В стиле «Ампир»

Вторник, 20 ноября 2012 г.
Просмотров: 2697
Подписаться на комментарии по RSS
1.
Эта история произошла одним ранним утром, когда на востоке запылало ало-пунцовое марево восхода, а местные жители загодя почувствовали, что новый день будет необычным. Городок N взбудоражила одна газетная новость.
.
     «Городские новости» не пользовались особым спросом у обитателей городка, поскольку печатали в основном «жареные» факты и неправдоподобные истории, точнее слухи и сплетни. Издание мало, кто покупал собственно для чтения, скорее лишь для того, чтобы завернуть продукты или вытереть руки, или просто провести время в какой-нибудь очереди.
.
     Однако именно слухи и сплетни, как известно, и разносятся-то со сверхпечатной скоростью. На крохотную заметку, напечатанную мелким шрифтом в правом углу на последней странице, поначалу обратили внимание исключительно заботливые домохозяйки, завернувшие утренние покупки на рынке и безработные, занявшие очередь на бирже труда. Мало-помалу газетная утка обрастала ужасающими подробностями и зловещими прогнозами. Редактору удалось-таки напугать сонного обывателя городка N и взять долгожданный реванш. Тираж вмиг разобрали весь до последнего экземпляра. А за последнюю партию газет сметливый киоскер, торгующий на улице Цветочной, взвинтил цены до салонных журналов мод и выручил свой недельный заработок.
.
     Господин Фокс О’Дер, скромный служащий частного сыскного агентства, тоже купил экземпляр одиозной газетки. Он рассуждал примерно так: «Если слухи распространяются быстрее, чем того можно ожидать, значит, они уже заслуживают пристального внимания». Он развернул свежий номер, сел на скамейке в сквере и просмотрел его по диагонали, от первой колонки до последней, пока не нашел незатейливую заметку. Господин Фокс О’Дер, конечно, мог бы просто пожать плечами, резюмируя содержание этой «новости». Однако он недаром снискал себе славу среди жителей городка, как достойный уважения сотрудник сыскного агентства под названием «В стиле Ампир». Нет, уважаемый господин не пожимал плечами, не поднимал удивленно брови вверх, он просто задумался, собирая воедино цепочку дедуктивных умозаключений.
.
     – Судите сами, – вещал с экрана уличного телевизора бойкий ведущий программы: «Факты жарим сами», – что или кто стоит за сообщением из редакционной утятницы? Господа телезрители, если вы думаете, что заметка соответствует истине, то нажмите на своих пультах зеленую кнопку, если же вы думаете обратное, то – красную кнопку. Итак, голосуем! А пока компьютер обсчитывает статистические данные опроса, просмотрите рекламу минеральных добавок.
.
     Господин Фокс О’Дер перечитал содержимое двух маленьких абзацев:
.
     «Сегодня утром в Лесном Парке полицейский патруль обнаружил в сторожке егеря господина и госпожу Ж., крепко привязанных капроновой бечевкой к пилообразному режущему автоматическому механизму. Супруги пребывали нагишом, лысые и в состоянии аффекта, а на все вопросы отвечали сбивчиво и путано. Они утверждали, что Некто или Нечто, странно пахнущее, похитило их из веломобилей, когда они прогуливались после релаксационного бассейна, и силой притащило супругов туда, где их впоследствии обнаружил вернувшийся с обхода вверенного ему участка егерь, который и вызвал по телефону наряд полиции.
     Предварительный осмотр места происшествия показал следующее. Господин и госпожа Ж. пожаловались, что они были злоумышленником раздеты, а затем подвергнуты тщательной мойке горячей жидкостью в узкой кабине с применением жестких волосяных щеток, беспощадно обдирающих кожу. После зверской процедуры Некто густо натер их белым сыпучим дробленым минералом и облил резко пахнущей жидкостью, уксусной кислотой. В довершение он присыпал их мелко иссеченными кусочками волос, обстриженных с голов несчастных супругов. Маньяк затащил жертвы в автоматическое устройство с греющимися стенками, привязал к режущему механизму и произнес жуткое заклинание: «Насколько в этом ослепленье явном, я переоценил свои права*»! Плотоядно усмехнувшись, он захлопнул дверцу механизма. Преступник удалился, пообещав прийти навестить их, «когда все будет готово!». Полиции удалось установить, что моющей жидкостью было редкое встречающееся на планете Ампир вещество – Активированная Вода, доведенная до температуры кипения».
.
     Сыщик дочитал, свернул газету вчетверо и сунул ее в карман клетчатого пиджака, плотно обернул вокруг шеи длинный шерстяной шарф и поднялся со скамейки. Он шел по тротуару средним темпом по обычному маршруту, совершая утренний моцион перед напряженным трудовым днем. Его острый ум анализировал и сопоставлял известные факты и безумные слухи.
.
     В детективном агентстве «В стиле Ампир» господин Фокс О’Дер появился в приподнятом настроении и сел за скромный потертый столик. Он вытащил из ящика коробку с разноцветными детскими кубиками и начал строить из них домик-пирамидку. Красный кубик условно обозначал достоверный факт, желтый – непроверенный слух. Детектив строил сооружение так, чтобы «факты», опирающиеся на «слухи», не смогли разрушить целостное строение, если он вынимал кубик, условно обозначающий «слух». Разрушение пирамидки означало неверную логическую цепь умозаключений. Тогда ему приходилось воспроизводить всё заново и совершенно в иной последовательности.
.
     Очаровательная госпожа Киви, молоденькая секретарша в желтой мини юбке, принесла боссу на завтрак стакан с минеральной водой и пищевыми добавками. Господин Фокс О’Дер принимал пищу и играл в кубики, когда в агентство пришел первый посетитель.
.
     Дэн Мак Эппл, солидный и хорошо одетый господин с карманными часами на золотой цепочке предъявил документы. Он представился владельцем конторы подержанных веломобилей и пожаловался на резкий спад в делах из-за нашумевшей газетной утки. Его нехитрую просьбу – разобраться с редактором «грязного» издания «с давно протухшим жарким», – тщательно запротоколировали. Сердитый господин Дэн Мак Эппл заполнил приватную анкету, прошел психотест на адекватность восприятия реальности и внес залог на порядочную сумму. Предложенный девушкой стакан минералки оказался кстати, – он выпил его залпом и, несколько успокоившись, вышел на улицу.
.
     С любезнейшими улыбками сотрудники агентства проводили посетителя до его личного четырехместного веломобиля, колышущего парусиновым тентом. Молодцеватый водитель в полотняной рубашке подал гудок клаксоном, посмотрел в зеркало заднего обзора, пригладил узкие усики под длинным носом и лихо закрутил педалями. Веломобиль плавно покатил по брусчатой мостовой, сверкая никелированными спицами и зеркалами на солнце. «На узенькой улочке это было единственное транспортное средство», – заметил господин Фокс О’Дер. Сыщик достал блокнотик коричневой кожи и занес в него новый факт. Потом подошел к рабочему столу и добавил в пирамидку красный кубик. Игрушечный домик не развалился, значит, логическая цепь рассуждений верна.
.
    Сегодня агентство «В стиле Ампир» пользовалось необычайным успехом. Большинство посетителей жаловались на спад в делах и на редактора «Городских новостей». Счет в банке господина детектива сразу пополнился до кругленькой суммы. С одной стороны – хорошо. С другой стороны, одолели проблемы. Немедленно возник следующий вопрос, где набрать достаточное число сотрудников, чтобы обеспечить приличествующую слежку? Невыполнение архисрочной работы – выяснить личности редактора газеты и корреспондента, написавшего скандальную заметку, а также навести справки в полиции о действительном положении дел, связанных с утренним происшествием, – грозило недовольством клиентуры. Сыщик задумчиво почесал круглую голову с проплешиной на макушке. С чего же начать? Дедуктивный метод предписывал детективу танцевать от печки, следовательно, надо начинать с самого горячего в данной истории места. Господин О’Дер надел любимую фетровую шляпу, завернулся в шарф и поехал в больницу, куда привезли супругов Ж.
