Светлячок

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3140
Подписаться на комментарии по RSS

 

 

- Клод! Любовь моя! – экспрессивно произнесла Марион, жена его брата, не сводя с Клода восторженных глаз.

- Нет-нет, – поспешил оправдаться Клод, тем более что его брат, Тьен, находился здесь же и тоже как-то непонятно на него смотрел.

- Да-да, – успокоил его Тьен. – Мы тебя очень любим. Сейчас особенно.

- Ты очень вовремя пришел! Не иначе сердце тебя позвало. – Марион прижала руки к груди. – У няни сегодня выходной.

- А? – попытался вникнуть Клод.

- А нас пригласили в гости. Невозможно отказаться!

- А-а, – попытался посочувствовать Клод.

- Хорошо, что ты пришел, теперь будет кому остаться с детьми.

- А, нет, – отказался Клод. – У вас же Тедди на такие случаи есть. Предпоследняя модель. Даже лучше, чем последняя. Психологически стабильнее.

- А, нет, – эхом откликнулся Тьен. – Тедди больше нет. Трагическая, но в определенном смысле поучительная история.

- Дети его разобрали, – пояснила Марион.

- Нашли магнитную отвертку, и… – Тьен скорбно помолчал.

- Голову засунули в кри-микроволновку, – с гордостью добавила Марион.

- Это и есть поучительный момент, – радостно кивнул Тьен. – Никогда бы не подумал, что сплав лития с кобальтом под воздействием кри-волн даст такой э…

- Вонючий эффект, – закончила за него Марион. – Не забудь рассказать детям сказку на ночь. А то они не заснут.

- А как же, как же… – Клод собрался с мыслями. – Твой отец?

Марион замялась.

- Не надо было просить его рассказывать детям сказку, – печально произнес Тьен. – Это было ошибкой.

- Ты же знаешь, сказки надо рассказывать в темноте, иначе они не заснут…

- Кто? – не понял Клод.

- Дети. Папочка начал рассказывать… – Марион вздохнула. – И это была очень, очень хорошая сказка! – горячо продолжила она.

- Первые три предложения – просто блеск! – поддержал жену Тьен. – Но на четвертом папа, к сожалению, сам заснул. Что поделаешь… тишина, темнота, треск огня в камине… его можно понять. – Тьен помолчал. – Ладно, Клод, дети в детской спальне, папа там же, постарайтесь пережить эту ночь, ничего не спалив и не взорвав. – Он благодарно похлопал Клода по плечу. – Мы улетели.

И Тьен с Марион действительно сели в флиппер и улетели. Клод еще долго стоял на пороге и махал им на прощание, но потом все-таки взял себя в руки и направился вглубь дома, в темную, освещенную лишь пламенем из камина, детскую спальню.

 

- Дьядья, – констатировал Эмиль – старший из детей. Эмилю было почти десять, но он до сих пор слегка картавил в самых неожиданных словах. И картавость его звучала не столько мило, сколько угрожающе. – Привет, дьядья.

- Привет, солнышки, – Клод счел лишним вступать в индивидуальные переговоры и обратился ко всем детям сразу. – Дядя Клод сейчас расскажет вам сказку, и вы все быстренько сделаете баинь… А почему вас так много?

У Тьена с Марион было всего три ребенка, а Клод уже успел насчитать пятнадцать плюс-минус двое, в полусумраке было сложно придерживаться точных цифр.

«Они добрались до клон-машины!» – ужаснулся про себя Клод.

- Наши кузины и кузены приехали: Лаура, Луиза, Лоттен, Леннард и Людвиг, – нежно проговорила Эдит, забираясь Клоду на колени. – Ларсены.

- А Гарри сбежал из дома и прячется у нас в чулане под лестницей, – пояснил Эжен, ткнув пальцем в мальчишку, который скромно притулился на пуфике. – А Том пришел вслед за Гарри.

- Вопрос чести, – хрипло произнес Том. – Я должен был отдать ему дохлую крысу на веревочке.

