Зайбацу

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2612
Подписаться на комментарии по RSS
Из всех искусств важнейшим для нас является спинномозговая проза.

Неизвестный МТА

Неотвратимо близящемуся празднику восьмого марта посвящается…

Всё тот же МТА

Девушка за компьютером по эмоциональности и естественности поведения проигрывала даже пластиковым манекенам из магазинчика этажом ниже. А контактные линзы в её глазах цветом напоминали экран телевизора, настроенного на пустой канал. Выстроившаяся к стойке очередь людей в одинаковых деловых костюмах казалась просто сошедшей с соседнего конвейера. Сидевший прямо на стойке коротко стриженый блондин в зеркальных очках, истёршихся джинсах, грязно-белых кроссовках и посеревшей футболке настолько выламывался из общей картины, что поначалу не воспринимался вообще, проходя по разделу галлюцинаций. Тем не менее, почему-то именно он заинтересовал менеджера настолько, что она снизошла до чего-то большего, чем чтение документов.

- Профессия?

- Журналист.

- Прошлое место работы?

- Сеул Таймс.

- Причина увольнения?

- Физическое уничтожение персонала газеты конкурирующим издательством.

Менеджер посмотрела на собеседника. Тот молча продемонстрировал ей прореху на футболке. Сквозь дыру была видна длинная багровая царапина.

- Причина выживания? – продолжила девушка после некоторой заминки. Её пальцы стремительно пронеслись над клавиатурой.

- Два года занятий боевыми искусствами и удачный прыжок в окно.

- Связи с организованной преступностью, поставщиками оружия, чёрным рынком?

- Здесь - нет.

- Жаль. Судимости, наркотическая зависимость?

- Нет.

- Вы приняты, - очередь за спиной счастливчика испустила тяжёлый завистливый вздох. – Добро пожаловать в “Роппонмацу той ко”. Пожалуйста, возьмите временный пропуск и проследуйте к лифту номер два. Вас встретят и проинструктируют. Следующий!

Девушка с размаху вмазала ладонью по стоявшему на стойке колокольчику. Его оглушительный звон раскатился по всей приёмной. Новичок спрыгнул со стойки сгрёб свой билет в счастливое завтра и направился к лифту.

Двери разошлись под аккомпанемент ещё одного колокольчика. На лице новичка на секунду мелькнула гримаса лёгкого недоумения.

Кнопок в лифте не было. Только зеркальные стены, неоновые трубки осветителей и зарешеченные панели вентиляции.

И колокольчик.

Колокольчик, который звякнул, когда закрылись двери лифта, звякнул, когда лифт двинулся куда-то вверх, звякал каждый раз, когда лифт проходил этажи, и наконец – когда открылись двери.

- Они что, всё время тут звенят? – недоуменно спросил новичок, выходя из лифта.

- Нет, только когда приезжает лифт, - сказал сидящий на подоконнике паренёк в деловом костюме и очках в изящной металлической оправе. – Никита Аксель, я полагаю?

- Здесь! – новичок поднял вверх руку в шутливом салюте.

- Добро пожаловать в отдел информационной работы с потенциальными потребителями продукции “Роппонматсу той ко”, - паренёк спрыгнул с подоконника. – Меня зовут Крэйзи Ван, и я осуществляю общую информационную поддержку проектов отдела. Приятно познакомиться!

- Что такое, чёрт побери, эта “информационная поддержка”? Мне сказали, что здесь меня встретят, и объяснят, чем я должен буду заниматься!

- Это и есть информационная поддержка. В применении к конкретному случаю.

- Так ты что, гид?

- Нет, - по лицу Крэйзи мелькнула тень недовольства. – Просто путём голосования было решено, что в этот раз в курс дела новичков ввожу именно я.

- В этот раз? Что, отдел настолько большой?

- Наоборот, - с сожалением сказал паренёк. – Отдел маленький. Рук всё время не хватает. И текучесть кадров большая…

- По поводу?

- Мало кто справляется. Впрочем, не стоит на это отвлекаться.

- Интересно, как это мне положено не отвлекаться на столь оптимистичное заявление? – пробормотал себе под нос Никита, следуя по коридору за своим проводником.

- Как Вам, наверное, известно, - рассказывал Крэйзи с интонациями рекламного агента, - “Роппонматцу той ко” занимается производством широкого спектра товаров для игр, дома, семьи и сопутствующих развлечений. Именно поэтому квалифицированная работа по сбору и анализу информации, а также социальному контролю потенциальных потребителей…

- Вань, а ты не мог бы то же самое, но чуток поживее? – с тоской спросил Никита, крутя головой. За всеми дверями, мимо которых они шли, наблюдалась одна и та же безрадостная картина – безликие девушки в деловых костюмах, с механической размеренностью стучащие по клавишам компьютеров и перетаскивающие по офису стопки бумаг с грацией автоматических погрузчиков.

