Сними костюм и узнаешь

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2908
Подписаться на комментарии по RSS
«Вот и всё, - подумала Лидия, глядя, как тает в небе огненный след, оставленный кораблем инспектора, - теперь Ёсио официально признан погибшим». Ей захотелось плакать, но слезы не шли, только веки болели и чесались. Лидия поднесла руку к лицу, и пальцы беспомощно стукнули в прозрачное забрало шлема. Невозможно потереть глаза, если на тебе защитный костюм. Лидия вздохнула, продолжая смотреть на небо. Большой оранжевый диск Тускана медленно клонился к горизонту, заливая окрестности красновато-золотистым светом. На Фливию опускались розовые, тягучие сумерки.
Лидия долго стояла в глубокой задумчивости, пока не почувствовала, что на плечо легла чья-то рука. Женщина не обернулась, сохраняя неподвижность. Рука легонько хлопнула ее по плечу и исчезла. Но хозяин руки не ушел. Лидия спиной чувствовала его присутствие. Женщина поджала губы и резко обернулась.
- Извини, - сказал тот, кто стоял позади нее, - но я должен проводить тебя.
С минуту Лидия пристально смотрела на мужчину. Он отвечал ей тем же, хладнокровно выдерживая натиск ее ледяного взгляда. Лицо мужчины было спокойным, но в глубине глаз жила та же боль, что и у нее. Боль утраты.
- Иди, я догоню, - с нажимом произнесла Лидия. Почему ее не оставят в покое?!
- Нет, - сказал мужчина, - ты знаешь правила.
«Правила... - Лидия опустила взгляд в землю и медленно двинулась в сторону купола, - Ёсио знал их не хуже других. Только не помогло ему это... увлекался он очень... работа... любимое дело... были для него важнее каких-то там правил... Сто раз он их нарушал... Наверное, потому, что никто не смог понять его по-настоящему. Вот Ёсио и ходил в одиночку... Это мы виноваты, что его больше нет...»
Лидия вспомнила небольшую коробку, куда сложили личные вещи Ёсио: плеер с любимыми записями, дымчато-серебристый кристалл с Угарды, внутри которого навеки застыло какое-то крылатое насекомое, маленькую шахматную доску с комплектом крохотных пластмассовых фигурок и пачку голограмм с изображениями забавных зверьков с разных планет. Ёсио был ксенобиологом и животных обожал до страсти. Изучал их бережно, без насилия и стрессовых ситуаций. К любой инопланетной твари умел найти подход и войти в доверие. Так что с животными он всегда ладил прекрасно, а вот с людьми отношения как-то не складывались. Сорок лет, а нет ни семьи, ни любимой девушки. Конечно, он постоянно мотался по галактике, нигде не задерживаясь надолго, а в таких условиях сложно с кем-то сблизиться, но с другой стороны, похоже, Ёсио сам этого не слишком-то и хотел.
Здесь, на Фливии, он держался особняком, неизменно погруженный в собственные дела и мысли. Он ни с кем не стремился завести дружбу, но относился ко всем спокойно, ровно и с уважением, так что неприязни к нему никто не испытывал, правда, и сойтись с ним никто, кроме Лидии, не пытался. Ей Ёсио нравился, и она частенько пыталась вовлечь его в неформальное общение. Когда ей это удавалось, Ёсио рассказывал немало интересного о необычных обитателях других планет. Он говорил увлекательно и вдохновенно, а Лидия тихо сидела и с удовольствием слушала, мысленно путешествуя по разным мирам и удивляясь мудрости природы, сумевшей создать такие диковинные формы жизни.
Разговорить Ёсио удавалось нечасто, а после того случая с паутинником ксенобиолог и вовсе замкнулся, ни с кем не желая общаться.
Паутинники были рослыми зверюгами, довольно страшными и неприятными на вид. Формой тела они напоминали огромных кенгуру, потому что стояли на сильных задних ногах, опираясь на мощный хвост. Но на этом сходство с симпатичными земными сумчатыми заканчивалось. Туловище паутинника покрывали круглые наросты, из которых пучками торчали длинные жесткие щетинки. Сверху на щетинках висели тонкие полупрозрачные нити. Они тянулись от одного пучка к другому и плотно окутывали зверя, образуя замысловатые переплетения, похожие на паутину. Из этого белесого облака торчали мокро блестящее, вытянутое рыло и маленькие передние лапки, жутковато напоминавшие человеческие руки.
Паутинников видели редко. Они всегда держались подальше от людей и близко к станции никогда не подходили. Но в тот день один из них вдруг вышел из леса и направился прямиком к куполу. Зверь двигался медленно, но, несмотря на солидный вес, легко и бесшумно. Вытянутый стрелой хвост равномерно покачивался из стороны в сторону в такт ходьбе, задние ноги мягко ступали по земле, паутинное облако подрагивало, искрясь и поблескивая на солнце.
Геологи Имре и Дана только что вернулись из очередного дальнего похода и неторопливо шли к станции, о чем-то беседуя. Довольно быстро беседа переросла в бурный спор, и на полдороге к куполу Дана забежала вперед Имре и развернулась к нему лицом, оживленно жестикулируя и яростно доказывая свою точку зрения, да так и застыла с нелепо расставленными руками и выпученными глазами, мгновенно позабыв всё, о чем говорила. Увидев ее состояние, Имре резко обернулся, рука его скользнула к правому бедру, нащупывая кобуру. Паутинник был уже метрах в десяти и продолжал двигаться вперед, вытянув длинное рыло по направлению к людям. Внезапно зверь поднял передние лапы вверх, приоткрыл пасть и издал громкий протяжный свист. Внешний люк станции открылся, и оттуда с криком «не трога-а-ать!!!» выскочил Ёсио. Но было поздно. Смертоносный луч сразил зверя наповал. Имре стоял, сжимая в руке пистолет. Дана с открытым ртом таращилась на огромную тушу, распростертую на земле.
Ёсио подбежал к мертвому зверю и опустился рядом с ним на колени. Ветер колыхал белесое облако, неожиданно легко отрывая паутину от щетинок. Клоки спутанных нитей подхватывались воздушным потоком и уносились прочь. Имре и Дана подошли к биологу и молча встали рядом.
- Зачем? – спросил Ёсио, не поднимая головы.
- Он хотел напасть на нас, - ответил Имре.
- Взбесился, наверное, - добавила Дана.
- С чего вы взяли? –  выделяя каждое слово, отчеканил Ёсио, все так же не глядя на собеседников.
- А, что, надо было дожидаться, пока... – холодным бесстрастным голосом начал Имре.
- Ой! Смотри, он жив? – перебила его Дана, показывая пальцем на паутинника.
