Проснись, человек

Воскресенье, 13 мая 2012 г.
Просмотров: 2999
Подписаться на комментарии по RSS
-Проснись, человек, - мягкий, женский, до боли знакомый голос, прозвучал в голове Сергея.
- Ты должен проснуться…
В голове стоял шум, тело не слушалось, веки предательски не раскрывались. Голос прозвучал звонче, словно приближаясь, и внезапная волна адреналина вырвала Сергея из ступора - он сдавленно закричал и поднялся. Мутная пелена перед глазами медленно рассеивалась, головная боль прошла почти мгновенно, и он смог, наконец, разглядеть место, где находился, а главное - определить источник мелодичного  женского голоса. Он лежал на пляже из мелкой гладкой ракушки; в дали - насколько хватало зрения - синел морской горизонт; небо было непривычно голубым, без единого облака, а скалы позади Сергея - монотонно уходили вверх, увенчанные неизвестной зеленью.
- Где я?
Девочка лет пятнадцати, светловолосая, в неприметном зеленом сарафане,  сидевшая на корточках возле пенящихся о босые ноги волн, обернулась и неприкрыто уставилась на него огромными,  не лишенными привлекательности, голубыми глазами:
- Ты в безопасности, человек… И, ты не дома…
Сергей выдохнул и попытался встать, ноги послушались, и через несколько секунд он уже вплотную приблизился к загадочной незнакомке. – Сергей.
Девочка с неподдельным интересом посмотрела на его протянутую небрежно руку, потом снова в глаза, улыбнулась, и рассмеялась:
- Ты нравишься мне, человек. Ты совершенно спокоен!
- А почему я должен быть напряжен? - Сергей сконфужено потер затылок и  плюхнулся на мокрое побережье рядом с незнакомкой. Только сейчас он обратил внимание на свою одежду, если это можно было так назвать - тонкий, почти прозрачный, белый комбинезон, плотно, но без дискомфорта, облегал все его тело до шеи. В местах "достойных" внимания одежда была плотнее, и, на радость, и без того смущенного поведением девочки Сергея - не  просвечивала.
- Я поняла! Ты, наверное, думаешь, что спишь?, - незнакомка, продолжая улыбаться, в наглую,  бросила ему в лицо мелкие ракушки.
Сергей отмахнулся, зажмурился, и  недовольно пробормотал:
- Ничего такого я не думаю,  просто за свои долгие годы, привык ничему не удивляться раньше времени.
- Доооолгииииие гоооодыыыы! - словно смакуя каждое слово,  напела девочка и снова расхохоталась. Сергей поморщился, но вдруг почувствовал, что это беззаботный и чистый детский смех , доставляет ему удовольствие, и сам, не сдерживаясь - расплылся в улыбке.
- Ты смешной, - девочка подхватила с набежавшей волны большую ракушку и протянулся ее к солнцу, словно пытаясь увидеть что-нибудь в ней на просвет. - Это хорошо, значит ,тебе будет легче принять...
- Что принять?- в груди Сергея как-то неожиданно сдавило и он стал шарить взглядом по сторонам.
- Ты ищешь зеркало, человек?- голубоглазая бестия ехидно усмехнулась и отшвырнула ракушку в море. - Оно тебе ни к чему. Я расскажу тебе, как ты выглядишь.
Сергей замер, дыхание стало учащаться, и мурашки пробежали по спине. Происходящее и впрямь начинало напоминать диковинный сон, и от ноток серьезности в голосе девочки - почему-то становилось неуютно.
- Ты молод - двадцать пять лет от силы, волосы без седины, а лицо без единой морщины...дальше продолжать? - девочка лукаво подмигнула.
- Как двадцать пять? - только и смог выдавить Сергей, - но...я ведь год назад справлял сорокалетие?!
Голова начала кружиться: пляж, море, зеленый сарафан, побережье, и пронзающие с усмешкой девичьи глаза - поплыли панорамой, пока ноги не подкосились, и Сергей навзничь не упал на вспененную волной груду ракушек.
- Какой впечатлительный, - фыркнула девочка и пошла вдоль берега.
- Как такое может быть? Кто ты? Где я? Почему?..., - Сергей осекся, видя как бесцеремонно его собеседница покидает пляж. - Постой! Подожди!
Тело справилось с паникой и,  теперь с отчетливо заметной, присущей только молодому организму легкостью, быстро приняло вертикальное положение. Сергей еще раз пристально рассмотрел свои руки: сильные, крепкие, не покрытые морщинами ладони! 
