Сладкий шоколад

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2920
Подписаться на комментарии по RSS

 

В левом кармане школьного ранца оказались фантики от конфет. В правом – кусочек побелевшей и застывшей от времени шоколадки, старательно обернутый в фольгу. Смутно вспомнился десятый класс и нудный выпускной, отмеченный на втором этаже нашей старенькой, ныне снесенной, школы. Кажется, шоколадки дарили всем. И мы, возвращаясь домой, закусывали водку сладким.

Эти моменты я помню лучше всего. Было весело. Но сама я шла в сторонке ото всех. В руках держала туфли – на каблуках ступни стоять отказывались. Впрочем, по нашей сельской местности легче пробежаться босиком, нежели пройтись в модных и белых туфельках.

Но я отвлеклась.

Мы передавали друг другу купленную заранее бутылку, отхлебывали из нее, смеялись. Косой травил анекдоты и вся компания дружно ржала. Кажется, на тот момент только мы с Сенькой были не так пьяны, как все остальные. Может, именно поэтому только я… Впрочем, рано.

Забежав домой, я переобулась в ботинки, а заодно запихнула остатки шоколада в первое попавшееся место. Совершенно случайно этим местом оказался брошенный в беседке ранец, так и не тронутый после последних в моей жизни школьных занятий.

После этого я догнала ребят и мы хором затянули разбитную песню.

Наше шествие по поселку не омрачалось ничем. Город спал, по выложенным свежим асфальтом дорогам не ездили машины, дворняги встречали наши вопли заунывным лаем, и только веселили нестойко бредущих выпускников. Давно замолк Косой Сенька, давно была выпита водка, мы просто шагали и мечтали о свободе…

Так положено – в последний школьный праздник думать о свободе и радоваться, что у тебя появляются новые перспективы. Это был выпускной, день, когда очередная стайка людей, так или иначе проведших жизнь рядом, разлеталась в разные стороны. Может быть, чтобы не встретиться больше никогда.

И знаете… я совсем не подозревала, что из этой стаи галдящих и свободных птиц, только я одна улечу туда, куда мне хочется. На свободу. В высокое небо, без пасмурных туч и приземленных мыслей…

Я пришла в себя на следующее утро. На лавочке около беседки, в нашем с дедушкой доме на окраине поселка. Было холодно и жутко. А еще - болела голова и ломило кости…

Вокруг стояли люди и с болью и ужасом на меня смотрели…

Все, что я от них узнала, не стоит почти ничего. Словно обрывки чьих-то мыслей комментировали кусочек моей жизни – «лежала», «одна», «посреди улицы».

Куда исчезли те, кто вместе со мной путешествовал по городу в ту ночь? Простите, я не знаю. Меня, избитую и без сознания, просто принесли домой знакомые люди. Что именно произошло никто так и не узнал…

Сегодня, почти десять лет спустя, я решила вернуться в родной город. Точнее, меня позвала туда нужда – дедушка умер, оставив ветхий дом в наследство мне.

Прости, дед. Я так и не обняла тебя на прощанье.

В детской комнате, которую, кажется, так и не трогали после моего отъезда, я нашла заботливо притуленный к спинке кровати ранец. Конечно, с него пришлось смахнуть пыль, чтобы любовно исследовать многочисленные кармашки и молнии, но оно того стоило. Память детства радостно завозилась внутри меня…

Ровно до тех пор, пока я не нашла недоеденную шоколадку.

Наверное, вам кажется странной моя холодность. Но я никогда не отличалась яркими эмоциями. И хотя я хочу вновь увидеть тех, кто праздновал со мной выпускной, куда сильнее желание просто узнать, куда они пропали.

На улице звенит цепь – это возится дедов пес, Гришка. Дедушка говорил, что его питомец страшный лентяй, и никогда не носится по двору, как это делают молодые собаки. Поэтому его брожение означает лишь одно – кто-то пришел. И этот кто-то, вероятно, незнакомый мне человек.

Я выбежала во двор, где рвался с цепи Гришка, и недоуменно уставилась на странного мужчину, одетого в пыльную одежду. Пес грозно тряхнул головой, и сорвался на лай. Тут же замолк, виновато завилял хвостом. И посмотрел на меня.

- Вы кто? – оглядывая незнакомца, спросила я.

Он выглядел странно, немодно, потрепано. На голове – старая шапка с мягким козырьком, на плечах – плащ-дождевик, грязный, в темных пятнах. Обут в сапоги. За спину закинута двустволка.

- Вы кто? – повторила я.

Он медленно отнимает взгляд от земли, поднимает голову. На меня смотрят два глаза, чьи зрачки упрямо повернуты в разные стороны.

- Косой?! В смысле, Сенька… Это ты?!

