Ум еден Прайс!

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2553
Подписаться на комментарии по RSS
Небо над городом было расчерчено полосами разноцветного огня. Кое-где вздымались облака чёрного дыма, хотя, казалось, что гореть тут уже давно нечему.

С другой стороны, из-за реки, навылет прошибая барьер Хаоса, куда-то яростно лупили длинные огненные росчерки.

Улицы были завалены мусором. Покрытые многочисленными выбоинами огрызки зданий бессильно тянулись к небу. Неподалёку слышалась разрозненная перестрелка. Шуршал под ногами битый щебень.

- Осторожно! – тонкая фигурка в когда-то зелёном, а сейчас серо-буром от пыли и грязи эльфийском плаще отпрянула в сторону, скрываясь за нагромождением обломков, когда-то бывших чайной беседкой. Рядом сжались ещё двое. В чёрно-багровом небе, роняя искры, с приглушённым гулом шла на штурмовку триада драконов хаоса.

- Сволочи… - эльфийка грязно выругалась на общем. – Ненавижу!

- Оберхэксэ фон Шеррил! – оборвал её один из спутников с серо-зелёными лозами шлахткомманданта на плечах, – разговорчики! Далеко ещё?

- Яволь, герр шлахткоммандант! – отрапортовала эльфийка. – Никак нет, уже почти на месте! Видите руины здания штурмполиции?

- Вижу, - шлахткоммандант вздохнул и покосился на висевший у него на боку хрустальный шар в защитной проволочной оплётке. Сквозь мутное марево помех прорывались разрозненные фрагменты расплывчатых видений.

- Не нравится мне наше будущее, - уверенно сказал шлахткоммандант. – Кригсгайст Язу-химе! Выдвинуться! Осуществить разведку обстановки!

- Вакаримашта, о-шлахткоммандант-сама! – беловолосая закатная эльфийка, изящным жестом накинула капюшон, пристегнула к нему болтавшуюся на груди маску призраков и скользнула вперёд, с каждым движением всё больше расплываясь – до состояния размытого туманного облака.

- Оружие наизготовку, - сказал шлахткоммандант, сосредоточенно всматриваясь в шар, – цель множественная малогабаритная, риск-фактор средний, повышается….

Вспышка на мгновение озарила скорчившуюся в оконном проёме одного из полуобрушенных зданий птицеподобную фигуру.

- Гарпии! - Шлахткоммандант и его спутница вскинули арбалеты почти одновременно. Два импульса призрачных зелёных стрел распороли гарпию, превратив её в окровавленный шмат мяса и перьев. Из руин здания, поняв, что их обнаружили, с визгом и клёкотом взлетали всё новые гарпии. По проглядывающей из-под щебня булыжной мостовой залязгали бронзовые метательные перья.

- Разделяемся! – шлахткоммандант, низко пригибаясь, метнулся вдоль выщербленной стены к разбитому остову кареты. Несколько перьев с гулким стуком вошли в расщепленные доски обшивки.

Ещё несколько раз взвизгнул арбалет эльфийки, повергая на землю нескольких конвульсивно содрогающихся гарпий.

Но их всё ещё было много. Слишком много. Почти два десятка верещащих птицеподобных тварей неслись вдоль улицы. Шлахткоммандант вздохнул и поймал первую в прорезь прицела. На какое-то время всё, кроме прицела и зелёных высверков трассеров, срывавшихся с ложа арбалета, перестало существовать.

Шквал колючих огненных разрывов, неожиданно вспыхнувший в самом сердце надвигавшейся стаи, разметал её по сторонам, обращая демонических птиц в жирно чадящие сгустки.

За обрушившимися на землю скрюченными остовами медленно соткалась из тумана беловолосая фигура торжествующе отсалютовавшая длинным посохом адского огня со сверкающим штыком в навершии.

- Бегом! – Шлахткоммандант кинулся вдоль по улице. – Второй пик риск-фактора на подходе!

Они почти успели.

Почти.

Огненный вал прокатился по улице, расшвыривая обломки во все стороны. Успевший каким-то чудом отпрянуть в дверной проём шлахткоммандант кое-как поднялся на ноги.

- Шеррил? Язу? – спросил он. Ответа не было. За дверным проёмом, казалось, горели даже камни.