- Зачем? – насторожено спросил Клод.

- Ну, я красил забор на той неделе и… – дальнейшие события Том предпочел объяснить жестами.

- А это Элис, но мы зовем ее Алиса, – хором произнесли Эмиль, Эдит и Эжен.

- Чтобы не путаться, – добавила Эдит, заметив растерянность на лице Клода.

Элис-Алиса была так хорошо воспитана, что даже привстала с ковра и попыталась сделать неуклюжий книксен.

- А это Дороти, но мы зовем ее Элли. – Эжен застенчиво посмотрел на девочку с плюшевой собачкой в руках.

- Чтобы путаться, – довольно добавила Эдит. – А это Джельсомино! Он наш гость.

- А кто там рядом с Джельсомино? – прищурился Клод.

- Мой новый экземпльяр Harpago Oxus, – холодно пояснил Эмиль. – Мьертвый и высушенный. – Клод как раз разглядел щупальца и жвала. – Когда ты расскажьешь нам сказку?

- Как только вы льяжете в кровать, – парировал Клод.

Раздался дружный детский вздох. Он собрался в углах комнаты, повисел под потолком и накатил на Клода как прилив. Клод выстоял. Дети вздохнули еще раз, теперь уже каждый по отдельности, и полезли кто в кровати, кто в гамаки, кто на диванчики, кто-то из Ларсенов устроился на свалке мягких игрушек. Клод проверил всех, каждого укутывая одеялом, а в случае с Эмилем честно стараясь не придушить его пледом.

- Сказка… – начал Клод

- Хотелось бы интьересную, – коварно уточнил Эмиль.

- И страшную! – Гарри свесился из гамака.

- И хитлую! – пожелали кузины Ларсен, которые ни за что не соглашались спать поодиночке, и теперь сидели на кровати в обнимку.

- И если можно, чтобы там не было кроликов, – вежливо попросила Алиса, не открывая глаз.

- Но были сокровища! – Том в возбуждении запустил диванной подушкой через всю комнату, попав в Джельсомино. Джельсомино промолчал, но выразительно посмотрел на Эжена.

- Чтобы там были песенки, – озвучил его взгляд Эжен.

- И погони! – азартно добавил Леннард со своей кучи игрушек.

- Приключения! – поддержал брата Людвиг.

- Но чтобы все вернулись домой, – попросила Дороти-Элли.

У Клода голова пошла кругом. «Тут и магнитной отвертки с микроволновкой не надо», – отстраненно подумал он.

- Дедушка начал хорошую сказку, – поделилась с Клодом Эдит, – грозную… про маяк!

Клод покосился на мирно спящего в кресле у камина дедушку. В отблесках пламени его профиль выглядел опасно ястребиным.

- Про маяк? – отчаянно переспросил Клод. – Я вам расскажу про маяк! «Светлячок»…

- Спасибо, дьядья, – прервал его Эмиль. – Про Пиноккио мы знаем.

- Про Пиноккио мы тебе и сами расскажем, – осуждающе покачала головой Эдит.

- К тому же там не Светлячок, а Сверчок, нельзя же так путать, – произнес Эжен таким тоном, словно ему было очень-очень стыдно за родного дядю.

Клод вздохнул. Его вздох пару раз трепыхнулся у самого пола.

- Давным давно, – осторожно начал Клод. Дети одобрительно промолчали. «Давным давно» традиционно подразумевало средний размер сказки. Начинать коротенькую сказку с «давным давно» было бы слишком расточительно, в коротенькой сказке каждое слово на счету.

- Когда вас еще и на свете не было, – продолжил Клод, –  в те счастливые времена…

Дети заулыбались. С подобным вступлением сказка могла затянуться на всю ночь.

- Жил-был один капитан космического корабля. Это был очень удачливый капитан. Говорили, что Фортуна не только ест у него с рук, но и сама готовит ему завтраки. На какой бы планете этот капитан не останавливался, он всегда там находил что-нибудь интересное. На Ультима Фуле – аборигенов, на Абдере – потерянные труды Аристотеля II, в долине Сабая на Юверне – растение, из которого получили новый сорт… не важно, а на Фебрисэросе… Кому-нибудь из вас уже исполнилось семнадцать?

