Универсальная прививка

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2219
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Максим Карасев (Dr.Funfrock).
Причиной выхода из строя системы жизнеобеспечения в отсеках функционально – грузового блока модуля «Эпсилон-24» явилось попадание среднегабаритного (до 50 мм. в диаметре) небесного тела. Предположительно – осколка кометы, либо схожее по структуре и составу тело метеоритного происхождения. Модуль получил серьезные повреждения, обшивка корпуса пробита при ударе, внутреннее пространство модуля пострадало от осколков. Подробный перечень повреждений приводится в приложении №1 к данному отчету. На момент аварии в модуле находился участник экспедиции капитан Нэд Зелич. Несмотря на временную разгерметизацию модуля, астронавт не получил серьезных повреждений и остался в живых.
 
Из отчета особой комиссии ООН
порасследованию обстоятельств
аварии межпланетного корабля
«Коперник» 12.07.2089г.

В ходе описанных мной выше событий пострадал капитан Нэд Зелич, получивший ряд небольших ссадин и находившийся порядка 5-6 минут в разгерметезированном отсеке при крайне пониженном давлении. Согласно инструкции, для пострадавшего было выделено отдельное помещение, доступ к нему получил только врач экспедиции майор Рикардо да Луш. О заражении капитана Зелича неизвестным микроогранизмом майор сообщил мне на вторые сутки после инцедента. После согласования с Землей капитан был полностью изолирован, экспедиция прервана.

Поведение Нэда Зелича в ходе всех трех месяцев возвращения на Землю оставалось абсолютно адекватным. Несмотря на наше настороженное отношение к нему он не проявлял признаков агрессии, не стремился покинуть изолированный отсек и производил впечатление полностью здорового человека. Однако согласно пробам доктора да Луша микроорганизм, занесенный на корабль, видимо, в ходе аварии, успешно прижился в крови капитана. 

 
Из рапорта полковника Алексея
Малиновского, руководителя 2-ой
 международной экспедиции
к планете Сатурн.

Вирус, обнаруженный в крови больного, названный Cometis Virus, имеет явно выраженную неземную природу и вирусом, в общем, является лишь частично. Микроорганизм поражает имунную систему и, вероятно, нервные центры зараженного. Любое инородное тело или вещество, попадающее в организм носителя, безжалостно уничтожается. В ходе всех десяти месяцев обследования капитана Зелича не удалось заразить ни одной болезнью. Кроме того, вирус обнаружил невероятную степень толерантности ко всем известным видам ядов и антибиотиков.

Поведение пациента спокойное, признаков агрессии или внезапного возбуждения не замечено. Однако, по-видимому, вирус поразил нервные центры Нэда Зелича и последний находится под контролем неизвестного организма.

 
Из отчета академика Джулиана Фабрициуса,
 руководителя Центра Исследований
Инфекционных и Вирусных Заболеваний
Внеземного Происхождения при ООН.

В связи с завершением исследований микроорганизма и получением вирусной культуры рекомендую:

1. Реорганизовать Центр Исследований Инфекционных и Вирусных Заболеваний в НИИ.

2. Дальнейшую работу по поиску лекарства против вируса производить в стандартном режиме в лабораторных помещениях Института.

3. Усилить охрану помещений Института.

4. В связи с невозможностью выздоровления носителя заболевания, пациента Зелича, и опасностью заражения персонала настоятельно рекомендую его физическое устранение.

 
Из секретной депеши Председателя
Совета Безопасности ООН
Раджа Парангваха.
* * *

- Проходите, господин майор.

Худощавый невыспавшийся адъютант отдернул брезент и пропустил Алексея Карцева в образовавшийся проход. Большая, десять на десять, армейская палатка, была превращена во временный штаб. Алексей про себя усмехнулся. Любят же генералы всю эту фронтовую романтику. Поблизости – целый городок, сотни пригодных помещений, мэрия, полицейский участок, крупные офисы с прекрасной телефонной связью, свободным выходом в глобалнет, мебелью, системой вентиляции и водоснабжения. Так нет, вояки кабинетные, им нужно побряцать оружием, поиграть в карманный Сталинград. Зачем-то на отшибе ставится палаточный городок, нагоняются восьмиосные тягачи, облепленные антеннами коротковолновых и длинноволновых передатчиков, глушилки для организации непрослушиваемой армейской связи, вокруг лагеря тянут колючую проволоку. Впрочем, поправил себя Алексей, колючку сейчас тянут вокруг всего города, карантин все-таки.

Внутри палатки было полно народа. Генералы и офицеры всех мастей и родов войск толпились вокруг стола, на котором блестела свежим пластиком карта района. Во главе стола стоял генерал Рейнбаух, возглавлявший операцию. Увидев Алексея, генерал приветственно воскликнул:

- А!! Вот и особисты пожаловали! Почему задержались, майор?

- Здравия желаю, господин генерал. Майор Особого отдела Алексей Карцев. Извините за опоздание, добирался вертолетом и под Йоханнесбургом попал под сильный дождь, погода была нелетная, пришлось два часа ждать, пока дадут добро на взлет.