- Да, но это нерационально, - ответил тот. – Кроме того, существуют установленные начальством отдела правила, так что я продолжу. Итак, отдел информационной работы с потенциальными потребителями продукции “Роппонматсу той ко”, как и следует из его названия, занимается всем спектром необходимых действий, которые могут потребоваться в целях информационной работы с потенциальными потребителями означенной корпорации…

- Боги, - уныло подумал Никита. – Они тут что, поголовно роботы, что ли?

Его гид продолжал вещать что-то про цели и задачи отдела, но в таких обтекаемых бюрократизмах, что обозначать его речь могла всё, что угодно.

- А в этой комнате и находится наш отдел, - Иван распахнул дверь в конце коридора, – прошу.

- Что-то не очень это похоже на рабочий отдел… - Никита с удивлением увидел штабель каких-то немаркированных зелёных коробок, прикрытых камуфляжным тряпьём. Помимо них в помещении присутствовали диван, штабель пластиковых упаковок с лапшой быстрого приготовления, микроволновка, пара потёртых ноутбуков и вешалка с противогазами.

- У нас сейчас перерыв в работе, - пожал плечами Крэйзи. – Обычно тут несколько более рабочая обстановка.

- А почему тут так безлюдно? Вроде ж должны быть ещё сотрудники?

- Должны. Но Гюнтер с утра в хозяйственном отделе, договаривается насчёт обслуживания нашей машины, а Сакура оформляет твои документы. Так что пока что тут только мы, и сегодня, вроде бы, никого больше не предвидится.

- А за той дверью что? – внимание Ника привлекла полускрытая коробками дверь, над которой висела явно украденная в каком-то госпитале лампа дневного света в пластиковом красном кожухе. На нём ещё были видны полустёршиеся буквы “идёт операция”.

- Брифинг-зал. Сейчас не используется, ввиду отсутствия работы. Ничего, это ненадолго. День-два – и мы снова при делах, иначе тебя бы не наняли.

- А такие перерывы… это частое явление?

- Нет, но “от работы до работы – балду пинаем без заботы”. – Крэйзи небрежным жестом подвинул ноутбук и с размаху плюхнулся на диван. - Это корпоративное правило, привыкай. Хочешь синтетической лапши с химикалиями? Или подождём, пока Сакура принесёт твою карточку, и сходим потратим твой аванс где-нибудь, где подают что-то съедобное. Тут есть уютная забегаловка неподалёку…

- Знаешь, - Ник покосился на штабель пёстрых упаковок, - я, конечно, всего час назад прибыл в эту страну, избит и голоден, но не настолько. Подожду аванса.

- Вот и хорошо, - сказал Крэйзи. – Да, и тебя не затруднит открыть дверь? Сакура вот-вот появится…

- Откуда такая уверенность?

- У меня идеальный слух, а служебным лифтом, кроме нас, никто не пользуется. Чужие кредитки его просто не открывают, - сказал Крэйзи. – Да, и ещё одно…

- Что?

- К столкновению-ня! – в распахнутую дверь с грохотом влетела миниатюрная азиатка на роликах. Её футболка и шорты по яркости и крикливости расцветки могли посоревноваться даже с детскими игрушками китайского производства, а выбивавшаяся из-под повёрнутой задом наперёд бейсболки грива волос переливалась всеми цветами радуги. За спиной у девушки болтался фиолетовый пучеглазый плюшевый беременный кенгуру на молнии.

- Ха-а-а-а-ай! - прокричала девушка. - Мицуно Сакура дэ-э-эс!!!

- Сакура, говори на каком-нибудь человеческом языке, а? – сказал Крэйзи. – Не дома.

- Это что, какой-то социологический эксперимент, да? – уныло спросил Ник. – Телешоу? А где скрытая камера?

- Это не эксперимент-ня, - Сакура выдула огромный розовый пузырь жевательной резинки и втянула его обратно. – Это презентация продукции компании-ня. Проходит здесь-ня, в спортцентре дэс. Кенджи-сэмпай попросил меня помочь рекламщикам-ня с их проблемами дэс. Вот и катаюсь-ня…

- На почасовой оплате, - добавил Крэйзи.

- Завидуешь-ня? – Сакура описала круг вокруг дивана, шаркая роликами по гладкому полу. – Мог бы и присоединиться-ня…

- Мицуно Сакура-сан, вас не затруднит перестать коверкать язык и, наконец, вручить новичку его снаряжение?

- Затруднит-ня. Я в отпуске дэс. – вспоров одним движением руки брюхо жалобно пискнувшего кенгуру, Сакура начала вытряхивать из него Нику на колени ворох пластикового барахла. – Мобила-ня. Брелок компании-ня. Ручка компании-ня. Ордер на заселение-ня. Кредитка дэс.

- Пенал-отель? – с отвращением спросил Ник, рассматривая пропуск в жилую капсулу.