- Дедушке, наверное, – успокоила Клода Эдит. – Что было на Фэйрисэро?

Клод инстинктивно покосился на дедушку.

- На Фебрисэросе капитану везло в течение восьми месяцев, а потом он вовремя сбежал в систему астероидов Фера, где ему повезло обнаружить залежи игнис-топлива, которые он выгодно продал «Тау-Компани», а когда «Тау-Ком» через две недели обанкротилась, выкупил залежи по дешевке с аукциона и перепродал «О’Меге». А уже через месяц капитану снова повезло: когда его корабль попал в метеоритный дождь, один из осколков пробил обшивку, не задев при этом ни энергокабели, ни систему жизнеобеспечения, влетел в ходовую рубку, просвистел рядом с капитанским виском, срикошетил от навигационной панели и закатился за блок питания бортового компьютера… – Клод сделал паузу. – А когда капитан выковырял несчастный осколок, выяснилось, что это редкий сплав рутулы с пси-марганцем. На черном рынке такую штуку можно было обменять на два полностью укомплектованных корабля модели ААА.

- Ух! – дружно восхитились дети.

- И вот с тех пор об этом капитане никто ничего не слышал, – довольно произнес Клод. – Конец сказки.

В детской спальне воцарилось молчание. Сладко спал дедушка, удовлетворенно молчал Клод, тихо зверели дети.

- Давайте, его убьем, – предложил Эмиль.

- Несколько раз, – поддержал его Гарри. – На всякий случай.

- Сбросим на него домик!

- Натравим на него собак!

- Отрубим ему голову!

- Забудем его в пещере!

- Используем Джельсомино! – вдохновенно воскликнул Эжен.

- Дядя Клод… – Эдит вылезла из своей кроватки и протянула Клоду какую-то вещь на раскрытой ладошке.

- Что это? – с легким интересом спросил Клод.

- Пупочек Тедди, – ласково ответила Эдит. – Нам очень хотелось знать, есть ли у Тедди пупочек. Нам очень жаль, что для этого пришлось оторвать Тедди лапу. И другую лапу, и хвостик, а ушки отрываться не хотели, и мы засунули голову Тедди в ту штуку, в которой мама греет булочки.

- Это очень страшная, грозная, хитрая, интересная сказка без кроликов, с песенками, погонями, сокровищами и приключениями про маяк… – Клод ласково погладил Эдит по головке. – Но вы сами отказались слушать сказку про «Светлячка»…

Дети помолчали. По-птичьи всхрапнул во сне дедушка, и Клод чуть не подпрыгнул на стуле.

Дети засопели. В их сопении слышалось что-то доисторическое. Так мог бы сопеть первобытный ребенок, готовясь оторвать птеродактилю сначала крылышки, а потом лапки.

Клод скрестил руки на груди и твердо оглядел тринадцать детских голов плюс-минус Harpago Oxus.

- Ладно, – рассудительно сказала Эдит, – рассказывай про «Светлячка».

 

- «Светлячком»… – Клод удобнее устроился на стуле. – «Светлячком» прозвали корабль удачливого капитана. Его сверкающий… – Клод мечтательно уставился в потолок. – Так вот, корабль состоял из ходовой рубки, включающей рулевую и штурмовую, двух стыковочных отсеков, в которых находились каюты и камбуз, совмещенный с лабораторией, и внешнего отсека. Над стыковочными отсеками располагались «крылья» для полетов в атмосфере. Двигатель работал за счет энергии циркулирующих во внешнем отсеке потоков эпсиплазмы, а так как капитан, видимо, увлекался ретро-эйджем, внешний отсек был сделан из космостекла и э… в общем, задняя часть корабля светилась словно лампочка на новогодней елке. К тому же, – мечтательность во взгляде Клода угасла, – корабль был прямо-таки увешан скрытыми датчиками-маячками. Любой, кто хоть раз слышал про везучего капитана, считал само собой разумеющимся при первой же возможности нацепить на «Светлячок» свой маяк, чтобы быть в курсе его передвижений. Это называлось «ловить удачу за хвост». И продолжалось довольно долгое время, а потом, как я уже говорил, капитан и его корабль внезапно исчезли. Может быть нашли по-настоящему чудесную планету, может, со «Светлячком» что-то случилось, а может, удача от них все-таки отвернулась… В космосе довольно легко исчезнуть без следа, даже если у тебя на хвосте сидит эскадрилья алчных поклонников. Как бы то ни было, зеленая точка «Светлячка» исчезла с навигационных мониторов на десять объективных лет.

