломатической волне, мы даже не прослушивали этот диапазон, наши специалисты случайно успели уловить и расшифровать конец текста. Это было сообщение на древнем языке бобарров! Текст расшифрован, но не поддается полному лингвистическому и смысловому анализу. Несомненно, это Хармон. Судя по косвенным данным, он просит Ванина прислать подмогу и говорит о ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ! Я был прав – у этих зверюг существуют технологии радиосвязи, которые они нарочно скрывали, - Шмаков победоносно сверкнул глазами и звездочками на погонах, - Наверняка существуют и другие высокотехнологичные военные разработки, которые они применят при вторжении на Землю! Но наши точно выверенные действия спровоцировали бобарров раскрыть свою истинную сущность! Более того, на лицо подпольный сговор, активным участником которого является землянин! Наш посол Ванин! Иначе с чего бы Хармону посылать сообщение именно ему! Вместо того, чтобы склонять бобарров продать нам их биохимические технологии, он переметнулся, явно сориентировавшись на месте в нашей неспособности противостоять их военной мощи, и почуяв личную выгоду. Кроме того, в одной из комнат общежития, расположенного в здании, где скрывается Посол Хармон, была обнаружена карта, где подчерком Ванина, и это подтверждает графологическая экспертиза, обозначено место посадки катера и здание МИДа. В той же комнате, против наших сотрудников из кинологической службы, было использовано неизвестное оружие, которое наши специалисты классифицировали как «психотропную мину осколочного действия». К сожалению, пострадала служебно-розыскная собака, но психологам удалось преодолеть кризис, и её жизнь вне опасности. Исходя из всего вышеперечисленного, я настаиваю на введении в городе чрезвычайного положения и карантина. Посол Хармон должен быть схвачен, и уничтожен при попытке к бегству, как особо опасный террорист. В официальном отчете это будет представлено как несчастный случай на производстве. Во избежание открытого конфликта всяческие отношения с бобаррами необходимо немедленно прекратить. Ванина нужно отзывать с планеты Боббрр и судить! Что скажете, Ваша Светлость?

Руководитель Департамента был бледен, и нервно грыз карандаш:

- Подойдите, поближе, Шмаков. Я вам на ушко скажу.

*****

Уютно устроившиеся в ноздрях Хамона фильтры свернулись калачиком и принялись за работу. Он выбрал место почище, присел, достал питательный концентрат из спрессованных насекомых и полезных тонизирующих корешков, и наскоро перекусил. Теперь можно было двинуться в путь. Решив не пренебрегать предосторожностями, Посол не без брезгливости облачился в красную накидку, крепко подпоясался завязками, и поудобнее закинул мешок за плечи. Теперь можно было двигаться на четырех лапах – так надежнее и быстрее.

Как долго продолжался путь, он не мог подсчитать даже примерно. Хаммон взмок, шерсть свалялась, а от струящегося пота краска начала пачкать ворот «одежды», но он упорно продолжал идти вперед. Порой ему казалось, что он ходит кругами, таким длинным и запутанным ему казался путь по отвратительному…коридору.

Внезапно он остановился, прислушиваясь. Из-за поворота ему явственно послышались какое-то невнятное бормотание. Он насторожился. Точно, раздавалось какое-то почавкивание, плямканье и урчание. Остерегаясь нападения, он выпустил когти на передних лапах и тихонько подкрался поближе. Напротив уходящего от основного тракта ответвления, располагалась просторная ниша, из которой лился тусклый свет. Стараясь держаться в тени, он подошел поближе. Даже через защитные фильтры, он ощутил тяжелый дух, принадлежавший трем самцам человеческой расы, к которому примешивались пары метилового спирта. Хаммон робко выглянул из своего укрытия и увидел, что оказался прав. Вокруг разрезанного пополам полого цилиндра, в котором горел огонь, лежало три человека. Двое издавали те самые невнятные звукосочетания, а третий, с густо заросшей неопрятной шерстью мордой, разговаривал со странной формы емкостью, зеленого цвета, в которой плескалась тёмная жидкость. Хаммон тут же нашел логичное объяснение: это должно быть чистильщики – они отвечают за очистку кишечника гигантского здания и перевозят естественные удобрения на поля, а сейчас отдыхают после тяжелой, но нужной работы. Запах метилового спирта тоже был вполне объясним – при такой работе крайне необходима дезинфекция рабочего инструментария.