.
2.
     Деловитый молодой человек двадцати лет, Флориан Спрей, громко рассмеялся и, вежливо ответив клиенту, положил телефонную трубку на рычаг. Рабочий день подходил к завершению, чему он и прочие сотрудники прачечной № 3 были весьма рады. Стоял душный летний вечер, и хотелось хоть немного побыть на пляже, смыть трудовой пот и городскую пыль. Преуспевающий клерк прачечного дела, работал не за страх, а за совесть, ибо сколачивал состояние, чтобы открыть собственную картинную галерею, – он брал уроки мастерства у маститого художника.
.
     Будучи тщеславным и вожделея славы, Флориан Спрей мечтал писать большие полотна для выставок в дорогих престижных салонах. Пока же он скромно ограничивался пейзажными миниатюрами и фруктово-овощными натюрмортами. Отдельным нюансом для великой истории являлся выполненный темперой автопортрет – благо тому способствовала приятная наружность: обаятельное круглое лицо с ямочками на щеках и кипарисовая стройность тела.
.
      Будущее светило живописи оттачивал грани таланта, изучая различные приемы накладывания краски. Его арсенал пополнили размашистые мазки широкой кистью и скупые ювелирные мазки узкой кисточкой. Начинающий художник жадно искал незатасканный жанр и неповторимый стиль. А для пропитания работал, где придется. Полгода назад ему повезло зацепиться в прачечной с серьезной клиентурой. Доход стал более или менее регулярным, и Флориан иногда позволял себе шикарно пообедать и прогуляться с девушками на речном катере.
.
     Его школьный товарищ, Исаак Диссон, с которым он и сейчас поддерживал дружеские отношения, работал мойщиком посуды в придорожном баре. Широкая кость и рельефная мускулатура не помешали ему также хорошо развить «мозговые извилины». Друг мечтал о карьере на поприще создания транспортных средств, а пока изобретал всякую курьезную всячину. Малогабаритную двухкомнатную квартирку, снимаемую им в коттедже за городом, сплошь заполняли рулоны с чертежами и их копиями, которые делались сугубо для личного архива. Половину рабочей комнаты занимали высоченные стеллажи с подсобными инструментами и готовыми изделиями. Безмозглые уродцы молодого и порывистого дарования призваны были делать что-то полезное или бесполезное, но чрезвычайно забавное. Косой десяток машинок, механизмов и моделей «перпетуум-мобиле» занимал место на отдельной полке. Изобретатель Исаак Диссон страшно гордился любимыми творениями и мог часами рассказывать о них.
.
     Глядя на никчемных созданий, Флориан Спрей, как художник великодушно оценивал необычность форм: «Ну, ты эстет»! А будущий инженер Исаак Диссон с удовольствием облизывался на фруктово-овощные миниатюры и высказывал искренне лестное мнение: «Здоровый аппетит – бодрый сон»! Им нравились разные девушки, но одинаковые блюда. Они оба страстно любили стихи и концерты рок-музыки и мечтали путешествовать далеко-далеко. Если у них возникали разногласия, то не из-за девушек и ненадолго.
.
    Флориан Спрей и Исаак Диссон встретились на речном берегу, окунулись в набегающие волны. После купания прибрежное кафе приютило пляжников.
     – Как твой телепорт? – спросил Флориан, подцепив вилкой кусок антрекота.
     – Почти готов, не хватает одной детали, – ответил Исаак с набитым ртом, он промокнул бумажной салфеткой губы и отпил апельсиновый сок.
     – Какой детали? Полагаю, что главной – ионного двигателя, – съехидничал господин художник, отправляя в рот кружок помидора и пучок укропа.
     – Не угадал, двигатель как раз есть. Подошел первый из моих «перпетуум-мобиле». У него просто идеальные характеристики для телепорта – отлично перекачивает энергию из вакуума. КПД – двести процентов!
     – Мы учились в школе вместе, – Флориан Спрей положил вилку на пустую тарелку.
     – Не веришь? Пошли, покажу, – запальчиво воскликнул Исаак Диссон.
     – Доешь ужин, и проверим, – философски согласился друг.
.
     Искра сине-зеленого пламени пробежала между электродами, плазменный разряд в длинной колбе с инертным газом вспыхнул и погас. С шипением и свистом вырвался глухой звук из внутренностей защитного кожуха телепорта, и все заглохло.
     – Это есть телепорт «пшик», – констатировал художник из прачечной. – Не переживай, Исаак, пойдем на свежий воздух!
     – Хорошо свет в доме не погас. Ладно, идем в парк, там музыка играет, кисоньки в таких нарядах гуляют, что пальчики оближешь.
.
3.
     Господин Фокс О’Дер побеседовал с лечащим врачом супругов Ж., прошелся мимо их палаты и заглянул через дверное стекло вовнутрь. Аппараты перекачивали кислородную смесь для дыхания и диагностировали состояние пациентов. На экранах и индикаторах вспыхивали желтые и зеленые импульсы, строились диаграммы пульса, давления, газообменных процессов, ритма сердца. Подопечных досматривали сиделка и оператор. Вход в палату караулил личный охранник. В коридоре сновали назойливые до неприличия журналисты и корреспонденты. Пациенты пришли в себя, с трудом воспринимая окружающее. Господин О’Дер воспользовался моментом:
.
     – Добрый день, уважаемые, я не спрашиваю о самочувствии, наши врачи делают, все что могут. Они хорошие специалисты! Позвольте мне, скромному детективу, помочь вам в меру моих сил и обязанностей. Вы смогли бы припомнить, как выглядел преступник?
.
     Госпожа Ж. сначала капризно надула губки, но когда до нее дошел смысл вопроса, наморщила лоб:
     – Мне кажется, преступник был необычным и ни на кого из завзятых злодеев вовсе не похожим. Лицо он спрятал под маской из шелкового темно-синего платка. А шляпа с высокой тульей и широкими полями закрывала глаза, но я заметила в них жуткий металлический цвет с красным отблеском. На руках были натянуты белые перчатки.
     – Какого он роста?
     – Высокого роста, и такой, массивный.
     – Ты вечно все путаешь, – запальчиво вмешался ее муж, господин Ж. – Он ниже среднего роста, и пытался увеличить его зрительно, за счет шляпы с высокой тульей и каблуков на сапогах. Господин, следователь, простите ее, она сама не своя. Преступник низкорослый и кряжистый со странно пахнущим дыханием, как будто съел, не знаю, ну что-то совершенно несъедобное.
.
     Господин О’Дер участливо покачал головой и простился с супругами Ж. Что ж, теперь стало ясно. Неуловимый преступник – действительно незаурядная личность, раз ему удалось одновременно произвести впечатление высокого и низкорослого человека на обычных людей среднего роста. Или это последствия стресса? «Предположим, «маньяк», как таковым маньяком не является. Странная теза получается», – размышлял детектив, – «Итак, преступник мужского пола. Злоумышленник знаком с психологией и ее эффектами. Допустим, что он ненормальный, но не сумасшедший. Что ж, неплохо, для начала»!  – Похвалил сам себя сыщик.
.
     Господин Фокс О’Дер присел на скамейку в тени развесистого коралла на Фонтанной улице. Солнце пригрело, и он размотал шарф. «Кого искать? Начнем с потерпевших супругов Ж».
.
4.
     Кисоньки, гуляющие в Зеленом Парке, безусловно, восхищали – открытые лопатки, острые ключицы в декольте, брючки с разрезами для угловатых коленок. Смуглые и белокожие, рыженькие и брюнеточки!
     – Флориан, так и косоглазие заработать можно, а? – спросил Исаак Диксон, хлебнул из пакетика апельсиновый сок и уселся по-турецки на стриженом газоне.
     – Лучше окосеть от такой красоты, чем сидеть летним вечером дома и нюхать растворители.
     – Напишешь «окосевший» портрет косоугольной красотки в стиле кубизма или «ромбизма».
     – «Косоугольная Мадонна»? Спасибо за подсказку!
.
