В поисках самого главного

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2800
Подписаться на комментарии по RSS

 

 

 

- …все  осознал, - пробормотал я.

Такси резко остановилось, и я проснулся.

- Приехали, сэр.

- Что? – пытаясь побороть суматоху пробуждения, спросил я.

- Приехали, отель «Бондли Крю». Сэр, - замешкавшись, все же добавил водитель.

- А-а, конечно. Сколько я вам…

- Пятнадцать. Ровно пятнадцать. Сэр.

Достав портмоне, я расплатился и вышел на улицу.

 

Город, утомленный долгим летним днем, был погружен в прохладную негу позднего вечера.

 

Поднявшись по лестнице, и, не обнаружив швейцара, я открыл дверь и проследовал внутрь отеля.

Заметив в глубине вестибюля сидящего за стойкой администратора, я поспешил к нему.

«Бондли Крю», - повторил я. - Странное название».

- Приветствую вас в отеле «Бондли Крю», сэр! – молодой человек поднялся и натужно улыбнулся. - Меня зовут Чэпмэн. В любое время дня и ночи, сэр. Будьте добры, скажите, на кого забронирован номер?

Я потер лоб. Разрозненные мысли, вследствие длительного утомительного перелета, роем кружились в тяжелой голове.

- Уф-ф, - выдохнул я.

- Сложный день, сэр, - улыбаясь, спросил Чэпмэн.

- Вроде того.

Мне стало неловко. Спросонья я не мог сообразить, на чье имя заказал номер. Дело в том, что в последнее время, не находя желательным афишировать свой приезд, я резервировал гостиничные места на имя некоего вымышленного Адольфа Белти. Расплачиваясь наличными, я всегда умело скрывал настоящее имя.

- Будьте добры - Белти.

- Белти. Конечно, сэр. Минутку.

Чэпмэн опустился на стул и пристально вгляделся в экран монитора. – Так, так.  – Его лицо приняло нарочито серьезное выражение.

- Мэлти? – спросил он.

- Нет, нет, Белти.

- Да, да, конечно.

Прошло, наверное, больше трех минут.

- Белти! – резко поднявшись со стула, воскликнул Чэпмэн. – Мортимер Белти!

- Нет, боюсь, что нет. Адольф Белти.

Чэпмэн изменился в лице. От былой служебной дружелюбности не осталось и следа. – Ах, Адольф Белти. Нет, в нашем отеле на ваше имя ничего нет.

- Как нет? – удивился я. - Посмотрите еще раз.

Чэпмэн был непреклонен.

- Уверяю вас, сэр. Я проверил.

- Печально. А свободные номера…

- Лишь апартаменты «Лили Вествуд».

- Лили Вествуд? - переспросил я.

- Но думаю... Видите ли, в чем дело. В номере не успели убраться. Полный бедлам. Горничная взяла отгул – какие-то неотложные семейные дела. Поэтому не обессудьте. Кроме того номер чрезвычайно дорог. Навряд ли вы в состоянии…

«Какая бестактность, - подумал я. – Полный бардак в этом отеле!»

- Выявление благосостояния гостей, вероятно, не входит в ваши служебные обязанности, юноша?

- Вы глубоко ошибаетесь, сэр. Это моя наипервейшая обязанность. Увы.

Разговор утомил меня. Я развернулся и шагнул прочь.

- Есть в вашем городе другие гостиницы? – остановившись, спросил я.

- Конечно. Я бы порекомендовал «Пронтон бич Отель». Всего доброго, сэр.

 

Оказавшись на улице, я радушно принял царящую вокруг прохладу позднего вечера. Или уже ночи? Посмотрев на часы, я понял, что они остановились.

- Черт, еще этого не хватало!

 

Поблизости не наблюдалось ни одной машины такси. Улицы были пусты и безлюдны.

«Наверное, придется вызвать такси из отеля, - подумал я. - Но так не хотелось вновь общаться с этим бестолковым Чэпмэном!»

Заметив неподалеку небольшой парк, я уверенно зашагал ему навстречу. И только сейчас обнаружил пропажу багажа.