Туша зверя шевелилась. Вся паутина уже разлетелась, открыв серую, сплошь в крупных бородавках, шкуру паутинника. Кожа на его боках вспучивалась и опадала, так что сперва, и правда, казалось, что животное дышит, пока вдруг не стали лопаться бородавки, и из них не полезли наружу розовые прозрачные существа, напоминающие коротких толстых змей. Маленькая круглая головка каждого существа была увенчана пучком щетинок, тех самых, что раньше торчали из кожи зверя, поддерживая паутинное облако.
- Черт, что это еще за дрянь? – пробормотала Дана, отступая от паутинника.
Змейки выбирались на поверхность и, медленно спускались по шкуре паутинника,  оставляя блестящий след.
- Похоже, эти паразиты жили у него внутри, и теперь лишились своего хозяина, - сказал Имре.
- Симбионты, - поправил его Ёсио, осторожно подхватив одну из змеек, - мутуалистический симбиоз... Эти существа и паутинник не способны жить друг без друга.
- Тьфу, гадость какая, - брезгливо поморщилась Дана.
- Да уж, - кивнул Имре, повернулся и зашагал к станции.
Дана еще немного постояла, с отвращением разглядывая мертвую тушу, потом вздохнула и тоже направилась к куполу. На станции она столкнулась с Лидией и рассказала о случившемся. Та быстро надела защитный костюм и выбежала наружу. Биолог все еще сидел возле паутинника. Несколько змеек уже спустились на землю и со скоростью миллиметра три в секунду пытались уползти прочь, остальные неподвижно застыли на шкуре паутинника и больше не шевелились.
- Ёсио, - позвала Лидия, осторожно обходя прозрачные розовые жгутики.
Биолог не откликнулся. Он сидел абсолютно неподвижно, как изваяние. Женщина опустилась рядом с ним на корточки и взяла за плечо. Ёсио не обратил на это никакого внимания, продолжая сохранять ту же каменную позу. Лидия испугалась, что он впал в ступор.
- Ёс, что с тобой? - она развернула биолога лицом к себе и удивленно ахнула. Глаза Ёсио были закрыты, и через прозрачное забрало шлема биолога Лидия увидела, что его голову охватывает повязка из плотной ткани, и внутри нее что-то шевелится. Ёсио открыл глаза, и шевеление тут же прекратилось.
-  Чего тебе, Лида? – его взгляд был глубоким и внимательным. Ёсио всегда так смотрел. Привычный взгляд, привычное выражение лица.
- Я... – женщина растерянно умолкла, глядя на повязку. Просто полоса из свернутой ткани. Совершенно обычной ткани. Может, ей показалось?
- Ты так неподвижно сидел, я испугалась, - сказала Лидия, так и не решившись спросить про повязку.
- Я задумался, - Ёсио извлек из притороченной к поясу сумки пачку пластиковых пакетов и стал аккуратно укладывать в них мертвых змеек.
- Помочь?
- Не надо. Это мое дело. А у тебя полно и своих, так что иди, хорошо?
- Хорошо, как хочешь, - женщина поднялась. У нее действительно была масса работы.
Вечером в столовой Лидия подошла к столику Ёсио.
- Можно?
Биолог безразлично пожал плечами. Лидия уселась напротив него и сразу же принялась за «тушеную картошку с грибами». Так называлось заказанное блюдо, а выглядело оно как невразумительная желто-коричневая каша. Но Лидия не привыкла привередничать. Съедобно, и ладно. Синтезатор пищи делает, что умеет. Какие могут быть претензии к машине? Ёсио, видно, думал так же, и некоторое время оба сосредоточенно жевали, уставившись каждый в свою тарелку.
- Слушай, Ёсио, - покончив с условным подобием картошки, сказала Лидия, - а расскажи мне, пожалуйста, о паутинниках.
- Зачем?
- Ну, так... интересно.
Ёсио хмыкнул и взялся за какао. За столиком повисло молчание.
- Послушай, Ёс, я тебя понимаю. Мне тоже жаль того зверя...
- Ничего тебе не жаль! А остальным тем более... Людям вообще плевать на тех, кто встречается им на пути. Человек привык покорять, а не сотрудничать.
- Ты так говоришь, будто сам – не человек, - усмехнулась Лидия, неприятно задетая словами биолога.
Ёсио ничего не ответил. Он молча прихлебывал горячий напиток. Решив больше ничего не говорить, Лидия уткнулась в свой стакан с чаем. Допив какао, Ёсио поставил пустую чашку на стол и вдруг сказал:
- Он шел ко мне.
- Кто, паутинник? – Лидия подняла глаза на биолога.
- Паутинник, - Ёсио кивнул и встал, собираясь уйти.
- Подожди, Ёс, я не понимаю! Как к тебе? Почему?
-  Извини, Лида, но я не могу сейчас объяснить. В другой раз. – Он вышел из-за стола и быстрым шагом направился к выходу из столовой.
Но другого раза не получилось. На следующее утро Ёсио пропал.
Неделю его искали, пока случайно не наткнулись на защитный костюм биолога. Во время очередного прочесывания ближнего леса один из техников неожиданно провалился под землю, вывихнул плечо и чуть не сломал ногу. Яма оказалась глубокой и с твердым дном. Сверху ее скрывали от глаз плети стелющегося по земле растения. На дне ямы техник обнаружил защитный костюм Ёсио. Техника подняли, костюм биолога тоже извлекли и тщательно осмотрели: застежки не сломаны, но разомкнуты, на ткани нет никаких разрывов. Костюм был цел и невредим, дыхательный аппарат исправен. Создавалось впечатление, что биолог снял его, бросил в яму и ушел в неизвестном направлении. Понимая, что это полнейший нонсенс, поисковая группа обследовала буквально каждый сантиметр леса в пределах километра от ямы, но самого Ёсио так и не нашла. Скрупулезное изучение костюма в лаборатории тоже не дало никаких результатов.
Ясно было одно: вне станции и без защитного костюма Ёсио не смог бы прожить в ядовитой атмосфере Фливии и четверти часа. Аммиак, сероводород и другие едкие соединения содержались в ней в смертельных для человека дозах. И если биолог, решив покончить жизнь самоубийством, снял защитный костюм, то он не сумел бы сделать и пяти шагов. Упал бы прямо тут же, кашляя и корчась в мучительных спазмах от удушья и агрессивного действия газов, разъедающих слизистую оболочку дыхательных путей. Хватило бы и десяти минут, чтобы он умер. Лидия, как химик, знала это лучше, чем кто-либо другой. Да и остальные не сомневались, что Ёсио погиб. Когда нашли костюм, прошла уже неделя с момента исчезновения биолога. А за неделю могло произойти все что угодно. Например, с телом могли расправиться дикие звери. Конечно, странно, что не осталось совсем никаких следов, но кто знает, на что способны местные обитатели леса. Примерно так и написал в рапорте начальству прилетевший с Земли инспектор. Тело искать перестали, дело закрыли, инспектор удалился восвояси. Родственников у Ёсио не было, и желания забрать его вещи никто не изъявлял.
