Так будет с каждым!

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3093
Подписаться на комментарии по RSS
 
Истории грандиозного шантажа, которые могли бы случиться в будущем.
 
История первая.
 
Итак, ОНИ прибыли. ИХ корабли взяли третью планету от солнца в плотное кольцо, полностью блокировав передачу сигналов с орбитальных спутников, и захватили Международную Космическую Станцию. Всё это было проделано столь лихо и стремительно, что земляне даже не успели понять что же произошло. Во всем мире воцарился хаос – средства связи практически не функционировали, по радио на всех частотах передавали музыку Шопена, Бетховена и Чайковского, а срочные выпуски желтых газет вовсю голосили о Третьей Мировой войне, превентивных ядерных ударах и конце света. Начинала медленно и неотвратимо подниматься волна всенародной паники.
Как оказалось в последствии, насчет «конца света» журналисты были не так уж и неправы.
 
***
Генеральный секретарь ООН сидел в просторном отдельном кабинете, расположенном на седьмом этаже недавно отстроенного центрального здания в Женеве. Обхватив свою несчастную голову обеими руками, он тупо смотрел на настенные часы – до начала работы экстренного «совета по безопасности» оставалось полчаса. За это время ему нужно было срочно что-то придумать, предпринять, родить какую-нибудь идею или хотя бы собраться с мыслями. Мысли собираться не желали: вертелись, перескакивали с пятого на десятое и перетекали одна в другую, становясь при этом ужаснее и кошмарнее прежних.
Треск от недавно установленного «вертушечного» телефонного аппарата вывел его из прострации. Он снял трубку:
- Пак Ин Ян, слушает.
- На проводе Пентагон, - сообщил оператор, - Соединить?
- Соединить, - словно во сне повторил генсек.
Послышалось шуршание, щелчок и из трубки через помехи прорвался старческий, дребезжащий голос:
- Господин Пак Ин Ян?
- Да, это я. А с кем я разговариваю?
- Бригадный маршал Джордж Маршалл, - представился невидимый собеседник, - Несколько минут назад нам удалось расшифровать сообщение, посланное нам с МКС. Мы предполагали, что нашим астронавтам удалось передать нам важную информацию о захватчиках, но мы ошиблись.
- Что в сообщении?
- Ультиматум.
- Чего они хотят?
- Я уже выслал вам факс, что бы вы могли ознакомиться с текстом. Нашим парням пришлось изрядно попотеть, но им удалось адаптировать текст, без изменения его смысла. Все намного серьезнее, чем мы думали. Правительство Соединенных Штатов выражает крайнюю озабоченность происходящим. Надеюсь, что Совет безопасности найдет правильный выход и предотвратит катастрофу.
- Я тоже на это надеюсь. Спасибо, маршал Маршалл, - Пак Ин Ян повесил трубку и вызвал к себе секретаря с распечаткой ультиматума.
 
Текст факса гласил: «Мы, повелители Галактики со всеми светилами, планетами и прочими космическими телами, Владельцы Корпорации «Подневольных торговцев», Императоры вакуумного Флота и летательных механизированных эскадрилий, Хозяева Восьмидесяти Процентов галактических Недр, Извечные Хранители многих разумов, Монополисты всех Технологий и Ремесел, Повелители Жизни (как разумной так и не разумной), Добытчики и Оберегатели, требуем:
1. Признайте нашу Власть, Правление и наши Права на вашу планету (со всем движимым, недвижимым, разумным и неразумным имуществом)
2. Откажитесь от бессмысленного сопротивления
3. Заочно примите наше законодательство (справедливое и гуманное)
В противном случае мы всё равно заставим вас это сделать (и меры будут более жесткими)! Через четыре часа мы сами снизойдем за ответом».
Внутри у Пак Ин Яна все похолодело от ужаса. Он попросил секретаря срочно распечатать по одному экземпляру ультиматума для каждого члена Совбеза, и пока тот выполнял поручение, налил себе стакан воды и добавил туда несколько капель сердечного средства.