- Черт, черт, черт! – в сердцах воскликнул я. – Вот этого точно мне недоставало. Скорее всего, я оставил чемодан в такси. Если так, то смогу его вернуть. Ведь служба данного такси принадлежит аэропорту.

Задумавшись, я дошел до скамейки и сел.

- Простите, что нарушаю ваше уединение,  - неожиданно услышал я мягкий мужской голос. – Повернув голову, я обнаружил сидящего рядом со мной на скамье высокого усатого мужчину с длинным носом. В левой руке он сжимал обернутую бумагой бутылку; обычно так заворачивают в магазинах алкоголь.

- Впервые у нас? – по-свойски осведомился незнакомец.

- Вообще-то да. Настолько бросается в глаза?  

- Нет, нет, сэр. Просто я заметил ваш билет и сделал предположение.

- Вы правы. – Я вынул торчащий из кармана пиджака авиационный билет. - Впервые.

- И каким вы нашли наш город?

- Невероятно гостеприимным, - попытался съязвить я. - Особенно порадовал радушный прием в отеле. - Я обернулся в сторону упомянутого заведения. – Как его там?

- Бондли Крю.

- Верно. Некий Чэпмэн был невероятно любезен.

- Я знаю Скота очень давно, он и вправду славный малый.

Мне не хотелось напрасно спорить. К тому же надо было спешить. Назавтра у меня запланировано много важных встреч.  

- Вы не подскажите, как мне добраться до какой-нибудь другой гостиницы? Отель «Пронтон», кажется?

- А как же «Бондли Крю»?

- Я передумал. Уровень сервиса меня не устроил.

- Напрасно. Позволю заметить, что такого белоснежного спального белья и мягких перин вам не сыскать нигде, кроме как здесь. Тогда не знаю, как вам и помочь, сэр. Видите ли, все остальные отели закрыты.

- Как закрыты? – не поверил я.

- Закрыты по распоряжению мэра. Имеют место толки о выявленных махинациях с участием обслуживающего персонала.

- Вот как! И что прикажете мне делать? Лететь обратно.

Я негодовал. Паршивый городишко. Но меня предупреждали. Сам виноват.

- Кстати, прием гостей в отеле Бондли Крю уже завершен. Сэр.

Я рывком поднялся со скамейки и побежал к зданию гостиницы. К своему глубочайшему удивлению, обнаружил, что дверь заперта, а свет в холле погашен.

- Невероятно, - только и смог выдавить я.

- В этом нет вашей вины. Вас должны были предупредить. Сэр. – Услышал я за спиной.

- Будете? – мужчина поднял бутылку.

- Виски? - грустно спросил я.

- Что вы. Алкоголь употреблять строжайше запрещено в общественных местах. Всего лишь кефир.

Приглядевшись, я заметил, что усы мужчины в отметинах кисломолочного напитка. Усталость дает о себе знать. Так можно и голову потерять.

- Нет, благодарю.

- Это очень хороший кефир, сэр. Я знаю в них толк. Поверьте.

- Охотно верю вам. Да, кстати, как вас зовут?

- О, простите! Сэм Пекинп. – Мужчина протянул руку и улыбнулся.  

- Адольф.

- Адольф? –  опуская уголки губ, переспросил Сэм. - Не тот ли Адольф, который Белти?

- Он самый, а в чем дело?

- Нет, ни в чем. – Мужчина отвернулся. – Мне пора, приятно было поболтать, - резко добавил он и двинулся по аллее.

Я обескуражено опустился на скамейку.

Не дойдя до перекрестка, он вернулся.

- Могу вам предложить переночевать у моей тети, - старательно избегая моего взгляда, предложил новый знакомый.

- Нет, спасибо, - ответил я.

- Вы не стесните ее, - добавил Сэм.

«А все же где мне провести ночь? В этом городе у меня нет ни знакомых, ни добрых приятелей, - подумал я. – Что ж, иных вариантов просто нет».

- Хорошо, если вы считаете, что мой приход не потревожит ее.

- Вообще-то нет, сэр, но она чересчур гостеприимна. Да и одиночество порой тяготит ее. Дело в том, что ее супруг, Йоахим Пекинп, скончался больше года тому назад.  

