Ведущие на смерть

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3087
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Анна Панагушина (Анитра).
…Люди приходят из тумана…
Ольга появилась совершенно внезапно, будто из-под земли. Для Павла Аркадьевича внезапно; он вздрогнул от неожиданности, пролил молоко мимо чашки и закашлялся. Я-то гостью давно заметила.
- Что ж вы так пугаетесь, Павел Аркадич? – Улыбаясь, Ольга взяла конфету из вазы, зашелестела оберткой.
- Ходишь ты, Оленька, неслышно. А из-за тумана этого тебя еще и не видно совсем... Только когда близко подходишь…
- Да, ладно! – Ольга засмеялась. Всегда поражалась тому, как люди умеют красиво смеяться. Сколько раз я пробовала это делать, получалось не то – фальшиво, заимствованно, наиграно. – Так и скажите – «не ждал, мол, тебя, надоеда»! – И отправила в рот конфету.
- Ерунда какая! Ольга Михална, садись-ка с нами чай пить. Или кофе, может, как я?
Никогда не пойму этих созданий. У них есть душа. Они говорят, что она есть. Никто из них никогда ее не видел, но, может быть, просто не изобрели еще устройства для наблюдения за душой и измерения ее характеристик. Говорят, она – начало начал и приходит откуда-то с туманной стороны, такой же неизмеримой и неисследуемой, как сама душа. Понятно одно: тот факт, что человек не может зафиксировать наличие души, не является доказательством отсутствия оной.
Ольга присела рядом с Павлом Аркадьевичем на край деревянной скамейки.
- Нет, - помотала девушка головой. При этом движении ее волосы заструились черными ручьями по плечам. Если бы было солнце, волосы засияли бы. А сегодня влажность большая, да и видимость оставляет желать лучшего. – Павел Аркадьевич, а правда, что Эля – боевой андроид?
После долгого молчания Павел Аркадьевич наконец ответил сухо:
- Да. – Еще помолчав, спросил: - Откуда знаешь?
- Да так. – Ольга опустила глаза. Подумала, подняла взгляд на хозяина дома. – Знаю.
- Да, андроид, - еще раз подтвердил Павел Аркадьевич. – Боевой.
- Но они же…
- …запрещены. Все верно. Однако, Эля – бывший боевой андроид.
Я безучастно наблюдала за ходом этой беседы. Я – Эллана, бывший боевой андроид, высшим указом президента и распоряжением главного военнокомандующего, отправленная на перевоспитание.
После Пятилетней войны планета Земля стала мало походить на то, чем была в довоенное время. «Довоенным» то время называют условно, потому что международные конфликты и прочие вооруженные выяснения отношений сопровождали человечество с самой колыбели. Пятилетняя война была совсем другой. Она настолько отличалась от того, к чему человечество уже успело, по сути, привыкнуть, что заставила наконец-таки оставшихся людей пересмотреть свои взгляды на агрессию.
О том, кем была развязана, как проходила и чем завершилась Кровавая Пятилетка, можно написать целое собрание сочинений. Эта же история не о войне. Она о людях; а людям пришлось долго бороться с эхом той длительной бойни.
Я – тоже часть этого «эха». Человекоподобная машина, созданная для убийства.
Когда был объявлен мораторий на любые проявления агрессии, всех андроидов-убийц ждало уничтожение. Но на защиту машин встали очень влиятельные ученые, которых, в  свою очередь, поддержали влиятельные политики и бизнесмены. И некоторых андроидов, годных, по мнению ученых, к перепрограммированию, сохранили, оставив их под пристальным наблюдением спецслужб и тех же ученых. 
Я, бывший боевой андроид, Эллана. «Эллана» - название лаборатории, где меня разработали. Раньше в моем имени были цифры, которые означали номер военной части, к которой я была приписана, и мой идентификационный номер. Цифры теперь стерты даже из моей памяти. Не стерт только факт их существования.
Павел Аркадьевич Егоров давно наблюдал меня, перевоспитывал. Мы жили в его загородном доме вдвоем, я называла Павла Аркадьевича учителем, и то, что я была на перевоспитании, не должен был знать никто. Однако, Ольга, она из соседнего дома, откуда-то узнала…
- Теперь Эля не способна к убийству и социально не опасна. Мне она очень помогает по хозяйству.
Я в это время смиренно вытирала салфеткой гладкую поверхность стола, по которому растеклось молочно-белое пятно.
Ольга смотрела на меня, наверное, с любопытством. На меня давно так не смотрели. Последний раз – это когда мы, элланы, прибыли в военную часть. Солдаты, уже порядком измученные войной, именно так на нас и глазели, с любопытством. Мы для них были временным развлечением. Пока они не увидели нас в деле.
Элланы были созданы для одной единственной цели – убивать, и чтобы выполнить боевое задание, они могли использовать самые изощренные методы, до большинства из которых, люди еще тогда даже не додумались.
Возможно, именно поэтому эллан и необходимо было уничтожить после Пятилетки.