- Бред какой - то, - процедил он и бросился догонять голубоглазую незнакомку. Посмотрев вдоль набережной, он даже не успел удивиться тому, что его зрение  снова здорОво, а о таком сложно забыть, нося половину жизни очки и линзы.
- Стой же ты!- крик получился беспомощным и жалким - здоровый молодой парень едва мог угнаться за маленькой, хрупкой, лениво семенящей девчонкой.
Она обернулась и послушно замерла:  - Догоняй, человек, тебя нужно было отвлечь.
Сергей подбежал, и как подкошенный, упал на мокрую гальку, сменившую ракушку. - Давай поговорим.
- Для этого мы здесь и встретились, человек, - девочка сделала непонятный жест рукой и присела рядом. - У тебя много вопросов, я знаю, но не все сразу...Начнем по порядку, откровенность за откровенность, согласен?
Сергей махнул головой и, сглотнув  комок в горле, смог выдавить из себя лишь: - Где я?
- Далеко, человек, очень далеко от своего дома, - девочка пристально посмотрела ему в глаза, словно ожидая определенной реакции, и спустя секунду продолжила: - Так далеко, что в вашей системе исчисления не найдётся цифры, даже если мерять ее, - она поморщилась, - световыми годами...
Сергей слушал и, не моргая,  смотрел на свою собеседницу, словно боясь упустить хоть слово.
- Ты попал сюда по своей воле, человек, двадцать четыре земных года назад... Точнее не ты, а информация из твоего кода - ДНК, как вы его называете. В нем есть все -  генетические данные, твоя память, - в голубых глазах на мгновенье, как показалось Сергею, мелькнула искра тоски, -... молекулярный состав и только тебе свойственные мутации. Твои же личностные параметры - характер, темперамент, уровень мышления -  мы скопировали во время первого контакта.
Все это время  тебя создавали заново, вплоть до наивысшей точки физического развития. Воссозданный организм полностью лишен всех терзавших его болезней, вредных вирусов и приобретенных патологий. Ты молод, здоров, обладаешь всем объемом памяти на момент контакта, и пребываешь в состоянии наиболее близкому к адекватности...
Девочка выждала паузу, всматриваясь в нелепо вытянувшееся лицо Сергея.
- Все что ты видишь вокруг -  плод твоего воображения, воссозданный нашей техникой. Однако не стоит воспринимать все буквально - часть того, что окружает тебя - реально. Точнее сказать - я. 
- Вы с другой планеты? - предательски дрожащим голосом спросил Сергей.
- Планет, человек, - поправила девочка, и коснулась его растрепанной шевелюры мокрой от морской пены ладонью. По телу пробежала волна успокаивающего тепла, мандраж мгновенно исчез, дыхание выровнялось, и он смог, наконец, моргнуть, освежая пересохшие от сухого ветра глаза.
- Мы давно присматриваем за вами: маленькая, покрытая океанами планета на отшибе вселенной; странные, не похожие на другие известные виды обитатели ее, так неподдельно стремящиеся к совершенству, монотонно разрушающие его... - она печально улыбнулась и убрала руку с  его головы.
-Ты не первый человек, который гостит у нас. До тебя было семеро. Мне приятно, что на этот раз, выбор пал на незрелую личность, которая способна еще чему-то учиться.
- Незрелая личность? - Сергей слегка приподнялся и дотронулся до запястья девочки, оно было гладким, сухим, и очень хрупким.
- Да. "Наводящие контакт" до тебя, считали, что выбор должен ложиться на сформировавшиеся, достигшие своего интеллектуального апогея особи, извини, - она быстро спохватилась, - человеческие субъекты, которые в силу своей зрелости, смогут дать понять -  в чем ваша уникальность и необходимость для хода Общей Вселенской Эволюции.
Она осторожно высвободила руку и повернулась в сторону моря.
- Я же настаивала, что общение с такими субъектами не принесет ничего, кроме стереотипности понимания вашей сущности.
Сергей пожал плечами и тоже попытался всмотреться своим, уже здоровым зрением, в синеющий до горизонта "плод своего воображения".
- Как меня забрали? 
- Ты спал, когда мы вышли на контакт с тобой, - девочка в который, за их недолгое  знакомство раз, усмехнулась, - к слову эффект блуждающего подсознания в момент отдыха, зовущегося вами сном - еще один интересный аспект устройства вашего мозга... Спал и видел нас. Так всегда бывает, когда включен прибор контакта. Мы беседовали с тобой очень долго, искали причину,  по которой смогли бы забрать, изучали.  Ты пытался рассказывать зачем живешь, как понимаешь происходящие на своей планете события, как видишь свое прошлое, почему недоволен настоящим, и как ожидаешь будущего... Нам стало интересно, человек, - девочка запнулась, - мне стало интересно...