 
***
- Господа, я искренне рад, что мы столь единодушно приняли решение о допуске в печать и радиоэфир официальной версии: «о том, что спутники выведены из строя в результате мощнейшей в истории человечества вспышки на солнце». Поскольку вы уже ознакомились с текстом предъявленного нам ультиматума, я предлагаю приступить к оглашению ваших конструктивных предложений, по выходу из создавшейся ситуации – генсек обвел взглядом собравшихся, - Начнем с непостоянных членов совета безопасности.
Первым поднялся представитель Японии:
- Факт выведения из строя орбитальных спутников это явный акт агрессии! Необходимо провести переговоры, выяснить сильные и слабые места противника и, выбрав удачный момент, применить оружие, - японец поклонился и сел на своё место.
- Да, - подал голос со своего места представитель США, - ударим по ним ядерными ракетами, и они тут же уберутся вон.
Пак Ин Ян поднял руку:
- Сэр, до вас дойдет очередь.
- К чёрту очередь! Пока мы тут болтаем, они уже наверняка высаживают десант в Калифорнии!
- А что мы о них знаем? – тут же среагировал на резкое замечание американца представитель Турции, - Ровным счетом ничего. Вы предлагаете нанести удар, даже не разобравшись, какими средствами вооружения они владеют. Судя по их титулам, они повелители чуть ли не всей вселенной! Может их ультиматум не более чем формальное предложение вступить в союз или коалицию. Посмотрите на третий пункт – их законодательство действительно СПРАВЕДЛИВОЕ и ГУМАННОЕ.
- Все что им нужно – это наше жизненное пространство и наши ресурсы, – безапелляционно ответил американец, - Не будьте наивны!
- Я тоже так думаю, - учтиво склонив голову, поддержал его японец.
- Какие ещё будут мнения? – генсек одобрительно кивнул австрийцу жестом попросившему слова.
- Вы можете посчитать меня сумасшедшим, но мне думается, что это – ни что иное, как наступивший Страшный Суд, - в зале послышались одиночные смешки, кто-то возмущенно зашикал, - Нам стоит подождать развития событий. Вот вы, Уильям, - он обратился к американцу, - предлагаете силовое решение проблемы, но как справедливо заметил наш турецкий коллега, мы ничего о них не знаем. Я не исключаю, что в их арсенале найдется что-нибудь помощнее ваших ракет. И, в конце концов, кто сказал, что у них агрессивные намерения? Предлагаю дождаться какой-либо информации, и если пришельцы окажутся сильнее нас, а так оно и будет, помяните моё слово, то самым разумным выходом будет…сдаться.
- Вы предлагаете нам рабство! Мой ответ - никогда! – мексиканец столь резко вскочил из-за стола, что опрокинул графин с водой, - Нет! Не бывать этому! Сдаться? Без боя? Никогда! Если эти дьяволы высадятся на Землю, то здесь их ждет могила! Вся Латинская Америка поднимется и встанет под знамя свободы, начав партизанскую войну, или не будь я Альваро Агилла! Они столкнутся с таким народным сопротивлением, что им будет проще нас уничтожить, чем покорить. И русские нас в этом поддержат!
Представитель России как-то невнятно пожал плечами, что нельзя было трактовать ни как отказ, ни как согласие, и аккуратно поставив графин на место, продолжил внимательно изучать текст ультиматума.
- А я поддерживаю разумное предложение Австрии, - густым басом изрек угандец, - У нас есть поговорка: живая собака всегда лучше дохлого льва.
- Вот-вот. И я про то же, - турок одобрительно кивнул, - нам надо знать, что они действительно от нас хотят. Каковы их конечные цели.
Генеральный секретарь вздохнул:
- По-моему в ультиматуме все достаточно ясно написано. А что скажете вы, господа? – он обратился к постоянным членам Совбеза.
Англичанин пожал плечами:
- А что я могу сказать? Нужно подождать. Они дали нам время, сказали, что прибудут за ответом сами. Вот тогда мы и начнем переговоры. А уж там видно будет, что лучше – сдаться или воевать.
- Да, - выразил солидарность француз, - Нанести удар мы всегда успеем.