- Политика компании дэс, - пожала плечами Сакура. – Хорошее жильё-ня – только для проверенных работников, дэс.

- Но пенал…

- Это город, - пожал плечами Крэйзи. – Жильё нынче дорого.

- Тазер-ня, - на колени Нику упала короткая чёрная дубинка. – Абунай, заряжен дэс…

- Тазер? – Ник повертел в руках неожиданный предмет. Тот щёлкнул и раскрылся, увеличившись в размерах в несколько раз. На противоположном от изолированной резиновой ручки конце тлели два маленьких предупредительных огонька у основания контактов. – Он то зачем?

- Это город, - повторил Крэйзи. – Жизнь нынче дёшева…

- Ну, хоть денег дали… - Ник пощёлкал пальцем по индикатору кредитки. Тот мигнул и высветил баланс.

- Двадцать тысяч, - в один голос сказали Крэйзи и Сакура. – И помни о Первом Правиле!

- Первом Правиле? Каком таком первом правиле?

- Новичок угощает товарищей с аванса. Иначе его ждут несчастья, увольнение и смерть. Не обязательно в таком порядке.

- Но двадцать тысяч! На это даже новой одежды не купишь!

- Да, тряпки у тебя подкачали, - хмыкнула Сакура. – В окно прыгал? Или по помойке?

- Сначала в окно. Потом по помойке.

- Ничего, бывает. Можешь пока у Гюнтера его куртку одолжить, он не обидится… - на колени Нику упала пятнистая зелёная тряпка, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся усеянным множеством карманов и карманчиков поношенным верхом от камуфляжного армейского костюма. – Смотри сколько карманов-ня…

- Вы что, издеваетесь?

- Почему? Практичная удобная вещь дэс… не переживай, если ты протянешь в отделе дольше первого контракта, проблем с деньгами для тебя не будет-ня…

Со стороны Крэйзи послышался какой-то сдавленный звук.

- Ну… почти не будет-ня. Ну так что? Идём есть-ня?

- Идём, - вздохнул Ник.

- Это что, и есть ваша небольшая уютная забегаловка? – Ник в ужасе уставился на вывеску “империи суши”.

- Зато тут вкусно-ня, - так и не снявшая ролики Сакура загрохотала ими по ступенькам. – Идём!

- Но цены…

- Не волнуйся, аванса новичка на один раз хватает, проверено, - сказал Крэйзи. – Ты же не хочешь ломать корпоративные правила? И потом – разве ты не голоден?

- Ну, да, но… - Ник не договорил – из его живота послышалось долго тоскливое урчание.

- Вот видишь, - Крэйзи потянул его за собой. – Идём.

- Эй! Хозяин! Нам тройную имперскую порцию! – закричала Сакура едва только распахнула дверь. – Новичок платит!

Ник вздохнул и шагнул навстречу своей судьбе. Вкус суши на какое-то время примирил его с грустными мыслями о стоимости заказанного. Но потом это неприятное свербящее чувство вновь вернулось.

- Слушай, а сколько это вообще стоит? – тихо спросил он у Сакуры. – Я, признаться, первый раз…

- …надцать с половиной, - невнятно пробубнила она с набитым ртом.

- Сколько-сколько?

- Двенадцать с половиной тысяч порция, - ответила, прожевав, Сакура, и тут же вскочила, вызывая официанта. – Эй! Ещё одну двойную за этот столик, пожалуйста!

- Двенадцать с половиной, - эхом повторил Ник. Мир вокруг для него резко потерял краски, запахи и какую-либо привлекательность.

- Спокойно, - сказал Крэйзи. – Спокойно. Будет день – будет и пища. Ешь, пока не началось…

- Аксель! – дверь закусочной с грохотом распахнулась. – А ну иди сюда, жалкий клеветник!

- Ну вот, - вздохнул Крэйзи. – Началось.

- Это твои друзья-ня? – спросила Сакура, торопливо приканчивая остающееся на столе суши. -– Они идут за нами ещё от компании-ня…

- Как эти громилы могут быть похожи на моих друзей? – Ник с тоской наблюдал за тремя приближающимися бандитами. Распахнувшаяся дверь впустила в зал ещё четверых.

- Один человек, - начал от дверей предводитель громил, - один очень уважаемый человек, заплатил мне, чтобы я решил его проблему с тобой, трусливым неудачником…

- Это от них ты прыгал в окно? – вполголоса спросил Крэйзи.

- Да, - ответил Ник, нервно озираясь в поисках пути для отступления. Такового не предвиделось.

- Охаё гозаймас… - один из громил опёрся на стол, наклоняясь к Нику. – Сашимиярро!

Стол с грохотом полетел в сторону. Истерично завизжала какая-то женщина.

- Заткните эту дуру – бросил громила. Один из его спутников взял со стола солонку и резким, без замаха, движением, метнул её в сторону паникующей женщины. Последовали два глухих удара. Сначала один, тише, – солонки об лоб, потом другой, громче – тела об пол. На какое-то время стало очень шумно.

