Соня и Шалтунчик

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2400
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Даниэль Васильев (Daniel).
(космическая сказка)

- Мамочка, можно мне пойти полетать с Шалтунчиком?

- Конечно, котенок, идите, полетайте. Только смотри, осторожно!

- Да, мамочка.

Сонечка радостно взвизгнула, предвкушая веселье, и оттолкнувшись от дверного проема, вылетела из рубки. Мама улыбнулась, не отрываясь от экрана корабельного компьютера.

- Тебя не беспокоит этот ее Шалтунчик, – задумчиво мусоля в зубах карандаш, спросил Папа.

- А почему он должен меня беспокоить? Она всего лишь маленький ребенок. Разве ты в детстве не верил в сказки, не выдумывал себе домовых там, баба-ёжек, терминаторов или кто там у вас, мальчиков, еще был? К тому же у нее совсем нет друзей сверстников…

- Да, но… Соня придумала Шалтуна, когда ей не было еще и двух лет, а сейчас нашей девочке уже четыре года! Но она остается верной выдуманному другу.

Мама вздохнула и оторвала глаза от монитора.

- Любимый, что ты хочешь мне сказать? Что наша девочка растет не совсем в нормальных условиях? Я это знаю. И, несмотря на это, Соня совершенно нормальный ребенок, который пытается подстроиться под те условия, которые у нее есть. Ребенку мало мамы и папы, ей нужен друг.

- Милая, я все понимаю. Я просто беспокоюсь, как бы воображаемый друг не стал для нее слишком реальным…

- Не станет.

Из кают-компании (зала, как ее называл Папа) доносился беззаботный детский смех, визги радости и невнятные покрикивания. Родители синхронно развернулись, посмотрели на летающую Соню, улыбнулись и поцеловались.

Сонины Мама и Папа были свободными исследователями космического океана. Когда-то давно, когда Сони «еще не было в проекте», они улетели с Земли и обрели желаемое уединение без отрыва от любимой работы. Молодые были, глупые… «Романтики, блин», - как любил говаривать Папа, вспоминая прошлое.

Прошли годы, наполненные друг другом, черной бесконечностью и научными исследованиями. А потом родилась Соня! Тут уж родители поняли, что пора бы и честь знать, – хватит, поуединялись!

Нет, ну Папа и сейчас, бывало, вздохнет тяжело-тяжело и начнет мечтать о том, как было бы хорошо летать вот так вот втроем, бороздить просторы вечности… вечно. Но мама оставалось непреклонной – возвращаемся, говорит, на Землю и все тут. Что оставалось делать Папе? С Мамой не больно-то и поспоришь.

Вот только к тому времени они успели забраться уже настолько далеко, что обратный путь занял почти пять лет. Соня подросла, научилась говорить, считать до тридцати трех и почти выучила алфавит – осталось всего-то несколько сложных буковок, а остальные она выучила! Честно-честно!

И самое главное – у нее был друг! Хоть родители и смеялись над ней, особенно сейчас, когда она выросла совсем большая. Но Соня на них не обижалась – родители же не виноваты, что не видят Шалтунчика.

Она познакомилась с Шалтунчиком, когда ей исполнился годик. Соня еще толком не умела говорить – все больше агукала, но уже прекрасно все понимала. Шалтунчик появился вдруг, просто завис над ее кроваткой, когда она плакала. Родители вынуждены были все время ускоряться, чтобы не было невесомости, но добиться стабильного ускорения почему-то не всегда получалось. Для ребенка такие перепады были очень неприятны, поэтому Сонечка часто плакала. Особенно тяжело ребенок переносил периоды, когда разгон сменялся торможением - вот как сейчас.

Соня увидела Шалтунчика и замолчала!

Прибежали Папа с Мамой. Удивились, заметив осмысленно сфокусированный в точке над кроватью взгляд дочурки, но, не обнаружив объекта ее внимания, пожали плечами и вернулись к своим делам – замолчал ребенок, вот и ладненько, вот и хорошо.

