Тёмное дельце

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3058
Подписаться на комментарии по RSS
  
 
Закат был потрясающим. Лёгкие перистые облака окрасились в нежные розовые цвета. Солнце уже подобравшееся к крыше дальней пятиэтажки превратилось в ярко-оранжевое. Оно изо всех сил цеплялось за черепицу, не желая заканчивать очередной круг.
Я облокотился на перила и взглянул вниз. Асфальт казался таким далёким, а машины припаркованные во дворе игрушечными. В первый раз, когда меня только заселили в этот дом на последний двадцатый этаж, взглянув вниз, мне показалось, что я сейчас упаду. А теперь было совсем не страшно. Двадцатиэтажный дом – единственное высокое здание в нашем маленьком городке, остальные дома – пятиэтажки, да частные домики. Такой вот тихий городок, который иногда посещают туристы.
Слева послышался шелест крыльев. К балкону подлетела гарпия, одетая почтальоном, даже сумку нацепила для важности. Какие из них почтальоны, смех да и только. Посылки доставляют только небольшие, берут дорого, зато прилетают на место в считанные минуты.
Гарпия села на перила, как птица, и сунула руку в сумку, из которой вытащила пухлый конверт.
- Вальсену Дубовому, - протянула мне конверт почтальонша, взмахнула крыльями и исчезла за домом.
 Покрутив конверт и не найдя никаких букв или хотя бы цифр, я вскрыл его. На балконный линолеум посыпались зелёные стодолларовые купюры. Пришлось наклониться и собрать.
 
“Вальсен, рад, что согласились участвовать в этой авантюре. Не думал, что кто-нибудь решиться украсть диадему “Серебряная роса”, находящуюся в данной момент во временной экспозиции Исторического музея. Если достанете её до завтрашнего утра, получите ещё столько же. Если не достанете, придётся вас убрать, как свидетеля. Помните, время у вас до девяти утра! Наниматель”.
Я тихо выругался про себя, по спине пробежали мурашки. Надо же было напороться на такого нанимателя. Но и сам-то хорош, вывесил в Интернете сообщение: “Берусь за любые дела, даже не выполнимые”. Вот и попалось мне невыполнимое дело. Самое обидное, что магазины уже закрыты, негде приобрести нужное оборудование.
Тяжело вздохнув, я отправился в кладовку на поиски подходящего материала. Например, чёрный облегающий костюм, в котором не видны мои длинные уши.
Ах, да я же забыл сказать, я – эльф, ещё молодой, всего две тысячи лет. Сирота вот уже одну тысячу. Нигде не работаю и не учусь. Являюсь вольным наёмником, берусь за разные невыполнимые на первый взгляд работы, только не связанные с нарушением закона.  И вот неожиданно взялся тёмное дельце, которое может стоить мне жизни.
 
Прежде чем идти грабить Исторический музей, я залез в интернет, узнать о диадеме и воровских принадлежностях. Среди полученной информации я даже нашёл способы отключения сигнализации. Эх, хорошо раньше ворам было, взял порошок, посыпал на начальный источник охранного заклинания и готово. Правда порошок был строго засекречен и достать его было трудно, но это намного проще, чем теперешняя электроника. Вы спросите, откуда я это знаю? Да вот был у меня заказ взять интервью у одного матёрого бандита-эльфа, отбывающего длинный срок в колонии строго режима, заказ поступил от одного известного писателя детективов, который просил никому не говорить о заказе. Заплатили тогда хорошо…
 