Смешно. Вроде бы все как было сказал, а слова звучали как оправдания нашкодившего мальчишки.

Однако генерала, похоже, не особо волновал факт задержки представителя Особого отдела:

- Хорошо, майор. Мы пока продолжим, а Вы вникайте в суть дела.

Совещание продолжилось. Алексей с помощью, оказавшегося здесь же знакомца по Евразийскому разведовательному корпусу полковника Леонида Лялина, знакомился с состоянием дел.

По коридорам Особого отдела уже где-то с год ходили слухи о некой секретной (даже для ведущих агентов разведки!) лаборатории, находящейся где-то на юге Африки. Слухи, как водится, пугали франкенштейнщиной о разработках сверхоружия, о сбитом НЛО, об исследованиях телекинеза и телепортации, о прямых контактах с господом Богом, и прочей подобной чуши. Любой вменяемый человек, к коим без сомнения, причислял себя Алексей, считал их простым фейком, газетно-бульварной уткой. И вот, эта самая сказочная лаборатория находится совсем рядом – не более чем в паре километров, или если точнее на глубине трехсот метров под городом Блумфонтейн.

Что самое удивительное, слухи были не так уж и далеки от действительности. Нет, нет, никаких зеленых человечков или сверхчеловеков, читающих мыслей не было. Был некий космонавт, пораженный вирусом внеземного происхождения. Сбежавший космонавт. Несложно представить, что город был тотчас же блокирован. Жители исторической столицы Оранжевой республики оказались заложниками, где-то среди них прятался носитель опаснейшей инфекции. В настоящий момент вокруг города разворачивались кадровые армейские части, образуя пять концентрических рубежей, отделяющих карантинную зону от остального мира.

Ситуация в целом становилась понятной, однако Алексей никак не мог взять в толк, почему операцию, проводимую силами Африканской Директории, курирует Евразийский Особый отдел и каким боком его угораздило сюда попасть. В конечном итоге, каирские особисты тоже не лыком шиты, у них в штате не мало отличных аналитиков и полевых агентов. Однако, вместо какого-нибудь Аль-Худрийя или Н’Гобоне, с которыми приходилось пересекаться в ходе совместных операций, сюда, в Блумфонтейн, командировали именно его. Да, безусловно, Алексей Карцев, едва ли не лучший оперативник Евразийского Особого отдела – майорские шевроны за просто так в неполные тридцать пять не дают – но все-таки столь активные действия в чужой зоне ответственности, да еще с явной санкции ООН выглядели загадочно. Скорее всего, африканцы либо работают параллельно, либо облажались чуть раньше, упустив этого самого космонавта.

Пока Алексей размышлял над непонятным раскладом сил перед операцией, совещание подходило к концу. Генерал Рейнбаух раздавал последние инструкции:

- … тридцать пятая дивизия занимает позиции вот здесь, между сороковой и сорок третьей высотой, два танковый корпус перевести к дороге на Кимберли и держать в состоянии полной готовности, оба дивизиона гаубиц и дивизион реактивных минометов должны занять огневые позиции за вот этими высотами. Всем все ясно? Замечательно, следующее совещание завтра в девять-ноль-ноль, просьба не опаздывать.

- Так, теперь к Вам, дружочек. - внезапно обратился он к Алексею – С ситуацией ознакомились? Замечательно, как видите мы готовим штурм. Город придется сравнять с землей. Да-да, именно так, обстрелять сонным газом, сжечь напалмом, затем прочесать развалины и уничтожить всех поголовно. А что вы хотели? На кону у нас, простите, будущее всего человечества. Вот. Ну а Вас нам прислали деятели из ООН.

Для Вас от них личное поручение. Не приказ, а именно поручение - проникнуть в карантинную зону и доставить к нам кое-какую документацию.

- Документацию?

- Верно. Опасность потери ее после обстрела города напалмом весьма велика, а каким-то шишкам там, наверху, она очень нужна. В детали вас посвятит подполковник Шмульц, бывший комендант охраны лаборатории.

- Помните, - добавил генерал после секундного раздумья – на все про все у Вас 24 часа. Не успеете вернуться – ждать не будем.

* * *

Легко ли забраться в кишащий пчелами улей или засунуть голову в пасть неделю не евшего льва? Вопрос, безусловно, риторический. Ничего особенно приятного в подобном времяпрепровождении, конечно же, нет. И это дурацкое задание в зараженном какой-то инопланетной дрянью городе выглядело равносильным нырянию в бассейн, заполненный пираньями.

Нет, Алексей, не был трусом. Не раз и не два приходилось ему рисковать своей шкурой - профессия обязывала. Случалось и работать под прикрытием, и участвовать в настоящих военных спецоперациях. Красная полоска нашивки за ранение на его голубом особистском кителе напоминала о памятном бое с монгольскими сепаратистами, когда три часа пришлось ждать пока его вытащат с поля боя. И там, за небольшим валуном, когда истекающий кровью, он лежал на пристрелянном вражеским снайпером участке и прощался с жизнью, было страшно. Страшно до одури.

Но сейчас Алексей, не задумываясь, променял бы свое нынешнее задание на щелкающие рядом пули и крутящуюся где-то поблизости старуху с косой.