То же самое пламя билось и в хрустальном шаре. Шлахткоммандант стиснул ложе арбалета и выглянул в проём. Его худшие опасения подтвердились. По улице, сминая мусор основанием шлема, надвигался покрытый оспинами и выбоинами серый металлический купол стального лича. Скорченные дымящиеся тела гарпий он подмял с таким же безразличием, как и битый кирпич незадолго до этого.

Шлахткоммандант прицелился, и плавно, не дыша, выстрелил.

Над улицей разнёсся яростный рёв. Из выбитого глаза лича хлестало пламя. В стену здания одна за другой ударили несколько огненных волн. Шлахткоммандант кинулся к пролому, а за его спиной одно за другим складывались перекрытия и рушились стены. Здание с грохотом осело, превратившись в кучу развалин. Хрупкая фигурка кубарем выкатилась из облака пыли.

- Отвратительно… - услышал шлахткоммандант, поднимаясь на четвереньки. – Отвратительно выглядите, герр шлахткоммандант…

- Киана? Оберхэксэ Киана фон Шеррил?

- Да благословят боги штабсапотекаря Анджея Залуски, - привалившаяся к стене эльфийка в дымящихся клочьях маскировочного плаща и пузырящейся смеси грязи и голубого медицинского геля слабо улыбнулась. – Пропихнуть колбу первой помощи через барьер хаоса мог только этот настырный хоббит…

- Идти можешь? – шлахткоммандант склонился над обожжённой эльфийкой. – там стальной лич, и он просто в бешенстве.

- Я выбью ему глаз, - эльфийка сжала ложе арбалета, - а ты беги.

- Оберхэксэ фон Шеррил, вы считаете себя вправе мне приказывать?

- Дим, делай, что говорят, - эльфийка сплюнула. – Ты важнее. А трупам не приказывают.

- Вставай, труп недоделанный, - шлахткоммандант дёрнул эльфийку на себя. – Дойдём до стены, там спрячемся…

- Не успеем, - эльфийка ткнула арбалетом в поднимавшийся над обломками покатый купол лича.

- Вставай, тебе говорят!

Над головами пронеслась ещё одна волна пламени. Завалилась сбитая стена. Одноглазый лич выплыл над грудой обломков и неспешно разворачивался к двум беспомощным противникам. По его броне скользнула, оставив рваную борозду, зелёная молния, потом ещё одна…

- Ну же… - шептала эльфийка. – Химмельхэксдоннерветтер, повернись ко мне, шайсдинг!

В покатый бок лича ударила струя пламени. Оглушительный рёв раздался над руинами. Из подвала здания напротив хлестали длинные плети импульсов. В ответ в сторону стрелка один за другим полетели бритвенно-острые кристаллы ледяной шрапнели, разлетавшиеся злыми колючими осколками.

Здание извергло фонтан обломков и с хрустом осело. Из провала подвального окна выметнулось облако пыли. Лич начал неспешно разворачиваться обратно.

Ослепительная огненная полоса мелькнула в воздухе, отбрасывая порождение тьмы назад. За ней последовала ещё и ещё одна. Не выдержав напора огня, металлический панцирь проломился, и следующий заряд разорвался внутри, напрочь выжигая тёмное нутро.

Возле руин участка штурмполиции показалась приземистая фигура с торжествующе воздетым над головой посохом феникса.

- Оклемалась? – шлахткоммандант подхватил эльфийку. – Бегом!

- Язу…

- Выберется! Призраки просто так не погибают!

Язу догнала их возле спасительного здания штурмполиции, незаметно вынырнув откуда-то из замусоренного переулка. Её плащ чуть дымился, но никаких видимых повреждений на закатной эльфийке не было.

- О, так його! – навстречу им выкатился приземистый гном из фоерштурмкоманды.. - Ну й завдали ми цьому страховидлу рогатому перцю! Ми цим чортякам залізним щє не такого покажемо, га, хлопці?

- Точно, - устало сказал человек. – Шлахткоммандант Дмитрий Петров, направлен в расположение уцелевших частей для принятия командования и осуществления деблокировки города.

- Нарешті... - по щеке гнома скользнула слеза, - дочекалися...

В обширном комплексе подвалов здания когда-то размещались камеры предварительного заключения и допроса. Теперь же на их месте был организован штаб сопротивления захватчикам. Тёмные коридоры почти не освещались, для экономии энергии, уходившей на перезарядку посохов и поддержку порталов снабжения. Раненую Киану тут же приняли на руки и потащили в сторону лазарета. Язу последовала за ней, переступая через спавших прямо на полу бойцов.