Он немного подался вперед, пытаясь увидеть этот самый инструментарий, как вдруг раздался ужасный рев:

- А-а-а, Михалыч! А я думал ты уже помер! Такую дрянь ты нам принёс в прошлый раз!

Судя по воплям Хармон понял, что демаскирован, и отступать было поздно.

- Ты сам-то этот стеклоочиститель употреблял? От твоей синьки Фёдорыч чуть ласты не склеил! Да и сам ты выглядишь, прямо скажу, фигово! Поседел, вона как! А мы, кажись, всего неделю с тобой не виделись. Как ты дошёл до жизни такой?

Интонация показалась ему нейтральной, и Хаммон решив, что на всякий случай пока следует демонстрировать дружелюбие, развел руки в приветственном жесте.

- Вот и я не знаю, – человек тяжело вздохнул, и яростно почесал клокастую бороду грязной лапой. – Слушай, сгонял бы ты за топливом, что-ли? А то трубы горят!

Хармон явно расслышал, что чистильщик сказал слово «топливо»! Это зацепка! Его либо приняли за кого-то другого в этом полумраке, либо пытаются помочь. Люди хитры, с ними стоит держать ухо востро. Он чуть наклонил голову вбок и прислушался.

- Ты на меня не смотри так укоризненно. Деньги есть, не сомневайся. Только я их тебе потом отдам. Сгоняй, а? Тут недалече. А то Костик проснется, а здоровье поправить нечем. Разве ж этим поправишь! – лохматый человек в ярости швырнул зеленую емкость в стену, и та с грохотом разлетелась вдребезги.

Уловив явную агрессию, Хармон попытался улизнуть во тьму.

- Стой! – рявкнул чистильщик.

Хармон обернулся, принимая боевую стойку и готовый к атаке, но человек даже не потрудился встать. Судя по тому, что остальные члены прайда не пошевелились, явной угрозы пока не было. Он начал лихорадочно соображать, что делать: завязать близкий бой, скрыться или подождать дальнейшего развития событий. Он выбрал третье.

- Ты куда направился, паскудник?

Судя по выражению морды говорившего, и его тону, Хармону был задан вопрос. Слово «топливо» так и вертелось в голове у бобарра. Рискнув пойти ва-банк, он решился, и наугад произнес то единственное слово, которое помнил и мог воспроизвести на этом ужасном языке:

- Ми-ид.

Терять было нечего. Теперь чистильщик либо набросится на него, либо… Человек оскалил зубы, и если бы Хармон не знал, что у землян это означает радость, дело кончилось бы схваткой. Он еще раз похвалил себя за усердие в изучении повадок Ванина и стойкость своего боевого духа.

- Молоток, Михалыч! Вроде трутень, каких мало, а соображаешь! Там давеча банкет был, посла какого-то ждали! Пороешься в бачках как следует – может, и закуску приличную найдешь. А магазин у них на первом этаже, - чистильщик явно радовался и даже начал оживленно жестикулировать, - Дорогу то помнишь? До упору, прямо по коллектору, потом налево. Найдешь. Выход там один.

Поняв, что жесты указали направление движения, Хармон мгновенно сориентировался, и, не желая упускать великолепный шанс, бросился бежать, пока странный человек не разобрался кто он на самом деле.

Бородатый пододвинулся поближе к огню, и достав из кармана бычок сигареты, прикурил. Один из лежащих рядом приоткрыл заплывший глаз и осведомился:

- Кто приходил-то?

- Да Михалыч заглядывал. Я его за бутылкой откомандировал, - бородатый снова с удовольствием затянулся, но, внезапно нахмурившись, изрек, – Совсем оскотинился человек - на четвереньках побежал. Не дело это…эх, не дело…

