Старинное зеркало

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2679
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Ольга Малкова (HeavenHell).
Ах судьба, молода, не смотри,

Не смотри в мои очи,

Если видеть не хочешь

То, что скрыто у сердца внутри.

Отражение радостно подпрыгнуло и, кажется, даже тихонько взвизгнуло. Прямые темно-каштановые волосы взметнулись вверх, но в следующую секунду уже ровно спадали на плечи.

- Наконец-то! Целый месяц искала тебя! – шептала Мирра.

Ее длинные тонкие пальцы уже изучали витиеватые узоры и старинные надписи, вырезанные по всей поверхности обрамлявшей зеркало рамки. После поисков среди тысяч однообразных экземпляров, представленных в десятках антикварных салонов! Да. Это оно.

Зеркало играло солнечными зайчиками на стенах лавки, продолжая отражать изумленное лицо девушки.

- О, сударыня, надо сказать, у вас наметанный глаз и великолепный вкус. Это зеркало с богатой историей! Если б Вы знали, через сколько рук оно прошло! – Владелец салона, седовласый мужчина с живым блеском в карих глазах и легкой сеточкой морщин вокруг них, неслышно приблизился к ней. – Впервые в Россию оно попало еще в семнадцатом веке. Кажется, привезли из Чехии. Да, верно.

- Будьте добры, выпишите его. Цена значения не имеет. – Слова вырвались сами, будто какое-то колдовство охватило ее в тот момент.

- Нет ничего проще, барышня! – натянув на нос очки, до этого спокойно висевшие на цепочке, старик принялся аккуратно выводить на чеке буквы и цифры. – А еще говорят, будто все эти надписи, - он ткнул ручкой в узоры на рамке, - имеют какое-то магическое назначение и были сделаны прославленным магом, только никто не помнит его имени. Но никто из прежних владельцев мне ничего такого не говорил. Хотя о чем только не толкуют люди, правда?

Мягко улыбнувшись, он протянул Мирре чек и принялся упаковывать покупку.

***

В спальне Мирры рядом с кроватью расположился массивный комод красного дерева. Ей показалось, что зеркало непременно должно висеть здесь. Чтобы каждое утро она могла видеть в нем себя и того, кто просыпается с ней рядом.

Зеркало покоилось на широкой двуспальной кровати, закрытой плотным бархатным покрывалом темно-вишневого цвета, по краям обрамленным золотистыми кистями, и дожидалось своей очереди, когда Мирра закончит возиться с этими странными инструментами, именуемыми молотком и гвоздями.

Девушка вновь протянула руки к диковинке и церемонно водрузила ее над комодом. Едва зеркало коснулось стены, по узорам и надписям побежала золотая нить и так и застыла, будто заняв свое законное место. Мирре вдруг показалось, что зеркало ожило и заговорило с ней, только она ничего не расслышала. Кто знает, может, так и было?

В комнату, неловко постучав, молча вошел темноволосый, коротко стриженный юноша лет двадцати с небольшим. Поначалу он хотел подойти и обнять Мирру, но внезапно осекся и замер, разглядывая затылок девушки, напряженно уставившейся в новое приобретение. Она слегка склонила голову влево и, подобрав волосы наверх, заколола их двумя шпильками. Заметила юношу - слегка улыбнулась, хитро и вызывающе.

- Да, ты можешь зайти, Давид, и даже сесть.

Мирра присела на кровать, оставив место и для него.

Молодой человек послушно сел и провел рукой по ее чистым гладким волосам. Щелчок. Его будто дернуло током, волна напряжения пронзила все тело насквозь. Он тут же отдернул руку и замер.

Девушка с каштановыми волосами одарила его пронзительно холодным, отдаленным, режущим, как острый клинок, взглядом. Он не был теплым, как всегда, до этого момента. И она не коснулась его, как раньше, как вчера. Она лишь укутывала его целиком в холод своего взгляда, вводя в полное оцепенение, лишая ощущений и чувств, оставляя наедине с памятью. Давид почувствовал проникавший в его сознание страх, но не в состоянии пошевелиться, лишь зачарованно смотрел в ее прекрасные ледяные глаза. Перед ним пронеслись самые яркие моменты, пережитые вместе с девушкой с каштановыми волосами: пенные брызги в синих волнах, снежная пыль из-под рассекающих наст лыж, глупые гонки по ночным трассам и дикий визг от восторга и беспокойства.