     Молодежь гудела до утра. Музыка, танцы, домашнее игристое яблочное вино, анекдоты и вздохи на скамейке – все смешалось в единой палитре будущего маэстро Флориана Спрея. С первыми лучами солнца в квартире о бурном веселье напоминал адская смесь запаха духов, помады и остатков вчерашнего салата.
.
     Исаак спустил правую ногу на пол, нашарил тапочек. «Где же второй»? Молодой человек прошествовал босиком в прихожую и обнаружил его у входной двери. Сосредоточившись, вспомнил, что перед тем как упасть на подушку, он размахнулся и запустил тапком в быстро захлопнувшуюся дверь. Неужели в «косоугольную мадонну»? Ой, не по-рыцарски как-то! Исаак смущенно и стыдливо икнул, захлопнув дверь туалетной комнаты. На полочке перед зеркалом ушедшая фея оставила пузырек с духами и цилиндрик помады. Исаак понюхал вишневую палочку, лизнул ее зачем-то. Фу! Имя девушки выветрилось из головы, он махнул рукой и включил душ.
.
      Свежесваренный кофе заполнил ароматом квартиру, а утренняя прохлада, повеявшая из распахнутого настежь окна, прогнала ночные ассоциации.
      – Ну, как оно? – спросил Флориан.
      Друг нарисовался на кухне в трусах и с полотенцем на плече.
      – Присоединяйся, маэстро, отличный кофе! Классный был вечерок?
      Исаак отхлебнул горячую черную жижу и с аппетитом надкусил трехслойный сэндвич:
     – Ничего не помню, честное слово, – пробубнил он с полным ртом и вздохнул. – Утром я сообразил, как улучшить мой телепорт, и хочу проверить его на подопытном. Хочешь быть моим лабораторным длинноухим «кроликом» или толстым «хомячком»?
     – Боязно как-то. Возьми кого-нибудь другого.
     – Ладно, тогда помоги отыскать добровольца.
    – Проще простого, берем телепорт и идем в Зеленый Парк. Выбирай там белых мышек или кошечек-кисонек, ах! – он умильно закатил глаза к потолку и потряс головой, – сколько твоей изобретательской душе угодно.
     – Отлично! Значит, вечером? Чур, не опаздывай и не пропусти исторический момент!
.
5.
     Господин Фокс О’Дер развернул экстренный выпуск «Городских новостей». Поискал глазами то, ради чего собственно и вышел в свет этот номер.
.
     «Последние новости из полицейского управления отважно добыл ваш покорный слуга, корреспондент Крузо Мэнс. Оказывается, пресловутый маньяк давно орудует в окрестностях нашего города. Вновь обнаружены следы его преступной деятельности.
     На берегу Кораллового Озера найден большой плоский металлический блин с загнутыми по краю бортами и остатками маслянистой жидкости. Как показала экспертиза, маслянистая темно-желтая жидкость относится к органическим ненасыщенным жирам! Её нагревали на сооружении, сделанном из обломков городской мебели. Для процесса горения маньяк использовал химически чистую серу. Я уверен, дорогие читатели, вы подумали о том же. Как тут не вспомнить наших достойных бабушек с их суевериями и мистикой?
     Только после вопиющего происшествия с супругами Ж. и обнаружения этой дикой находки наши доблестные стражи порядка решили, наконец-то, разработать операцию по его поимке. Что они думали до сих пор, остается на их совести? Фактов в отделении полиции было собрано предостаточно для активных действий, но законники «ждали распоряжений сверху»! Дорогие горожане, злодей остается на свободе и подкарауливает ничего не подозревающих граждан.
     Куда смотрит глубокоуважаемый наш мэр? Чем, позвольте спросить, занимаются сотрудники безопасности, если от порядка на улицах и скверах не осталось и тени следа?»
.
     Сыщик обтерся клетчатым платочком и по привычке свернул газету вчетверо. Он вернулся в контору и вызвал Тома Квина, молодого помощника, два дня назад принятого в штат. На первый взгляд, спортивно сложенный симпатичный молодой человек кроме баскетбола ни о чем слышать не хотел. Том сквасил кислую мину, когда узнал, что вместо баскетбольного матча придется бегать по мелким поручениям мэтра. Он-то мечтал о серьезном деле, чтобы проявить недюжинные способности детектива. Пока же ему предстояло посетить адресное бюро и разжиться сведениями о супругах Ж., их соседях, друзьях и коллегах по работе. Скукотища!
.
     Помощник шефа был молод и резв, поэтому выполнил поручение быстро. «Эх, успеть хотя бы к середине матча между командами города N и провинцией Пяти Озер»! Вскоре господин Фокс О’Дер имел ориентировочное представление об объекте расследования.
.
     Супруги Ж. жили в собственном домике «средней руки» на окраине города и, судя по рассказам соседей, довольно дружно. Хозяйка зачастую бывала дома и присматривала за удивительным садом, иногда ходила пешком на рынок. Господин Ж. содержал крупный художественный салон, в котором имелось множество исторических полотен именитых мастеров всего мира. Соседи были солидными людьми с положительной репутацией. Друзей супруги Ж. дома не принимали, предпочитая общению с людьми экзотическую живность – коралловых рыбок. Изредка они катались на веломобилях по тенистым аллеям Лесного Парка.
.
      Никаких зацепок! На следующий день господин Фокс О’Дер оделся в дорогой костюм и пригласил очаровательную секретаршу госпожу Киви в выставочный зал посмотреть новую коллекцию картин. Несмотря на плачевное нынешнее положение супругов Ж., их сотрудники продолжали исправно работать на благо фирмы «Ж. и Компания».
.
     Здание салона, выстроенное в стиле ампир в незапамятные времена, еще помнило заливистый смех и шаги почитаемого ампирянами классического поэта. Первая часть, коллекции посвященная здоровому образу жизни, вышла из-под кисти давно признанных гениев. Вторую часть представляли молодые дебютанты, храбро выставившие пробу пера на суд беспристрастных зрителей.
.
     Господин Фокс О’Дер и госпожа Киви следовали за пылким экскурсоводом и с удовольствием осматривали действительно гениальные творения настоящих художников. Здесь были пунцовые закаты и золотисто-розовые восходы, времена года и чарующие портреты любимых женщин, жен, матерей, детей. Чудесные природные пейзажи и сюжетные зарисовки. Что скажешь – мастера!
.
     Настал, наконец-то, черед и для просмотра шедевров молодых подмастерьев. То, что они увидели – слабо поддавалось пониманию. Во-первых, непонятно под каким углом нужно смотреть на полотно? Во-вторых? Просто взрыв эмоций! Господин Фокс О’Дер огляделся, ему казалось, он тихо сходит с ума.
.
     – Авангард! – восклицали молодые волосатики, толпясь у картины «Портрет моей бабушки».
     Детектив пригляделся к портрету. Бабушку можно было с таким же успехом принять за дедушку, если представить, что их обоих заключили в четвертое измерение и изрядно намяли им бока.
     – Современное искусство идет в ногу со временем. Дети, мы видим сочетание живописи традиционной и веяний технического прогресса, – вещала юным ученикам молоденькая стройная учительница, недавняя выпускница педагогического колледжа, стоя против полотна «Техника будущего на лоне природы».
      У картины «Коралловая Донья» корреспонденты разномастных газет, щелкая фотокамерами, восхищались:
     – Истинное прогрессорство!
.
      Господин Фокс О’Дер под ручку с госпожой Киви прошли целую череду «мадонн», пока уткнулись в монументальное полотно «Косоугольная Мадонна», собравшее солидную толпу бурлящих почитателей:
      – Новый жанр! Экзотика! Экспрессия!
      – Смелое сочетание красок лесных кораллов и невиданных плодов!
      – Богатая фантазия у автора! Да, кстати как его имя?
.
6.
     В Зеленом Парке теплым летним вечером было не просто многолюдно: яблоку упасть негде. Друзья пристроились на зеленой траве аккуратно и любовно подстриженного служителями парка газона и стали наблюдать за прохожими, выбирая из толпы «лабораторного кролика» для научного рагу. Молодые люди бурно обсуждали каждую возможную кандидатуру, проходившую мимо замаскированного под видеокамеру телепорта. Они заранее договорились, что первым испытателем должен быть, конечно же, джентльмен, нехорошо вроде бы с дам начинать эксперимент. 