*****

Разнос, который устроил своим подчиненным начальник Департамента, был поистине кошмарным. Все действия подчиненных, включая даже безобидное название операции, были подвергнуты жесткой критике. Многие были понижены в званиях, а некоторым, особо отличившимся было предложено продолжить службу на новых местах, отличавшихся более суровыми природными условиями. Его Светлость решительно взял управление операцией в свои цепкие руки. Стол его был похож на плато после схода лавины - столько документов было отправлено к нему в кабинет из различных служб, имевших какие-либо сведения о бобаррах. После долгого изучения предоставленной информации начальник Департамента приказал секретарю принести в кабинет две порции комплексного обеда и сигару. Других приказаний от него не последовало. Все это время Шмаков уныло слонялся под дверью начальника, то и дело незаметно прикладываясь к ней ухом, и делая вид, что завязывает шнурки. Они развязывались с такой частотой, что Алексин незамедлительно «успокоил» своего сослуживца обещанием, что в скором времени Шмакову придется забыть о столь неудобной обуви, как офицерские ботинки, и поменять их на комфортные валенки.

Представитель спецслужб, пробурчал в ответ что-то неразборчивое, и постучал в дверь начальника.

- Войдите, - раздался голос Его Светлости, - что вам, Шмаков? Разработали очередной план?

- Нет…то-есть, - Шмаков лихорадочно пытался сообразить, чего от него ожидают, и по привычке решил ответить уклончиво, - В нашем арсенале есть несколько сверхсекретных разработок, которые будут приведены в действие сразу же, как только враг совершит неверный шаг и оступится.

- Смотрите сами не оступитесь, - от холодного, спокойного голоса Его Светлости Шмакову стало не по себе, - у вас шнурок развязался.

Офицер спецслужб покраснел, а начальник Департамента между тем продолжил:

- Забудьте о своих сверхсекретных разработках, от них никакого толку. Ваши неосторожные действия итак поставили нас в крайне неудобное положение. Я бы даже сказал, что мы на грани войны. Единственно здравое предложение поступившие от вас – это ввести карантин под прикрытием учений гражданской обороны. Неизвестно какую дрянь мог завести на нашу планету этот бобарр. – Шмаков вдумчиво кивал, выражая на своем лице безмерную преданность и восхищение. – Слушайте мой приказ: все агенты в штатском должны быть сняты с наблюдательных позиций, и могут заняться другими делами. В присутствии войск тоже нет необходимости. Машины радиоперехвата верните в штаб округа.

- Но, как же контртеррористическая операция? – искренне удивился Шмаков.

- Операция отменена. А Посол Хармон придет сюда сам. Да-да. Уж поверьте моему опыту, – Его Светлость позволил себе загадочно улыбнуться,  и указал на переполненный бумагами стол.

*****

- Со мной говорили Старейшины. Они сходятся во мнении, что Хармон мертв. И вряд ли в силу несчастного случая – тогда землянам было бы легче сказать правду, чем писать подложные письма. Поскольку Посол Хармон имел четкую инструкцию не демонстрировать агрессию первым и не применять физическую силу в переговорах, люди явно сами напали на него. Мы уверены, что Хармон не мог сдаться и перейти на сторону людей, тогда он прислал бы письмо, написанное синими чернилами, как полагается. Посол Ванин в свою очередь проявил скрытую агрессию, что нарушает законы нашего общества. Поскольку земляне пренебрегли «дипломатической неприкосновенностью», которой так кичились, по отношению к нашему соплеменнику, Старейшины постановили: лишить Ванина звания Посла, немедленно его схватить и предать суду, - Назначенный Форгум сложил лист с красными подписями Старейшин и вручил Круку, - Поскольку ответственность за действия Ванина несет Землянообщительный комитет и лично Вы, то проведение захвата поручается тоже Вам.

*****

После объявления Шмаковым о свертывании развертывания крупномасштабной контртеррористической операции, обескураженные столь стремительной переменой офицеры, собрались во дворе МИДа на перекур. Говорить не хотелось, многие были отозваны из увольнительных и отпусков,  суточные дежурства были уже распределены, и тут на тебе - все впустую. Группа военных стояла полукругом около пожарного щита, под которым располагалась пепельница, в «мирное время» служившая контейнером для песка. Офицеры курили молча, и лишь изредка хмуро переглядываясь. Первым тишину нарушил подполковник внутренних войск. Его лицо внезапно вытянулось, побледнело, и он как-то странно прохрипел:

- Здравствуй, рота, Новый Год…

Все проследили за его взглядом и буквально остолбенели от увиденного: в центре двора, из полуприкрытого канализационного люка показалась уродливая взъерошенная голова. Вытянутое, звериное лицо, заросшее щетиной по самые глаза, украшала не менее грязная  седая борода, сбившаяся в колтуны. Существо болезненно щурилось от яркого июльского солнца, и, видимо не заметив собравшихся, стало выбираться на поверхность с завидным проворством. Картину дополняли жуткого вида когтистые лапы, выглядывавшие из рукавов махрового банного халата, бывшего когда-то чудесного алого цвета, и огромных размеров вещмешок. Явившееся из под земли существо было жуткой пародией на Деда Мороза, попавшего под бронепоезд.