- Костя! – закричал гном в темноту, - Костя, бісів син, ти де?

- Шалом, - из темноты вышел темноволосый худенький эльф в очках с круглыми стёклами в тонкой металлической оправе. – Олекса, и таки говори на общем, не под каменным небом бородой пол метёшь.

- Не під кам`яним, кажеш? – гном ткнул посохом в потолок, - а це шо? Дошуткуєсся ти в мене, ельфенятко…

- Шлахткоммандант Петров, - человек оборвал перепалку, протянув эльфу руку.

- Рав нагад Константин Альвенштейн, - с достоинством сказал эльф, и, мстительно покосившись на гнома, продолжил, – хель ха парашим аверит.

- Вторая добровольческая? – спросил шлахткоммандант.

- Так-так! – поддержал гном. – Оця сама “нагад парашим” Одне слово – “авіація”…

- Олекса, иди Бадди растолкай, а? – устало сказал рав нагад. – Успеешь ещё поязвить. Это приказ.

- Яволь! – отрапортовал гном, разом лишившись и акцента и шутливого настроения.

- Я не знал, что из второй бригады воздушной кавалерии кто-то выжил, - задумчиво сказал шлахткоммандант.

- Кавалерия и не выжила, - сказал Альвенштейн. – У меня один грифон в подвале и кристаллов в подвеску на полторы штурмовки. И вести его, кроме меня, некому. Уж извини, командир. Что смог – то и сберёг.

- Спёр, - шлахткоммандант улыбнулся.

- Спёр, - радостно подтвердил эльф. - Или ви хочете сказать, шо я таки не рав нагад?

- И что ещё есть в распоряжении вашего… вооружённого формирования? И кстати, какова его полная численность?

- Ой, герр шлахткоммандант, ну я вас умоляю! Шо тут может оставаться, когда через барьер хаоса тока тяжёлые огнемёты и могут продолбиться? Около полутора тысяч бойцов здесь, и ещё сотни две блокированы в двух километрах отсюда в руинах храма Истинных Богов. Нам до них через позиции седьмого адского не прорваться, им – тем более. Отсюда до них кое-как работает портал снабжения, так что они пока держатся, но крупногабаритные объекты рвёт на переходе, а нам не хватает энергии продавить барьер, и никакой другой помощи мы им оказать не можем.

- Ещё почти пять сотен бойцов находятся в районе транспортного депо, - сказал шлахткоммандант, - но отсюда у нас связи с ними нет, и не будет…

- А вроде не так далеко, - задумчиво сказал эльф, – можно разведку сгонять. Двое или трое могут дойти.

- Не выйдет. По данным астрального перехвата там развёрнута дозорная гексаграммма монахов хаоса в составе пятого адского. Засекут. А что будет дальше не мне вам рассказывать. Так что помощь им штаб армии оказывает, через порталы снабжение кое-как пропихивают, но вот объединить их группу и нашу не выйдет. И потом – у них будет своя задача, а у нас – своя.

- И какая же?

- Об этом я расскажу вам и вашим офицерам. Чтобы не повторяться.

- Сюда, пожалуйста, - Альвенштейн повёл шлахткомманданта за собой.

- Скажите, а как вы решаете проблему энергоснабжения? – вдруг спросил тот. – Нам казалось, что в этом городе вся энергетика уже задавлена…

- Так и решаем, - пожал плечами эльф. – Вот, взгляните…

Из-за приоткрытой двери пыточной камеры слышались приглушённые команды.

- Айнс, цвай, драй, фир! Айнс, цвай, драй, фир! – сидевший на краю окровавленного стола для допросов молоденький блондин-некромант отдавал приказы дюжине заключённых в пыточные колёса зомби. Чуть в стороне на том же столе поверх намертво впитавшихся в тёмное дерево бурых пятен непонятного происхождения лежали на тонкой белой салфеточке надкусанный кусок хлеба и вскрытая банка ленд-лизовских консервов. Заметив, что за ним наблюдают, некромант прожевал кусок, отложил вилку в сторону и с удвоенной силой закричал, - Шнелле, шайсдинг, шнелле! Форвертс!

Зомби прибавили. С накинутых на выходы колёс стандартные металлические зажимы-крокодилы, посыпались искры.