- А дальше? – тихо выдохнул Эжен.

- А через десять лет, – вкрадчиво продолжил Клод, – маячки разом ожили. «Светлячок» появился на орбите Ниссы словно из ниоткуда. Правда, э… более вероятно, – поспешил он исправиться, услышав недоверчивый детский вздох, – что просто исчезли помехи, глушившие сигнал.

Однако дети вздыхали не поэтому.

- На Ниссе? – восхищенно прошептала Эдит. – На нашей планете?

- О, да! – Клод снова вошел в образ рассказчика. – Прямо на этой планете! Возможно, прямо у вас над головами, если бы вы тогда существовали!

Дети чуть не захлопали в ладоши.

- Да, – понимающе кивнул Клод, – мы… те, кто там был, словно увидели ожившую легенду. «Светлячок» три дня кружил по орбите, потом подмигнул своим… внешним отсеком и улетел. Полсотни кораблей, до краев загрузившихся провизией и аппаратурой, сорвались вслед за ним. У каждого на мониторе горел зеленый огонек. Словно светлячок у реки темной ночью. Или…

- Harpago Oxus, – с мрачным удовлетворением произнес Эмиль, – ползут на свьет крио-ламп. Так я их и ловлью.

Клод сочувственно взглянул в сторону Harpago Oxus, стараясь сильно не приглядываться.

- Они летели сквозь метеоритные дожди (многие выставили сачки), скользили между Сциллой и Харибдой с их искаженной гравитацией (некоторые застряли), пробирались через лабиринт астероидов Минос (кое-кто не выдержал пси-давления), чуть не поджарились у расширяющейся Аиды (хотя тут проблемы возникли, скорее, у Аиды, а не у кораблей). А потом…

- А потом… – зачаровано повторили дети.

- А потом, – с энтузиазмом продолжил Клод, – они вернулись на орбиту Ниссы! Возможно, они оказались прямо над вашими головами, если бы вы тог…

- Паршивый сюжетный ход, дьядья, – выразил общее мнение Эмиль.

- Так и было! – огрызнулся Клод. – Мы… Они вернулись на орбиту и во главе со «Светлячком» приземлились в южном полушарии. Неподалеку от Октотауна, если быть точным. Если быть совсем точным, Октотаун тогда был еще Октовилладжем. В общем, те, кто остались, а остались почти все, решили, что с удачей не шутят, и стали ждать. В основном, шлялись по окрестностям и каждый раз проверяли, чем занят капитан «Светлячка». Но он, казалось, ничего не делал и не собирался делать. Ну, может, только мелкий ремонт корабля… Так как «Светлячок» стоял с открытой крышей, словно чемодан на просушке, многие решили, что в таком случае сокровища надо искать на земле, а не в небе. Кое-кто из особо нетерпеливых даже обзавелся эпсиватором. Другие таскались со справочниками по биологии и принюхивались ко всем растениям подряд, даже к компокактусам, которые они привезли с собой. Пробы брали тоже всего подряд, собственной слюны в том числе. Некоторые, из тех, кто вспомнил случай на Фебрисэросе, начали приглядываться к местным девушкам, как будто они их до этого никогда не видели. И все, все без исключения приходили к капитану «Светлячка» выпить стаканчик чего-нибудь и как бы невзначай расспросить о том, о сем. Капитан охотно со всеми болтал, рассказывал про свои приключения, если просили, для удобства даже переоборудовал часть «Светлячка» в бар, наладил поставки э… «чего-нибудь» из ближайших городов, стал приглашать джаз-банды… В общем, через пару месяцев «Светлячок» превратился в самый популярный бар на планете. Не все это сразу заметили. Кое-кто так и возился со своими эпсиваторами. – Клод помолчал. – Вот и все. Конец сказки.