«Невероятно, этот день, вернее уже ночь просто… Не могу поверить, что это случись со мной».

- Что вы решили? – аккуратно положив пустую бутылку в наплечную сумку, спросил Сэм.

- Извольте, я согласен.

- Уверены?

- Вы же сами предложили.

- Идемте, ее дом в двух кварталах отсюда.

 

 

Мы поднялись на второй этаж старенького трехэтажного домика. Сэм Пекинп постучал в дверь.

Никто не отозвался.

- Вероятно, тетушка уже спит. Как-никак, второй час ночи, - Сэм посмотрел на часы и снова постучал.

- Второй час? – искренне удивился я.

Дом был погружен в ночную тишину. В конце коридора тускло горел настенный светильник.

Неожиданно дверь отворилась. На пороге показалась полная пожилая женщина. Прищурив глаза, она вгляделась мне в лицо.

- Альберт, это ты? – тихо спросила она.

- Ну что ты, тетя, это же я, Сэмми! – Пекинп подался вперед и, наклонившись, обнял недоумевающую старушку.

- А-а. Здравствуй, Сэм. А кто это с тобой?

Пекинп повернулся ко мне.

 - Мой старый приятель, тетушка. Приехал по важному делу. С ним случился конфуз: ему негде провести ночь.

- Буду рада принять вас в своем скромном жилище, – облагородив бледное морщинистое лицо легкой улыбкой, ответила старушка. – Прошу проходите.

Протискиваясь в узкой прихожей мимо женщины, я заметил, что она ухмыльнулась. Из ее подбородка свисало несколько длинных седых волосков.

- Тетя, мне нужно уходить, - не переступая порог, сказал Сэм.

- Так скоро?

- Мне необходимо завтра рано подняться. Всего доброго.

Он кивнул и, бросив на меня равнодушный взгляд, прикрыл дверь.

 

 

Старушка усадила меня на край длинного стола.

- Надолго к нам? – ставя тарелку с сэндвичами, спросила она.

Глоток горячего чая отозвался во рту приятным мятным вкусом.

- У вас замечательный чай, миссис Пекинп.

- Вы находите? Мне очень приятно. - Она вернулась из кухни с большим подносом спелой малины.

- Угощайтесь.

- Благодарю.

- Так что? – спросила она. – Надолго в наш городок?

- По меньшей мере, проведу здесь неделю. Много важных встреч и переговоров.

- Давно вы знакомы с Сэмми?

- Честно говоря, миссис Пекинп, мы познакомились сегодняшним вечером.

Мне не хотелось разыгрывать спектакль, кроме того, жаждалось поскорее покончить с ознакомительной частью и отправиться в кровать.

- Вот как? – старушка придвинулась ближе, внимательно рассматривая меня.

- Говоря начистоту, мне непонятно почему ваш племянник не сказал правду.

- Мне тоже, - протянула старушка. – Вероятно, на то имелись веские основания. Он воспитан в лучших традициях нашего рода. Вы слышали о роде Пекинпов? Прадед Сэма, знаменитый Клайв Пекинп, стал олимпийским чемпионом игр в Антверпене. Он выиграл бег на 800 метров. Вы, конечно же, слышали  об этом необыкновенно талантливом человеке.

- Вполне возможно слышал, миссис. Но в столь поздний час память может меня подвести.

- Клайв Пекинп почитал честность главной добродетелью мужчины. И Сэм воспитан в соответствии с данным правилом. Если он и мог обмануть родную тетушку, то только под давлением обстоятельств. А, кстати, как ваше имя?

- Мое имя Адольф, миссис. Адольф Белти. И уверяю, что щедро вознагражу вас за радушный прием. А теперь мне бы хотелось отойти ко сну, с вашего позволения.

- Белти!? – старушка изумленно покачала седой головой. - Вот значит как! Вот почему Сэм, солгал. Ему стало стыдно.

Я прокашлялся и повторил просьбу.

- Да, да, - проговорила  старушка. - Я вас уложу, идемте.

 

Не задавая больше никаких вопросов, старушка постелила мне в уютной угловой комнатке. С невероятным удовольствием, лишь освободив тело от оков одежды, я опустился на кровать.  