- Не согласен, - китаец протестующее поднял руку, - удар вы не нанесете!
- Уж не собираетесь ли вы наложить вето на применение ядерного оружия против захватчиков? – гневно пророкотал американец.
- Нет. Не собираюсь, - китаец печально вздохнул, - Мы и сами бы поддержали ваше мудрое предложение, если бы у нас имелись ракеты, которые не нуждались бы в спутниковом наведении. У вас такие имеются?
- Чёрт вас задери, - американец в сердцах ударил ладонью по столу, - А ведь я об этом и не подумал. Почему Вы раньше об этом не сказали?
Зал погрузился в задумчивую тишину, которую прервал внезапный смешок русского. Присутствующие недоуменно переглянулись, а генеральный секретарь удивленно подняв бровь, спросил:
- Что вас так развеселило, господин Пробкин?
Русский поднялся со своего места:
- Прошу меня простить. Нервы знаете-ли… Я не знаю что и сказать. У меня есть подозрения…скорее… даже не знаю, как и объясниться.
- Говорите.
- Господа, – русский явно ощущал себя не в своей тарелке и с робостью в голосе продолжил, - Можно мне попросить Совбез о переброске в Швейцарию роты воздушных десантников из Калининградской области? И если можно, оформить им пропуска, чтобы они могли беспрепятственно следовать за мной, куда бы я не направился.
Члены совета хранили изумленное молчание, а Пак Ин Ян удивленный не менее остальных спросил:
- И как по-вашему рота десантников спасет мир?
- Не знаю, - пожал плечами Пробкин, - Я прошу их…для обеспечения моей личной безопасности, если хотите.
- Что скажете? – спросил собравшихся генсек.
Возражений не последовало, хотя некоторые и бросали в сторону русского неодобрительные, и даже обвиняющие взгляды.
- Обратитесь в секретариат, там оформят все необходимые бумаги, если для Вас это так важно, - произнес Пак Ин Ян, и чувство неприязни явственно прозвучало в его голосе.
- Спасибо, друзья, - Пробкин в знак признательности прижал к груди руку, - Прошу меня извинить, но теперь мне нужно отлучиться.
Он откланялся и удалился, провожаемый сочувствующими, возмущенными и брезгливыми взглядами членов совета безопасности.
- Ну вот, Пробкина окончательно выбило из наших рядов, - англичанин многозначительно постучал себя указательным пальцем по лысому лбу, - он просто свихнулся от страха.
 
***
За дальнейшим обсуждением четыре часа пролетели незаметно. От оживленной дискуссии, впрочем, не способствовавшей принятию какого-либо единого решения, членов совета безопасности отвлек звук разбившегося стекла. В помещение через окно влетело нечто похожее на шаровую молнию, покружило по комнате и зависло над серединой стола.
- Кажется это ОНИ, - еле слышно прошептал побледневший англичанин, и оказался прав.
Шар, пульсируя и переливаясь, стал расти, и в конечном итоге превратился в трехмерное голографическое изображение существа. Оно было в три метра высотой, темно-синяя кожа, две руки, две ноги, одна голова – почти как человек. Лицо с грубыми чертами, но гладкое, без морщин и волосяного покрова. Тело существа прикрывало множество одежд, надетых одна поверх другой, и все это богатство было перемотано на уровне груди широченным алым кушаком, что делало его фигуру похожей на песочные часы.
Существо огляделось вокруг, и произнесло по-английски, с приглушенным гортанным акцентом:
- Отвечайте ничтожные рабы! Вы принимаете ультиматум Хозяев Мира?
- Ну, для начала, почтеннейший…- инициативу решил взять в свои руки француз, но его тут же перебил пришелец:
- Да или нет?
- Но нам необходимо изучить ваше законодательство, наши права, обязанности и привилегии! Мы не можем дать окончательный ответ, не зная самых элементарных вещей о том, что нас ждет! – воскликнул англичанин.