Мурашки пробежали по спине Сергея:
- Я был настолько красноречив во сне, что смог заговорить пришельцев?
- Не иронизируй, прошу, - девочка смущенно отвела глаза в сторону, - ты первый из контактируемых, чье мировоззрение оказалось близко к нашему... Странно, не правда ли? Семеро людей, куда более выдающихся и значимых для вашей планеты -  оказались чужды пониманию сути вещей, а никем не приметный винтик утопичной цивилизации - настолько близок к истине?
- Может, хватит напоминать мне о моей никчемности? – недовольно пробурчал Сергей.
- Извини, я иногда забываю, что чувство гордости для вас, все еще играет одну из ключевых ролей в социальной адаптации.
- Проехали, - Сергей нервно отмахнулся, - так значит, ты принимаешь решения: кого забирать, а кого нет?
- Не совсем так... Мы выбираем по принципу полезности информации. Я уговорила контакторов -  приведя доводы твоей неординарности, как субъекта исследований, по отношению к твоим предшественникам. Большего об этом, тебе пока знать не следует, человек, - девочка встала и пристально посмотрела в глаза Сергея,- ты готов увидеть больше?
Вопрос был как нельзя кстати - сидеть  под палящим солнцем на уютном морском берегу и слушать, как твой организм выращивали непонятно как, и неизвестно кто, в понимании Сергея - было слишком абсурдно. - Готов.
Девочка улыбнулась одними губами, и зеленый сарафан на ее теле стал плавно менять цвет на иссине-черный. Уже почти смирившийся со своей долей человек, лишь пожал плечами, когда и море, и пляж, и скалы вокруг - стали меняться вслед... 
- Где мы?- Сергей вздрогнул от собственного эха, лязгнувшего металлом, со всех сторон окружавшей непроницаемой темноты.
- Сейчас, - голос девочки прозвучал тоньше обычного и как-то...взрослее? - Не пугайся, смотри...
Тьма вокруг дрогнула, в уши ударило пронзающим неприятным звоном. Через мгновение все вокруг вспыхнуло, да так, что у Сергея захватило дух: огромная завернутая спираль неизвестной галактики раскинулась перед его взором. Миллиарды  звезд, гигантских планет и туманностей, сплетенных неведомой рукой в исполинский по своим масштабам клубок! Все это очаровывало своей нереальной, гипнотической красотой! Вселенский размах происходящего перед глазами простого человека, подавлял всякие, кроме рабоподобного трепета и захлестывающей эйфории, чувства. Сергей, сам не заметив - открыл рот, и широко распахнутыми глазами впитывал в себя апофеоз происходящего с ним момента. Оторваться не было ни сил, ни желания; казалось - вечности мало, чтобы налюбоваться  и в меру восхититься, разверзнутой колоссальнейшей плеядой космических гигантов...
Уже знакомая волна тепла пробежала по телу замершего в исступлении человека - вырывая из цепких когтей зрелища - разум и волю. Сергей нехотя повернулся и увидел рядом с собой девочку, заботливо приложившую руку к его лбу.
- Я тебя понимаю, человек, - голос звучал, уже не отражаясь инородным эхом,- Карта галактики одно из наших самых впечатляющих сознание изобретений.
Девочка убрала руку и сделала ей небольшой взмах. Через мгновение,  спираль неизвестной вселенной устремилась на двух повисших в бездонной темноте людей с угрожающей скоростью. Сергей не успел даже вскрикнуть от удивления, как мириады крошечных,  ярко горящих звезд всевозможных оттенков, окружили его со всех сторон; огромная голубая туманность, снаружи казавшееся тонкой нитью - прорезала титаническим мечем пространство над его головой.
- Это наш дом, человек, - девочка указала на небольшую, в сравнении с другими, белую звездочку в центре туманности. - Нааархатан - "земля предков"... Миллиарды лет  мы жили в гармонии с собой и окружающим нас миром: сотни планет, пригодных для жизни нашей цивилизации дала нам родная галактика... Но началось все именно здесь, - девочка сделала еще одно неуловимое движение кистью, и зияющую бездну звезд под ногами сменил тёмно-зелёный покров неизвестной растительности, тянувшийся до самого горизонта.
-Нааархатан больше вашей Земли в двенадцать с половиной раз, практически без морей и тем более океанов. Вся вода  - под толщей почвы – сотни тысяч чистейших пресных рек и озер... Огромное разнообразие животного и растительного мира, каждый из которых уникален и неповторим... 