В разгар самого беспощадного боя, когда кинжальный огонь заполняет воздух свинцовой стеной, и во время хитроумной шпионской игры, в логове бандитов, где в каждый момент существует шанс проколоться и быть жестоко замученным, опасность вещественна. Она может предстать в виде предательского выстрела в спину или неправильно заученного иностранного слова, или любой другой мелочи. Но, так или иначе, эту опасность можно предвидеть, подстраховаться и, в крайнем случае, вовремя ее избежать. Именно умение выходить, как говориться, сухим из воды, отличает хорошего специалиста от плохого.

Умение спрогнозировать риск тех или иных шагов приходит с опытом. Алексей таким опытом обладал вполне. И весь накопленный багаж знаний здесь, в Блумфонтейне, был бесполезен. От основной угрозы – отравленного вирусом воздуха его отделял только тонкий пластик противогаза.

Да и окружали его не вооруженные бандиты, не махинаторы-наркоторговцы, а обычные, и, в общем-то, ни в чем не повинные люди. Нелепая случайность или халатность персонала лаборатории обрекли сотни тысяч человек на неминуемую смерть. Нет, конечно, какое-то количество несчастных успеет пройти за оставшиеся неполных 20 часов контрольные пункты, организованные в непрерывном кольце оцепления карантинной зоны. Те из них, кто еще не успел заразиться инопланетной заразой, будет помещен в карантинные блоки и затем уже расселены в другие города. Для этих счастливчиков события в их родном городе останутся только неприятным, даже, наверное, жутким воспоминанием. Сколько их будет? Сотни, может быть тысячи - контрольные пункты за недолгое отведенное время не смогут, как ни старайся, пропустить всех. Если бутылку, заполненную водой, перевернуть, то вода оттуда моментально не выльется. А потом горлышко этой бутыли заткнут пробкой и…

Короче говоря, люди, которых Алексей видел вокруг, были в большинстве своем обречены. Они еще живут, двигаются, говорят, переживают. Но на самом деле они уже мертвецы. Мертвецы не сегодняшние, а завтрашние, что коренным образом дела не меняет.

Ясное дело, что в городе царила паника. Настоящая анархия. Несмотря на глубокую ночь, никто и не думал о том, чтобы сомкнуть глаза. Кто-то, с перекошенными от ужаса лицами, бесцельно бегал по улицам, группки воинственно настроенных вчерашних обывателей, крушили и поджигали все, что имело хоть какое-то отношение к власти – полицейские участки, школы, больницы. Пару раз Алексею попадались обезображенные трупы.

И отовсюду доносился дикий нечеловеческий вой тысяч и тысяч глоток осознавших свою обреченность людей. Этот вой катился по улицам, заползал в канализационные люки и взлетал над крышами самых высоких небоскребов. Нигде не было возможности укрыться от протяжного жуткого звука оплакивания своей скорой кончины.

Алексею нужно было действовать скрытно. Если его кто-нибудь заметит, то, конечно, попытается либо увязаться с ним, в надежде выбраться за пределы карантина, либо, чего доброго, убить. Поэтому передвигался он лишь будучи в полной уверенности, что остается незамеченным.

До своей цели – четырехэтажного особняка почти в самом центре Блумфонтейна – удалось добраться достаточно быстро и без особых приключений.

Витрины бутика, находившегося на первом этаже, были, конечно, выбиты. Внутри здания тоже царил хаос. Работники этого, без сомнения, секретного учреждения, покидали свои рабочие места в спешке, об этом говорили кипы бумаг, разбросанных по полу, упавшие стулья, распахнутые дверцы шкафов.

Этот дом, с виду невзрачный, похожий на сотни подобных строений в городе, на самом деле, таил в себе множество секретов. В нем находился резервный вход в подземную лабораторию: четыре этажа над землей, вдвое больше под ней и лифтовая шахта, уходящая еще ниже, где на трехсотметровой глубине располагалось учреждение по исследованию загадочного микроорганизма.

Почему посреди города, а не в какой-нибудь выжженной солнцем пустыне? Потому что лаборатория была наследием, доставшимся от Второй Холодной Войны, местом производства биологического оружия. А во время гонки вооружений, охвативших планету пятьдесят лет назад, главным критерием была секретность, а не безопасность. Ну придет ли кому-нибудь в голову, скажите на милость, искать крупный исследовательский центр противника в достаточно большом городе? Вот и военным казалось, что не придет. В последствии же прекрасно оснащенную лабораторию решили не закрывать. То, что зараженный вирусом космонавт был привезен сюда легко объяснимо. Подобной технической базы по изучению вирусных инфекций не существует на сегодняшний день ни у одного другого научного учреждения.

Алексей спустился на минус пятый этаж, благо лифт был в рабочем состоянии, и по коридору добрался до двустворчатой стальной двери с надписью «Доступ для персонала только категории АААА».

За дверью оказалась комната без мебели, за ней – еще одна. В этой, второй комнате стоял массивный, в полтора человеческих роста сейф. Перед сейфом – стол, увенчанный маленькой бумажной Джомолунгмой.

