Сказка на ночь

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3538
Подписаться на комментарии по RSS
 
Дверь долго не открывали. Оно и понятно - кому охота принимать незваных гостей в выходной день. А если быть точным – в весеннее, солнечное, полное сонной неги воскресенье. Но любопытство, а может быть, законопослушность взяло верх - замок защёлкал, и уже через пару мгновений нас с Полиной недовольно осматривал отец семейства.
-                      Добрый день, - начал я, одновременно вынимая из нагрудного кармана удостоверение. - Охранная служба «Колыбель».
-                      Первый раз слышу, – проворчал хозяин, вглядываясь сначала в мою корку, потом - Полинину. – И, тем не менее, чем обязан?
Моя напарница улыбнулась одной из своих фирменных улыбок. Мягко произнесла дежурное «мы по вызову». Хотя даже не произнесла - пропела. Есть у неё такой талант – вызывать у собеседника симпатию, спокойствие и в некоторой степени чувство защищённости. И дело даже не во внешности супермодели, коей Полина, слава Богу, не обладает. Просто она относится к тому редкому типу женщин, с которым все (ну или почти все) хотят дружить. Как бы это по-детски не прозвучало, в наш испорченный век.
Ну что ж, харизма напарницы и на этот раз не дала сбой. Хозяин замешкался, сам не понимая как, впустил нас в прихожую, и лишь спустя пару минут, когда из кухни появилась встревоженная жена, пришёл в себя, усиленно заморгал, почесал бритый затылок.
-                      Это, хорошо… документы у вас в порядке, я вам верю, – промямлил он тоном потомственного таможенника. – Но, видите ли, … мы никого не вызывали. – Хозяин квартиры посмотрел на свою жену, та с сосредоточенностью в глазах отрицательно покачала головой.
- Это ведь квартира Лентовых? – спросил я, уже заранее зная ответ.
-                      Д - да…
- Мам, пап! – предсказуемо раздалось из детской. Вскоре в прихожую буквально влетела возбуждённая девочка, лет шести. Отдышавшись, она неуверенно обвела взглядом родителей, потом посмотрела на нас. – Только вы не ругайтесь. В общем … это я их вызвала.
-                      Что?! – завёлся было отец, но его опередила жена.
-                      Солнышко, конечно же, мы не будем тебя ругать, просто объясни нам с папой – тебе кто-нибудь угрожал, пугал, приставал на улице?
-                      Меня… пугал… - запинаясь, тихо проговорила девочка.
Рядом присел отец.
-                      Света, почему ты не рассказала об этом нам, зачем…
-                      Вы бы мне не поверили! – девочка уже начинала всхлипывать.
-                      Доча, – перехватила инициативу мать. – Мы всё поймём, просто скажи, кто тебя пугал.
Девочка пожевала губки, глубоко вздохнула и тихо, еле слышно прошептала:
-                      Жрах…
-                      Что?! – Опять взорвался хозяин квартиры. - Снова Жрах? Света, мы же с тобой говорили, на эту тему. Нет никакого Жраха! Это всё твоё воображение. Ну, об этом мы ещё поговорим, а сейчас – быстренько извинись перед людьми за ложный вызов.
Моя напарница снова удачно улыбнулась, чудесным образом снимая нависшее напряжение. Даже с лица ребёнка исчезли первые капельки слёз.
-                      Всё в порядке – вызов не ложный. - «пропела» Полина. – Мы в курсе дела и пришли помочь Свете ... победить Жраха, - лица родителей исказила гримаса непонимания, Полина продолжила. - Мой напарник вам всё объяснит, а я пока, с вашего позволения, осмотрю детскую, можно? – хозяева синхронно сделали неуверенный, медленный кивок. Ещё бы – Полине ещё никто не отказывал. – Чудненько! Ну что Света, покажешь мне свою комнату?
 * * *
Через два часа мы с напарницей сидели на скамейке, в небольшом скверике, что находился неподалёку от дома нашей клиентки. Упругие лучи солнца гладили нас, мягко погружая в дремоту, а тёплый ветерок напротив – бодрил и помогал размышлениям.