- Двенадцать с половиной тысяч, - в наступившей тишине обезлюдевшего зала было очень хорошо слышно тихое бормотание Никиты. – Одна порция стоит двенадцать с половиной тысяч, а на этом столе их было семь…

- Что ты там плетёшь? – возмутился громила. – Готовься к смерти, жалкий неудачник, сейчас мы пересчитаем тебе все кости!

- К смерти! Да, к смерти! - Сакура вскочила, и заскользила на роликах между столами. – Шине! Хайль моритурис салютант!!! Дэс дэсу! D.E.A.T.H!

- Взять, - коротко приказал босс. Двое его подручных с грохотом кинулись ловить Сакуру. – Так вот, несчастный…

- …на моей карточке всего двадцать тысяч, а ты только что отправил на пол почти сотню, - всё так же тихо продолжал Никита, стоя перед обступившими его громилами, не поднимая головы.

- Очкарика тоже уберите, - коротко скомандовал босс.

- Эй, эй, - Крэйзи взмахнул руками, отступая в сторону. – Послушайте, но я то тут при чём?

Двое угрюмых громил молча двинулись в его сторону.

- Дэ-э-эс! – вопила Сакура. – Дэс-ня! На-но-ня!!!

Её преследователи оглашали воздух невнятными проклятиями, спотыкаясь о пластиковые столы и стулья, но догнать девушку на роликах никак не могли.

- Вы же понимаете, что при моей физической форме столкновение в рукопашном бою для меня закончится тяжёлым увечьем, - Крэйзи тараторил со скоростью пулемёта. – А я, между тем, не имею никакого отношения к вашей с Ником проблеме, и более того – не имею ни малейшего желания принимать какую-либо из сторон в данном конфликте. К тому же – неужели у вас поднимется рука ударить человека в очках, это же как минимум невежливо – бить человека в очках, мелкие фрагменты линзы могут повредить глаз и привести к частичной слепоте, которая помешает мне выполнять мою работу и я окажусь на улице. А если слепота окажется полной, и я потеряю зрение совсем? Неужели вы сможете обречь меня на голодное существование в каменных джунглях города в кромешной тьме, вызванной слишком дорогим для моей медицинской страховки увечьем?..

- Сможем, - один из громил с хрустом размял пальцы.

- С удовольствием, - добавил второй.

- Дэс-ня! Дээс! – Сакура выписывала восьмёрки по залу. Её преследователи, сдвигая столы, постепенно загоняли девушку в угол, но её это, похоже, не смущало. – Меня зажмут в угол-ня! Мегаубийственно дэс! Отчаянное положение-ня! Шикарно-ня! А-до-ре-на-ри-ну-дэс!!!!

- Ну что, малыш, надеюсь, ты не забыл потратить деньги на страховку от перелома позвоночника? – сказал один из нависающих над Крэйзи громил.

- Двенадцать тысяч на семь и ещё три с половиной сверху, - голос Никиты потихоньку повышался. – Сто одна с половиной тысяча – и мимо рта? При авансе в двадцать?

- Заткните его… - недовольным тоном начал босс.

- Смерть! – завопил Никита.

В его руках словно из ниоткуда возникла резиновая дубинка, конец которой упёрся в переносицу одного из громил. Сверкнуло. Запахло палёным. Дубинка, не останавливаясь, метнулась к соседнему громиле.

- Файто, файто!!! - Сакура пронеслась навстречу преследователям и взмыла в воздух, крутясь, словно огромное разрисованное во все цвета радуги живое пушечное ядро. - Дэ-э-э-э-эс-но-соммерсорту-банза-а-ай!

- Гаа… - громила, которому Сакура вбила свои роликовые коньки в живот, сложился пополам и осел на пол бесформенной грудой.

- Вы же понимаете, что, не имея возможности защищаться от физически сильного противника, я вынужден искать альтернативные… - послышался звук, чем-то напоминающий тот, что издаёт сопло истребителя на форсаже. Сквозь этот рёв прорвался высокий захлёбывающийся вопль.

- …методы защиты, - закончил Крэйзи, сжимая в руках закопчённый раструб баллончика. Объятый пламенем бандит, истошно вереща, метался по залу, разбрасывая мелкие капельки пылающего напалма.

- Фейерверк-ня! – Сакура крутнулась на роликах, сшибая с ног второго преследователя ударом ноги в висок. – Сакура роллин дэш-дэс!

Послышался слитный грохот одновременного падения нескольких тел.

- Эй, малыш, погоди, ну мы же можем объясниться, - последний оставшийся на ногах громила отступал от Крэйзи. – Ну мы же взрослые интеллигентные люди…

- Интеллигентные? – Крэйзи вдавил кнопку. – Да ты даже очки не носишь…

Крики продолжались совсем недолго – их заглушила противопожарная система. С потолка ударили тугие струи воды.