      Прошел час, другой, третий, народу в парке поубавилось. Синие сумерки спешили занять законное место в летних сутках. Изобретатель начал терять терпение в ожидании часа «икс», когда он увидел, что по направлению к ним шествует первый испытуемый. Исаак глазами указал на него Флориану. Когда человек поравнялся с ними, Исаак отчаянно вдавил кнопку телепорта до упора. Легкое облако сизого стелющегося тумана окутало аллею Зеленого Парка.
     – Я ничего не вижу, – сказал Исаак.
     – Я тоже, – ответил Флориан, – все из-за тумана!
     – Где наш «кролик»? – озабоченно спросил Исаак.
     – А что такое «кро-лик»? – спросил третий голос. – Друзья на миг растерялись и замолчали.
.
     Туман потихоньку отползал и конденсировался в росу. Исаак уже увидел в свете зажегшихся фонарей телепорт, полянку, примятую траву, где давеча они сидели с другом, но ни того выбранного лабораторного «кролика», ни друга Флориана Спрея экспериментатор не увидел.
     – Эй, Флориан, не дури, выходи!
     – Молодой человек, Парк закрывается. Не угодно ли в столь поздний час пойти домой? – рядом с исследователем нарисовался ночной сторож в голубой униформе. Он вежливо и с улыбкой приподнял форменную кепку для приветствия.
     – Мы с другом разминулись, – ответил невнятно Исаак.
     – Уверяю, кроме вас тут никого нет, мы закрыли ворота. Уважаемый господин, идите домой! Ваш друг, давно спит и видит счастливые сны.
     Исаак широко зевнул и отправился домой, сердито засунув телепорт в спортивную сумку.
.
7.
     Флориан открыл глаза и пришел в неописуемый ужас.
     – Где я? – спросил он, ни к кому не обращаясь.
     – Вы, молодой человек, сейчас сидите на газоне в Лесном Парке, – насмешливо ответил чей-то незнакомый голос. – Вы мне скажите лучше, уважаемый, что такое «кро-лик», – это новое направление в музыке?
     – Вы что ненормальный?
     – Абсолютно нормальный, но, к сожалению, до сих пор никогда не слышал такого термина. Я  журналист, поэтому интересуюсь новыми словами и понятиями. Кстати, Крузо Мэнс, – он подал руку для рукопожатия. – А вы?
     – Я, Ф-фф…. Кхе-кхе. Я художник.
    – Уважаемый господин Яф Кхекх, замечательно! Расскажите мне всё об этом новомодном термине, и я внесу его в свою литературную копилку. Поднимайтесь с травы, вечером уже прохладно, можно простудиться. Посидим в кафе, поболтаем. Знаете, я работаю в газете «Городские новости», нашей редакции срочно нужен художник-карикатурист. Вы как?
.
     Флориан встал и пошел за журналистом Крузо Мэнсом. Деваться было некуда. Место незнакомое, придется изучать город N, в который он попал по случаю. «Испытание телепорта все-таки прошло успешно. Неясно куда делся тот, другой лабораторный «кролик». Как всегда господин испытатель что-то напутал или допустил ошибку в расчетах. А может, он специально задумал именно его сделать «кроликом»? Не хочется верить, пусть это будут «издержки эксперимента». Важно сейчас хорошо покушать, а там разберемся». Молодые люди зашли в кафе и сели за столик.
.
8.
     Господина Фокса О’Дера разбудила настойчивая телефонная трель.
     – Да. Ох-хо-хо, – ответил он сонно, откровенно зевая в трубку и протирая другой рукой слипающиеся глаза.
     На столике стояли часы. «Три часа ночи! Боже мой! Возмутительно»!
     – Я слушаю, что вы там мямлите, голубчик? Говорите четче, я еще не проснулся.
     – Простите, господин О’Дер, вас беспокоит Том Квин. Я нашел с ног сшибающие факты и думаю, они подтолкнут наше следствие в нужном направлении!
     – Господин Квин, а до утра ваши факты не подождут? Почему именно ночью?
     – Утром мы с вами можем поймать преступника! Прославимся! Господин мэр нам по медали даст!
     – О, даже так?! Тогда немедленно приходите, приносите свежие фру… факты, и, может быть, мы их даже зажарим, – он откровенно громко зевнул, – и съедим за один присест! Жду вас и ваши факты, коллега! – Он раздраженно бросил трубку, тщательно закутался в ватное одеяло и громко захрапел.
.
9.
     Флориан Спрей с новым знакомым, журналистом Крузо Мэнсом, уселись за круглым столиком в парковом кафе. Официантка принесла меню, из которого Флориан не нашел ни одного знакомого блюда, поэтому передоверил выбор ужина Крузо Мэнсу. Вскоре им принесли аперитив из местного вина, минералки и пищевых добавок. На горячее был подан шипучий суп. Бульон бурлил и кипел, выделяя газы, словно вулкан Везувий перед извержением.
.
     Флориан внимательно посмотрел на суп, ущипнув руку под столом, и напряг память. Из ее пучин всплыли островки знаний по органической химии. В суповой тарелке явно шла экзотермическая реакция с выделением огромного количества тепла и разнообразных газов с характерным знакомым запахом. Явно несъедобным! Это было похоже на карбид, аммиак или их смесь, использующуюся на соседней с прачечной стройке.
.
     Крузо Мэнс уплетал «термоядерную» пищу за обе щеки, черпая большой деревянной ложкой подозрительный «супчик», нахваливая поваров. Он раскраснелся и даже вспотел от еды. Флориан Спрей зачерпнул бурлящую лаву и отправил ее в рот, сморщился, но проглотил. Через пару минут он скорчился от рези в желудке и побледнел. Перепуганная официантка, выбежала в зал к посетителю, охая и ахая. Персонал кафе уложил пострадавшего на носилки и вызвал врачебный веломобиль.
.
     В больнице дежурные врачи, как и положено, невозмутимо и хладнокровно взяли у пациента, находящегося в полубессознательном состоянии, необходимые анализы. Дежурный врач, по совместительству клинический лаборант, сунул каплю крови на предметном стеклышке под микроскоп. То, что он увидел в поле зрения, не поддавалось мыслимому стандарту, по крайней мере, в его медицинской практике. Он выпучил глаза, поднял брови и рысью побежал с докладом к главврачу в кабинет, забыв, что тот давно дома.
.
    Флориан очнулся в палате. На тумбочке стояли узкие баночки с густой оранжевой жидкостью, приятно пахли. Молодой человек машинально взял одну из них, понюхал и, улыбнувшись, с удовольствием выпил содержимое. После чего он почувствовал значительное облегчение в желудке. Апельсиновый сок! Свежевыжатый! Он жадно набросился на остальные баночки и, мигом опустошив все, облегченно вздохнул. Тут Флориан затылком почувствовал пристальный взгляд соседей по палате. Они со странной подозрительностью таращили на него круглые на выкате глаза, но лишь мычание и невнятный хрип раздавался из их горла.
.
     – Чего уставились, я выпил ваш сок? Извините уж, жажда замучила. Что молчите? Понял, вам трудно говорить.  Хотите, позову вашего доктора?
.
     Соседи по палате натужно мычали. Флориан встал с кровати, обул тапочки и пошел к выходу, у дверей он обернулся:
     – Спасибо, господа, отличный был сок! Давно такого не пробовал!
     В коридое туда-сюда сновали сотрудники больницы в масках под самые глаза. Молодой человек прошел в ординаторскую, заглянул, там шла оживленная дискуссия:
.
     – Бред сумасшедшего! – восклицал упитанный среднего роста мужчина в зеленом халате и медицинской шапочке набекрень.
     – Слово врача!
     – Теплокровный пациент с температурой тела выше двадцати пяти градусов? Кровь человека не подобна рыбьей! Ихтиолог!