До купола Лидию провожал Виктор, коллега Ёсио, микробиолог. После загадочного исчезновения Ёсио было принято решение о жестком соблюдении правила не ходить вне купола в одиночку. Правило это существовало всегда, но до настоящего момента здесь, на Фливии никто особо не заботился о том, чтобы строго ему следовать. Планета казалась тихим, мирным уголком. Здесь не было ни стихийных бедствий, ни резких перепадов температуры, ни разъяренных хищников. Фливийские микробы и вирусы никакой опасности для человека не представляли. Единственное неудобство – отравленный воздух, но, поскольку сила тяжести и атмосферное давление на Фливии примерно равнялись земным, то надобности в громоздком скафандре не было, и, надев легкий защитный костюм, люди чувствовали себя вполне комфортно. Спокойно перемещались по поверхности планеты, и никто никогда не пытался на них напасть. Однако случай с Ёсио показал, что Фливия раскрыла людям далеко не все свои секреты, и расслабляться пока рано. Исследовательская станция открыта не так давно, и Фливия еще толком не изучена.
Только когда Ёсио не стало, Лидия осознала, как много значил для нее этот человек, как был ей дорог. Теперь она жалела, что так и не решилась сказать ему об этом. Ни разу даже не намекнула на свои чувства. А ведь он ей не просто нравился...
Лидия остановилась и посмотрела направо, туда, где заканчивалась равнина и начинался лес. Тот самый, где нашли костюм биолога. Лидия вгляделась в фиолетовую массу деревьев. Что же случилось с тобой, Ёсио? Она тяжело вздохнула, и вдруг заметила, как от одного дерева к другому быстро пронеслась внушительных размеров тень. Паутинник? Да вроде не похоже. Эти звери так быстро не перемещаются, как, впрочем, и все остальные животные Фливии. Еще одна причина, по которой никто из исследователей не боялся нападения животных: все известные людям обитатели планеты были на редкость медлительны.
- Лида! – позвал Виктор, устав ждать, когда она соберется идти дальше.
Женщина не ответила, продолжая всматриваться в промежутки между деревьями. Ей показалось, что возле одного из стволов вновь мелькнул краешек той самой тени. Словно некое существо высунулось на секунду из-за дерева и снова скрылось.
 - Что ты там высматриваешь? - спросил Виктор и, проследив за ее взглядом, стал внимательно разглядывать лес.
- Какое-то животное мелькнуло. Темное и такое быстрое, просто удивительно, – ответила Лидия.
С минуту они молча стояли, изучая деревья, но так и не заметили ничего необычного.
 
 
Ночью Лидия никак не могла уснуть. Всё думала о Ёсио и о том, что, возможно, тоже ему нравилась, и со временем у них могло что-нибудь получиться... Надо было просто уделять ему больше внимания и не позволять одному ходить по лесу... Если бы в то злополучное утро она отправилась вместе с ним, то сейчас, скорее всего, Ёсио был бы жив и здоров. Уж она сумела бы ему помочь, что бы там не случилось!..
Устав бестолково ворочаться с боку на бок, Лидия встала, оделась и вышла из комнаты. В коридоре было пусто и темно, только в дальнем конце светился пульт дежурного. Не желая привлекать внимание, женщина на цыпочках двинулась вперед и, миновав три двери, остановилась возле комнаты Ёсио. Лидия и сама не знала, зачем пришла сюда. Комнату Ёсио давно уже тщательно осмотрели и не обнаружили ничего, что могло бы прояснить причины его странного исчезновения. Тихонько приоткрыв дверь, Лидия скользнула внутрь. В глубине темной комнаты что-то мерцало неярким бледно-голубым светом. Нашарив выключатель, Лидия зажгла лампу. Мерцание исчезло, но, судя по всему, его источником был один из небольших прозрачных контейнеров на полке возле кровати Ёсио. В контейнерах биолог хранил различные материалы растительного и животного происхождения: клок спутанных нитей с тела паутинника, панцири каких-то мелких существ, розовые иглы местного кустарника, сухие семена и соцветия. Женщина взяла один из контейнеров. В нем лежал небольшой кусок голубого корня. Лидия помнила этот корень. Пару раз она видела, как Ёсио натирал им виски, уверяя, что это лучшее средство от головной боли и бессонницы. Похоже, светился именно он. Лидия немного постояла, оглядывая комнату. Все здесь напоминало Ёсио, и острее, чем везде, ощущалась боль от потери. Находиться тут было тяжело. Горько вздохнув, Лидия погасила свет и вышла в коридор. Корень она решила оставить себе. В память о Ёсио.
Вернувшись в свою комнату, Лидия поставила контейнер на полку рядом с будильником и опустилась на кровать. Будильник показывал 2:30, а сна не было ни в одном глазу. «Черт, придется тащиться в медотсек за снотворным, иначе завтра я встану вареной курицей», - подумала она, поднялась и направилась к двери. Но, сделав несколько шагов, вдруг остановилась. «Корень! Ёсио говорил, это лучшее средство от бессонницы!» Лидия вернулась назад. Открыв контейнер, она извлекла толстенький, обрезанный с двух сторон голубоватый цилиндр. Корень был твердым, чуть теплым на ощупь и пах вином. Кружки среза покрывала сухая глянцевая пленка. Лидия поддела ее ногтем и осторожно сняла. На срезе выступили капельки голубого непрозрачного сока. Терпкий запах вина стал сильнее, и в носу появилось ощущение холода, как от ментоловых леденцов. Поколебавшись с минуту, Лидия натерла корнем виски и легла на кровать. Минут через пять глаза закрылись, дыхание стало спокойным и ровным.
Ей приснился до ужаса странный сон. Будто она - Ёсио и собирает блестящих светло-сиреневых фливийских жучков. Ловит их возле кривого дерева неподалеку от края леса и складывает внутрь свернутой из ткани повязки (той самой, что она видела на голове Ёсио, когда он сидел возле мертвого паутинника). Потом возвращается на станцию в комнату Ёсио, надевает повязку на голову, закрывает глаза и видит, как она собирает жучков. Их сиреневые спинки мелькают в корнях кривого дерева. Наполнив жучками повязку, она идет в комнату Ёсио, надевает повязку на голову, закрывает глаза и опять оказывается возле того же дерева, после чего все повторяется сначала...
