Спасательная экспедиция

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2428
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Александр Воробьев (Volk).
Каждый раз, когда ответственность за какое-либо дело распределена равномерно между всеми, ничего хорошего не получается. Причём крайним оказывается всегда тот, кто ещё мог бы всё исправить, но не успел, ибо занят был другими делами. А лентяи и дармоеды, которые ничего не делали, не делают, и делать не будут, обычно выкручиваются.

Впрочем, в этот раз так далеко дело не зашло – вовремя заметили, что пива осталась последняя бочка. Вы представляете себе, как можно справлять Новый Год с одной бочкой пива в шахтёрском посёлке, половина населения которого – гномы? Лично я не представляю.

Ничего удивительного, что мэр посёлка собрал всех жителей в ратуше, которые после получаса криков, а также более жёстких способов доказать свою точку зрения, постановили: отправить в ближайший крупный город Дурновоньск "спасательную экспедицию". После того, как данный вопрос был решён, осталось выяснить ещё несколько мелких деталей (например, решали, кто именно отправиться за пивом). В итоге в состав "экспедиции" вошли: я - Артар, чистокровный человек, специалист по владению двуручным мечом; эльф МакРэль, маг-недоучка, выходец из далёких гор в земле Скоттов, где мужчины носят юбки; Торгнар, гном-рудокоп, выпивоха и сквернослов, но прекрасно владеющий тяжёлым топором; Кенни, хоббит, харизматичен и честен, за исключением тех случаев, когда на него накатывает очередной приступ клептомании; Шаррах Громыхай, орк-паладин, жутко неуклюжий и постоянно оправдывающий своё прозвище (хотя сам он утверждает, что это полноценное имя, которое на орочьем языке означает "боевой молот"); амазонка-оборотень Фелиция; гоблин Зиго, абсолютно бесполезный и столь же надоедливый (никто не включал его в состав экспедиции, он увязался сам).

Вскоре, все мы собрались вокруг огромных саней, которые должны были доставить драгоценный груз. "Спасательная экспедиция" выглядела очень пёстро. Я был одет в нечто скроенное собственными силами из шкуры медведя. МакРэль закутался в тёмно-синий балахон, как и подобает магу. В таком одеянии издалека пол эльфа угадать было трудновато. Впрочем, не только в этом балахоне и не только издалека. Чего ещё ожидать от бывшего жителя страны, где мужчины носят юбки? Когда эльф поселился в нашем городке в городской таверне долго шли споры – мужчина эльф или женщина. Спросить не могли – людям этого не позволяла тактичность, а гномы, которым тактичность чужда, из принципа не спрашивали ничего и никогда, ведь спросить – значит показать всем свою неосведомлённость, чего гордые жители гор допустить не могли. Дварфы попивали пиво и хитро ухмылялись – мол, я знаю, какого пола эльф, но не скажу. При этом гномы смотрели на людей, увлечённых обсуждением проблемы, свысока – до сих пор не пойму, как им это удавалось при их росте. Вопрос вскоре разрешился сам собой, когда МакРэль вляпался в пикантную историю с дочками мэра.

Торгнар укутался в меховую жилетку и плащ из того же материала, что сделало его похожим на мохнатого колобка, из которого высовывались нос и топор. Невысоклик Кенни, обычно одетый в серый плащ, сегодня в честь предстоящего праздника облачился тоже в плащ, но ярко-оранжевого цвета и с большим капюшоном. Шаррах хоть и был паладином, но родился всё-таки орком, в связи с чем укутался как обычно в какое-то рванье. Лохмотья эти не только выглядели старыми, но и соответствующим образом благоухали. Фелиция, желая подколоть орка, то и дело спрашивала, не для того ли, тот оделся таким образом, чтобы быть менее заметным в Дурновоньске. На что не понимающий юмора паладин отвечал отрицательно. Сама же амазонка бала одета в чёрный кожаный костюм, который дополняла того же цвета маска и кнут у пояса. Впрочем, кнут был не главным оружием Фелиции – как и подобает оборотню, она в любой момент могла обзавестись острыми зубами и когтями, превратившись в пантеру. Во что был одет Зиго, мне разглядеть не удалось – когда я пришёл, гоблин уже мирно спал в мешке, притороченном к боку одной из лошадей.

Проводы были не долгими, но душевными – жители посёлка нам популярно объяснили, что они с нами сделают, если мы оплошаем. Объясняли на пальцах, правда, пока не показывая среднего.

Вскоре мы тронулись. То есть, конечно, не мы, а сани. Хотя, за других ручаться не могу – хоббит тронулся уже давно, когда заболел клептоманией, Зиго тронутым родился, Шаррах был таким же тупым, как любой другой орк, хоть и паладин. В такой компании легко и не заметить, если тронется кто-нибудь ещё.

До города доехали без приключений, хотя неоднократно слышали завывание голодных волков. Зиго испуганно шевелил ушами и залезал на дно мешка.