Первым сориентировался майор МЧС – он в прыжке успел схватить существо за воротник, прежде чем оно успело юркнуть обратно.

Плененный таким позорным образом Посол Хармон рычал и отбивался, пытаясь выскользнуть из «одежд», но завязки не позволяли этого сделать, а широкие полы халата только путались в лапах и сковывали движения. Он еще пытался сопротивляться, чувствуя, что силы его на пределе, как вдруг на него навалилось что-то очень тяжелое, разом сбив дыхание, его связали, одели что-то на голову и куда-то понесли.

*****

- Внесите господина посла! – распорядился Его Светлость. Да, надо отдать должное, бобарр оказался куда смышленее и приспособленнее, чем он ожидал, раз нашел путь в МИД так быстро.

В комнату вошел потрепанный, но сияющий от гордости майор МЧС, несший подмышкой плотно завернутого в плащ-палатку и связанного офицерскими ремнями Хармона.

- Положите это на середину комнаты, и можете быть свободны, - сухо распорядился начальник Департамента.

Когда майор вышел, Его Светлость приблизился к свертку и примерно определив, где должна находиться голова посла, немного расслабил ремень, и не без труда открыл лицо Хармона. Посол яростно клацнул челюстями, попытавшись укусить наглеца. Его Светлость невозмутимо погрозил ему пальцем, подошел к столу, и принялся там чем-то шуршать и позвякивать стоя спиной к бобарру.

Хармон в очередной раз попытался вырваться из пут, но и эту попытку отчаянья постигла неудача. Тогда в припадке ярости он крикнул:

- Жалкое насекомое! Вместо того, чтобы драться в поединке как подобает Воину Чести, ты собрался пытать меня! Знай, что я умру, но не скажу тебе ничего!

Хармон хотя и надеялся, что его слова будут понятны этому существу, но для верности попытался передать интонацией всю гамму своего гнева и непокорности. Каково же было его удивление, когда двуногий повернулся к нему и разведя руки в приветственном жесте произнес несколько странным голосом:

- Приветствую тебя, Посол Хармон, именно таким я тебя и представлял!

Поняв всю нелепость сказанного, Его Светлость немного смутился, но продолжил:

- Я понимаю, ты удивлен, что я знаю твой язык. На самом деле, я говорю на своем языке, но то, что ты слышишь произносит вот этот аппарат, - он показал пальцем на висевший на его шее прямоугольник, - он передает точный смысл сказанного мной, но на понятном тебе наречии.

- Знаю. У Ванина тоже есть подобный симбионт, - зло прорычал сквозь зубы Хармон, - Развяжи меня, и мы начнем поединок!

- Обязательно, - добродушно ответил начальник Департамента, медленно подойдя поближе к тому краю стола, где была вмонтирована «тревожная кнопка», - но прежде послушай. Есть поединок Воинов Чести, но им не всегда можно разрешить проблему. Гораздо труднее провести поединок ума. Он называется «дипломатия». «Дипломатией» тоже можно разрешить проблему. Теперь я расскажу тебе, что произошла ужасная ошибка. Я попытаюсь объяснить. Ты попытайся понять. После этого я развяжу тебя, и если ты все еще захочешь драться, будет поединок.

 Приняв молчание Хармона за согласие, он продолжил свою речь:

- В твоем языке есть такое понятие Затаенное Зло. Мне стыдно тебе говорить, но Ванин – это и есть самое, что ни наесть Затаенное Зло. Я могу привести понятный тебе пример - он не воин, он трус, но умный и хитрый как меррол.

При упоминании этого животного, являвшегося олицетворением Затаенного Зла у бобарров, Хармона передернуло:

- Объясни!