Утром Лидия проснулась с чувством, что всю ночь вращалась на какой-то безумной карусели времени, вновь и вновь пролетая мимо одних и тех же событий. В память намертво впечатались все, даже мельчайшие детали ловли жучков и теперь в голове бесконечно прокручивалась одна и та же последовательность действий, как пленка, поставленная на вечный повтор.
Лидия пыталась отогнать наваждение, но мысли то и дело возвращались к ночным видениям и, поразмыслив, она решила сходить к лесу и убедиться, что приснившегося ей места на самом деле нет. Это поможет ей избавиться от назойливой картины, порожденной воображением. Да, так она и сделает. Доложит координатору, что ей нужно взять пробу грунта из леса, он выделит ей кого-нибудь из ребят и... И тут Лидия подумала: а вдруг окажется, что место существует в действительности? Что тогда? Если с ней будет провожатый, то придется просто тупо посмотреть и уйти. Иначе есть большая вероятность прослыть чокнутой... Другое дело, если она придет одна. В этом случае она сможет предпринять что-то для разгадки ночной «карусели». Ну, например, взять, да и проделать наяву все, что ей снилось, и поглядеть, что из этого выйдет.
Кусок подходящей ткани найти оказалось не так-то просто. В конце концов, Лидия решила пожертвовать одной из своих маек.
Улучив подходящий момент, Лидия надела защитный костюм и незаметно выскользнула на улицу. Стараясь не попасться никому на глаза, она короткими перебежками добралась до леса и нырнула в тень раскидистых деревьев.
Фливийский лес не был густым. Серые блестящие и ребристые, словно сделанные из гофрированной стали, стволы росли на почтительном расстоянии друг от друга, и ветви свободно простирались во все стороны, едва касаясь крон соседних деревьев. Вместо листьев их плотно покрывал длинный фиолетовый ворс, но если внимательно приглядеться, то становилось ясно, что ворс этот принадлежит не дереву, а розовато-серым лианам. Их тонкие плети опутывали всю крону, плотно обвивая каждую, даже самую малюсенькую веточку.
Лидия осторожно ступала по бугрившейся корнями земле. Здесь царствовали почвопокровные растения различных видов, толстым ковром застилая все свободное пространство. Встречались и низкорослые кустарники почти шарообразной формы. Их длинные, гибкие, усеянные розовыми иглами побеги плавными дугами спускались вниз, зарываясь концами в землю, а у основания каждой иглы сидело по одному мелкому, размером с клопа, ярко-красному существу.
Лидия остановилась, припоминая расположение приснившегося дерева. Оно уже должно быть где-то поблизости. Женщина огляделась и неподалеку слева заметила большую сломанную ветку, облепленную синеватыми комками неправильной формы – одним из видов фливийских грибов. Во сне, возвращаясь из леса на станцию, она проходила мимо похожей ветки. Лидия направилась в ту сторону и спустя полминуты увидела кривое дерево. То самое. Никаких сомнений. В метре от земли ствол изгибается вправо, параллельно земле, а потом снова растет вверх. Такое характерное искривление ступенькой ни с чем не спутаешь. Пораженная точностью совпадения сна и реальности, Лидия стояла, рассматривая землю вокруг дерева. Корни выпячивались точно так же, как это было во сне. Никогда раньше с ней не случалось ничего подобного, и она понятия не имела, что все это значит. Лидия достала сшитую из майки повязку, и тут вдруг откуда-то из-за дерева раздался громкий хруст. Женщина замерла, напряженно прислушиваясь. Она вспомнила о мелькнувшей вчера вечером тени, и вдоль позвоночника пробежал неприятный холодок. Лидия внимательно осмотрелась по сторонам. Лес жил своей обычной, неторопливой жизнью. Что-то все время шуршало и поскрипывало, вверху мягко хлопали чьи-то крылья. Хруст больше не повторялся.
Опустившись на корточки, она принялась быстро собирать жучков с сиреневыми спинками. Они были видны повсюду и ползали крайне медленно, так что поймать их не составляло никакого труда.
Оказавшись в своей комнате, Лидия вынула из сумки повязку с жучками. Они сидели там совершенно неподвижно. «Наверное, задохнулись в кислородной атмосфере станции, - рассудила Лидия. - Вот оно – отличие сна от реальности». Тем не менее, из соображений, что, раз уж взялась за дело, то надо довести его до конца, она надела повязку на голову и закрыла глаза.
С минуту ничего не происходило, и Лидия собралась было снять повязку, но тут вдруг почувствовала, что насекомые зашевелились. В тот же миг она перенеслась в лес, в то место, где была сегодня, но не так, как тогда, во сне. То есть она не стояла на земле, как полагается человеку, и вообще тела своего не чувствовала, а находилась одновременно везде и нигде, просто в виде присутствия. На том месте, где она ловила жучков, Лидия увидела идущего по лесу Виктора. Он был оснащен рацией, и на поясе висела кобура с лучевым пистолетом. Внезапно рация ожила: «Внимание! Говорит координатор. Всем, кто участвует в поисках, собраться в юго-восточном углу квадрата Е4. Найден защитный костюм Ёсио Огата. Повторяю, всем срочно пройти в квадрат Е4, юго-восточный угол. Как поняли меня, прием!» - «Десятый. Вас понял», - ответил Виктор. Сверившись с картой, он быстрым шагом направился вглубь леса и вскоре пропал из виду.
Несколько минут Лидия продолжала созерцать лес, но ничего интересного больше не происходило. Подождав несколько минут, она открыла глаза и сняла повязку. Жучки затихли, и под тканью не ощущалось никакого движения. Немного посидев, Лидия снова надела повязку и закрыла глаза. Жучки зашевелились, и она опять оказалась в том же месте, после чего вся короткая история с Виктором повторилась вновь. Стянув с головы повязку, Лидия встала и принялась мерить шагами комнату. «Что же это такое? - взволнованно думала она, - я что, видела поиски Ёсио? Надо же... Вот так жучки! Но почему именно Виктор? Ведь лес прочесывало довольно много народу... Да, но я-то видела не весь лес, а только небольшую его часть, ту, где была сегодня. И где собирала жучков... И по тому же месту шел Виктор. Может, жучки показывают только то, что происходило там, где они живут?.. А вдруг все это просто галлюцинации? Надо поговорить с Виктором».
Виктора Лидия нашла в лаборатории.
- Привет, - улыбнулся он, оторвавшись от микроскопа, - с чем пожаловала?