Алексей огляделся и в дальнем углу увидел предмет своих поисков – кожаный дипломат. Что же, похоже все оказалось не так уж и сложно. Чемоданчик никто не утащил, дом не подожгли. Все в целости и сохранности. Прекрасно, теперь главное - выбраться из города.

За спиной раздался стук шагов. Пистолет послушно лег в ладонь, отточенным до автоматизма движением.

В дверном проеме стоял парень лет двадцати пяти. Невысокий рост компенсировался прекрасным атлетичным телосложением.

Парень испуганно отпрянул. Еще бы, кому понравиться пистолет, направленный в грудь?

- Не стреляйте! – он смешно замахал руками перед собой.

Алексей немного расслабился. По повадкам было видно, что парень не умеет обращаться с оружием или, что заметно страшнее, без него. Значит сейчас он, Алексей Карцев, хозяин положения.

Парень понял, что убивать его прямо сейчас никто не собирается, и тоже успокоился.

- Кто вы? – спросил он.

Алексей молчал

- Вы, наверное, из разведки? Особист? – ого, а парень-то ориентируется в военной терминологии. Может служил в армии?

- Это не имеет значения – наконец заговорил Алексей.

- Вы пришли за мной?

- Нет. Не бойся, приятель, я тебя не убью. По крайней мере, если ты мне не будешь мешать. На твоем месте, я бы просто развернулся и ушел.

- Послушайте, я готов сдаться.

Алексею стало смешно:

- Посмотрите на него – он, оказывается, готов сдаться. Кому ты нужен? Иди к контрольному пункту, там сможешь пройти медосмотр и выбраться из карантинной зоны.

Парень снова начал нервничать:

- Вы сами-то были у контрольных пунктов? Там настоящий ад. Люди готовы перерезать друг друга за право выбраться из этого поганого города.

Это правда. Алексей видел эту чудовищную давку - огромную толпу народа, прущую к узкому проходу в периметре из колючей проволоки. Подойти к контрольному пункту невозможно уже за два квартала.

- Извини, но я ничем помочь не могу.

- И не надо помогать. Просто проведите меня к периметру, где вы его будете проходить. А там я договорюсь.

- Не собираюсь этого делать.

- Тогда я просто пойду за вами. И, получиться, что Вы все равно приведете меня к периметру.

Алексей стал терять терпение:

- Я же сказал, что не убью тебя, пока ты мне не будешь мешать. Если ты сейчас же не уйдешь, я буду стрелять.

Для убедительности он поднял руку с пистолетом повыше, целясь настырному парню между глаз.

- Стреляйте. Чего мне терять? Если я сейчас уйду, то завтра мой пепел развеят по руинам этого города. Единственный мой шанс – пойти с Вами.

Надо стрелять, решил Алексей. Слишком уж решительно настроен этот парнишка. Если его отпустить, то тот может со злости, чего доброго, начать кричать, натравит озлобленных местных жителей. Возникнут серьезные сложности. Надо стрелять.

Но палец предательски не желал нажимать на спусковой крючок.

В конце концов, этот город и так уже видит столько крови и ненависти, сколько не видел, наверное, никогда. А что здесь будет завтра… Да и чем провинился вот этот, конкретный, человек? Тем что пытается использовать свой, может быть, единственный шанс? Тем, что, превознемогая инстинктивный страх перед смертью, цепляется мертвой хваткой за последнюю соломинку?

В общем, Алексей стрелять не стал, попросту, на смог. В конце концов, внутри любого суперпрофессионала, ходячей машины для убийства, слепо повинующийся приказам начальства, сидит живой человек. Человек, отвергающий зло, считающий его не целью, а средством, причем средством, применяемым по необходимости, когда другого выхода нет. А сейчас он был.

Рука с пистолетом опустилась.

- Ладно. Ты прав, я не смогу помешать тебе идти за мной. А в этом случае ты меня демаскируешь. Мне бы этого не хотелось. Придется довести тебя до периметра.

- Спасибо, сэр – явно оживился парень – Я Вам очень благодарен.

- Если ты выкинешь какую-нибудь глупость – Алексей погрозил пальцем. – Второго шанса я тебе не дам. Стреляю я неплохо, так что лучше делай как я скажу.

- Договорились!

- Отлично. Кстати, как тебя зовут?

Парень похлопал глазами и выдавил:

- Дэн.

- Ну что же, Дэн. Времени у нас не так много, как того хотелось бы. Так что двигаемся немедленно.

Он выглядел счастливым. Такое ощущение, что Алексей его уже вытащил за колючую проволоку. Бедняга, не понимает, что добраться до периметра и преодолеть его это немного разные вещи.

- Все, пошли – объявил Алексей, и они двинулись.

* * *

В целом Дэн оказался не таким уж и плохим парнем. Он послушно выполнял все команды майора, старался не высовываться лишний раз из укрытий, которыми приходилось пользоваться, дабы разминуться с встречными людьми. Обузой особой он не был, а лишняя пара глаз никогда не помешает.