Чуть в стороне две сосредоточенные девушки из медицинской службы осторожно, чтобы случайно не уморить раньше времени, нарезали на маленькие кусочки распятого на столе монаха хаоса. По воткнутым в тело монаха иглам анимасъёмников тянулась призрачно фосфоресцирующая энергия.

- Эффективно, - Шлахткоммандант закрыл дверь. – Вот уж воистину надо быть ранагом, чтоб знать, где взять… А что, крики не мешают?

- Поначалу мешали, - пожал плечами рав нагад. – А потом девочки научились аккуратно вырезать язык даже тем, у кого его отродясь не бывало…

Из-за двери впереди по коридору послышался грозный рык, более пошедший бы дракону, прогревающему пасть перед выходом на боевое.

- Научились, говорите? А это что?

- Да не, вы шо, это наши, - Альвенштейн поморщился. – Олекса таки да, растолкал Бадди…

В полутёмном помещении, освещённом только шарами–коммуникаторами сидевших у стенки девушек-ментатов из батальона связи, Бадди поначалу казался неизвестно как затесавшимся в помещение предметом обстановки. Големом, или стойкой с доспехами… Понимание того, что это всего лишь паладин церкви металла приходило позже – когда вся эта груда железа стремительно и совершенно беззвучно поворачивалась к вошедшему, устремляя на него пылающую неоном прорезь шлема.

- Ху ар ю? – прогрохотало из-под шлема.

- Шлахткоммандант.

- Кул, - паладин отставил в сторону громадную, в рост нормального человека, покрытую многочисленными шипами боевую гитару, и протянул вошедшему руку. – Бадди Скор, мюзикмайстер.

- Он на-аш человек-орке-естр, - растягивая слова, прокомментировала это сидевшая в стороне полукровка в маскхалате и со снайперским арбалетом на коленях. – Мо-ожет заглушить да-аже драко-она.

- Лайма, наш лучший снайпер, - кивнул в её сторону Альвенштейн. –Ну что, командир, рассказывай, зачем собрал…

- Ставкой верховного командования намечена операция по прорыву блокады и нанесению массированного удара, по засевшим на этой стороне города силам хаоса. Помимо сил Андуинского фронта на той стороне находится вторая ударная орда степных орков и третья добровольческая бригада воздушной кавалерии…

- Которые полностью бесполезны, пока не снят барьер хаоса, - вставил Альвенштейн.

- Именно, - сказал шлахткоммандант. – Но этот барьер можно ликвидировать изнутри. Для чего надо всего лишь взять штурмом пару крепостей хаоса…

Последовало гнетущее молчание.

- Или, - невозмутимо продолжил шлахткоммандант, - призвать на помощь силы Гайи.

- Как вам известно, - на стол лёг хрустальный шар, - при постройке города часть элементалей прилегающей заболоченной равнины была запечатана, чтобы сделать окрестные земли пригодными для сельского хозяйства. Но они никуда не делись и до сих пор находятся под городом, блокированные силовыми барьерами. Если снять печати запрета – они устремятся наверх. В город.

- И таки да, снесут его напрочь… - задумчиво прокомментировал это Альвенштейн.

- А по-вашему, тут осталось хоть что-то?

- Нет, но мне интересно, что будет с нами, и с моими людьми.

- Практически ничего. Будет задет в основном исторический центр, который и так уже погребён под твердынями хаоса. Если вы спросите меня – уж лучше так, чем дать им достроить портал и начать дальнейшее продвижение на наши земли! Если мы не остановим их здесь, и дадим прорваться за реку – только Боги знают, что будет дальше!

- Это лучшее, что удалось сделать наши астральным разведчикам, - над столом вспыхнула спроецированная шаром карта города. - Как вы видите, от вашего расположения и до входа в катакомбы старого города не так уж и далеко. Когда мы начнём выдвижение, часть ваших людей нанесёт отвлекающие удары по отдельным опорным пунктам противника под прикрытием обстрела с того берега. Возьмёт под контроль часть телепортацинной сети противника и уничтожит столько, сколько успеет, создавая видимость атаки на одну из крепостей. Мы же должны будем воспользоваться ой же сетью для того, чтобы проникнуть в храм воды и уничтожить печати. После этого барьер, подорванный взбесившимися стихиями, падёт и начнётся высадка основной ударной группы.