За окном совсем стемнело. Рваные тучи, освещённые полной луной, медленно плыли по небу. Редкие звёзды выглядывали из-за них, как будто стыдились того, что должно произойти ночью. Единственный фонарный столб на улице не горел.
Я осторожно открыл дверь. Новая и хорошо смазная она даже не скрипнула. Спускаться вниз я стал по лестнице. Это конечно дольше, зато точно не привлеку внимания никого из жильцов, решивших вернуться домой после полуночи, своим бандитским видом. Единственной проблемой был старый тролль-консьерж, страдающий бессонницей. Завидев его бодрствующего в своей ярко-освещённой будке, я чуть было не повернул назад, но вовремя остановился. В голове появился план. Поднявшись на седьмой этаж, я нажал на кнопку вызова консьержа. На седьмом этаже у нас жили нимфы – очень вредные девушки, они постоянны были чем-то недовольны и требовали почтительного отношения к себе. У них в услужении находились уборщица, кухарка, дворецкий и шофёр. Вместо лифтёра был консьерж.
Услышав, как закрылись створки лифта на первом этаже, я быстро преодолел все этажи и выскочил на темную улицу, едва не врезавшись в небольшой заборчик. Дождавшись, пока глаза привыкнут к темноте, я быстрым шагом пошёл к музею. Чем ближе я к нему приближался, тем меньше нервничал. Страх уступил место азарту.
Музей располагался в центре города на Красной площади за палаткой с сувенирами. С виду он казался пустым и неохраняемым. Но это было только первое впечатление. На самом деле внутри находилось около пяти охранников и целая сеть сигнализаций. Войти я предполагал через чердачное окно, чай не в первый раз, справлюсь. Метко подброшенное лассо зацепилось за печную трубу. Зачем она здесь находиться оставалось для меня загадкой. Ловко поднявшись по двух сантиметровой верёвке, я осторожно влез на чердак, через маленькое окошко, как раз моего размера. И чуть было не чихнул, вовремя зажав рот и нос руками, пыли на чердаке было столько, что она лезла в нос. Подавив в себе желание чихнуть, я осторожно приблизился к видневшемуся в углу комнаты люку. Послушав есть ли кто в комнате под люком, я осторожно приподнял кольцо и, присушиваясь к шагам через каждую ступеньку, стал спускаться вниз. Заодно опустил крышку люка, чтобы охрана случайно не обнаружила, что я сюда пробрался.
Я закрыл глаза и представил план музея, чтобы понять в каком месте находится щит с электроэнергией. Мне несказанно повезло, щит находился в соседней комнате. Бесшумно я подобрался к щиту и открыл крышку, на ощупь отрезал несколько проводов, попавшихся под руку. Надеюсь, хоть один из них выключил электричество.
Ответом мне стал возмущённый вопль охранников, у которых что-то выключилось. Позже я узнал, что они смотрели телевизор, вместо того, чтобы охранять. Пока опешившая охрана пыталась понять что случилось с электричеством, я пробрался в зал, где находилась временная экспозиция драгоценностей королевы Самилены первой, одной из эльфийских королев. Диадема “Серебряная роса”, словно королева возвышалась среди прочих драгоценностей, поблёскивала хрустальными камушками и серебряными резными завитками, изображающими тончайшие стебельки и цветки, собранные в букет. Хрустальные камушки казались каплями росы, в беспорядке лежащей на листьях и цветочках. Несмотря на полное отсутствие света в комнате, диадема была чётко видна, словно серебро, из которого она была сделана, светилось само по себе.
Я невольно залюбовался диадемой, но звук упавшего и довольно тяжёлого предмета привёл меня в чувство. Осторожно подняв стеклянную крышку, я вытащил диадему. Так же осторожно опустил её. А корону осторожно положил на дно рюкзака, накрыв сверху и внизу лёгкой пуховой подушкой.
Как можно осторожнее я вышел из комнаты и едва не напоролся на охрану. В то время как я открывал дверь в соседний зал, они открывали вторую дверь в этот же зал. Быстро сориентировавшись, я юркнул за одну из пыльных портьер, которые, похоже, не чистили с того времени, как повесили. Пыли тут скопилось столько, что я едва сдерживал чих, пока охранники проходили мимо. В руках у них не было даже свечек, что уж говорить о фонариках. Они то и дело натыкались на предметы, покрывая их такой руганью, что грузчик покраснел бы, услышав её. Интересно, а почему в охранники берут только людей. Эльфы или дриады давно бы обнаружили меня, ещё на чердаке. Эти же никак не могли понять, что случилось с электричеством. И где берут таких тупых?
Подождав, когда охрана скроется в зале с временной экспозицией, я побежал к входу на чердак, не встретив по пути ни  одного охранника. Похоже, они боялись ходить в темноте по одиночке.
Крышка поддалась после второй попытки и осторожно опустилась на чердачный пол, не издав не единого звука. Я забрался на чердак и закрыл люк обратно. После этого несколько минут лежал, тяжело дыша. Не каждый день мне приходиться воровать драгоценность ценой несколько миллионов долларов.
Отдышавшись, я выглянул в окно. Темнота была такая же, как в закрытом ставнями зале. Ни единой звёздочки видно не было. Дождь сердито бил по крыше, выстукивая свой неповторимый ритм. По водостоку стекали бурные ручьи, срываясь вниз с крыши водопадами.
Стараясь не сорваться вниз, я осторожно начал спускаться вниз. Коснувшись земли, я пару раз сильно дёрнул, заставив узел развязаться, а верёвку упасть мне на голову. Ну не увидел я, куда она падает, с кем не бывает. Потирая ушибленное место, я убрал мокрую, скользкую верёвку в рюкзак и неторопливо побрёл домой. До рассвета оставалось ещё несколько часов (если учесть, что рассветает часа в четыре утра), народ в такой дождь должен сидеть дома.
 
Поспать мне удалось всего лишь пять часов. Ровно в семь в балконное стекло постучала гарпия. Пришлось вставать и идти открывать балконную дверь.
- Мне поручено взять “Серебряную росу”, а после вручить вам конверт, - сразу перешла к делу “птичка”, стоило мне открыть дверь.
Я вернулся в комнату и достал из рюкзака бесценное сокровище, завернул его в несколько слоёв бумаги и положил в пакет, а после отдал гарпии.
- Трудно было? – поинтересовалась она.
- Нет. Охранники оказались не подготовленными и не ожидали, что кто-то проберётся в музей, - ответил я.
- Это хорошо, - гарпия как-то ехидно улыбнулась и, вручив мне пакет, полетела отдавать диадему.
Я вернулся обратно в комнату и вскрыл конверт. Там лежала такая же пачка долларов и письмо. Я раскрыл его и прочитал. “Вы хорошо справились с этим заданием, раз письмо у вас, Вальсен. Предлагаю вам участвовать в ещё одном деле. Более сложном и требующем большей сноровки. Если согласны, то пришлите ответ по этому емайлу свой ответ”. Далее шёл электронный адрес. Я на минуту задумался и перебрал в уме впечатления этой ночи. И пришёл к неожиданному выводу: мне это понравилось.