- Амэ дэс, амэ! - Сакура закружилась под льющей с потолка водой. – Дождик-ня!

- Сто одна с половиной тысяча мимо рта… - Никита тяжело дышал, глядя на поверженных противников.

- Восемьдесят семь с половиной, – сказал Крэйзи.

- Что?

- Восемьдесят семь с половиной тысяч, Ник, - повторил Крэйзи. – Ты неправильно посчитал.

- Привычка, - пожал плечами Ник. – Редактор всегда просил немного завышать цифры потерь…

- Напомни мне в следующий раз послать в финансовый отдел именно тебя, - сказал Крэйзи. – Эта твоя привычка может оказаться полезной…

- Нани? – Сакура замерла. - Ты думаешь, он доживёт до общения с финансовым?

- Не знаю, - Крэйзи посмотрел на вяло шевелящиеся тела на полу. – Вообще, хорошо бы… наверное…

- Идём-ня! – подкатившаяся Сакура схватила Ника за руку. – Тут нам сегодня больше поесть не дадут!

Коротко клацнул металл.

- Тётто матэ! – повар, в облепившем его необъятное пузо насквозь мокром белом фартуке, вскочил на стойку, сжимая в руках дробовик какого-то совсем уж страшного калибра. – Так что там насчёт денег? Кто будет платить, а?

- Они-ня, - отмахнулась Сакура. - Якудза дэс. Не местные. И при деньгах-ня.

Со стороны слабо шевелящихся бандитов послышался жалобный стон.

- Аригато! – повар сложился в поклоне. –Заходите ещё, уважаемые гости!

- Непременно-ня! – Сакура помахала ему рукой, и покатилась к выходу.

- Ну вот видишь? – сказал Крэйзи, увлекая Никаза собой. – А ты боялся. Никогда не стоит недооценивать финансовую мощь якудза…

- Таскете … - простонал обгорелый бандит, пытаясь схватить дымящимися чёрными пальцами проходящего мимо Крэйзи за ногу. – Иша о ёнде кудасай…

- Доктора ему… - Крэйзи наступил бандиту на пальцы, на мгновение задержался, и, услышав жалобный вой, удовлетворённо улыбнулся и пошёл дальше. – Твоим врачом будет паталогоанатом, ясно?

- Аах! – Выскочившая на улицу Сакура закружилась на асфальте, стряхивая с волос воду. – Солнышко-ня!

В её кармане коротко пискнула мобила.

- Ха-а-ай! – прокричала девушка в трубку. – Моши-моши?

Трубка что-то невнятно буркнула и отключилась.

- Что там? – спросил Крэйзи.

- Десятиминутный акай дэс! – радостно прокричала Сакура. – У нас снова есть работа!

- Десятиминутный что? – переспросил Ник.

- Красная тревога, - пояснил Крэйзи. – Бежим, через девять с мелочью минут мы должны быть в операционной!

- Где?

- В брифинг-зале отдела! Быстрей!

- О-о-ой! – выбежавшая на край тротуара Сакура замахала над головой руками. – Гюнтер-сааан!

Взвизгнув покрышками, возле тротуара остановился чёрный фургончик. Скользнула в сторону дверь.

- Быстрее! – Крэйзи потянул за собой Ника. Как только тот вскочил внутрь машины, водитель рывком кинул её вперёд.

- Вас фюр айн Панкер ист дас? – не поворачивая головы спросил водитель. – Да ещё и в моей куртке?

- Новичок дэс, - коротко ответила Сакура. – Ник-ня.

- Гюнтер Гримм, - коротко бросил водитель.

- Приятно познакомиться, - выдавил Ник. От резких манёвров Гюнтера его мутило, и всё время приходилось за что-то хвататься, чтобы не падать.

Вторично взвизгнув покрышками, машина остановилась в подземном гараже.

- Полторы минуты! – Крэйзи нервно покосился на часы.

Звякнула дверь лифта. Колокольчик отбивал этажи один за другим.

- Полминуты! – дверь распахнулась одновременно с выкриком Крэйзи. Группа с дробным топотом пронеслась по коридору. Какая-то девушка с визгом вжалась в стену. Весёлым конфетти взметнулись к потолку деловые бумаги.

- Успели! – выдохнул Крэйзи, когда перед ним распахнулась освещённая красной лампой дверь. – Пять секунд в запасе!

- А почему тут так… пусто? – недоуменно спросил Ник. Действительно, кроме нескольких дешёвых складных пластиковых кресел составленных возле стены, закрытой двери и проекционного экрана в комнате не было ничего.

- Потому что десятиминутный акай на самом деле пятнадцатиминутный, - пояснил Крэйзи.

- А почему…

- Традиция дэс, - пояснила Сакура. – Садись-ня.