Наступает долгое молчание. И в этот серый и промозглый день подобное молчание кажется мистическим. Я сглатываю, топчусь на месте, кошусь на притихшего Гришку. Пес угрюмо смотрит на новоприбывшего. Иногда скулит, но тут же утихает… Что за черт?!

- Я думала, что ты умер, - шепчу я.

- Да… - неожиданно открывает рот Сенька. – Я тоже так думал. Что ты… и все остальные…

Мы снова замолкаем. В моей груди испуганно что-то бьется.

- Ты это… Зайдешь? – подбирая слова шепчу я. Мне страшно и холодно. В такие моменты отдыхает даже Кинг.

- Не стоит. Хочешь пройтись? – Сенька махает рукой, указывая на грязную и неуютную улицу. Я тупо поворачиваю голову и смотрю в эту сторону. Не менее тупо киваю.

- Сейчас.

Быстро вбегаю в беседку, одеваю куртку, натягиваю сапоги. Спешно ищу зонт. Сенька не торопит. Он стоит около забора и куда-то смотрит. Почему-то мне кажется, что в небо…

- Всё! – спрыгивая на землю, объявляю я. Земля мягко пружинит под ногами.

Сенька кивнул и направился к калитке. Я обернулась на Гришку, который странно застыл, провожая взглядом моего визитера. Я причмокнула губами и пес завозился, даже вильнул хвостом. Ткнулся мордой в миску.

- Все будет хорошо! – крикнула ему я и выбежала на улицу.

Мы с Сенькой быстро куда-то шли. Он стал стремительным, не таким заторможенным, как раньше. Я запыхалась, пока пыталась идти вровень с ним. Но Сенька не думал останавливаться. Лишь шел вперед, широченными шагами, утопая в лужах и грязи. А за его плечами подскакивала охотничья двустволка.

- Куда мы бежим?! – щурясь от промозглого ветра спросила я. – Я думала, что ты хотел поговорить.

- Не здесь! – коротко, но очень значимо ответил Косой. Я кивнула.

Мы вышли на другую окраину городка. Честное слово, если вы живете где-нибудь в глубинке, то сами знаете, что в некоторых поселках просто нет понятия «далеко». Сенька огляделся, притянул меня к себе (на его руках оказались серые перчатки, кое-где протертые до дыр). Я опасливо на него поглядела.

- Сейчас, - пояснил Сенька.

Пришлось опять кивать, опасливо разглядывая его лицо. Сейчас, когда мы оказались близко друг к другу, это можно было сделать без проблем. Как ни странно, оно почти не изменилось со времен школы. Хоть и прошло почти десять лет, Сенька выглядел молодо, совсем по юношески. Все портили только глаза – один смотрел прямо, другой – куда-то вбок. Конечно, одежда тоже не давала Сеньке чести. Но в остальном он выглядел все так же, как и раньше. Даже стоять с ним рядом было совсем не противно.

 Темнело. Очень быстро, как будто кто-то погасил свет и лампы, по очереди отключаясь, делали мир вокруг чернее. Я испуганно огляделась. Потом снова посмотрела на Сеньку. Тот выглядел уверенно, словно так и должно быть. Он тоже посмотрел на меня. Точнее, он повернул ко мне лицо. После чего улыбнулся.

- Не бойся, Оксан. Все будет хорошо.

- Мы сейчас на том самом месте, где меня нашли?

- Нет. Мы на том самом месте, где нашли меня.

- И я тоже пропала? Вместе со всеми?

- Да.

- А если я привидение? – я засмеялась, но ответного смеха не услышала.

- Уже… - не в тон мне ответил Сенька и указал на улицу.

Только что темная, она внезапно вспыхнула ярче камина в уютной гостиной. Я вгляделась в этот до безумия яркий свет и вскрикнула.

Над центром улицы кружили привидения! Сначала мне показалось, что их много – чуть ли не мириады, но потом, приглядевшись, я поняла, что на самом деле призраков не больше двух дюжин. Сенька подтолкнул меня, вывел вперед. Я покосилась на его уверенное лицо и смирилась. Нет, правда, Косой всегда был хорошим человеком – по крайней мере, лучше многих. И ему я верила.

Почему-то. Несмотря на странный вид. И на то, что не видела его много лет.

Они столпились вокруг нас. Вытянутые, светлый, парящие. И лица их были искажены злобой.

Но что они смогут мне сделать? Ведь они призраки, верно?

Сенька взял меня за руку. Ободряюще кивнул, выдвинул вперед. И что?!

- Привет, Оксана, - сказал кто-то из них.

- Привет! – почти радостно воскликнула я.

- Знаешь, зачем ты тут?

- Нет… Но вы ведь мне расскажете? Что тогда произошло?!

Они молчали. И довольно таки злобно смотрели на меня. Я сглотнула и шарахнулась назад – к Сеньке. Но наткнулась на пустоту.