- Хорошо, - изображение заколебалось и исчезло. Вместо пришельца перед глазами совета появилась другая картинка: огромный космический корабль на орбите Земли, красивый и устрашающий одновременно. Из него бьет оранжевый луч, попадает в МКС и зрителям поначалу кажется, что ничего не происходит. Но вдруг, станция начинает медленно терять свои очертания, таять и оплывать. Затем следует мощный взрыв и на месте гордости человечества ничего не остается кроме подобия пылевого облака.
Голограмма вновь становится пришельцем:
- Познали ли вы наше могущество? Вот, что вас ждет! И так будет с каждым, кто отказывается жить по закону справедливости и гуманности! Нечистые создания, теперь вы признаете ультиматум?
- Да, - ответил англичанин.
Другие члены совета тоже не возражали: одни энергично закивали головами, другие громогласно признали условия ультиматума «вполне приемлемыми». Один только мексиканец, сидел прямо и всем своим видом молча выражал презрение.
- Хорошо! – повторил пришелец.
- Нет, не хорошо!!! – в распахнутых дверях появился запыхавшийся Пробкин, его потное, усталое лицо выражало неприкрытый гнев, - Я против!
- Вива Руссиа! Вива Пробкин! – ликующе возопил мексиканец, - Я тоже не согласен!
- Более того, я налагаю вето на ваше решение, - продолжил русский, - Имею право.
- Но это безумие! Нас уничтожат! – воскликнули в один голос турок и австриец, которых тут же поддержали и все остальные.
- Да. Даже вселенская пыль побрезгует тем, что от вас останется, - надменно изрек пришелец.
- Значит так, Хозяин Мира, слушай меня внимательно, и не перебивай, - за спиной у Пробкина возникли двое дюжих молодцев в защитных костюмах и голубых беретах. У одного из них за спиной висела здоровенная катушка, какие обычно использовались для прокладки линии связи на фронтах Второй Мировой войны, а за катушкой тянулся провод. Другой десантник бережно держал в руках небольшую коробочку, от которой в сторону катушки так же отходил проводок.
- Ты не достоин чести…- начал было пришелец, но Пробкин его перебил.
- Достоин. Ещё как достоин! Сейчас убедишься! Значит так, вот НАШ ультиматум:
Мы, жители планеты Земля требуем:
«1. Передать в собственность нашим правительствам 50% светил, планет и прочих космических тел, которыми вы владеете.
2. 51 или иной процент, считающийся у вас контрольным, акций всех корпораций вольных и подневольных торговцев.
3. Передать нам в собственность 25% вакуумного Флота и летательных механизированных эскадрилий, плюс обучить наших пилотов управлению, ремонту и эксплуатации.
4. Право разработки галактических Недр, наравне с вами и в равных долях.
5. Право хранить разумы и объяснить, что это такое?
6. Отменить вашу монополию на владение всеми Технологиями и Ремеслами с обязательным привлечением ваших специалистов, для обучения землян тем технологиям и ремеслам, которыми мы не владеем.
7. Право самостоятельно повелевать нашими жизнями (как разумными так и не разумными).
8. Обеспечить охрану, безопасность и целостность всего нашего имущества и наших жизней…»
Пришелец затрясся в некоем подобие смеха:
- У тебя «скромные» запросы!
- Более чем скромные, - с серьезным видом согласился с ним русский.
- Мы сотрем вас с лица космоса! Ваши запросы – наглость! – пророкотал пришелец.
- Ну что ж, тогда, - небрежно пожав плечами, сообщил Пробкин, - мы запустим коллайдер..
- Это ещё что такое? – встревожился пришелец.
- Позвольте, я объясню, - учтиво поклонившись пришельцу, вызвался англичанин.
 
К концу объяснений англичанина, Пак Ин Ян в очередной раз сбился со счета, отмеряя сердечные капли.
- Это глупый шантаж. По его словам, - пришелец ткнул пальцем в сторону англичанина, - у этого устройства недостаточно мощности, что бы причинить какой-либо вред.