Шалтун (правда, тогда Соня еще не знала, что его так зовут) представлял собой полупрозрачное вытянутое облачко с тремя треугольными глазами и вытянутым хоботком вместо рта. Такой забавный!

Он общался с Соней, не произнося слов – мысленно, поэтому она смогла ему отвечать уже тогда, еще не умея говорить вслух.

- Ты кто?

- Я? Я космический шалтун! Я живу в открытом космосе, летаю туда-сюда, шалтаясь-болтаясь, веселюсь, купаясь в звездных фотонах, играю в космической пыли. А ты кто?

- Я Соня. А вон там мои Папа и Мама.

- Мама и Папа? Какие они у тебя большие и страшные!.. Нет, я пока не буду им показываться, я их боюсь. А ты маленькая, и я тебя не боюсь. Хочешь поиграть?

- Конечно, хочу!

С тех пор Шалтунчик, как Соня его ласково называла, частенько прилетал к ним на корабль, чтобы поиграть с ней. Они играли в слова и в прятки. Особенно интересно было играть в прятки – Шалтунчик прятался где-нибудь, а Соня отгадывала, где именно. Она говорила: «под столом», а он отвечал: «холодно» или «тепло» - если тепло, значит рядом, а если холодно, то далеко. Весело!

А когда девочка выросла и научилась передвигаться в невесомости, играть стало еще веселее. Вот как сейчас:

- Поймала, поймала! Теперь ты водишь.

Сонечка отталкивалась и стремительно улетала прочь, а Шалтунчик принимался гоняться за ней. Конечно же, он поддавался, а иначе было бы неинтересно, ведь космические шалтуны умеют передвигаться в невесомости очень быстро.

Для родителей Шалтунчик так и оставался невидимым. Не то, чтобы он продолжал их бояться, нет – давно уже привык. Но все еще робел и стеснялся показываться.

Как раз вчера Папа весело провозгласил: «Ну вот, мы уже в пределах солнечной системы! Кто хочет первым поздороваться с нашим родным солнышком?»

«Я! Я!», - закричала Соня. И в этот момент что-то противно хрюкнуло, корабль, двигавшийся с небольшим ускорением, ухнул, завалился, но тут же восстановил положение.

Мама испуганно смотрела на Папу. Папа, весь белый, держал на руках Соню и икал. И только Соня почему-то совсем не испугалась. Через пару секунд родители пришли в себя и тут же засуетились – Мама отобрала Соню у Папы, который вместе с дочкой кинулся было в рубку, да был вовремя перехвачен. В рубке и так тесно, а с ребенком на руках вообще не развернуться.

- Ну, что там? – встревоженно спросила Мама, продолжая сжимать дочку.

- Мама, отпусти меня. У меня под столом в домике вся посуда, наверное, попадала. Беспорядок же!

- Да вроде все в порядке, – неуверенный Папин голос из рубки. Он продолжает заикаться. Папа, вообще, если начнет икать, то это надолго, хоть спасайся! Ему даже «икота, икота, перейди на Федота…» не помогает.

- Уф, – Соня из-под стола услышала Мамин облегченный вздох. – Ну, и слава богу!

Соня успела восстановить порядок в своем «домике» и уже готовила воображаемый ужин.

Мама же пошла готовить настоящий.

- Мама, мне холодно!

- Оденься! Вон там лежит папин свитер, одень его. А вообще, действительно холодно! Папочка, что там на градуснике?

Папа пошел в рубку, потому что только там был электронный градусник.

- Ох, ты! – донеслось из рубки.

- Ну, что там еще? – недовольно проворчала Мама и, не дожидаясь ответа, сама отправилась смотреть.

Соня надела папин свитер, допила свой чай из баночки с носиком и призадумалась – чем бы таким интересным заняться? Шалтунчик где-то летал по своим делам, домик ей уже наскучил… Порисовать, что ли?