- Подобно тому, как меррол переносит на хвосте полосатых фогти в норы зеленых фогти, что бы посеять меж них вражду, и добраться до лакомых яиц, так и Ванин, прилетев на твою планету, отослал тебя сюда, словно глупого, но храброго полосатого фогти. Он рассчитывал, что твое появление здесь будет воспринято как вторжение и агрессия. Ты будешь драться и убьешь кого-нибудь. Потом убьют тебя. Потом начнется война. А когда мы перебьем друг-друга, он станет правителем наших миров.

Послу Хармону это показалось невероятным. Пусть Ванин был врагом, но изначально он показался таким добрым и сильным существом, что с трудом верилось в то, что он способен на такое. С другой стороны, то, что Хармона встречали в полном вооружении, выслеживали, преследовали и в конечном итоге поймали и чуть не убили, явно свидетельствовало в пользу того, что земляне не были готовы к переговорам. Наверняка Ванин сообщил им, что Хармон прибудет для того, что бы покорить мир людей!

Заметив смятение чувств на лице посла, Его Светлость подошел ближе:

- Прошу простить, что я вновь нарушаю этикет, но я вынужден нарушить твое личное пространство отчуждения, что бы освободить тебя.

Хармон инстинктивно зарычал, но выхода не было, и он подчинился. Начальник департамента ослабил ремни, и отступил на несколько шагов назад, в любую секунду готовый воспользоваться «тревожной кнопкой».

Посол Хармон освободился, и наскоро пригладив шерсть, спросил:

- Твои слова убедительны. Скажи, что будет теперь? Война? Ваша биологическая наука намного опережает нашу, вы научились комбинировать живые организмы и металлы. Оживлять неживое. Вы намного более развиты, чем мы, и нам далеко до вас. Я признаю это. Но воины ваши очень трусливы, и могут нападать только кучей, как я убедился. Но, не смотря на это, вы смогли подчинить себе целую расу существ, чем-то похожих на нас, я видел одно такое в живом жилище. Оно пыталось найти и выдать меня.

Лицо Его Светлости было непроницаемым, и он согласно кивал, хотя все сказанное бобарром казалось полным бредом. Но раз Хармон так считает – тем лучше! Нужно воспользоваться этим:

- Надеюсь, что войны не будет. Ты только что подтвердил, что вам не выстоять против наших технологий, а нам не выстоять против храбрости ваших воинов. Ты доказал это на собственном примере. Если она начнется, погибнут многие и у нас и у вас. В конце-концов, для войны нужны причины, а их пока нет. Есть только Затаенное Зло. И именно с ним мы должны бороться!

- Как?

- Ты немедленно отправишься домой. Расскажешь, что увидел здесь. Сейчас нам нет смысла воевать друг с другом. Для всех будет лучшим выходом -  забыть о существовании наших миров. Хотя бы на время. А когда ваш мир достигнет того уровня, что есть у нас сейчас, вы прилетите к нам, и мы будем знать, что вы пришли с миром.

- Вы отправите меня обратно?

- Конечно. Немедленно. При условии, что мы пришли к соглашению.

- Нет!

Начальник Департамента удивленно поднял брови.

- Вы должны выполнить мои условия: отправить меня домой с почестями, вернуть мою сумку и разрешить забрать «одежды», которые на мне надеты! - выпалил Хармон.

Землянин на минуту задумался:

- Отлично. Полагаю, мы согласимся на твои условия.

Хармон приободрился - дипломатия оказалась вполне простой штукой.

- Если ты еще сомневаешься на счет Ванина, вызови его на поединок. Увидишь – он откажется. Он трус. Он способен лишь наносить затаенные удары.

- Я вызову его на поединок. А если он откажется - я убью его как опасное животное.

- Умница, - Его Светлость вовремя вспомнил о «личном пространстве отчуждения» и вовремя удержался, от того чтобы почесать Хармона за ухом,- я прикажу, и корабль обеспечат топливом. Он отвезет тебя обратно. А для того, что бы Ванин не смог причинить вам вреда, корабль будет обезврежен через некоторое время после приземления. Думаю это справедливо.

Его Светлость поднял трубку:

- Шмаков, проводите Посла Хармона к кораблю… Да, он возвращается… Да! Оркестр нужен! Теперь это безопасно. Сопроводите лично!