- БЫЛО недостаточно, - усмехнулся Пробкин, - но наши ребята из числа ученых, уже подкрутили кое-какие гайки, и усилили мощность. Теперь согласно расчетам, запуск коллайдера приведет к необратимой реакции немедленного сжатия вселенной в одну точку, и последующего рождения новой, если теория не разойдется с практикой. Так что, черные дыры, о которых разглагольствовал лорд Пенроуз, это малая песчинка по сравнению с тем, что может действительно случиться.
- Но это безумие! – воскликнул вскочивший турок, но японец тут же усадил его на место, резко дернув за полу пиджака.
- Вы не сделаете этого. Ведь вы тоже погибните! – неуверенно произнес пришелец.
- Этот сделает, - с уверенностью заявил до сих пор молчавший американец, - Вы его плохо знаете.
- Сделаю, - подтвердил Пробкин, - Если выбирать между вечным рабством для всех поколений и быстрой смертью – мы выберем смерть. Кроме того, отрадно будет умирать, осознавая, что центром новой вселенной формально все-таки окажется Земля.
- Мне необходимо подумать, - проговорил пришелец.
- Нет, - палец Пробкина лег на кнопку, венчающую коробочку, которую предусмотрительно протянул ему десантник, - Вы принимаете наш ультиматум? Да или нет?
- ДА! – воскликнул пришелец и заскрежетал зубами.
- Отлично! – Пробкин подал знак кому-то, кто стоял у него за спиной. – У вас есть час, чтобы принять наш шаттл, на борту которого вы сможете подписать все необходимые бумаги. Помните, что в случае какой-либо нежелательной активности, а под этим я подразумеваю ЛЮБУЮ активность с вашей стороны, коллайдер будет приведен в действие. И не нужно на меня так многообещающе смотреть, пульт управления не единственный. Коллайдер, кстати говоря, тоже, - он усмехнулся и лукаво подмигнул членам совета, - И помните, так будет с каждым, кто осмелиться угрожать мирной планете Земля!
 
История вторая.
В ЦЕРНе было неспокойно. Завершалась подготовка к очередному запуску адронного коллайдера. Эта сессия была в порядке очереди отдана российской исследовательской группе во главе с профессором Штерном.
Во временном кабинете профессора набралась толпа народу: все праздношатающиеся сотрудники, неизвестные личности, подозрительным образом раздобывшие пропуска на объект, и, конечно же, журналисты. Пред ними Штерн и держал ответ. Подпираемый сплоченной колонной единомышленников (с правого плеча – заместитель по административно-хозяйственной части доктор Волобуев, с левого – автор новой системы ускорения инженер Казус), профессор пытался оправдаться перед репортерами за израсходованные на проект средства, которые репортеры освоили бы с куда большим толком для человечества. Принципиальные акулы пера отказывались принять красоту и актуальность М-теории, зато их темные (в плане дремучести) умы стали прекрасным адсорбентом для слухов о катастрофических последствиях образования черных дыр во время грядущего эксперимента. 
Профессор, ощутив полное непонимание проблемы со стороны ненаучных масс, передал слово своему заместителю по АХЧ, рассудив, что тот ближе к народу. Теперь слушая доктора, профессор в очередной раз поразился, как этот субъект смог получить докторскую. С другой стороны весь проект был обязан Волобуеву, который смог раздобыть столь дефицитные хомуты и скобы, незаменимые при строительстве любого коллайдера. Но это же не оправдывает его профессиональную безграмотность! В этот самый момент Волобуев наиболее живо демонстрировал научную и ораторскую незрелость, пытаясь в прямом эфире объяснить основы квантовой физики и «этой штуки снигулярности», как он ее видел.
- Лучший пример сингулярности - голова нашего дорогого доктора, - пробормотала секретарь Надя, молодая, но все равно перспективная аспирантка профессора, - Непорядок какой-то сплошной…
Профессор вздохнул и передал пульт включения коллайдера инженеру Казусу:
- Полагаю, Вам, как ведущему конструктору проекта, будет приятно первым осуществить пуск.
Казус хищно схватил пульт и, отпихнув доктора, занял место перед  журналистами. Его глаза в свете софитов нездорово заблестели, галстук предательски съехал набок, и весь он приобрел вид, больше свойственный местному ночному сторожу, который регулярно выгонял засидевшегося после работы профессора из кабинета и опечатывал двери. 