Тем временем родители вернулись в залу обеспокоенные и недовольные. Папа сразу же нырнул в люк «машинного отделения», в которое Соню никогда не пускали.

Соня хотела было поинтересоваться у Мамы, что случилось, но за поиском лазерной авторучки забыла. Да и важно ли – родители, они такие сильные и умные, им все нипочем, так зачем же волноваться? Незачем! Куда же завалилась эта противная авторучка?!

Уже рисуя, Соня с удивлением заметила, что у нее изо рта идет пар! С ней подобное происходило впервые. Она даже отложила листочек, на котором уже успела запечатлеть Маму, Папу и Шалтунчика. Только себя не дорисовала.

- Мама, а почему у меня изо рта,… ой, у тебя тоже!

- Да, доченька, я знаю. Это пар. У нас стало холодно, а воздух, который мы выдыхаем, теплый – это как у чайника, когда тот кипит. Сейчас папа все починит и опять станет тепло.

Мама зябко поежилась и тоже накинула теплый свитер.

Папа вернулся из машинного отделения веселый! Сразу стало понятно, что все хорошо. На мамин вопрошающий взгляд он ответил успокаивающим кивком и тут же громко изрек:

- Соня, а ты знаешь, что сегодня за день?

- Нет, – удивилась девочка

- Сегодня же Новый Год! Неужели Мама тебе не рассказала?

- Нет. А что такое Новый Год?

- У-у-у, это большой праздник. На Новый Год всегда холодно и идет снег. Снег - это такие маленькие белые крупинки замерзшей воды. Когда Снега много, из него можно слепить снеговика! А еще на Новый Год всегда украшают елку (помнишь, мы тебе рассказывали про такие деревья с иголками), веселятся, поют песни, бегают вокруг наряженной елки. А самое главное, на Новый Год всем-всем-всем детям Дед Мороз дарит подарки.

- Ура-ура-ура! – хлопая в ладошки, радовалась Соня

- А еще на Новый Год загадывают желания, которые обязательно сбываются!

- Ура! Давайте! Давайте наряжать елку! Ой, только где мы ее возьмем?

- А вот где, – Папа вытащил из-за спины руку, в которой скрывалась почти настоящая елка! На самом деле, это был штатив какого-то прибора с прикрепленными на нем запчастями от радиоантенны. Но получилось похоже. Даже Маме понравилось:

- Ух ты, какую елку нашел наш Папа!

- А чем же мы будем ее наряжать?

- Придумаем. Вырежем из бумаги снежинки и шарики, раскрасим их и повесим на нашу лесную красавицу! Но сначала давай-ка одень еще один свитер!

- Ну, мама-а-а, мне же будет совсем неудобно!..

- Ничего страшного. Зато не замерзнешь и не заболеешь!

Пока Соня одевалась, Мама с Папой успели переговорить. Говорили они тихо, полушепотом. А потом Мама села помогать Соне со снежинками и шариками, а Папа опять куда-то пропал.

- Мам, а какие песни поют, когда Новый Год?

- Песни? Так, подожди, дай вспомню… А, вот, например: Ма-а-аленькой е-елочке холодно зимой (или в лесу?) И-из лесу е-елочку взяли мы домой. Уши развесили, встали в хоровод, Весело-весело справим Новый Год!

Соня засмеялась, а Мама вдруг сильно-сильно ее обняла и заплакала.

- Мамочка, что с тобой? Почему ты плачешь?

- Прости дочка, это я от радости! Радуюсь, что ты у меня такая хорошенькая, милая, любимая! Я тебя сильно-сильно люблю!

- Я тебя тоже, Мамочка! А разве от радости плачут?

- Иногда. Если очень-очень радостно!