Сергей повернулся в сторону девочки, и ему показалось, что в огромных, немигающих, голубых глазах застыли слезы... 
-  Сильнейшая гравитация сделала наш вид сильным и устойчивым к любому физическому воздействию; цивилизация наша не знала войн, так как пространства и ресурсов хватало всем. Вместо захватнических амбиций, мы взращивали в сознании целостность и единение с окружающим миром. Наука стала приоритетным направлением, позволившим нам быстро, относительно вас, выйти в открытый космос... - Громадная живая картинка, словно кассета на ускоренной перемотке, являла двум крошечным зрителям эпическую историю становления цивилизации. Сергей видел изменяющихся, стремительно  эволюционировавших существ, от самого примитивного, до, чем-то издали напоминавшего гуманоидов. Бескрайние леса плавно сменялись спиралевидными зданиями, которые словно в сказке росли, подпирая облака.
-У нас не было правительств и, как таковых, городов.  Планета жила, щедро награждая нас своими богатствами, которые мы трепетно и экономно тратили многие сотни лет. Каждому хватало места и  возможностей реализовать свой потенциал - внести свой вклад в развитие нашей молодой и мирной цивилизации. В конце концов, мы создали Единый Совет Планеты, в который вошли избранные абсолютным большинством лучшие представители нашего вида. Решения принимались гласно, любой  мог его оспорить, приведя логически обоснованное альтернативное мнение. Так мы начали программу космической колонизации. Тысячи кораблей покинули "землю предков" и устремились в неизвестность...
Сергей затаив дыхание смотрел на уходящую вдаль, поражающую своим величием, армаду  огромных сферических кораблей, каждый из которых превышал все мыслимые для земной техники размеры. Они неспешно плыли над зеленым ковром  планеты - грозные ковчеги далекой, могущественной цивилизации, словно блудные дети - навечно покидающие отчий дом...
- Ты, как и я, видела это только здесь? – Сергей, не поворачиваясь, обратился к девочке.
  
- Да. Я родилась здесь - на корабле, но генетическая память живет во мне, и эту картину я воспринимаю, как часть памяти...
- Пусть это прозвучит банально, но мне жаль, - Сергей неожиданно для себя - несильно сжал маленькую холодную ладошку. 
Девочка осеклась и ненадолго замолчала. В пространстве повисла звенящая тишина.
- Аэри... Можешь звать меня Аэри.
Сергей повернулся и всмотрелся в голубые бездонные глаза своей новообретенной знакомой:
- Мы не такие уж и разные, Аэри. 
Девочка отвела взгляд и одними губами, едва слышно прошептала:
- Совпадение в одном из ста трудно назвать подобием... Тесная связь со своим прошлым присуща любой разумной форме жизни.
- Ваша воспетая любовь к логике не дает волю  чувствам. Зачем ограничивать себя, когда обладаешь "присущей", - Сергей как мог язвительно произнес слово, - такой развитой цивилизации, свободой?
- Свобода - принимать мир таким, каков он есть, а не жить в построенных незрелым разумом иллюзиях... Извини, но мы чужды многим чувствам, которые бурлят в вас. Нааархатан, для рожденных на ковчеге - всего лишь, символ нашего величия... Мы не видим снов и редко обращаем сознание к прошлому. Будущее - вот что достойно внимания и чем заняты наши умы - это единственно верная истина, вершащая вселенскую эволюцию... Все виды, не принявшие этого, или не успевшие осознать - обречены..., - голос Аэри совсем затих, и она плавно подняла взгляд вверх, всматриваясь в улетающую над их головами армаду инопланетных кораблей.
- Как долго вы летите к нам? - Сергей высвободил ладонь девочки, и, провожая ее взор, покорно стал досматривать эпическую сцену. 
- Тысячи лет, Сергей. Задолго до появления первой разумной жизни на вашей планете. Наш маяк - крошечный астероид, который миллионы лет назад столкнулся с атмосферой Земли, сделал ее анализ и направил нас. Вода, кислород, углерод - часть единой формулы для всего живого во Вселенной. Рано или поздно, жизнь зародилась бы в вашей Солнечной системе. Жизнь, которую мы должны, и  в силах сохранить... 
- Но как такое возможно?! Лететь сквозь космос тысячи лет?!
- Вечный двигатель, Сергей - энергия родившая Вселенную и пронзающая ее вне времени и пространства: незримая, бесплотная - наивысшее открытие нашей цивилизации. Мы единственный вид, постигший это, и потому в ответе за все остальные. Никто из нас не имеет представления, как все началось, но одно знаем точно - все закончиться с нами...