- А нам що, смертю хоробрих помирати? – подозрительно спросил гном. - Як ми виберемося потім звідти?

- Именно поэтому состав диверсионной группы будет ограничен… - на стол легли несколько металлических бляшек, – …количеством имеющихся в нашем распоряжении коридоров хаоса. Непосредственно в подвалы храма пойдёт только несколько добровольцев. Остальная же группа обеспечит прикрытие точки выхода и отход на воссоединение с основными силами.

На карте загорелись разноцветные стрелки маршрутов.

- Схемы выдвижения записать в память командирам отрядов немедленно, выдвигаемся по готовности.

- Сегуро, эль команданте, - в хрустальных шарах ментатов закружилась разноцветная муть шифровок.

Несмотря на то, что после прихода хаоса на территории города царили вечные сумерки, системы залпового огня превратили ночь в день. Над разрушенными кварталами стояло колеблющееся разноцветное зарево – снаряды сталкивались со стационарными щитами крепостей хаоса. Под прикрытием яростного обстрела отряд продвигался по опустевшим улицам.

- Тётто матэ! – одна из шедших впереди закатных эльфиек подняла руку, - впереди кто-то есть, я чувствую!

- Монахи! – шлахткоммандант что-то неразборчиво прошипел сквозь зубы, глядя в свой хрустальный шар. – Как не вовремя… Лайма, сможешь их снять?

- Считайте, что уже сделано, - полукровка скользнула по камням вперёд.

- Бадди, подстрахуешь!

- Ай-ай, сэр, - паладин двинулся следом за снайпершей. Только совершенное владение магией звука и приготовленная лучшими алхимиками гномов смазка позволяли этой глыбе ходячего металла не лязгать при ходьбе, но именно из-за их параноидальной нелюбви к посторонним звукам, паладины металла были одними из лучших лазутчиков в мире.

На зубчатой стене приземистой квадратной башни, словно проросшей через руины городских зданий, подобно какой-то опухоли, неспешно двигались закутанные в сутаны хаоситы.

- Десмит хаоса мууки патрулээя, - пробормотала скорчившаяся в развалинах Лайма, провожая перекрестием прицела чётко выделявшийся на фоне неба между зубцов крепости силуэт, - снайперис изшаава, ун но виньем ир палыцыс девиньи…

Скорчившееся тело, беззвучно кувыркаясь, полетело вниз.

- …Девиньи хаоса мууки патрулеея... – Лайма повела арбалетом, - снайперис изшаава... ун... но тием.... паликуши....

- Тик наац шурпу, куцэс дээлс! – выругалась она, нажимая на спуск, но было поздно. Над улицами раскатился истошный вой. Монахи один за другим взмывали в воздух, а в их руках разгоралось призрачное фиолетовое пламя. Стрела Лаймы, практически оторвала одному из них руку, и теперь он бестолково кружился в воздухе, одурев от боли и разбрызгивая вокруг себя всполохи вырвавшейся из-под контроля энергии.

По мостовой ударили первые, ещё неприцельные, серии импульсов. Лайма, низко пригибаясь, кинулась вдоль стены. Монахи, почуявшие свою цель, стремительно скользили вслед за ней. Снайперша задержалась, вскинула арбалет к плечу и срезала ещё одного, но оставшиеся семеро за это время практически вдвое сократили дистанцию.

- Су-учье пле-емя, - полукровка кинулась наутёк. Позади с треском лопались электрические разряды.

Впереди послышались мерные грохочущие шаги. Окованная металлом фигура, которой Лайма была еле-еле по пояс, вышла навстречу и замерла посреди улицы, сжимая в переливающихся полированных перчатках боевую гитару. За спиной у паладина развернулись светящиеся полотнища усилителей.

- Бенд бефо зэ вэйз оф эльвен метал! – прогрохотал над улицей голос, заглушивший даже грохот разрывов. Лайма, обхватив голову руками, кинулась в воронку.

- Нау олл ю синнерс… - рука легла на струны. – Зыс ыз э професи… зэ ревелейшн… оф ёр оун дэстини…

По улице, сминая мусор в ком, прокатилась волна спрессованного воздуха. Кружащихся в воздухе монахов сдуло как осенние листья, с хрустом вминая тела в стены. Скрючившаяся на дне заметаемой мусором воронки полукровка, чтобы не оглохнуть окончательно, была вынуждена подпевать во всю мощь своих лёгких. Вихрь звуковой волны ударил по стенам башни, сшибая с них всех, кто был достаточно глуп, чтобы рискнуть высунуться.