- А теперь я хочу сделать ЗАЯВЛЕНИЕ! – провозгласил инженер, уставившись в камеру. – Как изобретатель сего коллайдера я могу с абсолютной точностью предсказать, ЧТО произойдет во время эксперимента! Как вижу, вы наслышаны о теоретической возможности образования черных дыр и Большом взрыве. Так вот, я довел эту теоретическую возможность до практической реализации! В результате столкновения пучков частиц будет выделено достаточное количество антиматерии для запуска цепной реакции, которая поглотит всю материю во вселенной и приведет к Большому сжатию! И я НЕ сделаю этого при одном условии! Я знаю, что среди людей подло прячутся (эффектная пауза для телевидения) инопланетяне! Мое условие: они должны немедленно признать факт своего существования и выйти со мной на связь!
- Товарищ Казус, - примирительно обратился к инженеру профессор, - ну что Вы научный процесс в цирк какой-то превращаете? Каких-то варваров из нас делаете, а мы всего лишь мирный эксперимент проводим.
- А Вы полагаете, за кого нас эти инопланетяне держат, если не за варваров? Так что как варвары себя и будем вести! А если Вы, профессор, хотите отсидеться в стороне, так я за человечество готов всю ответственность на себя лично взять! И не пытайтесь меня остановить, - потряс он пультом.
- Я знала, что в институте нечисто, - шептала на ухо профессору Надя, - У меня сегодня выходные туфли пропали. Я знала, что неспроста…
Повисла пауза. Все ждали толи развязки вселенского заговора, толи окончания истории про туфли. Потом группу собравшихся растолкал мужчина в комбинезоне техника (кажется, его фамилия была Двулетов) и промямлил:
- Ну, хорошо.  Хотел – получи, - и он одним махом сдернул с головы то, что до последней поры считалось лицом, явив абсолютно нечеловеческую наружность, - Ну, я инопланетянин. Вам одного пока хватит?
- И этот человек работал под моим началом, - охнул профессор.
- Каков наглец!
- Да это же сенсация!
- Вызовите полицию!
Начался форменный галдеж.
- Синхротрон мне в печень. Лунатик! – подвел черту заместитель по АХЧ и протянул лапищу экс-Двулетову, - Доктор Волобуев. Приветствую!
- Ганзеанин, это во-первых, - уточнил пришелец, - а, во-вторых, доктор, мы уже два года знакомы и сегодня виделись.
- Так, всех прошу очистить помещение, -  вернул себе инициативу Казус, - Остаются только телевидение, профессор и техник. Да, а Вас, доктор, а попрошу взять под наблюдение дверь.
- Буд сде, - браво отозвался могучий доктор и, подталкивая нерешительных и замешкавшихся, перекрыл своей тушей дверной проем.
- А можно я тоже останусь? – умоляюще распахнула глаза Надя и зарделась от собственной смелости.
- Вам? Можно, - приосанился инженер, и его пухлые щеки тоже заметно покраснели, хотя, возможно, дело было в узком воротничке новой рубашки.
Секретарь же, получив высокое разрешение, принялась восхищенно пожирать взором техника-оборотня:
- Вот знала я, что Вы прохвост.- Признавайтесь, пропавшие туфли – ваших рук дело?!
Техник замялся и сделал вид, что не расслышал вопрос.
- Хорошо, - удовлетворенно кивнул Казус. – Теперь пункт второй: вы, я имею в виду все сообщество инопланетян, должны в течение часа передать ВСЕ доступное вам научное знание. Естественно, включая вопрос происхождения Вселенной.
- Да было бы неплохо. Если Вам не сложно, - поддакнул профессор и с восхищением посмотрел на коллегу.
- Вы что, ученые? Сбрендили коллективно? Как я вам за час все знания соберу?
- А через час они уже Вам не понадобятся, - инженер помахал пультом. – Один час аврала, и спокойное светлое будущее. Или Вы хотите узнать, что находится по ту сторону горизонта событий?