- Я могу увидеть ваш корабль без всего этого? - Сергей небрежно провел рукой вокруг себя.
- Справедливое желание... - голос девочки стал таять, пока не пропал вовсе. - Жди!
Мгновение - и он почувствовал, как стремительно падает. Тело, испытывая сильнейшие перегрузки, устремилось в разверзнутую пустоту под ногами. Сергей вскрикнул от ужаса, но уже в следующую секунду все закончилось, и он обнаружил себя замершим в нелепой позе посреди огромного, сотни метров в диаметре, куполообразного зала нежно матового оттенка. Ровно посередине стоял голубой не то стул, не то кресло, приглашающе откинутое почти горизонтально. Человек осмотрелся по сторонам, не обнаружил в комнате ничего, за что мог бы зацепиться взгляд и подошел к предмету инопланетной мебели, сфокусировавшись  на нем. Кресло, словно читая его мысли, слегка приподнялось и беззвучно выпрямилось. Сергей осторожно коснулся его рукой и тут же отпрянул - леденящий холод обжог его пальцы.
- Не бойся, Сергей, это -  стандартный анализ твоего кода, теперь можешь сесть, - прозвучал  голос Аэрин, звонко отдаваясь эхом от матовый стен.
- А предупредить никак? - недовольно пробормотал  человек, с опаской усаживаясь в голубой прибор, никаким предметом мебели назвать Это не поворачивался язык.
Вместо ожидаемого холода, Сергей ощутил приятное, плотное, в меру подогретое сиденье, которое в считанные мгновения обтекло его спину и ноги, полностью приняв форму тела. Он глубоко выдохнул и почувствовав, насколько ему удобно - невольно улыбнулся, - Чертовски удачное изобретение...
- Чертовски..., - голос девочки по-прежнему звучал отражаемый стенами, но уже без эха. - Ты веришь в ваших богов, Сергей?
- Ну, я и в вас не сильно-то верил, если честно, - попытка отшутиться была встречена многозначительным молчанием, - Нет, не верю.
- Зачем ты тогда используешь слова, в существовании которых сомневаешься?
- Это просто выражение, хватит цепляться...
- В этом нет ничего простого, Сергей. Дело не в словах, бессмысленно заполняющих вашу речь, а в принципе их появления. У людей до тебя они были тоже, пожалуй, еще более ярко выраженно. Почему вы доверяете тому, чему не можете найти доказательств? 
-  Люди приходят к вере по-разному, Аэрли. Я атеист и мне сложно рассуждать на эту тему...
- Но ты можешь попробовать. Откровенность за откровенность, помнишь?
- Да, - Сергей запнулся, не зная с чего начать,  - До сегодняшнего дня я считал, что мы одни во Вселенной. Огромная кипящая жизнью планета, которую населяют миллиарды подобных мне людей. У каждого свои интересы, проблемы, желания, страхи... Мы все такие разные, но в тоже время - такие похожие! Я не знаю, как появлялись старейшие из наших конфессий, но догадываюсь с какой целью - объединить всех нас: белых и темнокожих, здоровых и больных, сильных и слабых - всех! Чтобы мы перестали искать различия друг в друге, и могли вместе идти вперед... Но история наша отлична вашей, и то, что было создано человеческим гением для блага, в жестких руках правителей становилось оружием. Понятия подменились,  и теперь вера - камень раздора между землянами... Я давно перестал верить в сказки о добрых силах, создавших этот мир, но каждый раз испытывал непомерную тоску, когда думал, что мы одиноки во Вселенной. Глупо, правда? Семь миллиардов человек окружало меня, а я, пусть редко и надуманно, но страдал, от осознания нашего общего одиночества. В такие моменты я завидовал верующим - они то уж точно лишены этих не самых приятных переживаний. А доказательства? Куда комфортней просто довериться тому, что тебя устраивает, чем искать ответы, не находить их, и метаться где-то посередине между истиной и полным неведением... Наверное, в этом наша сущность, Аэрли - доверять тому, что подают, не вдумываясь, но и не страдая...
Сергей замолчал, вперив взгляд в вершину монотонного купола.
- Интересно, - голос прошелестел, где то неуловимо близко, на грани слышимости.
Сергей огляделся по сторонам, ища его источник.
-Где ты, Аэрли?
- Ты хотел видеть корабль, и ты его видишь... Наш же реальный облик может показаться тебе слишком отталкивающим, и он нарушит твое мировосприятие, это исказит твои мысли и контакт не будет отражать действительности...