- Бегом! – отряд поднялся и кинулся к неохраняемым теперь уже воротам бастиона. Семенивший впереди гном сноровисто закрепил взрывчатку и залихватским жестом крутнул песочные часы детонатора.

- В стороны! – массивная створка выстрелила фонтаном обломков и медленно завалилась внутрь. Послышался чей-то истошный визг. В пролом ударили серии импульсов шедших впереди ведьм. Пару раз бухнул посох феникса, расшвыривая некстати столпившихся противников.

- Живо, живо! – бойцы один за другим проникали за ворота, – Лос-лос-лос!

В тесных коридорах здания вооружённые когтями дракона ведьмы были практически непобедимы - длинные плети разрядов перерубали любого противника до того, как он мог сделать хоть что-то. Носившие тяжёлую броню из чешуй дракона люди-змеи пытались стрелять в ответ, но с ними разбирались суровые гномы из фоеркоманды. После попаданий из их оружия от противников оставалась только размазанная по полу и стенам кровавая каша.

Запаниковавшего центуриона хаоса, смяв охрану, сожгли прямо в его тронном зале. Добить после этого утративших руководство и волю к сопротивлению деморализованных противников особого труда не составило.

- От так ми з ними, щурами, - гном пинком скинул с полуразрушенного балкона обгорелый труп крысолюда. – Смоли їм в пащеку, а не нащої землі!

- Олекса, сноси этот балкон, иначе грифон не сядет! Кто там свободен, помогите ему!

- Лет ми трай, - Бадди, закинув тренькнувшую струнами гитару за спину, подошёл к полуобрушившемуся ограждению и несколько раз пнул его ногой. Лязгнуло. Посыпались камни.

- Ранаг! – проорал шлахткоммандант в шар, перекрикивая грохот. – Гони сюда своего грифона, мы тебе площадку расчистили!

- Кен ха, мефакед, - пробилось сквозь помехи. – Альвенштейн, таки да, уже в воздухе!

Полутёмное помещение тронного зала освещалось только всполохами бомбардировки и приглушённым сиянием раскуроченных магами пентаграмм портала. Немного позже на балкон спикировал грифон. На его груди и под крыльями грозно топорщились переливающиеся кристаллы боевой подвески.

- Всё! – сказала, наконец, сказала одна из ведьм. – Стабильный переход в ближайшие пару часов гарантируем.

- Готово? – шлахткоммандант повернулся к суетившимся возле разросшейся на треть зала воронки портала магам. – Костя? Вперёд.

- Мефакед, ма, ани нира леха ширьёнер? – возмущённо спросил ранаг. Грифон, очевидно осознавший, что его хотят низвести до роли какого-то панцирного бегемота из наземных войск, негодующе заклекотал и забил крыльями.

- Панцер воран, - совершенно по-детски хихикнула одна из ведьмочек. Соседка толкнула её в бок, но через мгновение и сама фыркнула в рукав, еле сдерживаясь, чтоб не засмеяться в голос.

- Прикажу, так и подводником станешь, - невозмутимо ответил шлахткоммандант. –Альвенштейн, делайте что сказано. Нет такой авиации, которая б не хотела хоть раз в жизни стать панцербригадой! Штурмгруппе отставить смеяться! Ваше перемещение сразу за ранагом! Сожгите там всё!

Массивный зверь, негодующе хлопая крыльями, устремился в багровое марево перехода. Громыхнуло.

- Форвертс, ир Аффен! - закричала Киана, подгоняя своих ведьм, - Одер волльт ир этва эвихь лебен?

Ударная группа кинулась в портал.

Транспортный зал цитадели хаоса был большим. Очень большим. Через него осуществлялась переброска целых центурий. На случай прорыва отдельных групп противника – он был достаточно защищённым. Во всяком случае, так полагали те, кто его строил. Но когда посреди зала, из разорвавшей пространство нестабильной воронки вывалился и забил крыльями разъярённый грифон, охрана растерялась.

