Возвращение

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2768
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Нина Дьяченко (goldnina).
Космолёт приземлился на абсолютно круглой площадке. Открылся люк – Алексей Сокол, помогая себе дрожащими от волнения руками, спустился по трапу.
Огляделся с невозмутимым выражением лица, только в больших карих глазах застыла тревога, положил руки в карманы.
Земля.
Сколько ж он лет её не видел?
Лет двести. Если бы не криогенная камера, он бы давно умер. Да и сейчас Алексей Сокол ощущал себя ожившим мертвецом, откопанной в могильниках древностью. Его мучило, истязало любопытство: какой стала Земля за эти годы? Сколько неприятных сюрпризов ему готовит родная планета?
- Предчувствие у меня – хуже некуда, - прошептал невысокий, кряжистый парень в простом спортивном костюме. ОНИ сказали ему, что в скафандре нет надобности.
«Неужели вы думали, что мы за эти годы так изгадили воздух, что им совершенно невозможно дышать?» - поинтересовались ОНИ с долей чёрного юмора.
На самом деле он так и думал. А что ещё можно ожидать от человечества, почти источившего природные ресурсы родной планеты? С варварским энтузиазмом сумасшедших покрывающих поверхность земли бетоном, разрушающим леса, загрязняющим воду?
Алексей боялся встретиться лицом к лицу с этими новыми землянами, совершенно не похожими на тех, которых провожали его в космос.
Свою миссию Алексей выполнил: обследовал несколько планет, обнаружил полезные ископаемые и даже воду в виде льдов. Но он до сих пор не понимал, как ОНИ собираются добывать эти ископаемые, если лететь до этих планет – сто лет, даже после изобретения сверхскоростного двигателя.
Лёша надеялся, что ОНИ придумали что-то новое, ещё более быстрые двигатели. После грабежа луны и остальных планет солнечной системы, человечество просто обязано придумать сверхбыстроходные корабли, чтобы начать грабить другие планеты.
Лёша был рад, что несёт одну радостную новость: инопланетян на своём пути он не встретил. Никаких зелёных человечков. Если даже они и имелись в наличие, то лететь до их планеты нужно было гораздо больше столетия.
Алексей был рад, что его встречают без всякой помпы, тайно, но это и настораживало. А вдруг от него захотят избавиться? Может, на этой новой Земле космические полёты, особенно столь длительные, стали табу? И после того, как он передаст ИМ свой отчёт, его просто тихо и мирно пристрелят?
В любом случае, ему ничего не оставалось, как ждать.
По столь любимым землянам бетонным дорогам к нему приближалось трое. Двое мужчин и одна женщина в простых белых костюмах.
«Гробовщики или ангелы», - съязвил про себя парень.
Женщина оказалась…очень похожей, слишком похожей на его бывшую девушку Лену, которая, по всем законам логики, должна была умереть лет сто назад.
«Или они изобрели бессмертие, пока я по космосу шатался? Хорошо бы…».
Он глазел на неё во все глаза, не замечая мужчин, он не мог ошибиться. Карточку с Лениным личиком он взял с собой в космос и любовался ею долгие годы. Так что каждая чёрточка врезалась ему в память. Рыжие волосы, спускавшиеся до тонкой талии, тонкий, прямой носик, ярко-синие глаза, пухлые, чувственные губы, стройные ножки. И любимая ею изумрудная заколка, закалывающая чёлку.
Его начало трусить, губы плясали, пытаясь слиться в приветливую улыбку.
Низенький негр протянул широкую лапу: - Дискету! – рявкнул он громовым голосом. Лёша с трудом заставил себя отвести взор от девушки и протянуть дискету, которую он сжимал в руке.
- Прекрасно, - пропищал тонким голосом высокий и белобрысый мужчина.
- Итак, Алексей Сокол, вы получаете собственный дом в горах, пожизненное содержание и полную свободу. Можете продать историю своих приключений на телевидение – вам заплатят приличную сумму. Заделаетесь грёбаным миллионером. Мужчина с такой силой похлопал его по плечу, что парень чуть не свалился. – А Лена введёт вас в курс нашей сегодняшней жизни. Мужчины переглянулись. – Она же и проведёт вас к вашему новому жилищу. Благодарим за преданную службу планете! – добавили они дежурную фразу и немедленно куда-то ушли.
- Ты робот? – обратился Алексей к улыбающейся девушке. – Тебя специально сделали, чтобы мне было не так одиноко в первые дни, пока я ещё не свыкся с новыми порядками?