- А с чего ты взял, что я с чем-то пожаловала, - улыбаясь в ответ, сказала Лидия, - может, я просто так зашла, тебя проведать.
- О-о-о, если бы... – мечтательно протянул он и засмеялся. Смех вышел не очень веселым. – Ладно, что у тебя за вопрос?
- Вот, - Лидия достала из кармана пластиковый пакет. В нем лежал жучок с сиреневой спинкой. - Что ты можешь сказать об этих насекомых?
Виктор взял у нее пакет и стал рассматривать его содержимое.
- Понимаю, - сказала Лидия, - ты - микробиолог, а не энтомолог, но...
- К энтомологии это создание не имеет отношения, - перебил ее Виктор.
- Как это? Почему? – удивилась Лидия.
- Да потому что это не насекомое, - он взял пинцет и расстегнул пластиковую «молнию» на пакете. - Можно?
Лидия кивнула.
Виктор извлек жучка, поместил его под один из лабораторных микроскопов и отрегулировал увеличение, - вот, посмотри сама.
Лидия склонилась к микроскопу.
- Ой! – воскликнула она, и, подняв голову, изумленно посмотрела на Виктора.
- Да, - сказал он, - это не жук, хотя для неспециалиста выглядит довольно похоже. Но на самом деле это - колония бактерий, поселившаяся на чешуйке.
- Которая смотрится, как блестящая сиреневая спинка, - продолжила за него Лидия.
- Угу. Чешуйка принадлежит небольшому, покрытому чешуей, существу. Их тут полно. Прячутся под почвопокровной растительностью и, видимо, частенько линяют.
- Да, интересно... – протянула Лидия и снова склонилась к микроскопу. – Слушай, Вить, а почему эти бактерии не погибают в кислородной атмосфере станции?
- О, бактерии – вообще удивительные существа! Их живучесть просто поразительна! Где только их не находят! В горячих гейзерах, в вечной мерзлоте, в океанах на глубине десяти километров, даже в открытом космосе! Я сам видел, как бактерии выдерживали двухнедельное пребывание в глубоком вакууме, так что перемена атмосферы – это для них ерунда, мелочи жизни.
- А они могут воздействовать на человека?
- Ну, если их не глотать, то думаю, никакой опасности они не представляют.
- А... – Лидия замялась, подбирая слова, - вот... если они находятся не внутри организма, а просто поблизости, то могут оказывать на человека какое-нибудь необычное влияние?
- Необычное влияние? - Виктор посмотрел на нее с интересом, - что ты имеешь в виду?
- Да так, - смутилась Лидия, - ничего...
- А, по-моему, ты чего-то не договариваешь. Где ты взяла этого «жучка»? И с чего вдруг он так тебя заинтересовал?
- Ну, просто... случайно получилось... Знаешь, я бы с удовольствием поговорила с тобой еще, но мне надо идти. Дела ждут. Спасибо тебе большое за информацию.
- Пожалуйста! Всегда к твоим услугам.
- Учту, - Лидия кивнула и направилась к двери.
- Лида! – окликнул ее микробиолог.
Женщина обернулась.
- А это тебе больше не нужно? – спросил Виктор, показывая ей пинцет с зажатым в нем «жучком».
- Ох, извини, забыла. – Лидия вернулась назад. Микробиолог аккуратно упаковал «жучка» и, отдавая пакет, неожиданно взял Лидию за руку.
- Если тебе нужна помощь, - сказал он, глядя ей прямо в глаза, - или просто захочешь мне что-нибудь рассказать, приходи. Я все для тебя сделаю.
Весь оставшийся день, до самого позднего вечера Лидия напряженно трудилась. Она полдня пробегала по своим личным делам, и теперь пришлось в короткие сроки выполнять весь запланированный на сегодня объем работы. Думать о приключениях с «жучками» было некогда. Только ближе к ночи, когда она пришла в свою комнату, мысли о сегодняшних событиях вернулись, и Лидия долго лежала без сна, размышляя, что же ей делать дальше.
Если отбросить скептицизм и допустить, что эти колонии бактерий способны показывать то, что случилось там, где они живут, то план действий становится очевидным: надо отправиться к той яме, где нашли костюм Ёсио и взять из нее «жучков». Тогда возможно, ей удастся узнать, что же там произошло. Почему бы и нет? Раз «жучки» смогли показать Виктора, значит, есть шанс увидеть и Ёсио! Если, конечно, все это не пустые галлюцинации. Она ведь так и не выяснила у Виктора, действительно ли он проходил именно там, где она сегодня собирала «жучков»... Не успела, потому что он смутил ее своими вопросами. Вспомнив, как Виктор взял ее за руку, Лидия покраснела. Его обещание сделать для нее все звучало как признание, а взгляд... Взгляд был красноречивее любых слов...
А, может, стоит все ему рассказать, вдруг подумала Лидия, и мысль получить в помощники мужчину показалась ей очень даже неплохой. А что, рассуждала Лидия, человек он умный, настоящий ученый-исследователь, его точно заинтересует феномен «жучков». К тому же он явно к ней неравнодушен, и сам предложил помощь. Наверняка он согласится пойти к яме вместе с ней...
Чем дольше Лидия раздумывала над этой идеей, тем больше она ей нравилась. И по лесу идти будет безопасней, и прятаться, чтобы никто не заметил, как она нарушает правила, шатаясь вне купола в одиночку, не придется. Кроме того, сообщив координатору о походе, они с Виктором получат оружие и средство связи со станцией...
Успокоенная принятым решением, Лидия, наконец, уснула.
 
 
- Ну? И что ты видел? – нетерпеливо спросила Лидия, когда Виктор открыл глаза и снял повязку.
- Тебя.
- Меня?!
- Ну да. Ты довольно долго неподвижно стояла, а потом села на корточки и стала собирать колонии.
- Ах, вот как... Значит, ты видел абсолютно не то, что видела я... интересно… – Лидия принялась в задумчивости расхаживать по комнате.
- Это не совсем так, - сказал Виктор, следуя за ней взглядом, - в наших видениях есть то, что их объединяет. Место действия. Мы оба были в одной и той же части леса.
- Там, где живут эти «жучки» - Лидия указала на повязку в руках Виктора.
- Угу, - он умолк, уставившись на повязку.
Лидия перестала мерить шагами комнату и присела рядом с ним. Довольно долго она молчала, не решаясь прервать его размышления, потом не выдержала и спросила:
- Вить, что ты обо всем этом думаешь? У тебя есть какая-нибудь теория, объясняющая наши видения?
Виктор оторвался от созерцания повязки и посмотрел на Лидию:
- Возможно, эти бактерии каким-то пока еще неизвестным науке образом влияют на биополе человека и у него открываются новые способности... Нечто вроде ясновидения.