Наконец они добрались до торгового центра, уже ближе к окраине города. Гигантский параллелепипед, собранный из пластика и пенобетона, был похож на любой другой супермаркет мира. До проволочного ограждения отсюда оставалось уже не более километра по прямой. Алексей решил сделать небольшую остановку. Отдохнуть и связаться по рации с начальством.

Торговый центр оказался абсолютно пустым, поэтому они расположились внутри. Алексей достал пачку сигарет и закурил. Архаичную привычку тянуть дым тлеющего табака, уже почти позабытую человеческой цивилизацией, он приобрел будучи на задании в Афганистане. Как известно, среднеазиатские гангстеры почти поголовно курят, вот и пришлось приучиться к курению, чтобы проникнуть в одну из афганских наркобанд.

Отучиться уже не получилось. И нередко он позволял себе выкурить сигаретку-другую, чтобы успокоить нервы.

- Слушай, - ни с того ни с сего спросил Дэн – тебе был нужен этот чемоданчик?

Алексей кивнул.

- Тогда зачем такая сложность? Почему не могли выслать пару вертолетов, высадить десант, подобрать чемоданчик и с тем же успехом улететь?

- Все не так уж и просто. Во-первых, приземлиться в самом центре города невозможно. Провода, близко расположенные друг к другу постройки все это не дает вертолетчикам посадить машину на улицу. Во-вторых, такая операция привлекла бы внимание жителей, они бы сбежались со всей округи и, конечно, постарались бы в вертолеты проникнуть. Пришлось бы применять силу, могли быть потери. Ну и, в-третьих, за то, что эти документы впопыхах забыли, кое-кому может сильно влететь. Поэтому приложили все усилия к тому, чтобы обойтись без лишней огласки. В обход военных подпрягли спецслужбы. Видимо, так оказалось проще.

- Понятно. А ты не боишься, что тебя не выпустят из карантинной зоны? Вот подойдешь ты к периметру, передашь чемоданчик, а тебя самого не пропустят? Вдруг ты заразился?

- Пропустят. Сразу посадят в дезактивационную машину и отвезут в карантинный блок, где мне придется провести неделю-другую в герметичном боксе, вот и все.

- Слушай, - продолжал Дэн – а как же так получилось, что так нельзя со всеми? Ну, взяли, вывезли, поместили в стационар?

- Слишком много людей, слишком велика опасность распространения инфекции. Всех жителей вывозить очень долго. Уже часов через десять-двенадцать заработает артиллерия и город просто уничтожат, сотрут с лица земли. Выжгут воздух вакуумными бомбами, зальют улицы напалмом. Короче говоря, постараются уничтожить этот проклятый вирус.

- Но при чем здесь люди?

- Ни при чем. Но другого выхода нет, иначе инфекция может распространиться, и тогда уже некому будет помогать.

Дэн помолчал, как будто, обдумывая услышанное:

- Ну и как ты думаешь, если бы тот человек, разносчик болезни, сдался властям, город оставили бы в покое.

- Какая разница? Сейчас не стоит вопрос о поимке или устранении беглеца. Город заражен, пропитан вирусом. Если он сдастся, это еще не значит, что проблема будет снята. И вообще я не думаю, что он…

- Подожди, – внезапно перебил себя Алексей - какой еще такой разносчик болезни?

Дэн выглядел растерянным, было похоже, что он сказал что-то лишнее, о чем жалеет.

- Ну, нам так сказали – разносчик инфекции. – промямлил он – В новостях по телевизору.

- Не говори ерунду, Дэн. Населению сообщили только о вирусе, и не слова больше. Откуда ты знаешь о разносчике? Ты что-то скрываешь?

- Нет-нет – затараторил он. – Ничего не скрываю. Но ты сам понимаешь, появляются слухи о том, о сем.

Слухи? Какие, к черту, слухи? И вообще, Дэн подозрительно много знает. Задает странные вопросы, знаком с деталями армейской жизни, к тому же, встретились они не на улице, а во входе на секретную лабораторию. Все это явно неспроста. Слишком много совпадений. Кто он такой? Полицейский? Работник лаборатории? Или?..

Тут Алексея осенило. Ведь ответ на этот вопрос – на поверхности. Игра слов Дэн – Нэд. А того космонавта, сбежавшего из лаборатории, как звали? Верно, Нэд. Нэд Зелич.

Пистолет опять оказался в руке.

- Ну так как, Дэн?

- Зачем ты опять угрожаешь мне оружием? Я не хочу делать тебе ничего плохого!

- Послушай, приятель, я что-то забыл твое имя? Как там тебя зовут? Дэн? Или, может, все-таки, Нэд?

Дэн-Нэд откровенно растерялся. Он замолчал, плечи его поникли, голова опустилась.

Алексея проинструктировали, что зараженный производит впечатление абсолютно нормального человека. Рассуждает, как здоровый, спокойно воспринимает окружающих, но на самом деле его мозг поражен вирусом не меньше, чем все остальное тело. То есть от Нэда Зелича, того самого космонавта, попавшего в переделку на «Копернике» уже не существует. Есть биоробот, носитель инфекции, контролируемый коварной инопланетной заразой.