- Ты считаешь себя такой важной птицей? – хрипловатым голосом той, прежней Лены, поинтересовалась девушка. – Давай, шевели копытами. Ещё одно её любимое выражение. Прошлое накатило волной, его даже затошнило.
Он вспомнил. Воспоминания рождались в муках, как дети.
Последняя ночь перед отъездом, горячечные поцелуи на белых простынях. Её слёзы. Тонкие, длинные пальчики протягивают ему фотографию в рамке, где они стоят вместе, обнявшись.
У него не было выбора: ему отдали приказ, его подготовили, выбрали из миллионов. Если бы он даже и сопротивлялся, его бы просто насильно запихнули в космолёт. Они оба это понимали.
Однако для всех каналов новостей Алексей Сокол демонстрировал застывшую улыбку и несуществующую радость выполнения столько важной для любимой планеты задания.
Они пошли по бетонированной дорожке, вдоль которой росла трава. Немного позже Лёша увидел деревья.
Он пощупал один из тоненьких стволов: - Они настоящие? Или пластмассовые?
Ленка хмыкнула. Так знакомо. Будто и не было прошедших двухсот лет, основную часть которых он провел в криогенной камере, поэтому и состарился всего лет на десять. Послушные роботы его космолета всё сделали сами, всё грязную работу. Когда им нужны были новые задания, его будили. Но это случалось так редко. Идеальная работа для лентяев.
- Настоящие. И вода у нас есть. Её очистили, в реках и морях полно рыбы. Ты очень удивишься. Или не удивишься. Мы многое поняли. Единственное, что может тебя разочаровать – нас не слишком много.
- Нас, это кого? Роботов? Алексей по-прежнему сохранял скептическое выражение лица. – Ты ведь не Лена, правда? Ты не можешь быть ею. Зачем этот… идиотский спектакль? А если я совершенный псих, и захочу прибить ни в чём не повинного робота?
- Я не робот, - без всякой обиды отвечала Лена. – И я Лена. Нас – я имела в виду, людей. Два миллиона, или три. В Америке, России и Японии. Объединённые королевства.
- Что у вас тут произошло? – вырвалось у него, когда он увидел небольшие частные домики, окружённые красивыми садами. Они сели в небольшую машину, летевшую над дорогой. Вдалеке он увидел лес. Его затрусило.
- А где же бетон и неоновые рекламы? – с иронией осведомился он у робота. Он был уверен, что она – всё-таки робот. – Многолюдные города и такое прочее?
- Канули в лету. Тебе жаль? Ни за что не поверю – я ведь тебе знаю.
- Ты не можешь меня знать, мы только что познакомились, - Лёша начал злиться. – И, пожалуйста, не изображай из себя человека! Тем более - мою давно умершую девушку!
Её лицо стало грустным.
- Скоро ты всё поймешь, - только и ответила она.
- Очень на это надеюсь! – отозвался он, отворачиваясь.
Вскоре они пролетели над морем, медленно, чтобы, как он понял, доставить ему удовольствие.
Затем – горы. Он на самом деле обожал природу и был рад, что она ещё существовала. Воздух был чистым, и море тоже. Рыба чуть ли не выпрыгивала из волн.
- Я ведь действительно Лена… Та самая Лена. Твоя Лена, - взволнованно зачастила девушка. – Как же мне хочется, что бы ты понял, что бы ты мне поверил! И я – не робот. Девушки немного помолчала, накручивая рыжую прядь на палец. – Но в чём-то ты тоже прав – я не совсем человек. То есть… не совсем такая как ты.
Они приземлились возле огромного белоснежного здания.
- Пойдём, я тебе всё покажу.
Они вышли, затем вошли. Тихие, безлюдные коридоры. Вот здесь действительно были роботы. Не много, в основном, уборщики, обслуживающий персонал. Никакого сходства с людьми, - обычные железные ящики.
Они уселись на большую кровать, так похожую… И комната была обставлена почти так же, как и тогда, в день его отъезда. Только размером гораздо больше, и сам дом был громадным, учитывая, что тогда, до отъезда, он жил в крохотной комнатушке бетонного зверя в Нью-Йорке.
- Мы – изменились, - торжественно заявила она. – Я имею в виду человечество.
- Это должно было случиться, - осторожно заметил он. – Если бы никаких изменений не было, я бы подумал, что от меня скрывают какую-то страшную правду.