Через час, Посол Хаммон уже поднимался по трапу, у которого стоял Шмаков по стойке "смирно", а Алексин даже на прощание махал ему рукой.

*****

- Ваша Светлость? Вы превзошли сами себя! – наливая чай в стакан, раболепно произнес Алексин.

- А что прикажете делать! Этот Ванин не нашел ничего умнее, как открыть посольство на планете диких, пещерных животных!

- Норных, - автоматически поправил его секретарь.

- Один черт. Хорошо хоть посол один прилетел. Подумать страшно, что было бы, окажись их тут дюжина! Безумные, помешанные на выяснении отношений создания. Странно, что Хармон воспринял нашу цивилизацию как доминантную, но эта случайность сыграла нам на руку, иначе даже не знаю, чем бы все закончилось. С этими непредсказуемыми тварями лучше вообще не контактировать!

- Но как вы узнали, что он придет сюда сам?

- А что ему оставалось делать? На карте было обозначено всего два места – «посольство» и МИД. Для Хармона переговоры, плавно переросшие в операцию «Биобобр», были восприняты как явная агрессия. Он спрятался, выжидая. Поняв, что он обречен, решил найти командира противника, меня то есть, и вызвать на поединок. Согласно их военным традициям единственный способ сохранить себе жизнь в подобной ситуации – победить командира. Поэтому я и решил, что рано или поздно, но он придет именно сюда. Но теперь, слава богу, все закончилось. Он вернется домой, а мы забудем об этих кровожадных варварах.

- А как же новые технологии для химиков и биологов?

- Пока я вел переговоры, люди Шмакова тщательно обследовали мешок Хармона и взяли несколько опытных образцов. Ученым этого должно хватить на первое время. А вообще, пусть сами придумывают, а то привыкли на все готовое! Сунемся к баборрам – костей не соберем. Это очевидно. Ты бы видел, как он тут по полу когтями шкрябал. Поединок ему подавай!

- И все-таки вам удалось предотвратить крупный скандал, - попытался поддержать расстроенного начальника Алексин, - Если бы о побеге инопланетного дипломата узнала пресса…

- Помолчи, - Его Светлость отмахнулся от Алексина, как от назойливой мухи, - самому тошно.

- А что будет с Ваниным? – не удержался от вопроса Секретарь.

- Пусть несет ответственность, - лицо начальника Департамента вновь стало суровым, - за тех, кого приручил. Да! Не забудь отправить ему приказ, ни в коем случае не поддаваться на провокации бобарров, и не принимать вызовы на поединки, от кого бы они не поступали. Так же сообщи, что в течение месяца мы его оттуда заберем.

- Он вернется на своем катере, или мы отправим туда специальный корабль?

Его Светлость со стуком поставил стакан на стол, расплескав чай:

- Просто отправь сообщение и все! Свободен!

*****

Корабль жестко бухнулся на землю. Хармон от встряски даже клацнул зубами, а в мешке пискнул вурл. Да и весь аппарат как будто ойкнул. Посол открыл глаза и перевел дух – его доставили точно на планету Боббрр. Наконец он почувствовал себя в безопасности. Какая все-таки умная машина, интересно посмотреть на ее биологическую составляющую. Хармон не решался обследовать корабль раньше под взглядами землян, дорогу на Землю он провел, зажмурившись, а на обратном пути смог заглянуть только под приборную панель, но ничего не нашел. Между тем корабль нужно было чем-то покормить, а он так и не спросил, из чего варится «топливо».

Хармон открыл люк и выбрался наружу, скинул скафандр и пригладил шерсть. Потянулся и потопал на месте лапами, ощущая под ступнями и ладонями привычную суховатую траву, опаленную при посадке.

«Внимание», - донесся голос из кабины. Хармон навострил уши. Голос был не знакомый, хоть его искажали треск и свист. Корабль заговорил! Неправильно ставя ударение, корабль снова повторил «Внимание» на языке бобарров. Наверное, как и у других землян, у него тоже был «передатчик»: «Внимание! Посол Харман! По показаниям приборов, Вы произвели посадку на планете Боббрр. Согласно инструкции министерства, космический корабль самоуничтожится через три минуты. Прошу Вас покинуть кабину и отойти на безопасное расстояние. Спасибо за понимание».