Кто знает, что может сотворить эта ходячая человекоподобная тварь в следующий момент? Наброситься и откусить голову? Обездвижить и поселить в организм свою личинку? Втереться в доверие и, преодолев периметр, вырваться на свободу, заражая все новых и новых людей? Сколько раз он уже оставался с ним наедине?

Алексей попятился, воображение живо рисовало картины расчленения его тела злобным пришельцем.

Палец сам надавил на спусковой крючок.

Два коротких хлопка. Нэд покачнулся и кулем осел на пол.

Алексей подошел к телу, наклонился и пощупал пульс. Он, естественно, отсутствовал. С такого расстояния не промахнулся бы даже ребенок, не говоря уже о стрелке-мастере.

Что же, одной проблемой меньше. Инфицированный уничтожен, причем, уничтожен без особой борьбы и что, самое главное, без ущерба. Браво!

Минут пятнадцать он сидел на полу, пытаясь собрать свои мысли воедино. Затем достал рацию и принялся вызывать командование.

Конечно, никакого подвоха Алексей не ожидал. Да, он сидел к трупу спиной, что, скорее всего, было ошибкой. Да, он был профессионалом, агентом с большой буквы. Но глаз на затылке у Алексея, естественно, не водилось. И не мог он даже представить, что труп, с сердцем и печенью, пробитыми пулями, может вдруг встать, взять в руку, валявшуюся рядом палку, и, неслышно подойдя со спины, нанести удар.

Все это было настолько неожиданно, что и понять то он ничего толком не смог. Просто секунду назад он был в торговом центре с потрескивающей рацией в руке. И, вдруг откуда-то свалилась темнота.

С вернувшимся сознанием пришла боль. Затылок нестерпимо ныл, наверное, разбит. Но попытки ощупать рану окончились плачевно. Оказывается, руки и ноги его были связаны.

Алексей распахнул глаза. Мир вращался вокруг, здорово мутило.

Он был в том же самом торговом центре, даже приблизительно в том же месте, только примотанный длинной лентой скотча к стулу.

Самое удивительное – рядом стоял живой и невредимый Нэд.

- Очнулся? – поинтересовался давешний труп.

- Что произошло? Почему ты ожил?

- Ха-ха, сюрприз!

Нэд подошел вплотную и широко улыбаясь сообщил:

- Майор, Вы не находите странной ситуацию, что мы с Вами находимся в несколько разных условиях?

- Конечно, я связан, иначе бы переломал тебе хребет!

- Я не об этом. Обратите внимание, что ни у одного жителя Блумфонтейна нет при себе противогаза. А Вы, как ни странно, защищены от вируса этим милым устройством.

Алексей молчал. А что можно ответить? Продолжать источать нелепые угрозы?

Нэд тем временем продолжал:

- Думаю, наши с Вами шансы стоит уравнять.

Алексей засуетился, пытаясь вырваться из своих пут.

- Не подходи, тварь! Не подходи! – завопил он.

Естественно, Нэда это нисколько не остановило. Он сорвал с головы майора противогаз и бросил его куда-то в сторону.

Вот и все. Защита, препятствующая проникновению вируса, исчезла. Можно заказывать цинковый гроб и белые тапочки.

- Сволочь! Зачем ты это сделал?

Нэд продолжал улыбаться.

- Я хотел показать Вам, что ни все так страшно.

- Черт, черт, черт!!! Я теперь тоже, наверняка заражен! И ты говоришь, о том, что это не страшно, мерзавец!

- Майор, скажите откровенно, что вы знаете о вирусе?

Алексей стиснул зубы. Отвечать на вопросы этого мутанта он не имел ровно никакого желания.

- Молчите? Что же, я сам попытаюсь рассказать ту информацию, которую до Вас донесли. Наверняка, яйцеголовые профессора сообщили, что вирус поражает человеческое тело, внедряется в его клетки и берет под контроль взаимодействие с внешней средой. И это верно. Вирус атакует организм, уничтожает иммунную систему и занимает, по сути дела, ее место.

Болезни всех известных форм и бубонная чума, и сибирская язва, и даже СПИД бессильны. Вирус предотвращает любую агрессию против своего носителя. Для него мы, люди, превосходная среда обитания. Только, в отличие, от всех известных науке микроорганизмов, ему каким-то образом понятно, что, уничтожая своего хозяина, он эту среду обитания теряет. И что в этом плохого? Нет, серьезно, что в этом такого катастрофичного?

- Вирус поражает нервные центры. – устало произнес Алексей.

- Поражает? Каким это образом? Физически находится в мозгу?

- Тебе виднее. Берет под контроль, наверное.

- Под какой контроль? Управляет мной как марионеткой? Поверьте, нет. Только доказать это я не могу. Не придумано еще такой техники, которая могла бы проникнуть в сознание и засвидетельствовать его, сознания, чистоту. Профессора-академики, занимавшиеся мной без малого год, талдычили одно и то же: «видимых изменений поведения не наблюдается». Однако сам факт присутствия чужеродного вируса в моем мозгу вызывал бесконтрольный страх.

- Вполне естественно. Что же ты хотел? Тебя надо исследовать! Изучать этот чертов вирус! Вместо этого тебя вынуждены ловить, а теперь еще и уничтожать зараженный город!