- Ну да: логика, созидание, я начинаю привыкать, - Сергей невесело усмехнулся, - вера в непогрешимую науку и собственную уникальность...
- Ты зря иронизируешь - все так и есть. Заниматься коллективным самообманом, отвергать  факты и мучить себя – ваш путь, не наш. Мы верим лишь в реальные вещи и процессы, что в этом плохого? Я хочу мыслить трезво и видеть действительность такой, какая она  есть, а не приукрашенной другими, а значит искаженной, пусть и во благо. Во вселенной столько удивительных вещей, Сергей, - голос завораживающе лился из стен, - невероятных, немыслимых! Во всех ведомых измерениях протекают величайшие трансформации материи! Это ли не восхваляемое вами людьми, чудо? Я отчасти, понимаю твою печаль. Знай мы так мало о окружающем мире, я бы наверняка ощущала схожее, но это не так, Сергей. Ты считаешь, мы лишены всяких чувств? Что не можем сопереживать, страдать, радоваться, любить?
- Сомнения, если откровенно, при…, - начал было человек, но был тут же бесцеремонно прерван, вдруг зазвеневшим  сталью голосом Аэрли.
- Сомнения! Что знаешь ты о сомнении? Какой одеть галстук, что купить в магазине, за какой передачей провести вечер? Читанные в ваших книжках жалкие потуги выбора составляют большую часть твоего опыта! 
-Аэрли…
-Что Аэрли? Сомнения тебя покидают, когда ты слышишь эмоции в нашем голосе? Так вот знай: мы все одинаковые, ВСЕ! В любой из Галактик! Можно перешагнуть на любую ступень эволюции – хватило бы времени, но испытывать чувства – это обратная сторона Разума. Везде где правит интеллект – идет «борьба» с эмоциями. Нельзя избавиться от них, но возможно контролировать.
- Ты считаешь испытывать любовь, это «проклятье» за возможность мыслить? Благодарность, дружба?
- Это чистые и важные эмоции, Сергей, но где они, там и само разрушающие: гнев, гордыня, эгоизм. Я не хочу убеждать тебя, что эти переживания сознания не важны, они просто есть и нужно воспринимать их, как данное, не зацикливаясь.  Логика же, и абстрагирование от них, помогают увидеть жизнь во Вселенной более многогранной, ее же «глазами», и это путь избранный нашей цивилизацией. Практика достоверно говорит об адекватности такого взгляда на происходящие вещи. Пусть  некоторые из нас в глубине души не совсем согласны, но это так…
- О чем ты, Аэрли? Почему ты так отреагировала на мое слово о сомнениях?
- Ах, Сергей, если бы ты мог понять моЮ безутешную тоску… - девочка замолчала и навалившаяся тишина стала невыносимой.
- Зачем вы летите к нам? 
- Ты уверен, что хочешь слышать ответ, человек? – Сергею показалось, что голос едва заметно дрожал.
- Мне кажется, назвав меня так, ты уже дала его…, - он встал с кресла и обреченно вперился в пол под ногами. – Скажи, зачем?
Ответа не было, повисшая тишина незримо давила, и Сергей беспомощно упал на колени.
- Зачем?...
- Я никогда не хотела, чтобы ты знал ответ. Но врать мы не умеем, даже во благо, - голос Аэрли эхом раздался в голове Сергея. – Человечество обречено. Мы летим спасти вашу планету…от Вас.
Сергей закрыл глаза, и, чувствуя свой учащающийся пульс,  задал немой вопрос: «Как?»
- Мы будем в вашей солнечной системе через сто двадцать земных лет. Весь ваш вид будет тщательно и окончательно проанализирован, затем мы отберем самых перспективных представителей, и предложим им путь реинкарнации… Остальные будут дистанционно стерилизованы. Это первая фаза. Далее, мы поместим избранных в резервацию и начнем процесс очистки. Все ваше культурное наследие будет сохранено в том виде, в котором оно явилось в момент нашего пришествия. Планета приступит к само очистке, и здесь мы примем пассивную роль созидателей, как было уже не единожды…
- Стерилизация, реинкарнация, само очистка, о чем ты, Аэрли? Мы же не животные! Ты сама твердила о нашем подобии минуту назад! Мы же чувствуем! Как такое может происходить?! Вы – венец вселенской эволюции, «проповедующие»  созидание – летите сквозь бездну времен истребить нас?!