Спустя короткое время я уснул.

 

 

Кто-то присел на кровать рядом со мной, подспудно придавив левую ногу. Я  открыл глаза, пытаясь разглядеть незнакомца.

- Это вы, миссис? – высвобождая ногу, спросил я.

Плотная фигура не шевелилась. Зашторенные окна пропускали слишком мало лунного света, чтобы можно было предположить наверняка.

- Миссис Пекинп?

- А, что такое? – Это оказалась старушка. – Задремала, – ответила она и зажгла на тумбочке свечу.

- Не спится? – спросила она.

- Честно говоря, миссис, я очень устал. Сегодняшний день побил все рекорды по сумятице, недомолвкам и навалившимся на меня проблемам. С вашего позволения я хотел бы проспать до самого утра.

- Да, да, конечно, - ответила старушка, но с кровати не поднялась. - А вы знаете, зачем приехали в наш город?

- У меня много важных встреч, - недовольно ответил я.

- Важнее встречи с ней? Почему вы не признаетесь себе?

- В чем я должен себе признаться?! – не выдержал я.

- В том, что забыли ее. А она вас ждет. Ждет все время. Вы черствый человек, Адольф Белти.

- Допустим! Но если я проведу эту ночь в бессмысленных разговорах с вами мягче от этого я не стану. Уж поверьте мне!

- Охотно верю, сэр. Но знайте: ваша жизнь вышла на финишную прямую, и вам нужно понять, куда вы стремитесь, и что для вас есть цель.

- Премного благодарен за ваши наставления, уважаемая миссис Пекинп. Прошу оставить меня в  одиночестве. Обещаю серьезно подумать над вашими словами, но завтра.  

Наконец старушка поднялась. В свете подрагивающего пламени свечи я заметил на ее лице скудные слезы. Или мне показалось. Старушка повернулась ко мне спиной и, нагнувшись, задула свечу.

Стоило ей закрыть за собой дверь, как в полном изнеможении я опустился на постель и тотчас забылся сном.

 

Утро следующего дня уныло показалось в окно. Небо заволокло тяжелыми серыми облаками. То и дело накрапывал дождь.

Поднявшись, не обнаружив старушки, я отправился в ванную. С трудом приведя себя в более-менее достойный вид, я стал собираться.

Появившаяся на пороге миссис Пекинп ухмыльнулась и, молча, прошла на кухню.

- Я вам очень благодарен! – громко сказал я. – Надеюсь, оставленной суммы будет достаточно, чтобы компенсировать ваше неудобство.

- Вполне, Адольф. Помните только, что я вам сказала.

Не желая продолжать разговор, я покинул гостеприимную квартиру.

 

Отыскав поблизости от дома славной старушки кафе, я удобно расположился за столиком на летней террасе.

- Добрый день, сэр. Пожалуйста, меню. – Приземистый темноволосый официант с треугольной бородкой, передал мне глянцевую открытку меню.

 - Готовы сделать заказ? - осведомился он, вернувшись спустя несколько минут.

- Да, будьте добры, запеченную рыбу, салат «цезарь» и десерт тирамису. И чашечку американо.

- Хорошо, сэр. - Он забрал меню и удалился.

 

Снова пошел мелкий дождь. Редкие прохожие ускорили шаг. Пожилой мужчина в клетчатом костюме открыл огромный полосатый зонт. Он многозначительно посмотрел на небо, словно упрекая его в невежестве, и спрятался под зонтом. Пробежавшие мимо мальчишки неодобрительно окликнули кого-то впереди.

«Обычный, ни чем не примечательный городок. Провинциальный и от того не лишенный скромного обаяния. Стоит ли посетить местные достопримечательности? - подумал я. – Хотя не уверен, что они хоть сколь-нибудь самобытны и оригинальны».

 

Официант своевременно и незаметно исполнял свои обязанности. Тарелка с запеченной рыбой, обрамленной запеченным же картофелем, морковью и луком, ожидаемо заняла место съеденного салата. Поданные позже десерт и кофе закономерно завершили сытную трапезу.