- Простите, а я разве был против исследований?

- Но ты сбежал!

- Конечно, а что бы Вы сделали, если бы вас хотели убить?

Алексей удивленно посмотрел на Нэда.

- Да-да, – продолжил тот – меня намеревались пустить под нож, как не нужную уже лабораторную крысу. Слава Богу, я успел узнать об этом.

- И что получилось? Заметь, в результате, твоих действий пострадали ни в чем не повинные люди.

Нэд помрачнел.

- Да, наверное, я совершил ошибку. Если бы мне предоставили шанс вернуться в прошлое, думаю, я бы предпочел погибнуть на пользу науке. Но я же не знал, что наверху, над лабораторией, целый город. Тем более я был в полном отчаянии, мне казалось, что против меня ополчился весь мир.

Интересно, насколько раскаяние Нэда и его нынешняя откровенность искренны? Как это можно узнать? Ведь только что он достаточно верно подметил – инструмента для проникновение в чужое сознание не существует. Чужая душа – потемки.

- И каким же образом ты сбежал? – поинтересовался Алексей.

- Ровно таким же, как остался в живых после ваших выстрелов. Через определенный промежуток времени, когда вирус окончательно укрепиться в организме, открываются удивительные возможности регенерации. По сути дела, единственный способ меня физически убить – облучить жестким излучением или разрушить мозг. Представляете какие перспективы открываются для всего человечества? Боязнь болезней и ядов канет в лету, продолжительность жизни подскочит раз в 10-15, еще и опасность травм уменьшится в разы. Главное – беречь голову, а остальное отрастет.

- Занятно. Прямо-таки сверхчеловеческие возможности.

- Вот именно. И что самое интересно – никаких побочных эффектов. Это подарок человечеству, а не наказание. Универсальная прививка от всего. Или, если хотите, симбиоз – взаимовыгодное существование двух видов.

Интересно, а вдруг это действительно так? Что плохого в симбиозе? Почему этот пример сосуществования, встречающийся нередко в природе не позаимствовать?

И тут Алексей понял, что он, ведь, уже в этом принимает участие. Вирус попал в его кровь, расползается по клеточкам, устанавливает, так сказать, симбиотические отношения. Конечно, неприятно осознавать, что внутри тебя живет какая-то дрянь. Но, с другой-то стороны, в человеке немало собственной гадости. Никого особенно не шокируют фагоциты, снующие по организму, или нанороботы, имплантируемые некоторым людям. Тоже ведь «какая-то дрянь» и ничего страшного.

- К сожалению, - продолжал тем временем Нэд – косность мышления не позволяет принять такую идею. Веками нам вдалбливали россказни о пришельцах, завоевывающих родную планету. Книги, фильмы, компьютерные игры повествуют о противостоянии патриотов-землян и разной инопланетной нечисти. Чего только не выдумано за это время. Завоеватели с далеких звезд принимали обличье жуков, источающих слизь, громадноголовых большеглазых гуманоидов, читающих мысли и повелевающих разумом, паразитов, присасывающихся к телу и сосущих кровь. Ужас. Человек трансформировал свои паранойи и выдумал внешнюю угрозу. Я не хочу сказать, что в этом нет и крупицы истины. Да, возможно, когда-либо мы столкнемся с проблемой злобных, все пожирающих на своем пути, колобков с Сириуса. Но это же не значит, что нужно отказываться от откровенного подарка судьбы, каким является этот вирус.

- То есть ты решил осчастливить все человечество, даже не спрашивая его согласия?

- Нет. Я не хотел, чтобы все вышло так, как выходит сейчас. Я же уже говорил, то, что произошло – стечение обстоятельств. И мое желание вернуть ситуацию на круги своя уже ничего не изменит. Ведь, если я сдамся, войска все равно пойдут на штурм?

- Конечно, дело давно совсем не в тебе.

- Я был бы рад застрелиться, но опять-таки моя смерть ничего не решит.

С этими словами он достал нож и обрезал скотч, опутывавший Алексея, и протянул ему пистолет.

- Я хотел, чтобы Вы выслушали меня. Теперь можете, если хотите, меня убить.

Нет, убивать никого не хотелось. Да и зачем? Все равно через считанные часы и Нэд и сам Алексей погибнут в огненном армагеддоне, ожидающем город.

- У меня есть идея, как справиться со сложившейся ситуацией. – заявил Нэд –Я чувствую большую вину и постараюсь спасти город, только мне понадобиться Ваша помощь.

* * *

Колючая проволока, казалось, тянулась от горизонта до горизонта, разделяя мир напополам. Там, за ней – свобода, по эту сторону обреченность на быструю смерть. Столбы, на которых она крепилась, пробуждала в воспоминаниях кадры старинной хроники, где одни люди, считавшие, что они умнее и лучше, сажали за такую же проволоку других, которых они считали глупее и хуже. И по этой причине те, кто лучше, позволял себе морить голодом, сжигать в огромных печах и травить газом тех, кто хуже. Тогда такое положение вещей, почему то, казалось справедливым.