- Вы бы утихомирили своего сотрудника. Его сейчас не только на Земле вещают. Человечество ведь на всю галактику опозорит, - обратился техник к профессору.
- И впрямь, товарищ Казус, неудобно как-то перед галактикой. Вам бы лоску придать, - засомневался профессор.
- Да бог с Вами, - вмешалась Надя, - инопланетяне народ далекий, они, может, и не разберутся, а вот свои земляне точно засмеют. Дайте, я Вас причешу хотя бы, - и секретарь извлекла из сумочки щетку.
«А я-то гадал, зачем научному сотруднику сумочка», - отметил про себя профессор.
Инженер позволил секретарю приблизиться и произвести необходимые манипуляции над лысиной, после чего в более мягких терминах, но более окрепшим голосом повтори угрозу. Техник досадливо чертыхнулся по-неземному и испросил разрешения провести телепатический сеанс связи «с кем положено». 
Спустя некоторое время, проведенное в сосредоточенном молчании, техник кивнул собственным мыслям и объявил:
- Мы согласны. Данные сейчас соберут и пришлют посредством телепортации.
Он пошарил в карманах комбинезона и извлек на свет диск цвета эбонита размером с бытовой «СиДи». Двулетов-оборотень положил устройство на пол, и в воздухе возник полупрозрачный конус, вершиной упирающийся в центр диска:
- Телепортатор портативный, - пояснил техник не без гордости за внеземную науку.
- Какое занятное поле, - заинтересовался Штерн, - Каковы же его свойства?
- Не разменивайтесь на мелочи, профессор, - перебил Казус, - Скоро у нас будет информация поважнее!
Через час внутри конуса материализовалась металлическая коробочка. Мрачный техник перенес ее на стол профессора и пояснил:
- Это дисковый архив. Можете не проверять – там все знания во Вселенной. Включая особо интересующий Вас вопрос.
- Вот так бы сразу! – инженер позволил себе похлопать инопланетянина по плечу. – А то, «не успеем, то да се». Ведь можете, когда Вас коллайдером припрут! И так будет с каждым! – последнюю фразу Казус эффектно бросил в сторону телекамеры.
- Да что ты ерепенишься? – осадил его техник. – Да твой коллайдер – пшик один. Я пока ты тут планы мирового господства соображал, ужо всю систему перебрал. Ты на эту кнопку свою сколько не жми – даже от бублика дырку не получишь, не то что черную дыру.
- Так если дыры не будет, зачем Вы тогда раскрыли инкогнито? И вот это все зачем устроили? – профессор удивленно постучал пальцем по диску.
- Да сами подумайте! Я техник первого разряда, отправлен на эту завшивленную планетку надзирать над вашей отсталой наукой! А теперь я кто буду?! Спаситель Вселенной! Теперь мне поставят памятники на всех более цивилизованных планетах и дадут пожизненный социальный пакет для меня и моих потомков, кстати, надо их завести, - и он многозначительно повел бровью, адресуя этот жест Наде.
- Зеленые внуки - не предел моих мечтаний, - фыркнула Надя и гордо отвернулась.
- Это наш коллайдер завшивленный! – вступился Волобуев.
- А какой же еще, ты думал? Видел я этот коллайдер: плевок на лице Вселенной! Вот когда мы на пульсаре в Крабовидной системе пневматическими расщепителями периодичность излучения ускоряли, это я понимаю – прожект! Бывайте, браться земляне! Дорастете до космоса – свидимся! – и техник эффектно телепортировался.
 
***
- Все знания Вселенной! Наши! – многозначительно поднял указательный палец Казус, пытаясь вернуть внимание окружающий, так беспардонно отнятое техником. И вернул. Надя молча подошла к нему и смачно (насколько позволительно для представительницы интеллигенции в четвертом поколении) отвесила пощечину.
- За что? -  слезы обиды брызнули из глаз инженера, привыкшего, что рукоприкладству предшествует дискуссия.