В городе первым делом отправились покупать пиво. Хоббит, как самый харизматичный и наиболее хорошо изучивший искусство бартера, принялся торговаться. Толстый пивовар, поняв, что пиво нам требуется позарез, бессовестно завысил цену. Хоббит собирался отказаться и найти другого пивовара, но толстяк, поняв, что выгодная сделка может сорваться, начал убеждать Кенни, что лучшего пива не найти во всём Дурновоньске. Хоббит был изощрён в подобного рода словоблудиях, и рассудительно опровергал все доводы пивовара, и тогда тот, поняв, что убедить потенциального клиента не удастся, решил просто уболтать его. Зря он это сделал. Монотонная, но быстрая речь, когда собеседник перестаёт понимать смысл слов, быстро введёт кого угодно в околотрансовое состояние. Так случилось и в этот раз. Хоббит с временно подавленной волей не смог сопротивляться напору пивовара и согласился с предложением. Однако толстый мошенник на этом больше потерял, чем заработал – впавший в неконтролируемый ступор Кенни не смог сдерживать клептоманию. Кошелёк пивовара, такой же огромный, как и его пузо быстро перекочевал куда-то в недра оранжевого плаща хоббита.

Я быстро распрощался с толстяком, пока он не сообразил, куда пропали его сбережения, и потащил к выходу Кенни, который после транса начисто забыл, что произошло минуту назад.

Наскоро погрузив бочки с пивом, мы отправились в путь. Внезапно Фелиция спросила:

- А где Зиго?

Я взглянул на мешок, притороченный к боку лошади. Гоблина там не было. Зато я увидел его на противоположном конце улочки – он шёл к нам, в обнимку с огромной колбасой, которая была одного с ним размера. Зиго кряхтел от натуги и время от времени откусывал от колбасы крупные куски. Двигался он медленно, а откусывал часто, так что, когда он прошёл те двадцать метров, которые отделяли его от нас, колбаса была практически полностью уничтожена, а Зиго, ещё минуту назад бывший худым, теперь напоминал беременного кузнечика.

Не обращая внимания на осуждающие взгляды (мало того, что задержал всех, так ещё и спёр у какого-то торговца еду), Зиго громко рыгнул, и залез в мешок, предварительно закинув туда остатки колбасы. Мешок громко затрещал, что неудивительно – теперь у гоблина живот был едва ли меньше, чем у пресловутого пивовара. Через мгновенья из мешка раздался громкий храп.

Мы тронулись в обратный путь. Стемнело. Над близлежащим лесом поднялась большая луна. Фелиция то и дело поглядывала на медово-жёлтый круг – её неудержимо тянуло принять облик пантеры. Да и холодно было в обтягивающей коже, в шкуре-то потеплее будет.

Внезапно она принюхалась.

- Волки! – произнесла Фелиция.

Я пригляделся назад, куда указывал её взгляд. В самом деле, за нами гналась довольно крупная стая. Продвигались они целенаправленно в нашу сторону. Вскоре, несмотря на поднявшуюся метель, я уже смог разглядеть вожака, матёрого волчище в облезлой шкуре.

Когда волки подбежали на расстояние достаточное для совершения волшбы, я крикнул:

- МакРэль, отделай их!

Эльф принялся совершать руками таинственные пассы, складывать пальцы в магические знаки, бормотать заклинания. Впереди стаи волков сгустилось облако, которое вскоре рассеялось, и на его месте уже стояла коза. Волки набросились на несчастное животное, до нас донеслось безумное блеяние, рычание волков, хруст разгрызаемых костей. Зиго проснулся, высунулся из мешка, но тут же в страхе нырнул обратно.

- Молодец, - похвалил я эльфа. – Они отстали.

МакРэль выглядел обескураженным.

- Вообще-то, я хотел скастовать грозу, что бы их поубивало молниями, - признался он.

- Не расстраивайся, - успокоил его я. – Хотел грозу, а получил козу. Со всяким бывает.

- Это от волнения, - пояснил эльф. – Я когда волнуюсь, всегда путаю стихийную магию с магией вызова. Самый большой прокол на родине случился. В земле Скоттов. У нас там одно озеро есть, Лох-Несс называется. Однажды, местным жителям понадобилось на другую сторону быстро перебраться, а я им помочь решил. Озеро заморозить. Но опять напутал, призвал змия водного. После этого случая я покинул родину.

Судя по интонациям эльфа, он ушёл из земли Скоттов явно не по своей воле. Видимо прогнали разгневанные жители.

Я вгляделся вдаль. Видимо волки уже управились с козой (так быстро?), и они снова догоняли нас. Я взглянул на мага. Он понял мой невысказанный вопрос и отрицательно покачал головой – эльф больше не собирался испытывать судьбу, пытаясь использовать магию.

Оставалось надеяться только на сталь. Кроме того, у Фелиции были когти и зубы.

Вскоре волки догнали сани, но, как ни странно, не попытались запрыгнуть на повозку, они начали обгонять нас, и уже бежали почти наравне с лошадями. Я повернулся вперёд, пытаясь понять, что заинтересовало хищников. Взгляд мой наткнулся на мешок на боку лошади. Мешок мелко трясся от страха. То есть, конечно, не он сам, а спрятавшийся в нём Зиго. Самого гоблина видно не было, из его "убежища" выглядывали только уши.