Ощущение страха усилилось.

- Я тебя не люблю. Уходи. И больше никогда не показывайся мне на глаза. – Мирра чеканила каждое слово, указывая пальцем на балконную дверь. – Никогда.

Повелевающий жест приподнял Давида и понес его, бездумного и немого, его же ногами к балкону, двери которого мгновенно распахнулись настежь. Как только он ступил на узкий выступ, неведомая сила приподняла его, как сука приподнимает своего щенка, и бросила оземь. На мокрый асфальт упало мертвое тело человека, на лице которого навсегда застыла бесконечная печаль.

Рама зеркала на мгновение окрасилась багрянцем, но тут же вернула свой обычный цвет. А на стекле появилась видимая лишь одному взору надпись: «Ты хотела знать правду. Я лишь подсказало, как ее отыскать». Девушка с каштановыми волосами тяжело опустилась на кровать и ушла в забытье. До утра.

***

Мирру разбудило отчаянно палящее солнце и легкий шум на улице, проникавшие через открытые двери и незашторенные окна. Лениво потянувшись, она встала и взглянула в зеркало.

- Что за чертовщина?! – Мирра прочла надпись. – Давид, это ты сделал?

Осмотревшись, так никого и не увидела. Да и ответа не последовало. Наверно ушел.

С намерением загородиться от лишнего света, девушка подошла к балкону и замерла, заметив под окнами какое-то шевеление. Труп. А вокруг толпа зевак и милиционеры, настойчиво пытавшиеся выполнить свои обязанности. Она присмотрелась - по лицу пробежала тень ужаса, в глазах застыл немой вопрос.

- Давид….?

Смутно всплыло почти воспоминание. Мирра обернулась.

- Он ушел, как ты того хотела, чтобы никогда не вернуться, – размеренно вывело зеркало новую надпись.

- Как я хотела? Неужели это и есть твоя правда? – срывающимся голосом выдохнула девушка.

- Нет. Это твоя правда, – ответило зеркало.

Девушка схватила неизвестно как очутившийся в спальне нож и остервенело запустила им в зеркальную поверхность. Нож заставил поверхность задрожать и отскочил на пол, не разбив ее.

- Твоя злость бессмысленна. Я, зеркало, показываю правду. Ты виновата в том, что не смогла ее принять.

В комнате раздались спокойные, почти беззвучные рыдания. Застыв на полу, обняв колени, Мирра просидела долго, не замечая времени. Затем она резко вскочила и грубо сдернула зеркало с гвоздя. Быстро одевшись в первое, что попалось под руку, завернула зеркало в пергаментную бумагу и выскочила из дома, пролетая мимо людей и домов. Неслась, не разбирая направления. Ей было все равно. Дул ветер.

В очередной раз свернув, она влетела в незнакомый двор, какой-то переулок. Дома стояли так, что образовывали непонятную воздушную трубу, рядом с подъездами стояли скамейки, на которых никто никогда не сидел. Ветер дул все сильнее. Она сделала шаг. Другой. Ветер закружил сухие листья, образовав воронку. А потом он нежно взял Мирру за руку, вовлекая в круговорот и рассеивая внимание. Он кружил ее, кружил и пел ей неведомые никому песни о высоте и покое, поднимая все выше от земли, вверх, в глубину синих небес.

И, словно размахнувшись посильнее, швырнул ее на грязный асфальт.

Рядом с ней лежало зеркало, на котором не было ни трещинки, ни царапинки. Целое и нетронутое. Почти новое.

В переулок вошел седовласый мужчина с теплыми карими глазами и очками на морщинистой переносице. Аккуратно поднял зеркало с земли.

- Да они и не могли сказать. Не так ли, сударыня?

Автор: Ольга Малкова (HeavenHell).