Когда они закончили со снежинками, раскрасили шарики, сделали гирлянды из всякой всячины и даже нарисовали (мама рисовала) маленького деда мороза, дело дошло до украшения елки. Но это уже не сложно – елочка-то маленькая, раз-раз и готово. И вот она уже такая красивая-красивая, праздничная и веселая!

- А теперь давай звать Деда Мороза!

- Давай! А как?

- А вот так – Дед Мо-роз, Дед Мо-роз!

- Дед Мо-роз! Дед Мо-роз! – закричали они уже хором

И тут появился Папа. То есть, как будто бы это был не Папа, а сам Дед Мороз. Только Соня Папу сразу узнала (несмотря на его бороду из изолирующей пены и мамин красный халат), но, засмеявшись, закрыла себе рот ладошкой и ничего не сказала – это же ведь игра!

- Кто тут звал Деда Мороза? – низким голосом спросил Папа.

- Мы звали!..

Весело! Папа… ой, то есть Дед Мороз, кружил Соню на руках, прыгал с ней и с мамой вокруг елки, они пели песню про маленькую елочку. А потом Соне подарили подарок – маленькое золотое колечко! Правда, оно пока держалось только на большом пальце, но все равно Соня была так рада, так рада, что чуть не заплакала! Жалко, что Шалтунчик так и не прилетел.

Но еще больше радости стало тогда, когда пошел снег! Да-да, самый настоящий снег. Папа сказал Маме шепотом, что это из системы воздухоснабжения. Но для Сони это было настоящее чудо!

А потом они все вместе пили горячий сладкий шоколад.

Соня начала мерзнуть. Не помогали даже два папиных свитера и недавно выпитый горячий шоколад. Тогда родители достали их единственный ПАКК (персональный автономный космический костюм) и заставили Соню забраться внутрь. Когда-то таких костюма было два, но один где-то потерялся – где-то там, где родители побывали до Сониного рождения.

В костюме было действительно тепло. Только неудобно. Соня поворочалась, поворочалась, да и заснула…

Родители, меж тем, уединились в рубке. Тихонечко, чтобы не дай бог не разбудить дочурку, Мама принялась выпытывать у Папы:

- Ну что, что там с системой температурного контроля?

- Плохо. Не работает. Долго объяснять, что и почему, достаточно будет сказать – ремонту в таких условиях не подлежит.

- Ну, и что будем делать?

Папа вздохнул и опустил глаза.

- Если бы чуть позже… В общем, SOS я уже включил. Остается надеяться на то, что кто-нибудь нас подберет. Все-таки солнечная система, не пустошь межгалактическая.

Мама заплакала, и Папа обнял ее. Оба дрожали от холода, хотя уже натянули на себя все, что только можно было одеть. Правда, теплых вещей на корабле было не так уж много, да и те частично были на Сонечке.

Кстати, как она там? Спит? Ну, пусть спит…

Вдруг, нарушив тишину однообразного "пипиканья", заставив родителей подпрыгнуть от неожиданности, заверещал динамик радиостанции:

- Стрела, Стрела, отзовитесь! Прием! Есть кто живой? Стрела, прием! Отзовитесь! Говорит капитан грузового корабля Прометей. Прием!

Папа бросился к панели радиостанции:

- Прометей, слышу вас! Говорит Стрела.

- Ну, слава богу! Стрела, что случилось, почему просите о помощи?

- Вышла из строя система температурного контроля на борту. Мы замерзаем! Прием.

- Стрела, понял вас. Ваш сигнал запеленговали, ждите, будем через 25 часов! Продержитесь?

- Обязательно, обязательно продержимся, Прометей! Пеленг не выключаем.

Мама с папой принялись считать. Вышло, что через 25 часов на борту будет -130 градусов по Цельсию. Такую температуру можно выдержать только в ПАККе.

- Ну, и, слава богу! – сказала Мама. – Девочку нашу заберут на Прометей.

- Да, нашу девочку спасут… - хриплым голосом ответил Папа.