Крэйзи и Гюнтер уже успели разложить два кресла и теперь подключали мобилы к внутренней сети комнаты. Ник вздохнул, и последовал их примеру. После всех произошедших событий, желание удивляться его почти покинуло. Почти.

- Эй! – удивлённо сказал он. – В моём кресле в спинке дырка!

- Большая-ня?

- Ну… - Ник ткнул в отверстие пальцем, - С сантиметр где-то…

- Девять миллиметров, - уточнил Крэйзи.

- Девять, - эхом повторил Ник.

- Не обращай внимания-ня! – Сакура выдула пузырь жвачки, лопнувший с громким щелчком, - Счастливая примета дэс…

- Добрый день, - дверь открылась, пропуская длинноволосого азиата в дорогом сером костюме. – Как я вижу, вы уже ввели новичка в курс дела…

- Хай, Кенджи-сэмпа-а-ай! – Сакура вскочила.

- Сакура, сядь, пожалуйста, - тихо сказал он. – Перейдём к делу. Оно спешное.

Мигнул и вышел на рабочий режим проекционный экран.

- К сожалению, аналитический отдел всё ещё борется с последствиями вирусной атаки, так что мы получили информацию значительно позже, чем хотелось бы, - на экране одна за другой открывались фотографии. – Но всё же…

- Это Хисамацу Канамори, - на экране появилась снятая дешёвым мобильным телефоном размытая фотография пожилого азиата. – Его самолёт сядет примерно через час. Возможно, Канамори будут встречать. У него с собой металлический кейс. Так вот – этот кейс через два часа должен быть здесь, у меня на столе. Канамори по возможности не калечить.

- Численность встречающих? – спросил Крэйзи.

- Вряд ли их будет много, - сказал Кенджи. – Эта информация попала к нам случайно, и вся операция по транспортировке, судя по всему, проходит так, чтобы не привлекать лишнего внимания. Один охранник. Может быть двое.

- Соответственно оружие… - начал Гюнтер.

- Никаких перестрелок! – быстро сказал Кенджи. – Разве что из самозащиты. И уж тем более никаких взрывов – городская полиция и так последнее время повысила расценки на взятки, а если вы ещё и взорвёте что-то перед самыми выборами мэра…

- Кенджи-сэмпай нас выпорет-ня? – мечтательно спросила Сакура.

- Хуже, - мрачно сказал Кенджи. – Оштрафую отдел на сумму взятки.

- Ксо, - Сакура сникла.

Так что тихо приходите, тихо делаете, что требуется, и тихо уходите, - Кенджи окинул Сакуру пристальным взглядом. – Возможно, стоит попробовать хотя бы в этот раз обставить всё как банальное ограбление?

- Хай, Кенджи-сэмпай! – Сакура вновь вскочила, – только прикажите-ня!

- Приказываю. Вся информация уже сброшена в ваши мобильники, вместе с картами аэропорта. По дороге ознакомитесь и подумаете, как лучше всё обставить. Задание ясно? Выполнять!

- Не могу поверить, что это происходит со мной, - бормотал Ник в гараже по дороге к машине. – Я нанимался в информационный отдел, а оказался в рядах серых наёмников….

- Мы не наёмники, Ник, - сказал Крэйзи.

- Не наёмники? У тебя огнемёт! У меня - тазер! У Гюнтера по карманам оружия распихано больше, чем Сакура весит! В чём тогда, вообще, разница?

- В оплате, - вздохнул Крэйзи. – Наёмникам положено платить по расценкам профсоюза. А мы – информационный отдел.

- Информационный? Что это за информация такая – с грабежом на заказ?

- Слушай, - Крэйзи остановился. – Я вот одного не понимаю. Ты же корреспондент. Ты на теневой стороне города живёшь двадцать пять часов в сутки, даже когда не на работе. Тебе что, в первый раз, что ли, ощущать себя участником готовящегося налёта?

- Ну, нет, но…

- А раз нет – заткнись, полезай в машину, и делай что сказано. Тебе за это теперь платят.

Ник мрачно последовал приказу. Дорога до аэропорта заняла примерно полчаса. Ещё десять минут ушло на то, чтобы найти место для парковки. Всё это время было потрачено на то, чтобы продумать план возможных действий. Как назло, выстроенный по новому проекту аэропорт напрочь исключал возможность тихого ограбления. В любой его точке в любой момент времени болталось слишком много посторонних людей.

Пришлось импровизировать.

- Эй, - прозвучало в маленьком наушнике. –Ты на месте?

- Да, - уныло сказал Ник, осматривая расстилавшийся внизу зал ожидания с галереи второго этажа. – Я, кажется, вычислил встречающих нашего клиента.

- Хонтоо-ня? – в трансляцию ворвался голос Сакуры. – Правда? Картинку-ня!