     – Мы с вами разумные люди, и знаем, что даже у рыб и змей температура тела имеет температуру окружающей среды – вторил заведующий отделением, высокий и грузный пожилой человек.
     – Гемоглобин в эритроцитах вместо магния содержит двухвалентное железо!? Позвольте спросить, а как будет в таком случае происходить фотосинтез в эпидермисе? Его кожа под нашим солнцем вмиг превратится в панцирь вареного рака! Опять же, кроме ультрафиолетовых лучей, вашему пациенту просто нечем будет питаться здесь, – опять съехидничал первый.
     – А я ему верю, – сказала тихо старшая медсестра. – У нас есть зафиксированные графологические показания приборов: термометра и спектрометра. Мы можем взглянуть на анализы под микроскопом, тем более что они еще находятся в клинической лаборатории.
.
     Флориан сообразил – что-то с его анализами не так. Он вприпрыжку пустился в клиническую лабораторию, благо надписи на дверях имелись. Ага, вот лаборатория и пробирки с надписями. Одна из них стоит на подставке в стороне, подписано «Яф Кхекх». Он схватил ее, уронив нечаянно остальные пробирки на пол, и пулей выскочил из лаборатории. Навстречу ему уже спешили врачи из ординаторской.
.
     Пациент заметался, нырнул в туалет, заперся там, вылил кровь в унитаз. Пробирку сполоснул под краном и выбросил в мусорное ведро, закопав под бумагами. Флориан огляделся. Этаж первый. Окно настежь. Он с трудом протиснулся в узкую горизонтальную форточку на улицу и поспешил прочь. При входе на больничную территорию на скамейке сидел Крузо Мэнс и ждал результатов обследования нового друга.
     – О, Яф Кхекх, тебя отпустили?
     – Я сбежал от них. Терпеть не могу чересчур дотошных целителей.
     – Солидарен. Как себя чувствуешь?
     – Лучше, – он оглянулся. – Кажется, за мной погоня!
     – Садись-ка на мой гоночный веломобиль. Скорость – моя страсть! Приглашаю тебя в гости, Яф Кхекх. Надеюсь, завтра мы будем коллегами.
.
     Веломобиль журналиста показал преследователям хромированный зад в тот момент, когда те оказались у больничных ворот. Лечащий врач, переводя сбившееся от бега дыхание, разочарованно махнул рукой. Дискуссия закончилась не в его пользу.
.
10.
      Долгожданный звонок в дверь раздался тогда, когда господин Фокс О’Дер чуть не уснул.
      – Слушаю, Том, что новенького вы откопали в столь поздний или наоборот ранний час?
      – Свидетельство очевидца удивительной истории. Один господин П. Мур сообщил мне, что в начале лета он угодил в нашу городскую больницу, что-то там у него было не в порядке с желудком. Неважно. Главное, о чем без содрогания он не может рассказывать до сих пор, произошло тремя днями позже. К ним привезли странного пациента, такого нервного, неуравновешенного типа. Ну, тот потом сбежал из больницы.
     – По моим скромным наблюдениям, из нашей больницы сбежит любой здравомыслящий человек, если он вообще еще в состоянии бегать. Я бы тоже сбежал.
     – Дело вовсе не в этом, господин шеф!
     – Говорите.
     – Господин П. Мур в тот день сдал повторно анализы и ждал заключения врачей, чтобы продолжить лечение в санатории. А тут приехала скорая помощь и привезла новенького, он чем-то отравился в парковом кафе…
.
11.
     «Городские новости» продолжали стремительно набирать популярность. Вместе с душещипательными комментариями к детективным происшествиям на желтых страницах появились довольно выразительные карикатуры. Новый художник не просто понравился главному редактору, но и произвел на него неизгладимое впечатление самобытностью натуры и экспрессией рисунков. Крузо Мэнс ходил гоголем, – это он открыл столь яркое пятнышко на небосклоне серостей, жаждущих славы. Драгоценное приобретение редакции трудилось, не покладая рук. Коллектив получил свежий заряд энергии. Энтузиазм веселого коллеги заражал всех. Газета обрела второе дыхание – из городской сплетницы, используемой исключительно вместо оберточной бумаги, она выросла до регулярно читаемого издания.
.
     «Уважаемые читатели, вы, наверное, устали ждать любых новостей от наших доблестных стражей порядка или каких-то адекватных мер со стороны городских властей. Прошло немного времени, пациенты супруги Ж. перевезены на долечивание в специальный пансионат. Страсти утихли. Но так ли все спокойно в окрестностях города?
     Обратимся к последним полицейским сводкам. Редакция командировала сотрудника в комиссариат полиции с целью прояснить обстановку. Достопочтенный господин комиссар городского управления порядка вынужден был признаться.
     В Лесном Парке в квадрате, близком к опытному хозяйству, опять найдены следы преступника. На этот раз жертвами маньяка стали крупные упитанные женщины, весившие более ста килограммов. Расследование показало, что их объединяло одно – все они являются донорами со стажем. Злодей привязывал их к деревьям, кусал за шею, пил соки и отпускал восвояси. С потерпевшими работает психиатр. До каких пор наши власти будут бездействовать? Бездействие порождает суеверия. Ходят слухи, что в наш мир пришел нечистый дух, появление которого сопровождается запахом серы и огнем, а в окрестностях города бродят вампиры».
.     
     Утренний выпуск газеты лег очередным укором на полированный стол главы частного сыскного бюро «В стиле Ампир» господина Фокса О’Дера. Ядовитая карикатура в адрес полиции за подписью «художник Яф Кхекх» дополняла заметку. Рисунок изображал шефа полицейского управления, за которым по пятам шло отвратительное фантастическое существо с кастрюлей и поварёшкой. Карикатура была вызовом всем сотрудникам, сопричастным к наведению порядка. Детектив обхватил голову руками. Этот камень брошен и в его огород! Факты, принесенные помощником Томом Квином, впечатляли.
.
     Господин Фокс О’Дер вызвал секретаршу Киви. Сегодня ее фигуру облегал зеленый и пушистый костюм.
      – Вы помните, мы ходили на художественную выставку? Что вас больше всего поразило у молодых художников?
      Госпожа Киви покачала прической «хвост морковки»:
      – Удивительный портрет под названием «Косоугольная Мадонна». В этой импульсивной картине масса экспрессии!
     – Автора, не запомнили?
     – Необычное имя, м-мм кажется, Яф Кхекх.
     – Как вы сказали, Яф Кхекх?
.
     Шеф сыскного бюро схватил газету и судорожно развернул ее на странице с карикатурой. Подпись под нею значилась: «художник Яф Кхекх». Еще не зная, что же надо делать, он как добрая охотничья ищейка, шестым чувством, почуял добычу. Его сыскное чутье сделало характерную стойку. Он вытащил кубики и вновь принялся строить пирамидку. Нагромождение выглядело уродливо, но вполне держалось.
.
12.
     По вечерней слабоосвещенной улице городка N уверенной походкой шел мужчина, выше среднего роста, элегантно одетый, в шляпе с высокой тульей, темных очках и с тростью. В сумерках прохожим он мог показаться одинаково как молодым человеком, так и мужчиной зрелых лет. Пружинистая же походка, несомненно, выдавала атлетическую подготовку. Он шел злой и голодный, вопрос еды доставал все сильнее. Апельсиновый сок, добываемый им в больнице с великим трудом, порядком надоел, – хотелось чего-нибудь пожевать, погрызть. То, чем питались местные жители, для нормального человеческого желудка не годилось. Голодные спазмы кружили голову. Его остановил знакомый с детства запах сырого картофеля. Он развернулся и пошел за гражданином с увесистыми сумками, предвкушая жареное блюдо с маслом и зеленью. Гражданин испуганно оглянулся и занервничал, перешёл на бег, у крыльца бросил груз и быстро захлопнул двери подъезда. Преследователь поднял сумки и довольный вернулся домой.
.