Времени на то, чтобы прийти в себя у них так и не появилось. Одновременный залп всей подкрыльевой батареи штурмового грифона буквально срезал всё, что хоть как-то возвышалось над полом. Суматошно метавшихся под потолком гаргулий разрывало в кровавый пар. Разлетались в каменную крошку погрузочные големы вместе со своими грузами. Метавшихся между ними истошно вопящих стражники разносило в окровавленные куски.

Тех немногих, кому посчастливилось выжить, добили переместившиеся следом ведьмы.

- Обеспечить охрану периметра, - отдавал приказы шлахткоммандант. – Уничтожить все ещё работоспособные порталы. Сапёрам – взорвать прилегающие коридоры и обрушить всё нами. Я хочу, чтобы в этот зал больше не мог проникнуть никто. Ни одна живая душа, и уж тем более – мёртвая! Олекса! Взрывай к чёрту пол, мы прямо над входом в катакомбы!

Громыхнуло. Из образовавшегося в полу провала потянуло сырым холодом. Где-то внизу слышался плеск от падающих в воду мелких обломков.

- Штурмгруппа пошла! – в дыру один за другим прыгали бойцы диверсионного отряда. У каждого из них, помимо оружия, был рюкзак со взрывчаткой.

Заброшенные коридоры подземного храма были почти по колено залиты водой. Фонари вырывали из темноты покрытые плесенью барельефы, на которых змеились в прихотливом танце щупальца кракенов.

Коридоры выводили в большой зал с полукруглым сводчатым потолком, терявшимся в темноте. На полу виднелись контуры изображения какого-то древнего бога, заключённого в круг. Из отдельных блокирующих элементов гигантской печати кое-где пробивались лучи рассеянного синего света, складывающиеся в надпись.

Ръ лъех вгах… - попробовал было прочитать её кто-то, но ойкнул, получив локтём в бок.

- Боец, ты что, очумел, здесь это читать? Умом двинуться решил что ли? Это не такими как ты и не для тебя писалось!– шлахткоммандант выругался и всмотрелся в свой хрустальный шар. – Минируем! И быстро – нас уже начинают чувствовать их провидцы! Даю вам минуту! На надписи не смотреть, и упаси вас боги их читать, тем более, вслух!

Отряд сноровисто разбежался по сторонам, вываливая серые бруски гномьей взрывчатки прямо на светящиеся печати. В хрустальном шаре грозно пульсировали сходящиеся линии вероятности.

- Тридцать секунд!

Готово! – бойцы собрались возле командира.

Пятнадцать секунд! – шлахткоммандант сжал в пальцах короткую палочку детонатора. Под ногами гудели и бились почувствовавшие близость свободы элементали.

Активировать порталы по моей команде! – хрустнул и переломился детонатор. Резвые огоньки разбежались по полу. – Десять… девять… восемь… семь…

С треском раскололось пространство. Из воронок в зал один за другим валились яростно завывающие твари хаоса.

Переход! – бойцы диверсионного отряда активировали свои порталы в считанные мгновения до того, как одновременная детонация сорвала печати, и пол вспучился горбом, высвобождая на волю неистовствующих в буйстве своей стихии призрачных кракенов.

Нестабильные одноразовые вихри переносных коридоров хаоса имели массу преимуществ. Они могли почти мгновенно перекидывать пользователя на огромное расстояние, не требовали источника энергии, не обнаруживались системами безопасности и гарантировали срабатывание в любых условиях. Они не могли похвастаться только одним – точной привязкой к местности. Их работа требовала обязательного наличия маяка… о каковых после прорыва в город обезумевших элементалей и речи быть не могло.

Больше всего с переходом не повезло Киане фон Шеррил. Не успев даже выругаться, она рухнула в заполненную водой воронку от взрыва. Выбравшись из наполненной жидкой грязью ямы, оберхэксэ обнаружила две вещи.

Во-первых, улица была залита мутной водой чуть ли не по колено, а во-вторых, - чуть поодаль в этой грязи куда-то топала полуцентурия мокрых и очень грязных мумий.

И они были очень, очень сердитые.

- Шайзе! – Киана понеслась, разбрызгивая воду во все стороны. Мумии взревели и кинулись следом. Не очень быстро, так что поначалу расстояние между ними и беглянкой увеличивалось, но они, в отличие от и без того измотанной раненой эльфийки не уставали.

Поэтому ей пришлось бежать. Просто бежать, надеясь на лучшее.