- Держи, - Ник нацелился мобильником в сторону двух стоявших внизу у стенки типов в дорогих деловых костюмах. В руках у одного был лист бумаги, на котором от руки было коряво намалёвано маркером “Хисамацу Канамори”

- Халявщик, - разочарованно протянула Сакура. – Так любой может-ня…

- Отставить трёп! – оборвал их Гюнтер. – Самолёт на дорожке!

Сквозь ворота таможенного досмотра в зал хлынула толпа прибывающих.

- Ник?

- Бегу! – Ник, покинув своё место, проталкивался вниз, к двум пиджакам. Тем же самым занимались и Крэйзи и Сакура, продвигаясь к ним через людный зал.

Возле двоих пиджаков Сакура, Крэйзи, Ник и вышедший с таможенного контроля Канамори оказались почти одновременно. Пронёсшаяся на роликах Сакура воткнула локоть в живот Канамори и, пока тот падал, выхватила у него кейс. Охраники кинулись было на перехват, но вмешались Ник и Крэйзи. Коротко треснул разряд, прошипел газовый баллончик, и охранники рухнули на пол. Один молча, другой – с приглушённым хрипом хватая воздух перекошенным спазматической судорогой ртом.

- Бежим! – коротко скомандовал Крэйзи. – Гюнтер, мы идём к стоянке! Кейс у Сакуры! Заводи!

- Яволь, - лаконично прозвучало в ответ.

Под высокими сводами аэропорта раздался истошный женский визг – какая-то туристка заметила два бесчувственных тела и поспешила обратить внимание остальных наиболее действенным образом. Ник спиной ощутил поднимавшуюся над толпой волну испуга и волнения. Какое-то шестое чувство заставило его обернуться. К пытавшемуся приподняться на колени Канамори, расшвыривая подворачивавшихся на пути людей, подбежали двое широкоплечих громил в длиннополых плащах и низко надвинутых на глаза шляпах. Не обменявшись с ним и парой реплик, они достали из-под плащей тупорылые автоматы, и на бегу открыли шквальный огонь по удиравшим налётчикам. Замешкавшийся Ник сам не понял, каким именно образом он успел юркнуть в боковой коридор раньше, чем в него попала хотя бы одна пуля. Из декоративных панелей за спиной летели клочья. Прерывистый вой автоматов на мгновение стих – преследователи меняли обоймы в своих стозарядных скорострелках. Под сводами аэропорта метался многоголосый вопль паники.

- Стоять, ублюдки! – один из охранников открыл огонь по громилам. Несколько пуль ткнулись в бок одному из них, но тот даже не упал. Ответная очередь, опустошившая магазин автомата до последнего патрона, разметала незадачливого стрелка по площади в несколько квадратных метров. Ещё несколько его товарищей открыли шквальный огонь, прячась за декоративными колоннами и автоматами по продаже закусок и напитков. Под разлетающейся одеждой стрелка показался изодранный пулями металл и пластик.

Подрагивающий под градом пуль громила, сменив обойму, продолжал короткими очередями разносить вдребезги ненадёжные укрытия вместе с прячущимися за ними незадачливыми стрелками. Второй, получив в грудь несколько выстрелов из дробовика, снял стрелка длинной ответной очередью, и пошатываясь завалился в боковой коридор, где, кривясь на один бок, продолжил преследование. Скорость его передвижения заметно упала, но на меткости это не сказалось никаким образом, а патронов у него, судя по почти несмолкающей пальбе, было в избытке. Если бы не загромождавшие коридор торговые автоматы, предоставлявшие минимальное укрытие, беглецы давно бы уже превратились в решето

- Что это за хрень? – проорал Ник, вжимаясь в стену. От града пуль его прикрывал холодильник с колой и автомат по продаже кофе, но назвать это укрытие надёжным не поворачивался язык. Весь пол уже был засыпан мелкими кусками разноцветного пластика и жести.

- Пьеро! – прокричал Крэйзи, в перерывах между выстрелами, –Демонстрационный манекен!

- Кто!?

- Чёртовы русские лепят их на продажу из своих боевых машин, заменяя корпус на менее прочный и меняя прошивку процессора, но вернуть её обратно – вечер работы с декой! Любой студент справится, чтоб его!

- Менее прочный? Менее прочный!? Да в него из дробовика чуть ли не в упор долбили, а он всё ещё ходит!

- Дитя конверсии! Оригинальная модель рассчитана на разрозненные попадания автоматической пушки…

- Убийственно-ня! – восхищённо прокомментировала это вжимавшаяся в стену рядом с Ником Сакура. – Мегашикарно дэс!

- Шикарно? – завопил Ник. - Шикарно? Да он сейчас нас прикончит, это ваше мегаубийственное дитя конверсии!

- Спокойно, - в руках у Крэйзи появился бесформенный серый комок. – Ерунда это всё.

- Эй, это же…

- Ага, - Крэйзи решительным движением вдавил в комок взрывчатки короткую трубку детонатора, дождался короткого затишья между выстрелами, и метнул его в сторону ковылявшего к ним робота.