     На кухне он нетерпеливо вытряс содержимое. Увы, никакого картофеля или мало-мальски съедобного похититель не обнаружил. От отчаянья он попинал сумки и яростно попрыгал на них, срывая злость. Молодой человек откупорил бутылку с минералкой и жадно выпил содержимое. Что дальше? Жители города N питались несъедобными концентратами. Их продукты годились в лучшем случае для удобрений на поля. Где эти поля? Где фермы? Кто-то в его присутствии упоминал о Коралловом Озере. Он сел на диван и из подручных средств соорудил сачок и удочку с крючком.
.
     Туман стелился над озером, путался в коралловых розах. Жесткие ветки кустарника, усыпанные яркими малиновыми цветами, ничем не пахли и не привлекали ни единого насекомого. Ни звука звенящей мошкары, ни трепета крылышек стрекоз, ни пения птиц – мертвая тишина. Её изредка нарушало шуршание крыльев летучих мышей и других крылатых созданий, – скрипучее кряканье сопровождало их налеты на коралловые розы.
.
     Чу! Чарующий звук клева! Рыболов закатал штаны выше колен и взял сачок. Холодная вода не пугала, он подсек рыбину и начал ее вести к берегу. Ура! Вновь заброс удочки, и рыба клюет! Утром рыболов пришел домой усталый, но довольный. Предварительно вытопив жир, он на нем же поджарил пару рыбин, названия коих не знал. Озерная добыча оказалась сладковатой и нежной до последней крошки. Почти форель! Молодой человек облизал пальцы, а сытая отрыжка подняла настроение, – «пища попала в сонную артерию». Проснувшись далеко за полдень счастливым, он поспешил на кухню дожаривать ночной улов.
.
13.
     Господин Фокс О’Дер уже собирался выйти на улицу, когда в помещение вошел расстроенный человек и представился врачом городской больницы.
     – Вас что-то беспокоит, уважаемый господин доктор? – спросил сыщик у него.
     – Меня зовут Жор Картоффи, врач-гастроэнтеролог, по совместительству работаю клиническим лаборантом. Господин О’Дер, я не придумаю с чего начать?
     – С главного попробуйте, господин Картоффи. Присаживайтесь.
     – Спасибо. У меня из лаборатории непосредственно из-под микроскопа стали пропадать анализы. Прямо в пробирках, уже приготовленных для работы. Я не могу брать анализы у пациентов повторно на следующий же день, а без них нельзя назначить лечение. Коллеги и пациенты откровенно смеются надо мной! Эта ситуация меня очень огорчает и выбивает из колеи. Какой-то замкнутый круг! Я хочу, чтобы вы, господин О’Дер, нашли злоумышленника. Возмутительно, мне надо лечить людей, а не шутки шутить!
     – Вы абсолютно правы, господин Картоффи. Давайте мы все факты зафиксируем в виде заявления? Вы расскажете мне, с чего же все началось? Нам нужен прецедент. Затем мы подробненько обсудим детали.
.
14.
     Солнце золотило пластинчатые крыши домов и верхушки кряжистых остролистов. Жесткая глянцевая листва слепила глаза металлическим блеском. Городская суета  N-ских заведений стихла. Стояла послеполуденная жара. В полицейское управление влетел дежурный патруль из Лесного Парка. Два дюжих мужика были взволнованы. Они сообщили, что видели, как на их глазах под коралловым деревом внезапно образовался туман и сгустился до плотно-молочного цвета. Из туманного конденсата вышел необычно одетый человек и направился в город.
.
     Коллеги улыбались: «Перегрелись ребята»! Они налили им минералки и усадили под кондиционер. Мерный шум агрегата навевал хорошее настроение. Жара в городе расплавляла даже асфальт, не только мозги патрульных полицейских. Не мудрено увидеть мираж дождя и тумана, если тащишь на себе полное обмундирование! В полицейском управлении развеселились, – ради шутки коллеги попросили патрульных описать человека, появившегося из туманного облака. Для составления фоторобота они пригласили карикатуриста Яфа Кхекха из популярной газеты «Городские новости».
.
     Из-под карандаша художника вышел портрет, в котором Яф Кхекх, он же Флориан Спрей, узнал незадачливого исследователя Исаака Диссона. Поскольку уши он не затыкал, то услышал достаточно много подробностей типа: «Что? Где? Когда?». Рисунок он оставил в полицейском управлении и крайне сожалел, что не украл его. Однако обрадовался: «Друг не бросил в беде, а пришел на помощь»!
.
15.
     Запасливый не по возрасту, молодой ученый Исаак Диссон нес за плечами увесистый рюкзак с продуктами и теплыми вещами с палаткой. На груди висел усовершенствованный телепорт с регулируемым радиусом действия. К вечеру Исаак Диссон присмотрел на берегу Кораллового Озера подходящее местечко для ночлега. На ближайшей помойке Молодой он нашел старые газеты и пролистал их, чтобы быть в курсе местных событий.
.
     Незадача получилась с костром, трудно было отыскать дрова. Деревья встречались лишь в городе, а в лесу растения более походили на кораллы и кристаллические наросты, сверкающие на солнце или при луне кварцевыми пластинками. Только на берегу озера были следы тины, мха и подобия кустарников с цветущими розами. Розы сидели на макушках веток-кораллов без единого зеленого листочка.
.
     Исаак достал примус, зажег его. Вскоре вскипел чайник с озерной водой, пропущенной через молекулярный фильтр. Молодой человек залил разовый супчик, гречневую кашу и нарезал сыр с хлебом. Ужин притупил волнение, и путешественник взглянул на звезды, взошедшие на ночном небе. После недолгих размышлений, он пришел к выводу, что в городе, есть масса мест, куда следует обязательно зайти. Это прачечные, справочные бюро, парикмахерские, кафе, магазины, прокатные пункты, городское полицейское управление, а также выставочный зал для картин и Лесной Парк. Завтра он непременно зайдет по очереди в каждое из этих заведений. Где-нибудь, да повезет отыскать следы друга. Пора спать! Он наладил электронного сторожа на треноге у палатки и забрался внутрь.
.
16.
     Утром Исаак Диссон чувствовал себя отдохнувшим и посвежевшим. Он невозмутимо приладил контакты на руке для проведения тест-контроля здоровья и не поверил глазам! Обменные процессы организма резко ускорились – потребление кислорода, метаболизм и прочие биохимические реакции превысили норму, поэтому запасов питания, заботливо привезенных им сюда, надолго может не хватить. А необходимо успеть сделать много – спасти друга, разыскать «кролика», переправить их домой, и обязательно собрать информацию о возможностях свежеиспеченного телепорта. Молодой исследователь почувствовал дикий голод, несмотря на плотный ужин накануне. Ему стало смешно, и он громко рассмеялся. Хохочущее эхо прокатилось по зеркальной поверхности озера, докатилось до красных коралловых рифов и, вернувшись обратно, рассыпалось мелким бисером по розовым и жасминовым кустам, кварцевым кристалловидным камышам и таким же диковинным деревьям.
.
     Исаак Диссон взял из палатки примус, поставил на грунт, обложил сырым мохом и стал варить сушеное мясо с картошкой. Добавил приправ, соли, лучок и, конечно же, упругую молодую морковочку нашинковал кружочками. Готовил он с любовью и вожделением. Турист Диссон и не подозревал, что две пары глаз, следящие за ним в бинокль, с колоссальным вниманием изучают его внешность. Периодически они сличают оригинал с полученным из полицейского участка карандашным фотороботом, тщательно прорисованным талантливым художником  Яфом Кхекхом.
.
     Молодой человек помешал варево ложкой и попробовал готовое жаркое. Он выключил горелку, снял дымящийся котелок с конфорки и прямо оттуда стал зачерпывать «Завтрак туриста» и жадно есть, макая туда хлеб. Две пары глаз прослезились от дыма и жуткого запаха, который исходил от еды этого господина. Наблюдатели терли глаза, распухшие словно от слезоточивого газа, и затыкали носы, чтобы не обжечь слизистую носа. Запах чужеземной еды проникал за розовый куст, скрывавший двух привередливых господ. Они уже не могли сдерживать спазмы, душившие их, и стали громко чихать и кашлять, чем и привлекли внимание заморского туриста. Потом они зашушукались и зашикали друг на друга. Но было уже поздно, их заметили. Исаак ухмыльнулся и подошел к розовому кустарнику, позвал:
.