Предвидя опасность побега зараженных сквозь периметр, на всем его протяжении поставили мощные прожектора, подсвечивающие в ночное время все подходы к колючке. Между прожекторами устроили пулеметные гнезда. Казалось, преодолеть такое препятствие живой человек не в силах.

Однако в одном месте непрерывная лента колючки разрывалась. Здесь был организован проход, или точнее дверца. Предусмотрительные военные подстраховались на случай внештатных ситуаций, вроде незапланированного задания с добыванием чемоданчика с документами.

Здесь-то как раз и ожидала Алексея встречающая партия. И человек в камуфляже и противогазе, выскочивший из-за приземистого домика, никого не удивил. Человек уверенной походкой направился в сторону ограждения. Он быстро одолел освещенное пространство и подошел к замаскированной двери.

- Принес? – поинтересовался один из встречавших?

Человек победно поднял над головой чемоданчик.

- Отличная работа, майор.

Дверь открыли, человек передал дипломат и зашел за ограждение.

- Подгоняйте машину. – распорядился все тот же встречавший.

И вдруг произошло явно незапланированное. Человек сорвался с места и бросился наутек.

Встречавшие этого не ожидали. Сначала они принялись кричать, потом побежали вслед. Казалось, человек сумел от них оторваться. Еще чуть-чуть и он добежит до густых зарослей не то высокого кустарника, не то низких деревьев. Но тут ударил пулемет. Яркая нитка трассеров расчеркнула темное небо. Первая же длинная очередь оказалась удачной. Человека будто скосило. Он смешно согнулся пополам, подлетел над землей и, продолжая движение по инерции, рухнул в кустарник, куда так стремился добежать.

Встречавшие подбежали к нему и тот, кто называл этого человека майором, нагнувшись, сорвал с убитого противогаз.

- Надо же, это не майор. – удивился он – Какой-то хитрец решил сбежать. Жалко, что пуля попала в голову, будут трудности с опознанием.

- Ладно, - устало сказал он после недолгого молчания – вызывайте труповозку. Думаю майора мы уже не дождемся.

И они двинулись куда-то по своим делам.

Никто не обратил внимания, как в суматохе, возникшей при преследовании человека, другой человек выскочил из-за того же здания, что и первый, быстро добежал до ограждения, юркнул в ту же дверь и никем не замеченный, растворился в темноте.

* * *

- Генерал?

- Да, генерал Рейнбаух на связи. Слушаю Вас.

- Генерал, с вами разговаривает майор Карцев, Евразийский Особый Отдел. Помните такого.

- Допустим.

- Генерал, насколько мне известно, через час наступает час «Ч» и Вы начнете штурм города.

- Это информация повышенной секретности, майор. Тем более, Вас она не касается. У Вас все?

- Напрасно, напрасно, генерал Вы так спешите закончить разговор со мной.

- А как я должен разговаривать? Вы сорвали задание, теперь выходите со мной на связь. Ради чего? Вы собираетесь умолять меня о Вашем спасении? Бесполезно. Вам был дан шанс, Вы им не воспользовались. Теперь Вы оказались в городе, но я, кажется, предупреждал, ждать мы Вас не будем.

- Я помню Ваши слова. Проблема в том, что несколько изменилась ситуация. Я действительно требую не начинать штурм.

- Разговор окончен, майор.

- Вовсе нет. Кто Вам сказал, что я в городе? Я нахожусь достаточно далеко от него.

- …??!

- Представьте себе, генерал, я снаружи периметра. Это раз. Я инфицирован. Это два. И любыми средствами готов спасти мирных жителей.

- Какого черта?!! Что Вы себе позволяете?? Ваши фантазии зашли слишком далеко!!

- Вам нужно доказательство того, что я не в городе?

- Допустим, что это так. Чего вы добиваетесь??

- Я могу инфицировать огромное число народа, начнется эпидемия. Так вот, генерал, мои условия таковы: Вы отменяете штурм. Я воздержусь от разноса инфекции.

- Бог мой! Да не я же один решаю! Вы представляете, на каком уровне принимается решения такого рода?

- У Вас есть ровно час на то, чтобы донести эту информацию до того, кто примет окончательное решение.

- Майор, если я Вас когда-нибудь встречу, то придушу собственноручно!!

- Буду стараться не попадаться Вам на глаза. Я свяжусь с Вами через час, и, помните, не дай Бог, хоть один снаряд будет выпущен по городу.

- Тварь!

- Вам тоже удачи, генерал.

* * *

Блумфонтейн – город сверкающих дворцов, символ новой эпохи. Эпохи свободы и грандиозных свершений человечества. Главной достопримечательностью Блумфонтейна является, конечно же, исполинский монумент, воздвигнутый в честь героев, подаривших нынешнему поколению людей современную жизнь. Монумент представляет из себя скульптурную группу, изображающую бессменного последние две сотни лет мэра Блумфонтейна Алексея Карцева и героически погибшего в ходе Блумфонтейнского кризиса Первого Симбионта Нэда Зелича.

 
Из Всемирной энциклопедии 2290 г.
 

Автор: Максим Карасев (Dr.Funfrock).