 

Запеченная рыба оказалась весьма посредственна. Салат, напротив, удивил необычным сочетанием ингредиентов и весьма нетривиальной подачей. Десерт искренне порадовал глубоким насыщенных вкусом.

- Извольте, поинтересоваться: вы остались довольны, сэр?

- Мне понравилось. Особенно десерт. Как говорится, поднимите меня!

- Что простите?

Простив официанту незнание итальянского, я попросил счет.

- Мне понравилось, - коротко подытожил я.

 

На противоположной стороне улицы я заметил прохаживающегося вдоль витрины кондитерской лавки господина с полосатым зонтом. Он то и дело бросал на меня робкий взгляд.

 

Счет приятно удивил меня суммой. Я щедро вознаградил расторопного официанта.

Покинув кафе, я поспешил отыскать такси.

 

На площади меня догнал запыхавшийся официант. Его волосы растрепались, на светлой сорочке в районе груди проступили пятна пота.

- Из… вините. Фуу. Сэр, я забыл передать вам… записку, - с трудом выговорил он.

- Записку?

- Да, записку. Пожалуйста.

- От кого она?

- Простите, мне передал ее незнакомый мужчина в клетчатом костюме.

На свернутом пополам листе красивым почерком было выведено: «А. Белти».

Но как официант догадался?

- Всего доброго, сэр.

 

Я развернул послание:

«Уважаемый господин Белти! Осмелюсь предложить вам конфиденциальную встречу, ориентированную сугубо на удовлетворение вашей потребности. С нетерпением буду ожидать вас в книжном магазине профессора Уолтера Винингса». Далее следовал адрес и время. Я повертел записку в руках.

«Багаж! – осенило меня. - Мне нужно срочно вернуть вещи».

 

Отыскав в телефонном справочнике номер аэропорта, я позвонил.

Мне ответил приятный женский голос.

- Девушка, мне нужно связаться со службой вашего такси.

- Извините, сэр, но в нашем аэропорту нет служебного такси.

- Вероятно, я не правильно выразился. Вчера я прилетел к вам и взял в аэропорту такси, к которому меня проводил служащий зала прилета.

- Боюсь, сэр, что вы ошиблись. Автомобильная перевозка пассажиров не входит в список оказываемых нами услуг. Что еще, сэр?

- Нет. Всего доброго, - рассеянно проговорил я и повесил трубку.

Немудрено, что в свете последних событий дело о пропавшем багаже приняло такой оборот. Удача явно испытывает мое терпение. Но как же все мои дела? Как я узнаю о встречах? Все телефоны, фамилии, адреса. Хорошо хоть, что я взял за правило деньги и личные документы всегда носить с собой.

 

 Выйдя из телефонной будки, я огляделся по сторонам.

 

 Выходит – я свободен. Что ж, придется провести оставшееся время в праздном созерцании местных красот. Если они есть.

 

Погода к тому времени замечательным образом переменилась. Небо очистилось от досаждавших моросью облаков, ветер стих, показавшееся солнце степенно одаривало каждого нуждающегося порцией тепла.

Опустив руку в карман, я вспомнил о записке.

 

Прохожие помогли мне быстро отыскать книжный магазин профессора Уолтера Винингса.

Как только я вошел в помещение, навстречу мне поспешил тот самый пожилой мужчина в клетчатом костюме.

- Рад, рад, что вы пришли, Адольф! – он схватил меня за руку и крепко сжал в  своих ладонях. – Вы не пожалеете, уверяю вас. Ни за что!

- Рад знакомству, - спокойно ответил я.

В магазине было малолюдно, тихо и прохладно. Эта камерная атмосфера сразу пришлась мне по душе.

Мужчина проводил меня к одному из стеллажей.

Он приподнялся и потянулся за книгой, стоявшей на одной из верхних полок.

- Вам помочь? – заметив свое превосходство в росте, спросил я.

- Нет, нет, не утруждайте себя.

Каким-то невероятным усилием мышц, он сумел-таки добраться до корешка книги и ловким движением вытащить ее.

Мужчина бережно провел по обложке ладонью, словно стирая невидимую пыль.

«Фаросский маяк. Чрез преграды к свету», - прочитал я заглавие книги.