- За всю мировую науку! – отчеканила секретарь. – Вы сознаете, ЧТО вы сделали? Вы только что своими руками лишили всех нас работы? Кому нужны все мы, собравшиеся здесь, если вселенское знание уместилось на одном диске? А как же моя диссертация и статья в «Технику молодежи»? И это плод Вашего больного самолюбия! Как я разочарована…
- Да я за благо Отечества, то есть человечества! Я, между прочим, сам ученый. И мне моей карьеры не жалко, ради блага планеты. И вообще из лучших чувств к Вашей персоне, - оправдывался посрамленный Казус, пытаясь догнать Надю, стремительно удаляющуюся по коридору.  
 
Профессор, насколько хватало слуха, следил за происходящей в коридоре мелодрамой, но вот секретарь и инженер скрылись в недрах института. Телевизионщики на удивление тихо ретировались. Только монументальная фигура доктора, наподобие горгульи подпирала угол кабинета.
- Ну что, доктор, похоже, пора нам из физиков в лирики? Наши услуги больше никому не нужны, если верить товарищу Казусу, - профессор тоскливо уставился на аккуратную металлическую коробочку с дисковым архивом.
- Ваша воля, профессор. Авось пронесет – еще поработаем. Бюджет-то уже выделили, пока не потратим, можно ничего не бояться.
Штерн тоскливо уставился на заместителя:
- Слушаете, доктор, а зачем вот Вы лично пошли в науку? Вас же интересует только бюджет.
- Ну, а как же еще? – удивился Волобуев. – Вы ж знаете: у меня дедушка – академик.
- Хорошо, но к нам на проект Вас зачем занесло? Вас же совершенно не волнует проблема черных дыр?
- Знамо зачем. У меня ж папа ректор профильного НИИ. Ну что Вы, право, такие вопросы задаете. У нас же в роду наука это…, - и доктор сделал неопределенный пас рукой.
- … наследственное? – подсказал профессор. – А ученые степени видимо, как дворянский титул передаются?
- Почто Вы так, профессор,  - обиделся Волобуев. – У меня что? Выбор какой что ли был? – Опустив богатырские плечи, доктор пристыжено поплелся к двери, но в последний момент задержался. - Знаете как это тяжело, когда вся родня – сплошная профессура. Вот они бывало как соберутся все. Вот о чем нормальным мужикам поговорить: о спорте, ну на худой конец о политике. А эти? Только о своей науке, а когда уже мочи нет, так о театре. А я? Я может футболистом известным стать мог. Возможно даже мирового значения! А кем стал?
- Интеллектуалом, - пробормотал профессор.  – Взрослый человек, а рассуждаете как студент первого курса. Выбора у него не было! Не расстраивайтесь, скоро все эти ученые посиделки кончатся, а Ваши родственники, наконец, переключатся на проблемы футбола.  Чтоб этим инопланетянам пусто было вместе с их архивом! Полжизни под откос…
- Да возьмите этот архив - и в коллайдер к едрене!
- Не выражаться! – сорвался Штерн. – Вы мне что! Преступление предлагаете! Хотите, чтоб меня с волчьим билетом выгнали? За уничтожение важных государственных сведений?!
- И этого человека я еще слушаю, - покачал головой Волобуев. – Пять минут назад Ваш коллега был готов схлопнуть Вселенную, ради собственного удовольствия, а Вы не можете принять простейшего решения ради этой Вашей, с позволения сказать, «науки». Боитесь за карьеру, которой все равно не быть. Тьфу, - и, поругиваясь, доктор покинул кабинет.
 
***
Профессор вздохнул, толи ощутив груз непонимания, толи облегчение, что он наконец-то один. Он взвесил на руке коробочку с дисками: вселенское знание оказалось не столь уж тяжелым. Рядом с массивной ножкой стола обнаружился пульт включения коллайдера, вероятно, Казус выронил его, одурманенный победой. Профессор, кряхтя, нагнулся и подобрал ценный инвентарь, обтер его носовым платком. Теперь, когда его не одолевали назойливые журналисты и неблагодарные коллеги, можно было и задуматься: ведь, в самом деле, Земля, инопланетяне, вселенная…, ведь интересно же, что будет, если нажать эту кнопку!