- Пойдем спать? Мне почему-то ужасно хочется спать!

- Пойдем, любимая.

Родители по очереди поцеловали спящую Соню, стараясь не потревожить ее сна, закрыли забрало ее ПАККа, оставив открытыми только отверстия внешнего дыхания, и легли спать.

Они обнимали друг друга, прижимаясь плотно-плотно. И им уже не было холодно, замерзшие тела потеряли чувствительность, а души их были согреты любовью…

Соня проснулась оттого, что захотела пить. А еще у нее замерзло лицо. Но сначала пить!

- Мама – позвала девочка, - мам!

Подождала, прислушиваясь – никто не ответил. «Видимо, родители спят», - подумала она. Что ж, придется самой…

Далеко не сразу получилось откинуть забрало скафандра, больно уж большой он и неудобный для маленькой девочки, но Соня справилась. Но тут же захотелось вернуть все как было – мороз не медля принялся щипать лицо, забираясь даже под теплые свитера.

- Бр-р-р, как холодно! – поежилась она. – Ма-ама!

Мама с папой лежали на своей кровати, дрыхли и никак не реагировали.

- Безобразие, – добродушно поругалась Соня.

ПАКК, как оказалось, был пристегнут к полу – корабль лег в дрейф, все, что забыли привинтить, закрепить, приклеить теперь летало по каюте. Хорошо, что родители не забыли пристегнуть ее. Неприятно, знаете ли, просыпаться под потолком, да еще вверх ногами.

Холодно! Но отстегнуть громоздкий костюм еще надо умудриться. Провозившись несколько минут, Соня освободилась из плена.

- Ой! – вырвалось у девочки, когда она увидела пол. Тот был покрыт тонким налетом голубоватого инея. Соня такое видела впервые!

С трудом передвигаясь, она, тщательно цепляясь, чтобы не улететь, устремилась в сторону родительского ложа.

- Папа, Па-ап – затормошила Соня Папу, добравшись до его плеча. – Па-а-апа!

Поняв, что так просто до Папы не достучаться, она решила ущипнуть его за нос, отстегнув перчатку.

- Ой, какой холодный! – ужаснулась девочка, тут же спрятав руку обратно. Папа, кстати, почти не отреагировал – лишь нос слегка дернулся, но глаз родитель так и не открыл.

- Папа! Мама! Проснитесь же! – уже кричала Соня, испугавшись, что родители больше не проснутся. Но родители продолжали спать…

Соня заплакала. Слезки текли по замерзшей щеке, щекотали нос и, едва достигнув пола, превращались в ледышки. «Ма-а-а-ма-а…», - шептала маленькая, ужасно одинокая девочка.

А потом Соня вспомнила, что сегодня Новый Год. Сегодня! Ведь утро еще не наступило, ведь еще не поздно! Попросить Деда Мороза об одном только подарке, загадать единственное желание, которое обязательно должно исполниться! Обязательно, потому что в Новый Год всегда исполняются самые заветные желания – главное, как следует захотеть.

А первым делом надо утереть слезы. Вот так! А теперь сосредоточиться и загадать…

- Пожалуйста, я очень прошу, пусть мама и папа проснутся! И пусть станет тепло – мне больше не нравится снег и холод. Я хочу, чтобы опять было тепло, уютно и чтобы родители были рядом!

Соня и не заметила, что она уже не одна. Над ее головой сформировалось легкое полупрозрачное вытянутое облачко.

- Почему у тебя из глаз льется вода?

- Ой, Шалтунчик! Миленький мой, хороший мой, Шалту-унчик! - закричала Соня и опять разревелась. – Почему мои Папа и Мама такие холодные? Почему они не просыпаются? Шалтунчик?!!

- Им очень холодно. Да и ты совсем замерзла, посмотри, ты стала почти такой же бледной как я. А ну-ка, закрой шлем своего скафандра! А я позову на помощь своих братишек и сестренок – все племя космических шалтунов – вместе мы как-нибудь справимся с бедой.