Вновь взвыл автомат. По потолку хлестнула, разбивая лампы, длинная очередь. Полыхнули разряды короткого замыкания, и коридор погрузился в полутьму аварийного освещения.

- Надо же, - удивлённо сказал Крэйзи. – Он расстрелял взрывчатку раньше, чем я успел активировать детонатор…

- Ме-га-ши-кар-но-ня! – восхищённо прокомментировала это Сакура.

Ник осторожно глянул в рваную дыру в кожухе кофейного автомата, за которым прятался. Сквозь сыплющийся тонкой струйкой сахар был виден неуклонно приближающийся робот. Второй, так и не покинувший своего места в конце коридора, упал на одно колено и дымился, но упрямо продолжал перестрелку с охраной аэропорта, теряя клочья обшивки.

- И что теперь делать? – заорал Ник. – Он сейчас подойдёт и решето из нас сделает!

- Прежде всего – не паникуй, - Крэйзи достал откуда-то второй комок взрывчатки и вставлял в него ещё один детонатор. – Это, во-первых.

- А во-вторых?

- А во-вторых, у меня есть план, - Крэйзи спешно набирал что-то на клавиатуре своего мобильника. – Лови сообщение. И пожалуйста, не озвучивай то, что прочитаешь – могут возникнуть проблемы.

В кармане Ника забился и завибрировал мобильник. Ник глянул на экран и перевёл ошарашенный взгляд на Крэйзи.

- Просто сделай! – сказал тот.

- Но… это же…

- Нет, чёрт побери, лучше он нас тут всех положит! – проорал в ответ Крэйзи. – дождись паузы между выстрелами и делай! Ну!

- Всех-ня? – задумчиво сказала Сакура. – Не нравится мне это уточнение…

Пальба на мгновение стихла. Шаркающие шаги робота слышались всё ближе.

- Ну? – отчаянно прокричал Крэйзи.

- Гомен, Сакура-сан! – Ник со всей силы толкнул девушку по коридору. Всё что она успела сделать – это удивлённо пискнуть. В следующий момент взвыл автомат.

В воздухе, кувыркаясь, пролетел комок взрывчатки. Грохнуло. Потолок с треском просел, засыпая смятого взрывом робота мусором и обломками бетонных перекрытий.

- Готов! – восторженно закричал Крэйзи. – Мы его сделали!

- Сакура, - убитым голосом сказал Ник. – Сакура!

- Хидой дээээс… - девушка, слабо шевелясь, попыталась встать. –Это жестоко-ня…

Один бок вбитого очередью робота ей под рёбра кейса количеством вмятин и выбоин напоминал лунный ландшафт.

- Зато работает, - пожал плечами Крэйзи. – Ник, что стоишь, помоги ей!

- Я?

- Ну а кто? Не я же толкнул её под пули!

- Ах ты… ты…

- Вторая группа! – прозвучал в наушниках голос Гюнтера. – Что там у вас происходит?

- Ничего! – бодро ответил Крэйзи, выхватив из рук Сакуры помятый кейс и направляясь в сторону стоянки. – Покидаем здание! Две минуты!

Ник вздохнул, поставил кривящуюся от боли Сакуру на ролики и покатил её по коридору вслед за удаляющимся Крэйзи.

- А знаешь, - сказал Ник, когда Сакура забылась на заднем сиденье, получив укол обезболивающего, а фургончик под чутким управлением Гюнтера понесся прочь от аэропорта навстречу длинной веренице медицинских и пожарных машин, – вообще ты прав. Это действительно почти ничем не отличается от моей работы корреспондентом. Даже в чём-то лучше.

- Конечно лучше! – фыркнул Крэйзи. – В один день и аванс и премию за удачное выполнение задания… считай, что служебное повышение у тебя в кармане. Ключ от капсулы можешь хоть сейчас в окно выбрасывать – гарантирую, Кенджи тебе сегодня же выдаст ключ от нормальной квартиры.

- Кенджи-сэмпааай, - не приходя в сознание протянула Сакура.

- Служебный рост, а? Быстро тут у вас.

- Политика компании, - пожал плечами Крэйзи.

- Да, это действительно лучше, чем в газете, - мечтательно сказал Ник. – Беготня та же, денег – больше, а главное - нет никакой необходимости вымучивать из себя несколько тысяч печатных знаков по итогам перестрелки…

- Э-э-э, - протянул Крэйзи. – Ник, не хочу тебя огорчать, но…

- Но что?

- Именно новичок традиционно пишет отчёт о проведённой операции…

Ник тяжело вздохнул. Но мрачное выражение лица продержалось недолго, сменившись глупой улыбкой. Карьерный скачок от человека с улицы до подающего надежды служащего серого отдела состоятельной компании был более чем достаточным поводом смотреть в будущее с оптимизмом.

Или не был?

Кто знает…