Сидевшего посреди улицы орка Киана сначала приняла за статую. Было слишком сомнительно, что нормальный живой, станет сидеть больше чем по пояс в грязной холодной воде. Судя по характерной осанке – ещё и в позе лотоса.

Орк нормальным живым не был.

Скорчившийся рядом с ним на всё ещё покрытой выцветшими обрывками довоенных афиш рекламной тумбе ездовой кабан был достойной парой для своего хозяина. Трудно назвать нормальным ездовое животное, способное забраться на двухметровую тумбу, чтобы не мокнуть.

- Оммммм…. – догудел сквозь сжатые зубы орк, и отхлебнул добрый глоток из извлечённой откуда-то из-под воды фляжки. Потом он открыл глаза.

- Аригинальна, - сказал он, глядя на мокрую и грязную эльфийку и покосился на своего кабана. Тот хрюкнул и спрыгнул с тумбы в воду, подняв фонтан брызг.

- Шопесдетс – гламурна, - добродушно добавил орк, глядя на облепивший эльфийку мокрый плащ. Нёсшихся следом за ней хаоситов, число которых уже увеличилось примерно до пары сотен, он словно и не замечал. – Атмыть бы тепя, далпайопку… киса, иди паплавай, пелотку памой, пака вада есть, а?

Из ножен медленно поползло длинное чуть изогнутое лезвие боевого орочьего ко’тана.

Подбежавшие следом за эльфийкой мумии в растерянности замерли, глядя как из воды восстаёт громадный орк со знаками различия штурмбосса на груди. Стоявшая перед орком эльфийка ему была по… примерно по пояс.

Орк на мгновение задержался, ещё раз глянул на обалдевшую эльфку, и, одобрительно похлопав её по плечу, сказал:

- Атмойэшьса – вечерам прихади. Воттки папъйом.

Его ко’тан окутался багровым сиянием и вырос примерно в два раза.

- Первыйнах и ниипёт! – раскатился над залитыми водой руинами боевой клич орков. - Ффпирйот, падонки! Ахуле нам!

- Ффдисяткенах! – раскатился слаженный ответный рёв. На растерянные ряды хаоситов, вминая в грязь растерянных противников, один за другим выскакивали несущиеся на полном скаку боевые кабаны, на горбах которых восседали лучшие всадники орды с грозно гудящими огненными мечами в руках.

Небо над городом было расцвечено полосами разноцветного огня. Не бомбардировки. Салюта. Выжившие собрались у костров, отмечая свою победу. То, что они молоды. То, что они живы. И то, что они, наконец, свободны.

- Для счастья своими руками растили мы садик камней, - звучала над городом песня бойцов эльфийского сопротивления. – За каждый расколотый камень заплатят нам сотней смертей…

- Энд джаст бикоз хи з эльфен… хи дазнт лайк э хеллтафф ту хиз хэд, - раздавалось от собравшихся в банду паладинов металла, чьи рычащие гитары, казалось, заглушали всё вокруг, - хи вонтс но дарк сёрвантс ова хим, энд но димонз ова хиз хэд…

- И так как ты эльфятший, - безграмотно, но с душой подпевали им на общем ведьмы, - То не зжди, што нам помозжет другой, себе мы свободу добудем в бойу, своейу эльфятшей рукой…

- …Икусенман но хоши кара аната о митсукерареру, - тянули чуть в стороне отогревающиеся у костра закатные эльфийки, - Гуузен мо чансу ни каэру… икиката га суки ё!

- Суки йооооо!!! –собравшиеся рядом орки радостно тянули столь близкие и знакомые для их доброй и наивной души слова во всю мощь своих лужёных глоток.

- Рааадасным шаагам, с пестней висьолай! Мы паджигайэм диревни и сйола! – орали их собратья боевой гимн Орды. – Близицца эра Светлых Богоффф, клитч у штурмбосса – ффсегда буть гатофф!

Внезапно песня смолкла.

- Тиха! –рычал штурмбосс, воздев над головой свой меч. – Ти-ха!!!

Из свисавшего с фонарного столба неведомо каким образом уцелевшего палантира, покрытого трещинами, прорывались чеканные фразы столичного диктора:

- В последний час: Сегодня, второго снеженя семь тысяч четыреста пятидесятого года, войска Юго-Западного фронта полностью закончили ликвидацию Сил Тьмы, окружённых в районе…

Окончание фразы потонуло в восторженном многоголосом рёве.