- Хм, - Лидия склонила голову набок, раздумывая над его словами, - любопытная теория. Наверное, ты прав. Жаль только, что мы не понимаем механизма контакта с бактериями и не умеем управлять процессом. А то можно было бы научиться видеть именно то, что тебе нужно.
- А что, это неплохая идея - выдрессировать «жучков», чтобы они показывали то, что ты хочешь... Слушай! Тогда можно было бы запускать такие видения! Похлеще, чем в «Легенде об амазонках», - микробиолог расхохотался.
«Легенда об амазонках» - была известной компьютерной игрой с полным погружением в виртуальную реальность. Игра имела огромное количество продолжений и изобиловала эротическими сценами.
- Витя! – Лидия шутливо стукнула его по плечу и тоже рассмеялась, - и о чем только ты думаешь?!
- О том, как применить теорию на практике, – пробормотал сквозь смех микробиолог.
- Ладно, - отсмеявшись, сказала Лидия, - пока до такого применения нам еще далеко. Так что давай-ка лучше подумаем о делах наших текущих, - она посерьезнела, - ты готов завтра пойти со мной?
- С тобой? С тобой я готов идти куда угодно в любое время.
Лидия смущенно улыбнулась:
- Ну, что ж, спасибо.
- Всегда пожалуйста.
- Хорошо, - Лидия встала, - тогда, до завтра?
- А может... – Виктор взял ее руки в свои.
Она едва заметно покачала головой и осторожно высвободила руки:
- Извини...
- Ладно, я понял, - микробиолог поднялся и направился к двери. - Спокойной ночи, - сказал он, обернувшись на пороге.
- Спокойной ночи, - ответила Лидия.
 
 
- Вить, ты помнишь того паутинника, что подошел к станции? – спросила Лидия, когда они уже шагали по лесу, направляясь к яме, где нашли костюм Ёсио.
- Тот, которого застрелили?
- Да.
- Ну, помню, а что?
- Ёсио сказал, что паутинник шел к нему. Когда Ёсио выскочил, пытаясь спасти зверя, на голове его была повязка. Как ты думаешь, что бы это значило?
- Трудно сказать, - Виктор пожал плечами, - может, Ёсио, используя колонии бактерий, сумел вступить с паутинником в контакт? Не знаю...
- Но почему именно паутинник? Что в этих зверях такого интересного?
- Да, с точки зрения особенностей Фливийской природы, ничего. Паутинник – такое же содружество организмов, как и все животные и растения на этой планете. Фливия – это просто царство симбиоза, и паутинник - не исключение. Так называемую паутину вырабатывают микроскопические создания, поселившиеся на щетинках других, похожих на змеек существ, тех самых, что живут в теле паутинника.
- Ага, я их видела, - кивнула Лидия, - когда зверя убили, змейки вылезли наружу. Розовые такие, почти прозрачные.
- Да. Так вот, - продолжил Виктор, - произведенная простейшими паутина, подобно листьям земных деревьев, улавливает солнечные лучи, а змейки их перерабатывают, питая простейших и паутинника, который, со своей стороны, служит для змеек средством передвижения и защиты.
- Значит, паутинник – сообщество существ трех разных видов. Надо же, как интересно!
- Весьма, - согласился микробиолог, - здесь на Фливии полно таких содружеств из трех, пяти, и даже семи видов организмов...
Беседуя о природе Фливии, они прошагали еще с полкилометра, и Виктор остановился, внимательно изучая карту.
- Кажется, пришли. Яма должна быть где-то вон там, - он показал пальцем.
 Они прошли немного вперед, и Виктор сказал:
- Да, здесь, я помню. Яма - возле этого дерева. Она снова заросла плющом, - Виктор наклонился, подцепил бордовые плети и стал тянуть их вверх, осторожно продвигаясь к дереву. Вскоре обнажился край ямы. Общими усилиями они быстро освободили ее от растений.
- Думаю, лучше всего собрать «жучков» на самом дне, - сказал микробиолог, отцепляя от пояса веревочную лестницу, - я спущусь и наловлю их, а ты оставайся наверху.
- Хорошо, - согласилась Лидия.
Виктор размотал лестницу и закрепил ее у края ямы. Лидия молча стояла, наблюдая за его действиями, и вдруг почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Она быстро огляделась вокруг. Все было тихо и спокойно, но ощущение, что за ней кто-то внимательно наблюдает, не проходило.
- Вить! – позвала Лидия.
- М-м-м? – отозвался микробиолог.
- Вить, ты ничего не чувствуешь? - спросила она, напряженно всматриваясь в промежутки между деревьями.
Микробиолог взглянул на Лидию, потом на окружающий лес.
- Да вроде нет, - чуть помедлив, ответил он, - а что?
- Наверное, ничего... – она нахмурилась, внимательно рассматривая каждое дерево, - все вроде в порядке.
Виктор опустил лестницу в яму.
- Я быстро. В случае чего… - он показал на пистолет, прикрепленный к поясу Лидии.
Женщина молча кивнула.
Виктор стал спускаться. Лидия стояла, продолжая озираться по сторонам.
- О! – вдруг раздался из ямы голос микробиолога, - я тут, кажется, нашел кое-что интересное!
- Что? – спросила Лидия, походя к самому краю ямы.
- Черт! Откуда это могло здесь взяться? – воскликнул микробиолог, поднимая со дна какой-то предмет, похожий на кусок ткани.
- Да что там такое? – Лидия встала на колени и склонилась над ямой.
- А вот посмотри! – Виктор расправил ткань так, чтобы сверху ее было хорошо видно, - по-моему, это чья-то рубашка!
- Рубашка?! – изумилась женщина, разглядывая находку микробиолога, и вдруг почувствовала, как что-то быстро стукнуло ее по правому бедру. Взвизгнув, она отпрыгнула в сторону и скрылась из поля зрения Виктора.
- Лида! Что случилось? – крикнул он, но его слова заглушил вопль женщины.
Бросив рубашку, Виктор рванулся по лестнице наверх. Поднявшись почти до конца, он выхватил оружие и высунулся из ямы, выставив перед собой пистолет.
Лидия сидела на земле, сжавшись в комок, а рядом с ней стояло существо, отдаленно напоминавшее человека. Тело его было фиолетового оттенка с металлическим отливом, голову, шею и плечи покрывал толстый рыхлый слой какого-то вещества темно-красного цвета. Свободным от этой бордовой массы оставалось только лицо с круглыми черными глазами. Нос и рот представляли собой единую, вытянутую вперед конструкцию с рядом замысловато расположенных складок. Фиолетовая рука с длинными острыми шипами вместо ногтей сжимала пистолет Лидии. Дуло смотрело Виктору в лоб.