Хармон оцепенел - под железной обшивкой корабля все еще оставалось неизвестное, разумное существо. Он отбросил сумку и бросился назад, стал простукивать металл и, царапая когтями металл искать хоть какие-то щели или потайные люки в обшивке, но все безрезультатно. Изнутри тоже - ничего. Время уходило, в сердцах Хармон со всей силы дернул и выдрал переднюю панель, которая спокойным голосом предупредила, что процесс самоуничтожения запущен, и начала плавиться прямо в лапах Посла. Хармон взвыл от пронизавшей ладони боли вперемешку с отчаянием и выскочил из кабины. Изнутри повалил едкий дым, который ел бобарру глаза, но он так и не отошел от корабля дальше, чем на пару шагов, заворожено наблюдая, как спокойно принимает смерть живая машина. Машина, благодаря которой он дважды пересек космос, которая была его защитой, его единственной гарантией возвращения на родину, которая его ни разу не подвела. Дым рассеялся, на земле остался лежать термостойкий внешний остов корабля, теперь напоминавший брошенную раковину гигантского моллюска. Хармон подождал, пока корпус остынет, и, подтянувшись, заглянул внутрь. Все содержимое выгорело до такой степени, что на дне «раковины» осталась только спрессовавшаяся бесформенная металлическая плюха.

Ошарашенный бобарр вернулся к своей сумке, закинул ее за плечи, и, скуля, побрел в сторону города – нужно было срочно найти Посла Ванина. Пока Хармон шел, в его голове складывалась совершенно новая картина. Впечатление от увиденного, заставило его по-новому оценить сущность землян и степень вины их Посла. Земляне уничтожили корабль! Вместо того, чтобы предусмотреть возвращение разумного корабля на свою планету они просто лишили его жизни. Зачем? Для того, чтобы он не достался Ванину… или бобаррам? Это было дико и нарушало Закон! Заставить существо работать на себя, чтобы потом убить! Хармон вспомнил животное в ошейнике и чистильщиков в живом жилище. Интересно, их, в конце концов, ожидает такая же участь? А Посла Ванина? Точно! Послу Ванину именно такой конец и уготован! И коварные земляне рассчитывают совершить убийство лапами Хармона и его клана. Они так и сказали, заставили Хармона считать Ванина шпионом, а сами просто собираются разделаться с тем, как с выполнившим свою миссию существом! Ни одному бобарру в голову не пришло бы такое святотатство – уничтожить соплеменника, честно служащего роду. Но ведь, тем не менее, Посол Ванин продемонстрировал свою вражескую сущность, по отношению к бобаррам. Из-за его дезинформации Хармон испытал все эти унижения на Земле. Или нет? Ведь карта Посла Ванина была правильная. Это Посол Ванин доверил Хармону земной передатчик, который в МИДе, кстати сказать, забрали. Как же он, Хармон, мог уверовать, что Посол Ванин – враг? Голова Хармона шла кругом, так было все сложно и запутано: «Кстати, я же объявил землянам войну. Вдруг мои собратья захотят тоже объявить войну единственному на их планете землянину? Истину поможет установить только одно – поединок Войнов Чести! Он и определит, кто говорил правду, Ванин или человек из МИДа». Бобарр припустил в сторону Посольства Земли.

У норы Посла было бобаррно: сооружение явно держали в осадном кольце. Хармон издал призывный клич, и в его сторону обратились с десяток пар глаз. Соратники явно не поверили увиденному (конечно же, они ожидали, что Хармон может победить всех землян, но что бы так быстро!). Вперед выбежал всклокоченный Глава Крук. Он приветственно развел руки и видимо собрался спросить, какими судьбами здесь оказался Хармон, но, увидев, что несостоявшийся Посол поседел и растерял половину волос вокруг лобной части лица и носа, сбился и посчитал расспросы несвоевременными. Он закашлялся от волнения и в итоге стал сразу рассказывать о событиях на Боббрре.

Хармон узнал о странном письме черными чернилами и решении Совета схватить и предать суду Посла Ванина. Но, когда тот дал бобаррам «послушать сообщение» от Хармона, было принято решение просто держать Посла в осаде, не трогая, на случай если удастся снова получить новости с Земли и узнать, чем кончится война.