Девушка опустила голову: - Я не знаю, какой для тебя будет эта правда, для меня она совсем не страшная. Но это моя жизнь. А твоя… Ладно, расскажу всё по порядку: людей больше нет. Таких, как ты. Всё люди погибли, я, честно говоря, не знаю, какая именно катастрофа произошла. Может, глобальное потепление, ядерный взрыв, не знаю. Но … перед своей гибелью человечество обрело контакт с иной цивилизацией. Тот самый контакт, за которым тебя посылали. Это был… Высший разум, - девушка запиналась. – Я не знаю, как тебе доходчиво объяснить.
- Объясни уж как-нибудь, - за иронией Алексей таил страх. – Ты хочешь сказать, что БОГ всё-таки вышел с нами на связь? Что наступил конец света?
- Для меня это был Бог, - совершенно серьёзно ответила Лена. – Но… я не знаю, что это такое. Я же не видела конец Света. Я излагаю тебе события такими, какими они известны НАМ. Итак, человечество уничтожило себя. А потом нас нашли. Кто-то или что-то. Не знаю, какую форму оно имело. А может, никакой формы и не было? И ЭТО подарило нам прибор. Странный и необычный. Его лучи поникли во все времена существования человечества: в прошлые века. И считывали информацию о каждом когда-либо живущем человеке. Его сознание, мысли, привычки. Быть может, душу. Что мы знаем о душе? Прибор захватил все прошедшие века, плюс современный мир, который существовал до твоего отъезда. Затем эта информация была помещена в крохотные капсулы-дискетки… А потом для нас были сотворены Родильные дом, в одном из которых я и родилась. То есть, - она смешалась, - была создана.
- Значит, ты всё-таки робот?
- Нет! Я – человек! В Родильном доме начали создавать наши тела, тела ныне живущих людей. Подозреваю, что сразу после уничтожения человечества. Тела, очень похожие на обычные людские тела. Я чувствую боль, наслаждение, мыслю… значит, существую. Когда мы займёмся любовью, ты совершенно не ощутишь разницы. То есть, во мне душа твоей Лены. Ну, не душа, конечно, существование душ ещё никто не доказал, если честно. Да и зачем заниматься глупостями? Но я думаю, как она, чувствую, как она. Тебе мало? Только моё тело… немного другое. Я не ем, я питаюсь солнечной энергией или электричеством, как получиться.
- Не хожу в туалет, не размножаюсь, - неумолимо продолжил за неё Лёша. – Ведь так?!
- Да. Ну и что? Зато я чувствую. Разве этого мало? Тебе этого мало? Я по-прежнему люблю тебя… Мои чувства не остыли. Думаю, та Лена умерла почти сразу же после твоего отъезда. Нас немного, мы не рожаем, как ты правильно заметил, но, новых людей делают в Родильном доме взамен тех, кто захочет умереть. Ведь в капсулах хранятся память и чувства миллиардов когда-либо существовавших на Земле людей. Со временем мы заселим всю солнечную систему, - Лена говорила с энтузиазмом. – Но, постепенно, чтобы не нарушить экологического баланса. Мы не хотим повторять ошибок почивших. Но, не волнуйся, еды для тебя хватит. А те три миллиона ныне живущих отобраны Родильным домом из лучших, умнейших и совершеннейших людей всех веков! Ты должен гордиться, что оказался в такой компании! Ведь этот мир – гораздо совершенней того, который исчез.
Она посмотрела ему в глаза влюблённым взором: - Мы можем пожениться, как мы мечтали когда-то. А если захотим ребёнка… я думаю, что нам пойдут навстречу. Мы выберем капсулу умершего ребёнка, достойного жить в этом идеальном мире, и… вырастим его. Что ты скажешь на это?
Что он мог сказать?
Какая мне разница, что у неё внутри? Можно попытаться стать счастливым, выцарапать у судьбы давно просроченный покой и радость. Надеюсь, что то существо, кем бы оно не было, которое всё это устроило, действительно поработало на совесть. Что этот новенький Рай окажется вполне приемлемым для меня. Природа сохранена, а это всё-таки очень важно! Было бы интересно пообщаться с Леонадро да Винчи, Стругацкими и Эдгаром По».
Он обнял свою девушку. Поцеловал, ощутив, что на ощупь она действительно не отличается от обычной девушки.
- Ну, конечно же, дорогая. Мы будем счастливы!
Автор: Нина Дьяченко (goldnina).