- Я не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал, - хрипло произнесло существо, - но боюсь, ты, Виктор, выстрелишь, стоит мне только опустить оружие. Поэтому я вынужден держать тебя под прицелом. Но я совсем не хочу никого убивать. Так что вылезай, и мы спокойно поговорим. Лидию я не трогал, только пистолет выхватил.
- Кто ты такой? – спросил Виктор, не опуская оружия.
- Кто я? – существо хмыкнуло, пристально глядя на микробиолога. - Витя, ты меня удивляешь! По-моему, уже давно пора догадаться.
- Ё... ёс... Ёсио? – срывающимся голосом произнесла Лидия.
- Для официально признанного мертвым я неплохо выгляжу, правда? – существо засмеялось беззвучным смехом.
- Господи, Ёсио, как же... – Лидия сглотнула, - почему ты...
- Стал таким?
- Да.
- Это весьма интересная история, но мне не хочется ее рассказывать, пока мы с Виктором держим друг друга на мушке. Послушай, Вить, ты помнишь, как я насмешил тебя, заявив, что своим поведением вирусы сильно напоминают мне бандитов-рейдеров?
- Ладно, Ёсио, я вылезаю, - засовывая пистолет в кобуру, сказал Виктор.
Ёсио положил пистолет Лидии на землю, и сел рядом с ней, ожидая, пока Виктор поднимется. Лидия опустила глаза, избегая смотреть на нечто, бывшее когда-то дорогим ей человеком. Виктор вылез наверх и сел напротив них.
- Так вот насчет рейдеров. Помнишь, что ты ответил мне?
- Ну... – микробиолог озадаченно смотрел на Ёсио, - я сказал, что, как правило, вирусы так и действуют, но бывают и исключения. Например...
- Ты ответил: «Только не здесь на Фливии», - перебил его Ёсио и умолк, сверля Виктора взглядом круглых нечеловеческих глаз, черных и блестящих, как вода в лунную ночь.
Виктор сдвинул брови, глядя на ритмично подрагивавшие складки, заменявшие Ёсио нос, и в глазах микробиолога мелькнула тень понимания. Он открыл рот, собираясь что-то сказать, но Ёсио поднял руку, призывая его к молчанию и быстро заговорил:
- Сначала я надеялся выбраться. Кричал и звал на помощь, пока не охрип. Но никто меня не услышал. Я ушел в лес на рассвете, один. Без доклада, так что ни оружия, ни рации, естественно, не получил. Да я и не думал, что они могут понадобиться. Меня, конечно, искали, не сомневаюсь. Вероятно, и мимо моей ямы проходили, но ведь ее под плющом не видно. Положение мое было – хуже некуда. При падении я вывихнул стопу. Вывих удалось вправить, но щиколотка распухла и ужасно болела. Тем не менее, я пытался, стоя на одной ноге, руками выдолбить ступеньки наверх, пока не понял, что занимаюсь полной ерундой. Яма была слишком широкой и глубокой, стенки – отвесными, а грунт – твердым.
Тогда я решил прекратить бессмысленную дерготню и спокойно обдумать ситуацию. Уселся на дне и закрыл глаза, стараясь расслабиться. И в тот же миг увидел самого себя как бы со стороны, а затем, быстро сменяя друг друга, поплыли странные образы. И тут я сообразил, что у меня на голове повязка с «жучками». Я надел ее еще на станции, перед тем, как отправиться в лес, а когда провалился в яму, начисто забыл об этом. И только теперь вспомнил о цели своего похода и понял, что цели этой достиг. Образы, возникавшие в моей голове, становились все более яркими и пугающими, но их смысл был ясен. Мне предлагалась помощь.
Я открыл глаза и долго сидел неподвижно, не решаясь поверить в то, что другого выхода у меня нет.
Ёсио замолчал, глядя на Лидию. Женщина отвернулась. В глазах ее стояли слезы.
- Вирусы? – тихо спросил Виктор.
Ёсио кивнул и стал рассказывать дальше:
- Я снял костюм. И сразу повалился на бок, кашляя и задыхаясь... ну, вы сами знаете, какой здесь воздух. Вся кожа наверняка покраснела, но я этого уже не видел. Глаза вылезали из орбит, в голове помутилось. Метаморфоза проходила стремительно, и все мое тело било, словно в агонии. Из носа и рта шла кровавая пена - изменение органов дыхания было адски болезненным. Хорошо, что вы еще не надевали повязку с «жучками» со дна ямы. Я тебя прошу, Виктор! Ты-то ладно, но Лидия! Лидия не должна этого видеть. Никогда.
- Даю слово, - сказал Виктор.
Ёсио благодарно посмотрел на микробиолога и продолжил:
- Не знаю, сколько времени я мучился. Мне казалось, что прошла целая вечность, прежде чем конвульсии кончились, и я с наслаждением вдохнул чистый и свежий воздух леса. Это было просто поразительно! Я лежал на дне ямы обессиленный, но живой! Я изменился до неузнаваемости, но зато свободно дышал, и у меня ничего не болело. На руках выросли твердые как сталь шипы, и, вонзая их в землю, я без труда вылез наверх. Я чувствовал себя совершенно здоровым. Вирусы попали в каждую клетку моего тела, задав ей новую генетическую программу. Они полностью перестроили весь мой организм, приспособив к новым условиям жизни.
- Разве такое возможно? – удивленно воскликнула Лидия и посмотрела на Виктора.
- Видишь ли, обычно вирусы – это простые паразиты на генетическом уровне, - объяснил микробиолог, - они впрыскивают в клетку свои гены, заставляя ее работать по новой программе, которая заключается в том, чтобы плодить новые вирусы до тех пор, пока клетка не погибнет. Но здесь, на Фливии все иначе. Тут нет простых паразитов, и все, от микробов до самых сложно устроенных животных, живут в содружестве, принося друг другу пользу. В том числе и вирусы. Они не убивают клетки, а встраиваются в них, помогая лучше приспособиться к жизни.
- Да-да, царство симбиоза, - откликнулся Ёсио, - кажется, так ты сказал Лидии?
- Ты следил за нами? – спросила Лидия.
- Конечно. Я видел и слышал, как вы шли сюда. Прибежал раньше и бросил на дно рубашку. Хотел отвлечь внимание, чтобы незаметно подобраться к Лидии и забрать у нее оружие. Иначе вы бы точно меня пристрелили! А рубашка все равно мне больше не нужна, только мешалась – он показал на бордовую массу, покрывавшую плечи и голову, - знаете, что это?