- Ночью - пламя, днем - дым. Понимаете? - задумчиво спросил мужчина.

- Честно говоря, нет. Вы хотели со мной встретится.

- О, да! Конечно, молодой человек. Я хотел использовать название данного  фолианта, в качестве эпиграфа нашего с вами разговора. Пройдемте в мой кабинет.

Мы проследовали узким коридором, поднялись по деревянной лестнице и, пройдя несколько смежных комнат, очутились в просторном зале с мансардными окнами и выбеленным дубовым столом. В углу кабинета, смущаясь глаз незнакомцев, стояла скульптура полуобнаженной девушки.

Мужчина предложил мне кресло напротив стола.

- Ваше отношение к спиртному, молодой человек?

Я вспомнил предостережения усатого Сэма Пекинпа.

- Желаете чего-нибудь выпить?

- Ах, в этом смысле. Виски, - осторожно проговорил я.

- Прекрасно.

Передав мне стакан, мужчина поднял руку и заговорил:

- Ночью кораблям, движущимся в порт Александрии, помогало отражение горящего огня; днем – столб дыма. Но сколь символично, Адольф, не правда ли? Во тьме люди шли на свет, а при свете солнца – на чадящие дымом угли. Так и человек, когда у него все хорошо, он стремится к ложным идеалам. Но стоит случиться несчастью и, переосмыслив предыдущий путь, он начинает видеть истинную цель и идти к ней. Пока… снова не расступятся тучи. Да-а.

- А хотел начать без предисловий, – сев за стол, проговорил мужчина. – Извините, меня зовут профессор Уолтер Винингс, - спохватился он. – Ваша мать ищет вас.

- Моя мама?

- Именно, Адольф. Она ищет вас вот уже долгое время. После вашего скоропалительного отъезда она тешила себя надеждой, что вы вернетесь. Но этого так и не произошло. Она безутешна.

Я попытался вспомнить, когда в последний раз навещал маму. Слова профессора возымели странный эффект – в моей голове разразилась настоящая неразбериха памяти.

На ум пришло последнее заседание координационного совета выставки, демарш некоторых участников. После этого в памяти всплыли подробности ссоры с Амандой. Сгоревший соседский автомобиль. Впопыхах купленные не того размера туфли. Последний визит в банк. Но мама! Когда я был у нее? Неделю назад? Месяц? Когда я видел ее, разговаривал, обнимал?

Наверное, выражение моего лица приобрело полную отстраненность.

Я заметил перед глазами стакан с водой.

- Прошу вас, выпейте.

- Вы знаете, я не могу вспомнить, - подавленно произнес я. - Это чудовищно, но я просто не знаю, когда виделся с мамой.

- Она ждет вас. И ждала все это время. Пришло время понять и признать. То к чему вы все это время стремились - ничтожно. Признайтесь самому себе в ложности выбранного пути. Признайтесь и вернитесь. Она ждет вас.

Я допил воду и поднялся. Царящий в голове хаос разрозненных мыслей вызвал приступ головной боли. Я поморщился, не зная, что предпринять.

- Я отыщу ее. Обязательно, - только и смог выдавить я.

- Вы найдете путь обратно? – приподнимаясь из-за стола, спросил профессор.

- Да, я найду.

 

 

Когда я вышел из магазина, уже стало смеркаться. В голове пульсировала монотонная боль. Я огляделся. Первое, что попалось мне на глаза - неоновая реклама бара. Перейдя через дорогу, я вошел внутрь.

 

 

 

В баре было многолюдно. Молодежь, оккупировавшая дальние столики, смеялась и громко говорила. В центре зала, на постаменте, покоилась гигантская бутылка мартини.

 

Заняв свободный столик, я подозвал официантку. Она приняла заказ и удалилась. «Найду ли путь обратно? - повторил я слова профессора. – Путь к матери?..»

 

Я поднял голову: недалеко от барной стойки за столиком сидели три девушки. Одна из них улыбнулась мне. Мое лицо исказило жалкое подобие ответной улыбки.

Я закрыл глаза. «Путь к матери».

 

- Нет, а ты мне объясни, как так можно поступать с родным человеком? А?! Попробуй.