Колбаса! В мешке остался огрызок колбасы! Так вот, что заинтересовало волков!

Моё предположение подтвердилось, звери добежали до лошади и принялись подпрыгивать, пытаясь вцепиться в мешок.

- Зиго! – закричал я. – Выбрасывай колбасу!

Гоблин высунулся из мешка. По его лицу было видно, что он понял меня, но выкинуть качественный продукт не мог по причине врождённого жмотства.

- Выбрасывай! – продолжал надрываться я. – Тебе что дороже – жизнь или колбаса?

Последняя моя фраза убедила Зиго в том, что дальше медлить нельзя, но и расстаться с колбасным огрызком он не мог. Наконец в голову ему пришла гениальная (это он так думал) мысль – гоблин вцепился острыми зубами в колбасу и принялся быстро её уминать. Видимо, безмозглый гоблин решил, что стоит ему уничтожить объект волчьего интереса, как хищники тут же от нас отстанут. Одного он не рассчитал – мешок и так уже трещал по швам под напором большого гоблинского брюха, а когда Зиго утрамбовал в живот остатки украденного харча, его "убежище" распалось на отдельные лоскуты.

Гоблин упал на снег и заверещал не столько от боли, сколько от досады. Но уже через секунду он громко завизжал – одна из лошадей задела копытом его пустую голову. А ещё через секунду, вышеупомянутый полый орган громко хрустнул, сжатый волчьими челюстями. Во все стороны брызнули мозги, которые, как выяснилось, у гоблина всё-таки были.

Но волки настолько голодные, какими они бывают только зимой, не удовлетворились малой толикой. В гоблине было не так уж много съедобных частей – только мозги (которых оказалось совсем немного) и уши. Слуховые органы Зиго были довольно большие, как и у иных гоблинов, и могли бы насытить несколько волков, но их практически сразу проглотил вожак стаи. Теперь он бежал сытый и довольный, и был не против прекратить погоню, но сделать это ему не давало чувство ответственности (или страха?) перед голодной стаей. Теперь, когда колбаса была уничтожена, волки заинтересовались менее привлекательной добычей – нами.

Зверьё принялось прыгать в сани. Я отражал их атаки длинным двуручём, Торгнар раскраивал волчье черепа боевой секирой, Шаррах глушил агрессоров дубинкой, которую обычно он гордо величал словом "палица", Фелиция, обернувшись пантерой, кровожадно урчала, вгрызаясь в серые тела. Даже те члены "экспедиции", от которых в бою толка мало, по мере сил отмахивались от изголодавшихся животных. МакРэль извлёк откуда-то из складок своей мантии-балахона осиновый жезл с серебряным набалдашником. Правда, волки были вполне обычными зверьми, а не нежитью, так что ни серебро, ни осина особого эффекта не произвели. Хоббит Кенни пытался зацепить хищников маленьким кинжалом. Это его и погубило. Размахивая крохотным клинком, он слишком сильно подался вперёд, запутался в полах собственного оранжевого плаща и свалился вперёд.

Ещё несколько секунд я видел огромный капюшон, выглядывающий из кучи накинувшегося на хоббита зверья, затем он исчез. Снег вокруг оросился брызгами крови.

- Не-е-е-ет! – закричал я. – Они загрызли Кенни! Сволочи!

В ярости мы принялись ещё сильнее отбиваться от волков, но те бежали как-то вяло. То ли поняли, что на санях остались только настоящие воины, способные постоять за себя (правда, был ещё хилый эльф, но он теперь старался держаться подальше от края, наученный ошибкой хоббита). А может, звери просто насытились и теперь бежали просто ради разминки. Так или иначе, вскоре стая отстала.

До городка мы добрались без проблем. Нас уже встречала большая толпа. Впереди стояли гномы и хищно смотрели на привезённые бочки. Из-за их спин так же хищно выглядывали люди. Было понятно, что они с удовольствием опорожнили бы всё добытое пиво, если бы нашли подходящий повод. Что бы остудить их пыл я рассказал о гибели Кенни и Зиго, но добился только противоположного эффекта. Народ радостно заволновался, зашумел, ещё бы – повод найден.

- Раз померли, помянуть надо! – в один голос заорали гномы. Люди из-за широких шахтёрских спин поддакивали.

- Ну уж нет! – заявил я. – Второй раз я в город не поеду.

Автор выражает благодарность всем, кто помогал в создание рассказа, а так же всем существующим ролевым играм, которые подсказали мне множество интересных деталей. Отдельное спасибо Зиганову Руслану за то, что он послужил прототипом гоблина Зиго.

Так же я благодарю всех, кто будет критиковать моё произведения, выискивая всевозможную развесистую клюкву, с последующим тыканьем вышеупомянутой раскидистой и разлапистой ягодой мне в лицо – меня всегда забавляли подобные претензии.

А Тёмному спасибо просто как другу.

Автор: Александр Воробьев (Volk).