- Не вас, Сергей. Человечество, равно, как и любой другой вид имеет право на жизнь. Мы корректируем, пусть это и жестоко звучит – худшее в вас. Тысячи лет мы пытались изменить порядок вещей гуманными способами: Направляли, Исправляли, Советовали… Но все приходило к одному – сущность эгоизма невозможно изменить! Лишь после потери первой планеты, мы осознали неэффективность ранее практиковавшихся методов. «Принцип малого зла», как называете его вы, земляне: уничтожить малое, чтобы сохранить и приумножить нечто большее. Сокращение одного, пусть и главенствующего вида - неисчислимо мало, в сравнении с ценностью пригодной для жизни экосистемы. Миллиарды лет прекрасного, против мизерных тысяч лет неопределенного. Вы ведете планету к гибели с момента зарождения Средневековья. Расовые, религиозные, политические  распри, зарождаемые неведением и невежеством, заставляют вас черпать основу для эволюции из недр Земли -  все больше и беспощадней, не задумываясь о последствиях! Живя короткую жизнь, вы думаете лишь о  себе, не оставляя шанса будущим поколениям. Если мы не остановим вас, планете, такой, какую ты знал ее – придет конец. Я понимаю твою ярость и негодование, но это естественный шаг эволюции – более разумный и приспособленный вид подчиняет все другие. Так было исторически и у вас, разница лишь в том, что мы не ставим, подобно вам - захватнических целей, и масштабы - Вселенские. 
- Не слишком ли самоуверенно, Аэри? До этого самого дня я был убежден, что человечество - вершина разумной жизни во Вселенной, и только мы можем раздвинуть границы неведомого. Что мешает вам завтра  узнать, то же, что и я сегодня? Что если в глубинах космоса навстречу вам, с еще большей скоростью, знаниями и амбициями, движется сверх цивилизация?
- В твоих словах есть логика, - девочка горько усмехнулась, - ты идешь по правильному пути. Но цель любого социума, достигшего хотя бы сотой части нашего - не может быть разрушающей. Созидание и сохранение - только так. И развитие технологий, какое бы оно ни было, не может перешагнуть ту ступень осознания сути жизни, которая сложилась у нас теперь.
- Как просто рассуждать о смысле бытия, обладая бесчисленными ресурсами в начале своей истории и неограниченными возможностями в современности, - голос Сергея дрожал, и он нисколько этого не скрывал.
- Как раз осмысление этого и дается сложнее всего. Ваша планета уникальна, она относительно молода и сравнительно богата, но оглянись и посмотри, во что вы ее превращаете? Загрязненная атмосфера; нерационально использованные ресурсы; оружие, способное уничтожить все живое! Разве ты не понимаешь сам, что ЭТО необходимо – спасти землю от разрушающих ее «паразитов»! Это ужасно слышать, я не сомневаюсь, но пройдут века, планета восстановиться, ваш отобранный и очищенный регенерацией вид, сможет снова заселить Землю! Уже новые люди, с пониманием возложенной на них ответственности, чистые генетически, без саморазрушающих комплексов и предрассудков – станут вновь править вашей планетой! И мы немедленно удалимся в глубины космоса с чувством, и оно одно из немногих уважаемых нами – выполненного долга. С вами Земля обречена, с нами у нее  есть все шансы. Как бы ты поступил, будучи на нашем месте? 
- Мы для вас были и останемся дикарями, ведь так?
- Это неверное слово, Сергей. Вы заблудившийся в себе, неполноценный пока вид. Но все поправимо… И мне искренне жаль, что лишь такими методами… Но другого пути - попросту нет! Или человечество, или планета Земля. И для нас, видевших не раз, к чему приводит путь, выбранный вашей цивилизацией – выбор очевиден, прости…
- Давай вернемся на пляж, прошу, - голос Сергея стал гаснуть, он задыхался в приступе внезапной неудержимой паники, отчаянно борясь с желанием разрыдаться.
Вместо ответа – пол под ногами человека стал медленно таять, и через него проявилась мелкая морская галька, в лицо задул свежий прохладный бриз, и уже знакомое чувство теплоты разлилось по телу.
- Спасибо, Аэрли, - Сергей отстранил детскую ладонь от затылка, повернулся и пристально посмотрел в широко раскрытые голубые глаза инопланетной девочки, - так намного лучше.
Затем он лениво завалился всем телом на гальку, и, зажмурившись от солнца, стал напевать старую, давно забытую песню: - Это все, что останется…после меня…
Девочка устроилась рядом и вперила взгляд в горизонт.
- Какие правильные слова… Это ты сочинил?