- Похоже на мощную колонию микроорганизмов, - ответил Виктор.
- Так и есть. Это бактерии. Они питают меня, перерабатывая аммиак и сероводород из воздуха.
- Господи, какой ужас! – не выдержала Лидия. – О, Боже, это просто невыносимо! Ёсио, ну, зачем ты все время бегал по лесу в одиночку? Почему не смотрел под ноги? Откуда вообще взялась эта проклятая яма?!
- Природа Фливии способна на многое, - спокойно произнес Ёсио, - и я думаю, что яма появилась недавно, и провалился я в нее не случайно.
- Что ты имеешь в виду? – нахмурился Виктор.
- Изучая животный мир Фливии, я пришел к выводу, что вся природа здесь – это единый живой организм, многоликий, но целостный. Я сумел это почувствовать и понять благодаря «жучкам». Я работал с ними много и упорно, пытаясь вступить в общение с природой Фливии. И мне действительно удалось добиться некоторых результатов. Помните паутинника, который подошел к куполу?
Лидия и Виктор кивнули.
- Так вот. Паутинники интересны тем, что это самые крупные существа на планете, у них самый большой мозг и они - весьма сообразительные животные. Потому я и решил, что через них легче всего вступить с Фливией в осмысленный диалог. Настраивая жучков на связь с паутинниками, я думал, что контакт будет мысленным, я и не предполагал, что один из них вдруг физически явится к станции! Когда я понял, что происходит, было уже поздно. Зверя застрелили.
После ухода геологов я попытался вновь настроиться на паутинников и попросить у них прощения за свою глупость. Но ничего не получилось. «Жучки» не поддавались настройке и без конца показывали одно и то же: убийство паутинника.
Всю ночь я переживал. Корил себя за то, что все испортил, а с рассветом надел повязку и отправился в лес в надежде, что, может быть, там мне удастся снова наладить связь с Фливией. Я то и дело садился на землю и закрывал глаза. Видения каждый раз оказывались смазанными и непонятными, но в то же время неизменно возникало чувство, что где-то в лесу есть место, где общение снова станет возможным, и я должен его разыскать. Углубляясь все дальше в лес, я думал, что сам выбираю дорогу, но теперь-то понимаю, что это не так. Я шел по наитию, внушенному мне Фливией. И это наитие привело меня сюда.
- Да ты, что, хочешь сказать, что это фливийский лес устроил тебе ловушку?! – изумился Виктор, - извини, Ёсио, но, по-моему, это уж ни в какие ворота не лезет! У тебя слишком разыгралось воображение. Ты еще скажи, что яма – это месть за мертвого паутинника!
- Я бы не назвал это местью. Фливия просто сделала свой ход. Люди повели себя агрессивно, и это привело к ответным действиям.
- Око за око, что ли? – усмехнулся Виктор, - ну и где же твоя логика, Ёсио? Если Фливия хотела тебя погубить, то зачем же тогда спасла?
- Она сделала это с дальним прицелом. Решила, что я ей еще пригожусь.
- То есть, по-твоему, Фливия обладает разумом? – Виктор покачал головой и вздохнул.
- Безусловно. Только разум этот настолько отличается от человеческого, что не может общаться с людьми напрямую. Вот почему я нужен Фливии.
- Ей нужен посредник! – возбужденно воскликнула Лидия.
- Да, промежуточное звено, которое поможет ей вступить в диалог с людьми.
- Ну и на кой черт, скажи мне на милость, ей надо вступать в этот самый диалог? – раздраженно спросил Виктор.
- Потому что она поняла, чего от нас можно ждать, - ответил Ёсио, - ты и сам прекрасно знаешь, что тут начнется после того, как исследовательская станция проведет все необходимые работы и начнется полномасштабное освоение планеты.
- На Фливии найдено огромное количество полезных ископаемых, а главное, обнаружен рений, - грустно проговорила Лидия, - здесь все перевернут вверх дном.
- Вот именно, - сказал Ёсио, - и, если ничего не предпринимать, уникальная природа Фливии будет разрушена.
- И что же ты, вернее, вы вместе с Фливией собираетесь делать? – осведомился Виктор.
- Договариваться с людьми.
- Как?
- Пока у меня нет конкретного плана. Я только начал учиться понимать Фливию. Но я придумаю, что делать. И очень скоро. Ведь теперь я – часть природы этой планеты, - Ёсио окинул взглядом лес. – Здесь мой дом.
- ...А может стать и нашим... – задумчиво произнес Виктор, - если захотим...
- О чем это ты? – насторожилась Лидия.
- О том, что под куполом тоже полно фливийских вирусов. И мы все ими напичканы.
- Но они же безвредны! – воскликнула Лидия. - И на станции ничего ни с кем не случилось!
- Правильно, не случилось. Потому что на станции – кислородная атмосфера, а мы к ней прекрасно приспособлены. Но стоит условиям измениться, как - хоп! – микробиолог растопырил пальцы и резко развел ладони в стороны.
- Нет, не может быть! Неужели мы все уже... – Лидия умолкла, глядя на Ёсио.
- Сними костюм, и узнаешь! – усмехнулся Виктор.
- Фливия в беде не бросает, - сказал Ёсио, и складки на его лице сдвинулись в отдаленном подобии улыбки.
Лидия опустила глаза. Какое-то время она безмолвно сидела и смотрела в землю, потом встала. Вслед за ней поднялись и мужчины. Лидия повернулась к Ёсио:
- Ты не пойдешь с нами к станции?
- Нет, - Ёсио покачал головой, - рано мне туда идти. И я прошу вас не сообщать никому, что вы меня видели. Иначе все может закончиться плачевно. Я и вам не собирался открываться раньше времени, но так уж получилось. Я понял, что вы все равно докопаетесь до истины. Соберете «жучков» на дне ямы и увидите, что со мной произошло. Поэтому я решил, что лучше сам вам расскажу... И еще... еще я хотел увидеться с тобой, Лида... Я по тебе скучаю.
- Я тоже, Ёсио, - тихо произнесла Лидия, - я тоже.
С минуту они стояли и молча смотрели друг другу в глаза.
Виктор отвернулся, глядя куда-то в сторону.
- Прощай, Ёсио, - сказала Лидия.
- До свидания, Лида - ответил Ёсио.
Потом он подошел к микробиологу и протянул ему руку:
- До скорого, Виктор.
Они пожали друг другу руки, Ёсио повернулся и быстро пошел прочь. Пару раз мелькнув среди деревьев, фиолетовая фигура исчезла из вида.
Лидия и Виктор переглянулись и, не говоря ни слова, зашагали к станции.
Лес провожал их взглядом тысячи глаз.