Пока я оглядывалась и искала глазами своего спутника, привидения довольно наблюдали за мной. Так и не обнаружив бывшего одноклассника, я обследовала обстановку. Если я правильно все поняла, то за пределами светового круга не было ничего. Или это просто такой эффект? Я шагнула к краю света и испуганно ощупала воздух на предмет каких-либо границ. В конце концов, здесь же есть призраки. Почему не может быть и чего-то подобного?

Моя рука послушно наткнулась на нечто холодное и скользкой. Не из-за влажности, а из-за структуры. Наверное, стекло…

Что я тут делаю?!

Я резко обернулась на своих бывших одноклассников и их звериные лица. Вся компания была зла, и явно зла на меня. Кричать или молить о помощи я не хотела и не собиралась. Скорее, мне было просто страшно. До дрожи.

А еще мне хотелось узнать, что произошло в тот день… Это билось внутри подсознания. Знаете, когда от вас очень долго что-то скрывают, смирить любопытство невозможно.

- Чего вы от меня хотите?! Я ничего не знаю! Я ни в чем не виновата!

- Ты?! – почти хором взревели все и я чуть не оглохла. А потом, обернувшись чуть в сторону, увидела…

Себя?

Среди всей этой кучи душ я увидела и свое лицо. Такое, какое было у меня в то время. Искаженное, злое, оно смотрело не только с болью, но и с ненавистью.

- Я ничего не помню! – несмотря на то, что меня обвиняли за что-то определенное, я могла с честью сказать правду. Они поймут, просто обязаны понять!

- Не помнишь?! – вперед вышла именно моя душа. – Так я напомню! Десять лет назад мы все отмечали выпускной! А ты, гребанная тварь, всех убила!

- Я?! – да я аж охрипла от этой глупости.

- Именно ты. Неужели не помнишь?!

Я замотала головой.

- Ты отдашь нам свое тело! А сама навечно останешься здесь!

- Ребята… - несмотря на ситуацию, я смогла только хихикнуть, глядя на их осатанелые лица. – Но у меня одно тело. И на вас всех его не хватит.

В этот момент в мою шею что-то вцепилось. Я закричала, испуганно задергалась. Через пару секунд поняла, что это было неправильной мыслью – воздуха в легких осталось меньше.

Да меня душили!

- Давай, Косой! – воскликнул один из призраков. В его искаженных чертах я с трудом узнала соседа по парте.

Мне стало дурно. Желание жить постепенно утекало. Наверное, если бы я знала, то никогда не пошла бы с Сенькой. Но кто мог мне об этом сказать?!

- Сейчас все закончится, - шепнули мне в ухо. А после этого железная хватка ослабла и я смогла немного вдохнуть.

В этот же миг мир света снова вспыхнул. Казалось – намного более ярче, чем до этого. Я даже не знала, как такое возможно – ведь и предыдущий был безумным, донельзя, до предела…

Все потухло. В моих ушах зазвенели крики. Я, словно тоже сойдя с ума, заорала в унисон.

И мы с Сенькой свалились на дорогу.

Он деловито помог мне подняться, отряхнул, вручил в руки выроненный зонт. Я сказала «бе» и застыла.

- Спасибо за содействие, - он ровно пожал мне ладонь.

- В смысле? – просипела я. Меня дергало, из груди еще не ушел воцарившийся там ужас.

- Я – охотник за привидениями, - довольным тоном сообщил Сенька. В его неярких косых глазах промелькнула гордость.

- И… И чё?

- И все! – Сенька весело хлопнул меня по плечу. – Очередная порция полтергейстов вернулась в ад.

- А… А я?!

- Да что ты? Ты жива, здорова, разве что немного помята и обрызгана грязью. Кстати, на самом деле ты Витька с первой парты, не помню его фамилию… Он воспользовался моментом и занял твое тело в ту ночь.

- А кто всех убил?! – я почти заорала.

Косой посмотрел на меня как на умалишенную.

- Ну не знаю я! Не знаю! И вообще, у меня тут скоро дедлайн в одном месте, так что давай закругляться. Пошел я.

- А это… Делать мне что?

- Домой идти…

- А-а-а.

- Б! – Сенька надвинул на глаза свою советскую шапочку, гикнул и куда-то побежал.

- А может встретимся?! – закричала я.

- Извини, я с парнями не встречаюсь! – донеслось в ответ.

 

Дома я тут же направилась к ранцу и достала из него шоколадку. Уставилась на нее с умным видом и засунула в рот.

Надо как-то будет жить… Но я выдержу!

В конце концов теперь, когда я знаю, что я – не Оксана, и что есть на свете охотники за привидениями… В общем, думаю, что моя жизнь больше не будет такой, как прежде.

Вот.