- Нет, - продолжая мычать мотив под нос, отозвался Сергей, - один из нашего «неполноценного» вида…
- Ну, хватит, я не хотела тебя обижать, - Аэрли наигранно сдвинула брови и подперла ладошками бороду. – Просто назвала вещи своими именами. -«…доживем наше море вины, поглощает время дыра»,  как символично и грустно.
- Нет никакой группы контакторов, ведь так? – Сергей не спрашивал, утверждал.
- Ты, к сожалению, прав. Нас семеро на корабле, и каждый, в свое время, воссоздал по одному представителю вашего вида.
-Как домашние питомцы…
- Нет, я была искренна. Нам на самом деле важно знать - какие вы? Где допустили ошибку, пойдя таким путем? Есть ли шанс на исправление в будущем? Наука и логика, все банально…
- Вам не надоело, за  тысячи то лет? – Сергей слушал закрыв глаза, полностью отдавшись царящей вокруг атмосфере блаженства.
- Как может надоесть истина? И ты не прав - мы не бессмертны. Процесс реинкарнации, подобный тому, которым мы воссоздали тебя – единственно решение вопроса долголетия. Мы умираем каждые сто пятьдесят лет, и заново рождаемся в искусственных условиях. После каждого цикла, наша память о прошлых жизнях становиться все туманней. Старейшие из нас уже не помнят своего рождения и родины…
- Там, на Карте Галактик, ты грустила, потому что уже не помнишь свой дом, ведь так?
-Да. Образ планеты, рваные кадры отправки в «вечный путь» первых крейсеров надежды – все, что я помню. И через два-три  перерождения даже эти скупые воспоминания сотрутся в моем разуме…
- Ты говорила о тоске, которую испытываешь. Она из-за уходящей памяти? 
- Не только. Мы осознанно уменьшаем роль чувств в нашей жизни, заменяя на, вне сомнений, куда более важную способность - логически и правильно мыслить. И многие решения, принятые нами – не дают мне покоя. Но проходит тысяча лет, и я уже не помню ничего, что тревожило меня раньше. 
- Зачем же тогда переживать?
- Я не знаю ответа, Сергей. Почему-то именно я – самый противоречивый член нашего экипажа. Во мне, больше чем в других, кипят остатки затерянных, как и обрывки памяти о родной планете, чувств и эмоций. Я понимаю, что это мешает мне стать кем-то большим, выйти, подобно моим многим соплеменникам – на новый уровень эволюции… Но в тоже время, размышляя наедине, я понимаю, как жалко терять некоторые из этих чувств. Но я забываю их, забываю независимо от своего желания! Каждый цикл реинкарнации делает меня все больше похожей на оставшихся шестерых. Этот внутренний конфликт не дает мне полностью отдаться науке и созиданию.  Как и в ситуации с Землей: мы летим сделать правильное дело, но мне жутко неудобно от того, чего это будет стоить. Я принимаю необходимость и неизбежность этого, но чувства заставляют меня сопереживать Землянам. 
- Просто каждый из вас пытается разглядеть в нас то, что сам давно потерял. Вы умнее, сильнее и могущественнее, но чувствуете себя одиноко, как и я бывало, на своей уже бывшей родине… Извини за грубость, Аэрли. Вы поступаете правильно, если задуматься. Планета важнее.
- Спасибо, - девочка легла рядом и зажмурилась от яркого солнечного света.
- Я могу выбирать, где провести остаток своих дней? – Сергей спросил спокойно, словно интересовался о какой-нибудь неважной мелочи.
- Конечно. Места ограничены лишь твоей памятью, а если задаться целью, то и - только фантазией.  
- Это радует, - Сергей подложил руки под голову, устраиваясь удобней, - Аэрли, а вот если представить, чисто теоритически само собой, но вот чтобы вы делали, если бы мы оказались лучше? То есть, вот вы прилетите к нам через сто двадцать лет, а мы – изменились! Осознали, вдруг, что идем по пути саморазрушения и поменяли все: источник ресурсов, приоритеты, отношение к миру?
- Все просто - мы бы не стали вмешиваться. Возможно, даже не стали бы афишировать свое существование. Но что может измениться за сто лет, если предпосылок не было тысячи?
- Не важно. Шанс есть, и это уже само по себе хорошо.
Девочка улыбнулась и повернулась на бок, прищурившись глядя на своего собеседника.
- Вы все такие оптимисты?
- Нет, только ожидающие казни.
Так они и остались лежать. Зажмурившийся Сергей, размышляя о вещах, которые могли бы быть, и девочка, с улыбкой смотрящая на него, погруженная в тоску от мыслей о неосуществимости мечты человека…