- И вы ее ни капельки не боитесь?
- А почему я должен ее бояться? – Павел Аркадьевич рассмеялся, потом зашелся кашлем. Ему пора было принимать лекарство. Элементы ТНФ-альфа в крови Павла Аркадьевича препятствуют слаженной работе его организма и вызывают астматические приступы. Ситуацию усугубляет повышенная влажность воздуха. 
- Она же людей убивала…
- Вам нужен ингалятор, - сказала я, - но он остался в доме.
- Оленька, - с упреком начал Павел Аркадьевич, проигнорировав мое напоминание и доставая ПДУ с логотипом «Эллана». - Не нужно говорить об этом никому, и при Эле не нуж…
А потом наступила тьма. В этой тьме я пробыла больше, чем секунду. Наверное, даже больше минуты. Я это знаю, потому что когда Павел Аркадьевич включил меня, Ольги уже не было, туман вокруг начал понемногу рассеиваться.
Я ощущала недостаток информации. Будто ее просто стерли, пока я была отключена. Что ж, вполне вероятно.
- Эля, идем в дом, - сказал мне Павел Аркадьевич. – Надо заняться домашними делами.
Я встала и помогла подняться ему. Мой учитель ходил очень плохо. Опорно-двигательный аппарат у человека изнашивается рано, и Павлу Аркадьевичу нужна была моя поддержка, в буквальном смысле.
Как некогда ему нужна была поддержка жены. Внешнего сходства у нас с ней нет. Проекция личности его жены произошла исключительно в силу того, что Павел Аркадьевич хотел видеть во мне ее. Такая же послушная, молчаливая, внимательная. Не удивлюсь, если иногда он путает меня и ее. Хотя, я и не умею удивляться.
До входной двери оставалось пять с половиной метров, когда я услышала гул вертолета. Он приземлился не так уж далеко от нашего дома, по моим данным – в трехстах метрах к Северо-западу, там начиналось поле. Еще через тринадцать минут в домофон позвонили. Я открыла ворота…
Я вернулась в дом. Я знала, где лежит ингалятор. Слишком далеко. И знала, что мой воспитатель еще не использовал его. В том числе и потому, что Павел Аркадьевич кашлял все тяжелее.
Раздался звонок в дверь.
- Открой, Эля. – Учитель слегка повел рукой, подкрепляя слова слабым жестом.
- Здравствуйте, Павел Аркадьевич, - сказал вошедший в дом человек в светло-коричневом пальто. Человек этот был высок, но худ, и его морщинистое лицо было желтым, как старый пергамент. Должно быть, если нажать на эту кожу, она бы треснула или рассыпалась в прах. – Информация об объекте становится плохо контролируемой. Мы забираем ее. – Очевидно, речь уже шла обо мне. – Отдайте пульт, будьте так любезны.
- Но она не опасна! – Павел Аркадьевич сделал усилие и встал. Одному ему было известно, чего это усилие стоило.
- Дорогой мой, не упорствуйте. Эксперимент не удался. Боевым роботам не место среди людей.
- Но…
Наверное, ему казалось, что рок – чисто человеческое понятие – снова отбирает его любимую. И он снова бессилен что-либо сделать… 
Человек в пальто бесцеремонно высвободил пульт дистанционного управления из сухой руки учителя, воскликнув раздраженно:
- Павел Аркадьевич!
Сердце Павла Егорова перестало биться спустя двадцать четыре секунды. Никто не помог ему, не позвал помощь. Ингалятор так и остался лежать в спальне на втором этаже…
Я, боевой андроид Эллана, сидела в вертолете, рядом с человеком в светлом пальто. Также бессмысленно, как и до этого момента, смотрела на кусок голубого неба в иллюминаторе. Видимо, функцию движения мне отключили совсем, а мышления – частично, потому что я не могла ничем пошевелить, и мыслительный процесс шел медленнее обычного.
 Андроидам тоже нужен отдых, чтобы понизить процент износа. И чтобы подготовиться к следующему заданию.
Этот, в пальто, разговаривал по телефону и смеялся. Смеялся он некрасиво. Не так естественно, как это делала девушка Ольга. Может, он тоже не-человек?
Может, на этот раз меня действительно хотят убрать? Кому нужен андроид затертого года выпуска, отвоевавший свое, да еще, к тому же, запрещенный на большей части обитаемой суши? Не знаю.
 
…Люди уходят в туман.
Они не понимают, как им повезло с этим туманом. Эта неизвестность позволяет им надеяться на продолжение пути в иных мирах. Душа, нематериальная основа человека, считают некоторые homo sapiens, способна существовать без тела…
А у андроидов все гораздо проще. Может быть, поэтому мне так страшно?
Мы не уходим. Наше тоскливое путешествие обрывается вместе с отключением систем жизнеобеспечения. Обрывается на полуслове, словно и не было ничего.
…А было ли?...
Автор: Анна Панагушина (Анитра).