- Страшная, грозная, хитрая, интересная сказка… – задумчиво проговорила Эдит.

- Без кроликов, с песенками, погонями, сокровищами и приключениями… – подхватил Эжен.

- Про маяк, – закончил Эмиль. – Давайте, его убьем.

- Конец сказки, – упрямо повторил Клод. – Можете сказать: «Спасибо». Не вы торчали посреди южного полушария, ожидая неизвестно чего. Не вы повелись на зеленый маячок как последние девятнадцатилетние придурки. Не вы ждали приключений, а вместо погонь, сокровищ и удачи получили… – Клод посмотрел куда-то в сторону. – Сказок вообще не бывает. Не вижу смысла их рассказывать. – Он снова посмотрел на детей. – И, между прочим, мне было страшно.

- Когда? – не поверили дети.

- Постоянно. Я сейчас страшно рисковал.

- А почему? – тоном Красной Шапочки поинтересовался Эжен.

Клод вздохнул. На этот раз его вздох воздушным шариком взлетел под потолок, напоролся там на что-то и лопнул с тихим свистом.

- Потому что ваш дедушка может быть очень грозным, когда захочет.

- А причем тут дедушка? – тоном дровосеков с топорами поинтересовалась Эдит.

- А он и есть легендарный капитан «Светлячка», – горько ответил Клод.

Дети с нескрываемым любопытством уставились на мирно спящего дедушку.

- А где сейчас «Светлячок»?

- О, когда ваша мама встретила моего брата, а ваш дедушка при этом не пристрелил его с порога, э… в общем, через какое-то время «Светлячок» перестроили в часть дома.

- А где тогда кнопка «Пьуск»? – тоном восставшей из живота волка бабушки поинтересовался Эмиль.

- Какая кнопка? – не понял Клод.

- «Пуск», – пробормотала Эдит своим собственным тоном. – Тут где-то целый корабль! А нам даже на флиппере не разрешают летать!

- Нельзя запустить космический корабль, просто нажав на «Пуск», – попытался объяснить Клод. – К тому же никакого «Пуска» не существует.

Эжен подошел к дедушке, дотянулся до его уха и заговорщицким шепотом спросил, как выглядит кнопка «Пуск».

- Как пупочек, – сквозь сон ответил дедушка.

Эдит посмотрела на пупочек Тедди у себя в руке и аккуратно на него нажала.

- Куда полетим? – демократично спросила она.

- К Питеру! – дружно завопили дети. – Полетим к Питеру Пэну!

- Чур, я тогда буду Тинкербелл!

- А я Крюк!

- И я Крюк!

- А Джельсомино будет индейцем!

- А я крокодилом!

- А дядя Клод – Венди!

- Кем? – не понял Клод.

- Будет рассказывать нам сказки!

- А я…

- В каком направлении льететь к Питеру? – прервал их Эмиль.

Дети задумались.

- Направо и до самого утра? – вспомнил Эжен.

- А гдье сейчас утро?

Эдит подошла к планетарным часам и включила подсветку.

- На островах Авроры сейчас полпятого утра.

- Вперьед к островам Авроры! – скомандовал Эмиль, доставая из-под подушки пиратскую шляпу. – Взльетаем!

Клод покачал головой.

- Вы ничего не поняли? Нельзя просто приказать кораблю взлететь и…

Они взлетели.

- Ух! – восхитились дети.

- Так нель… – Клод в панике оглянулся на спящего дедушку.

 

На навигационных мониторах сотен кораблей начали вспыхивать яркие зеленые точки.