Я обернулся. Девушка пыталась утихомирить подвыпившего парня. Но он и не думал униматься.

- Аааа! Вот значит как! Он здесь!

Парень резко поднялся со стула и быстрым шагом направился в мою сторону. Неожиданно он остановился у столика.

- Развлекаетесь, мистер? – спросил он, глядя мне в глаза.

- Что вам угодно?

- Мне ничего, мистер. Совсем.

- Роберт, вернись, я прошу тебя, - послышался взволнованный голос девушки.

Парень проигнорировал просьбу.

- Значит, так?

- Что вы хотите?

- И вам не стыдно? Она ведь ждет вас. Ждала все эти годы. А вы вот так запросто, сидите в баре, пьете, – парень опустил глаза на столик, – мартини?

- Роберт! – настойчиво позвала его спутница.

- Расскажите, каково это?! – повысил он голос.

Я понял, что ситуация накаляется. Вероятно, алкоголь смутил и мой разум тоже, потому как я встал из-за стола и свирепо осадил незваного гостя:

- Какого черта, а!? Что тебе нужно? Ищешь приключений?

- А ведь она ждет.

Подошедшая девушка взяла парня за руку:

- Идем, Роберт. Неужели ты не видишь, что ему безразлична ее судьба.

- Значит так, да!? – закричал он.

Его удар оказался для меня неожиданным. Я повалился на столик. Послышался звук разбившейся посуды.

- Прекратите! – раздался чей-то громкий голос. - Эдди, держи его!

Подоспевшие работники бара скрутили парня и увлекли его в подсобное помещение.

Я поднялся с пола, дотронулся до лица.

И заказал еще выпивки.

 

 

Спустя несколько часов, я нашел себя сидящим в тесном подвальном помещении в окружении исключительно мужского общества. «Вероятно, это какая-нибудь местная распивочная, - решил я». Сильное опьянение накатывало высокими волнами тягостных мыслей.

Напротив меня возвышался высокий грузный человек. Он курил. Заметив мое возвращение, он оживился.

- Адольф, а ведь ты не прав! – отрывисто проговорил незнакомец.

Я подумал, что он меня ударит.

- Даже не думай откладывать визит. Даже не думай.

- Я и не думаю. Просто нелегко. Прийти, как будто и не было этой разлуки. Мне тяжело.

- Я знаю, Адольф. Я знаю. Но ты почти уже все сделал. Осталось сделать последний шаг.

Несколько глотков виски потекли по пищеводу словно вода.

- Это все пыль. А что я тебе говорю, ты ведь и сам все понял. Пыль. И багаж твой, и не состоявшиеся деловые встречи и бессонные ночи, склоки. Все  - пыль. А она… она ведь матерь твоя. Твой творец. Ты потерял ее, и все твои последующие действия - суть поиски ее. Ты это знал всегда. Может, позабыл просто…

 

***

 

На следующее утро я отыскал одноэтажный домик на окраине города. Долго простоял у порога, не решаясь постучать в дверь.

Наконец, пересилив себя, решился. Она открыла дверь, лишь только кулак коснулся щербатого дверного полотна. Как будто ждала все это время.

Я обнял ее, и мы долго простояли так, обнявшись. Она молчала и улыбалась. На ее глазах выступили слезы. Я начал оправдываться: слова так и сыпались из моих уст. Но, осознав их бессмысленность и неуместность, стыдливо замолчал. Подняв глаза, я улыбнулся.

 

Мама собирала необходимые вещи, когда я позвонил и заказал такси. Спустя полчаса вы вышли на улицу.

В ее волосах притаилась седина, на лице - рано появившиеся морщины.

Мама сказала, что позабыла взять какую-то важную книгу и попросила меня сесть в машину.

Я поздоровался с шофером и занял заднее сидение. Разглядывая причудливые соседские домики, я задремал.

Сквозь сон я услышал, как водитель завел двигатель. Я решил, что мама села впереди и снова провалился в омут сновидений. Машина плавно двигалась по улицам города.

Качнув головой, я, как мне показалось неразборчиво, прошептал:

- Мама, я все понял и…