     – Господа, не изволите ли показаться? Не стесняйтесь! Хотите позавтракать, я угощаю?
.
     Из-за куста робко вышли двое. Первый – упитанный человечек с проплешиной на макушке и длинным теплым шарфом, намотанным на нос по самые глаза, не торопясь, подошел к нему и подал руку для приветствия. Второй живо выскочил следом и, пружинисто подпрыгивая на подушечках заведомо тренированных ног, стал обходить диковинного туриста сзади. Незнакомец, очевидно, думал, что незаметно проделывает пластичные и грациозные па. Но как только расстояние между ними сократилось до возможного касания, заработал электронный сторож. Блок безопасности регулярно просчитывал биомеханику движений субъекта. Предупредительного красного импульса он не заметил, и сторожевая тренога слегка щелкнула электрическим разрядом чужого. Он стоял ошарашенный и немного обиженный, - воображаемая слава и заслуженная медаль несколько отдалились.
.
      – Ой, извините, совсем забыл о треноге.
      – О чем, простите? – спросил плешивый человечек. – Меня зовут Фокс, Фокс О’Дер, к вашим услугам.
      Он вежливо наклонил голову, зорко и цепко осматривая подозрительного человека вместе с его подозрительными устройствами.
      – Я говорил о моем электронном стороже, – молодой человек протянул руку, пожал незнакомцу. – Исаак Диссон, просто путешественник. Красивые у вас тут места, я залюбовался волшебным восходом солнца над Коралловым Озером. Удивительная природа!
      – Том Квин, – резвый гость с опаской пожал руку господину со странным запахом. Что он там такое ест?
.
      Том инстинктивно заглянул в котелок. Это еда!?
     – Прошу, кушайте, господа! Может, это не совсем по-домашнему, зато очень сытно и калорийно! У меня есть запасные ложки.
     – Мы не голодны, господин Исаак Диссон. Кушайте на здоровье! Отменный  запах! – сказали хором оба и присели на траву.
     – Действительно вкусно пахнет, я сам готовил! – Исаак гордо помахал ложкой перед носом пузатого гостя.
.
     Пузатый и пожилой, сильнее закутался и спрятал нос в шарф. А худенький и молодой просто зажал нос двумя руками.
.
     – Я слышал, как вы чихали и кашляли. По утрам обычно на любом озере сырость, не мудрено озябнуть! Вам надо поесть горячего, – и все пройдет. Я все-таки положу вам, господа, жаркого в разовые миски. Держите ложки, давайте-ка грейтесь. А то смотрите, у меня есть для «согрева» немного коньячка, - он достал фляжку. - По чуть-чуть для знакомства?
.
     Исаак Диссон плеснул коньяк в пластиковый стаканчик, поднес господину Фоксу О’Деру. Пузатый понюхал, одобрительно кивнул и выпил залпом.
     – О! Хороший коньяк, господин Диссон! - он крякнул, утерся рукавом и через минуту стал пунцово-красным. Вспотев, гость размотал шарф.
     – Том, держите, – Исаак протянул резвому его порцию. Том покосился на плешивого, выпил залпом, и тоже покраснел, словно перезрелый помидор.
.
     Спустя полчаса пунцово-красные гости, – господин Фокс О’Дер, шеф частного сыскного агентства и его бесстрашный помощник, Том Квин, – «за приятное знакомство» так «натяпались», что храбро согласились (Чего уж там!?) отведать жаркое.
.
17.
     Несомненно, - это чья-то возлюбленная, любовно воспетая мастером в лучезарном непорочном вдохновении. Чистые помыслы и божественная душевная сила несли заряд бодрости и радостного настроения! Мадонна ласково смотрела на мир и заботилась о каждом.
     – Красота спасет мир! Вы согласны? – спросил один словоохотливый посетитель.
     – О, да! Вера, надежда, любовь – это сила! – кивал другой ценитель.
.
     Исаак Диссон, чувствуя себя интуристом, с неподдельным интересом смотрел на галерею «мадонн» в выставочном зале и следил за высказываниями посетителей. Он прошел мимо пестрых колоритных холстов и внезапно остановился перед монументальным полотном, сильно отличающимся по стилю от всех предыдущих. Сколько экспрессии! Знакомые мазки и манера письма, авторский стиль! Посетитель присмотрелся к размашистой подписи с виньетками: «Косоугольная Мадонна», художник Яф Кхекх.
.
     Что ж, след взят. Исаак вышел из выставочного зала и отправился прямиком к газетному киоску. Длинная очередь выстроилась за свежим номером «Городских новостей». Молодой человек пристроился поодаль и стал наблюдать. Местных денег у него не было, и он присматривался к «эквиваленту покупательной способности» жителей с помощью оптической камеры, вмонтированной в светозащитные очки. Это были мелкие желтые и серебристые круглые монетки с нечетными цифрами на одной стороне и лозой винограда на другой. Изредка к киоску подходили солидные покупатели, одетые в классически пошитые костюмы из добротных тканей. Они без очереди протягивали киоскеру пластиковые прямоугольнички с цифрами и изображением мордастого мужчины в парике. Фоном портрету служила главная городская ратуша с часами. Намек прозрачен: «Время – деньги!».
.
     Жарко и душно, солнце припекало не на шутку. Утренний ветерок стих, Исаак снял шляпу, обмахнулся ею несколько раз и присел прямо на белый бордюр тротуара. Шляпу он положил тут же на газон, продолжая размышлять о том, как достать местные деньги. Какой-то прохожий, отойдя от киоска, обратил мимолетное внимание на молодого человека и принял его за раннего попрошайку. Он пошарил в кармане широких брюк и небрежно бросил несколько монеток. Пока Исаак был отвлечен разглядыванием прилавка и людей, то не сразу обнаружил, что ему в шляпу кидают деньги. Около него остановился очередной покупатель, мелких денег у него не было, и он бросил еще пахнущий типографской краской номер «Городских новостей».
.
     Он развернул городскую газету, пробежал глазами кучерявый шрифт и наткнулся на заметку:
.
     «Мы продолжаем цикл публикаций из древней истории нашего народа о неведомых доныне мифологических существах – вампирах. По древним преданиям, вурдалаки, упыри или вампиры – это создания, мало похожие на людей. Они имеют бледный цвет кожи и боятся солнечных лучей. Дневной свет сжигает их дотла. Основным питанием монстров является кровь других существ, которую они должны принять в свежем и теплом виде. Из легенд известно – с наступлением сумерек вампиры просыпаются и отправляются на охоту. Ночь – самое активное время для мистических тварей. С рассветом они становятся бессильны к злодейству и удаляются в тихие спокойные места, где их никто не потревожит. Откуда берутся вампиры? Ни мифы, ни легенды не говорят, но известно, что их появление в нашем мире сопровождается огнем и запахом серы».
.
     Он зевнул и встал на ноги, прихватив шляпу с нечаянным подаянием. Мелочь Исаак высыпал в карман спортивной курточки и прогулочным шагом направился по широкому Бульвару Роз, щедро залитому лучами не-солнца, в сторону Лесного Парка.
.
     Молодой исследователь заметил, что светило нещадно источает жесткий ультрафиолет, максимум которого достигается пополудни. Эти лучи мгновенно сжигают белую кожу человека, если не защитить ее специальными барьерными кремами или одеждой. Он нахлобучил шляпу снова на голову так, чтобы тень от полей закрывала лицо. Исаак ускорил шаг, скорей в спасительную прохладу парка! Аборигены же наслаждались лучезарным светом, - дамочки с удовольствием выставляли откровенно обнаженные спинки, руки, ноги и глубокие декольте. Юные нимфетки сверкали капельками бусинок над пупками.
.