Шалтун тут же пропал, а Соня, вся дрожащая, еле-еле двигая онемевшими руками, закрыла забрало ПАККа и дрожала там, с надеждой глядя на то место, где еще минуту назад висел силуэт Шалтунчика.

Бух! – возник на старом месте Сонин друг.

Бух! Бух! Бух!

- Ох ты, как много Шалтунчиков! – раскрыв рот, удивилась девочка. Ведь прежде она никогда-никогда не видела других космических шалтунов.

А те, не обращая на девочку никакого внимания, появлялись с легким «бухом» и тут же исчезали. Только ее старый друг не исчезал. Он подлетел к Соне и заговорил:

- Ну вот, я привел всех, кто был рядом – в пределе трех галактик.

- Ух ты, не знала, что у тебя столько друзей! А как они нам помогут?

- Очень просто – они будут быстро-быстро летать между вашим кораблем и ближайшей звездой – родной звездой твоих родителей – и принесут от звезды столько тепла, сколько надо будет, чтобы разогреть воздух на корабле.

Бух! Бух! Бух!

Соня завороженно смотрела на то, как окутанные сиянием шалтуны появлялись, оставляли тепло, бережно, по капельке, по песчинке доставляемое от Солнца, и тут же отправлялись за новой порцией. Соня не видела этих частичек тепла, но ей казалось, что она ощущает их.

- А мне уже можно вылезти из этого неудобного костюма? – спросила она Шалтунчика.

- Уже можно. Смотри, твои родители согрелись.

И действительно, лица Мамы и Папы порозовели. Они продолжали спать, но что-то неуловимо изменилось. Теперь родители были объяты нормальным, теплым сном. Соня, приблизившись к их ложу, увидела, что Мама улыбается во сне – ей снилось что-то хорошее. Может быть, это Шалтунчик попал в ее сон и рассмешил?

Родители согрелись, и Соня поняла, что в Новый Год действительно сбываются все желания! Главное, очень-очень захотеть.

А еще она поняла, как это хорошо, когда есть друг!

- Милый Шалтунчик! Спасибо тебе огромное. – Соня была так рада, что заплакала.

- Почему у тебя в глазах опять стоит вода? Разве что-то не так, что-то плохо?

- Нет, Шалтунчик, все хорошо. А плачу я, потому что очень счастлива. Иногда так бывает!

Соня сидела в кресле, пристегнувшись, чтобы не улететь, и любовалась родителями: «Какие же они у меня все-таки хорошие! И красивые!». А Шалтунчик сидел рядом с ней, на подлокотнике и молчал.

- Шалтунчик, а ты знаешь, какая она, Земля? – вдруг спросила Соня.

- Нет, я там не бывал. Какая она?

- Она… она такая… красивая! Так много деревьев и настоящих елок. А еще там идет снег и много-много людей. Но, вообще, я сама не знаю, ведь я там тоже никогда не была… А ты будешь меня навещать на Земле?

- Конечно. Я буду прилетать к тебе в гости. Иногда. Вообще-то я не очень люблю планеты, тем более те, где много других существ. Но к тебе я буду прилетать. Обещаю.

Соня улыбнулась – ей было хорошо.

«Стрела, Стрела, прием! Говорит Прометей. Мы на подходе, прием… Стрела, откликнитесь!» - заверещало радио.

- Пойду, разбужу Папу и Маму. Они у меня те еще засони…

Соня отцепилась от кресла и полетела к родителям.

- Ты меня подождешь? – не оборачиваясь, спросила она Шалтунчика. Тот не ответил. Соня обернулась и увидела, что Шалтунчик исчез.

«Эх, опять родители мне не поверят…»

Соня вздохнула, почесала носик и полетела дальше – будить родителей.

Автор: Даниэль Васильев (Daniel).