Хармон перевел дух и кратко рассказал о своем путешествии. В конце своего несколько сбивчивого рассказа он сделал заключение:

- Мне кажется, что Посол Ванин не виноват! Сородичи предали его и хотят заставить нас считать его врагом! Тогда он жертва Затаенного Зла землян и для нас спасение жизни Посла Ванина – дело Чести! Если он примет поединок – он оправдан в моих глазах. Если нет – его ждет смерть. Это справедливо.

Крук промолчал и только отступил в сторону, пропуская Хармона к норе. Бобарр отряхнул лапы и по-человечески торжественно пошел к двери. Постучал:

- Посол Ванин! Я – Посол Хармон! Я вернулся! Осада снята! Открой дверь. Тебе ничего не угрожает! Я пришел сразиться с тобой в поединке!

Дверь резко распахнулась. В дверях стоял землянин. За время сидения в норе он оброс бородой и длинной шевелюрой, в глазах появился диковатый блеск и, наконец-то, выветрился запах кошмарного одеколона. Он стал почти похож на уроженца Боббрра; единственное, что теперь выдавало в нем  инопланетянина – это мятые штаны и серая майка, разрисованная в неровную голубую полоску.

«Ого, он уже освоил традиции ритуального окрашивания перед поединком!», - удивленно отметил про себя Хармон и неожиданно получил прямой удар в челюсть.

- Н-надеюсь, дуэль исчерпана? – осведомился землянин.

Хармон лежал в дверном проеме и непонимающе моргал. Ванин схватил бобарра своими огромными лапами, рывком поставил на ноги и спросил:

- Продолжим, или ты признаешь себя побежденным?

Хармон понял, что дуэль он только что и впрямь проиграл.

- Я тебе привез память о твоей планете, - тихо сказал он землянину. Тот насторожился:

- Я с Земли подарков не жду.

- Это от меня лично, - Хармон оскалился в понятной землянам улыбке и полез в мешок, - Вот!

Ванин должно быть был очень обрадован, и даже проговорил что-то невнятное, принимая от Хармона грязный банный халат алого цвета.

- Момент! – выглянул из-за спины Хармона Крук. – Мы готовы признать тебя другом, но как ты объяснишь обман с поддельным письмом, якобы написанным нашим Послом?

- Как поддельным? – удивился Ванин. – Да мне его с Земли прислали. Я просто передал. Вы мне что, не верите? – осведомился он.

Конечно, Хармон ему теперь верил, и Крук тоже, и остальные бобарры – тем более. Посол Ванин расспросил Хармона о случившимся на Земле во всех подробностях, однако от комментариев действия землян он почему-то уклонился. Они разговаривали всю ночь, и пришли к выводу, что все-таки произошло непонимание, причем с обеих сторон, участвовавших в переговорах. Предложение Хармона вновь объявить землянам войну, что бы отомстить за ложь, не встретило понимания у Ванина. Он сказал, что недоразумение исчерпано. А раз оно исчерпано, оставалось последнее, как сказал Ванин: «В знак того, что наконец-то все прояснилось, необходимо честно выплеснуть все чувства к землянам». Он попросил Хармона записать на нескольких вурлах транскрипцию некоторых фраз с пожеланиями мира и процветания для человеческой расы, на родном языке землян, красочно передающих искренность и настроение. Когда Хармон сделал это, вурлов раздали собравшейся у посольства толпе бобарров. Крук перенес на улицу передатчик и Ванин настроил его на открытую линию. Все аборигены собрались перед мигающим лампочками аппаратиком и от души хором прочитали непонятные слова.

*****

Когда бобарры разошлись, Хармон остался с Ваниным и помог ему отнести передатчик в нору. Неожиданно бобарр спросил:

- Скажи, как по-земному будет "Затаенное зло"?

Посол Ванин сперва опешил, но потом дал ответ, показавшийся ему наиболее уместным, хоть и не соответствующим законам лингвистики:

- Дипломатия.

*****

Спустя несколько минут над Землей разнеслось странное голосовое сообщение, порой прерываемое серией подвываний и рыков. Все приняли его за хулиганство радиолюбителей в эфире. И только несколько человек на всей планете, поняли, о чем речь. Среди них был и Старший Секретарь Алексин, он густо покраснел, и выключил приемник.