     Вглядываясь в лица прохожих, молодой человек дошел до Лесного Парка. Он сел в тени раскидистого дерева-коралла и привалился спиной к жесткой коре. Ветви дерева шевелил озорной ветерок. Нестерпимая городская жара в парке отступила. Исаак достал из заднего кармана заветную фляжку, отвинтил крышечку, отхлебнул зеленый чай и, ощутив его терпкий вкус, проглотил. Чай он предусмотрительно заварил в лучших традициях диких кочевников – с молоком, жиром и лавровым листом, положил соль и гвоздику, – это помогает стойко переносить жажду. Совет молодой исследователь вычитал в исторических анналах, но запомнил, как оказалось, не зря!
.
18.
      Пупырчатая кора кораллового дерева жестоко царапала спину. Исаак зевнул и посмотрел на часы. Шестнадцать часов с хвостиком. Стоит поторопиться, чтобы застать Флориана Спрея ныне Яфа Кхекха на рабочем месте, - ведь требуется подзарядить телепорт. Турист-спасатель надеялся, что в здании редакции есть электрическая сеть и аналог розеток питания. Операция «возвращение блудного друга» должна пройти успешно.
.
     Здание «Городских новостей», выстроенное в старинном стиле ампир, пестрело рекламными плакатами и лозунгами. Неоновые огни бегущей строки, приютившейся под крышей, проявлялись в подкрадывающихся сумерках. На фасаде проекционный экран демонстрировал текст из наиболее популярных статей дня.
.
      «Мы продолжаем знакомить читателей с преданьями старины глубокой. Пытаясь выяснить: «происхождение вампиров», наш корреспондент Крузо Мэнс взял интервью у господина Люсса Една, почтенного доктора археологических наук, которое приводим без купюр.
      – Дорогой доктор Люсс, познакомьте наших читателей с поразительными находками.
     – Ах, простите, чуть не запамятовал о цели вашего визита. Да-да. Третьего дня, работая в Историческом Архиве нашего города, я обнаружил древнюю книгу – медицинский трактат «Пан Цао Кан Му». Попал он к нам необъяснимо мистическим способом из далекой страны Кайцай. Манускрипт достался прежнему архивариусу от странного создания, не по своей воле заброшенного высшими силами в наш мир.
     – Доктор, ближе к вампирам!
     – В трактате говорится о том, что вурдалаки, упыри и вампиры – это твари, которые водятся в тех же мирах, где обитают драконы, оборотни, эльфы, орки и гоблины. В текстах приводится классификация драконов, благодаря чему мы узнаём, что встречаются такие драконы, как виверны, амфиптеры, гивры, геральдические драконы и линдвормы. Интересны рецепты целебных снадобий, приготовляемые из разных частей драконов. 
     – Интересно, а как же там живется людям?
     – Еще не знаю, но работаю над этим».
.
     Отснятые корреспондентами дополнительные материалы, не попавшие в номер, перемежали мизерные перерывы. Толпа горожан оживленно обсуждала увиденное. Исаак Диссон ловко затесался между зеваками, попутно отслеживая нить новостей, поступающих с экрана. Впереди мелькнул знакомый клетчатый шарф и фетровая шляпа. Молодой человек поискал глазами эту шляпу, но она вновь исчезла. Народ собирался на площади у здания редакции после рабочего дня, пополняя ряды любопытных.
.
     Редактор газеты одобрил нововведение главного художника газеты Яфа Кхекха – сделать из карикатур живую картину и положить ее на популярную в городе песенку. Полученное молодой человек назвал «рекламным роликом». Живые картинки дали толчок новому виду творчества среди продвинутых художников, музыкантов и рекламных агентств. Дела газеты стремительно пошли в гору. Банковский счет редакции не полез, а поскакал стремительно вверх. Штат сотрудников пришлось значительно расширять. Появилась новая структура теперь уже солидной Компании «Городские новости». Отдел креативной рекламы корпел над выпечкой «медовых пряников» скрытого воздействия. Сотрудники «Агентства новостей» обливались потом под белоснежными накрахмаленными воротничками рубашек, стянутых галстуками, выискивая «свежатину». Отряд корреспондентов быстрого реагирования незамедлительно выезжал на зафрахтованных на квартал вперед веломобилях, в плодородные для информации места.  Бюро эстетики отвечало за идеологическое оформление и качество иллюстраций. Отдел безопасности сортировал почту на предмет приватных и секретных материалов.
.
    Исаак понял - найти друга в высотной многоэтажке редакции не просто. На входе сгрудились охранники, мозолить им глаза «интуристу» не хотелось. «Будем ждать, когда именитый Яф Кхекх соизволит показаться на люди». Он присел на теплые ступени, глянул на часы: без пяти семнадцать – практически конец рабочего дня. Двери распахнулись, на крыльцо вышел человек, одетый по последней местной моде. Исаак узнал друга и поднялся навстречу, но опоздал – поклонницы и поклонники кинулась за автографом знаменитости. Дамочки взяли кумира в кольцо, они визжали от восторга и протягивали художнику открытки, сумочки, кепки, газеты. 
.
     Исаак развернул газету, чтобы не привлекать внимания со стороны случайных прохожих. Когда же он увидел, что к лестнице подкатил шикарный веломобиль и водитель учтиво открыл дверцу, то бросился к другу, в надежде перехватить прежде, чем тот уедет. Но протиснуться сквозь толпу не удалось. Придется теперь идти пешком через весь город. Небо затянули облака и дымка, приглушавшие закатные лучи ядовитого светила. Исаак снял темные очки и потер длинными пальцами уставшие глаза и переносицу. Желтый поляризованный свет мягко пробивал облачность и окрашивал дома в пастельные тона. Наползающие сумерки зажгли уличные фонари и рекламные огни, витрины магазинов и входы в кафе и рестораны.
.
19.
     Исаак шел и впитывал странные картины туземного бытия. Воистину ампирская жизнь – уклад и быт людей, культура речи, образ питания, - отличалась от земной. В чем же причина? «Допустим, в среде обитания, так»? – спросил себя Исаак и кивнул головой, - «Верно». Случайный встречный прохожий кивнул в ответ головой и приподнял шляпу:
     –  Добрый вечер, почтеннейший! Мы с вами где-то встречались?
     – Знакомое лицо, – уклончиво ответил Исаак.
     – Я видел вас давеча на выставке в художественном салоне. Вы, думаю, заинтересовались залом с авангардным направлением?
     – Припоминаю, уважаемый, господин…
     – Жор Картоффи, я врач-гастроэнтеролог, работаю в местной больнице, – он протянул руку.
     – Приятно встретить единомышленника, господин Жор Картоффи. Исаак Диссон, я исследователь-культуролог, – назвался интурист, пожимая прохладную ладонь собеседника.
.
      Он решил, что некий круг знакомств будет полезен.
     – Не желаете, пропустить кружечку отличного пивка?
     – С удовольствием, – согласился Диссон.
.
     Они бодрым шагом направились в сторону пивного бара «На троих» с изображением огромной неоновой кружки пива на фасаде. Для любителей пива компания из трех персон - непременное условие, по-видимому, во всех мирах. «Интересно, кто будет третьим»?
.  
      В дверях появился господин в шляпе с высокой тульей, и шелковым темно-синим платком на шее:
      – Вы не против?
      «А вот и мой кролик», – подумал Исаак и приподнял кружку с пивом.
      Следом вошел Яф Кхекх, взял у стойки кружку:
      – Привет! – он плюхнулся рядом.
      Давешние знакомые, господин О’Дер и Том, заняли места напротив . 
      «Кажется все в сборе», – мысленно усмехнулся Исаак.
.
      - От вас пахнет потом, и вы люди, - поведал «кролик» Исааку. А они, - он пьяно икнул, –разумные овощи!
      Фокс О’Дер положил на стол наручники:
      - Господа, вампиры, вы арестованы!
      - Мы уезжаем домой, - Исаак нажал кнопку телепорта, и вся застольная компания очутилась в незнакомом мегаполисе. В небе парили воздушные драконы. Славная страна Кайцай, встречала Новый Год.
.
.
*«Насколько в этом ослепленье явном, я переоценил свои права!»
   Гёте