- Как прошёл разговор с родителями? - спросила Полина, тщательно прожёвывая пирожок с грибами. Получать вкусные угощения – это ещё один её талант, которому я искренне завидую.
-                      Да всё как обычно. Вначале меня остерегались, сторонились, принимали за шарлатана. Я объяснил, что мы не совсем охранная организация, а скорее служба психологической поддержки. Сказал, что лечим детские страхи, расстройства и фобии. Тут Лентовы немного успокоились. А чтобы окончательно снять подозрения – я объявил, что первый вызов у нас бесплатный.
- Банально, – критически заявила Полина. – Придумал бы что-нибудь пооригинальнее. Ты же у нас, не побоюсь этого слова, «мозг» команды.
-                      Интересно, - надулся я. – А что разведала, не побоюсь этого слова, «харизма» нашей команды?
- Ну, что тут сказать? - напарница промокнула губы салфеткой. - Следы есть. Они повсюду. В основном – возле шкафа.
-                      Значит, шкаф?
-                      Не – а! – Полина помахала в воздухе очередным пирожком. – В самом шкафу ни капли психоплазмы. Так что это не Бука.
- Ковёр? – предположил я.
- Не уверена, есть одно яркое пятно. Но, скорее всего, там объект просто долго стоял. Очень удобная позиция для запугивания.
-                      Кстати, а как этого Жраха описывает Света?
 Полина пожала плечами:
-                      Стандарт – невысокий, приземистый, волосатый, являлся силуэтом, тенью.
Так. Я откинулся на спинку скамейки и задумался. Исходя из рассказа родителей, Светлана Лентова была с рождения спокойной, плакала мало, а бояться Жраха стала только пару месяцев назад. Отец, Геннадий Петрович, предположил, что всему виной нежелание идти в школу, но это бред чистой воды. Есть следы, микроскопичные точки, будто выжженные сигаретой. А это неоспоримое доказательство. Жрах существует. Почти каждую ночь он встаёт напротив окна, так, чтобы был виден лишь его силуэт, и целенаправленно пугает девочку, высасывает из неё соки, выматывает, тем самым, продлевая свою жизнь. Но вот проблема – чтобы поймать монстра, нужно найти его убежище. А убежище есть. Его не может не быть. Но если это не ковёр и не шкаф?
-                      Нас учили, – вторглась в мои мысли Полина - что комнатные существа имеют очень узкий ареал обитания. Так что ситуация тупиковая. Разве что…
-                      Балкон! – понял я. – Балкон ты проверила?
Напарница лишь надула губки.
-                      Как ты уже сказал – я всего лишь «харизма» в нашей компании. Не «мозг». Паш, а другие комнаты…
-                      Исключено, – пробормотал я, параллельно ещё раз прогоняя в голове планировку квартиры. Взрослых подобные монстры сторонятся. Следовательно, там, где отец или мать могли появиться больше двух раз за ночь, Жраха быть не должно. Гостиная, ванна, туалет, прихожая – отпадают. Кухня – пристанище других существ, судя по хозяйке, зловредными барабашками здесь и не пахнет. Остаётся только детская и антресоли. В детской убежища нет, а на антресолях не живёт ни один из известных монстров, как бы фантазия ребёнка того не желала.
-                      Остаётся только балкон, – констатировал я. - Ты хоть что-нибудь там успела заметить? Старый комод, хлебницу, шинель?
-                      Лыжи, – понуро ответила Полина. – Лыжи и санки. Вот и всё. Может, вернёмся? Скажем, что забыли … документы.
Я улыбнулся. Нет, на мою напарницу сердится просто невозможно. Даже при моём плохом характере.
-                      И эта дама обвиняла меня в банальности! – всё же съязвил я. - Нет, возвращаться сейчас мы не будем. Это только вызовет подозрения. А балкон можно осмотреть и от сосе…
-                      Паша, ты чего?
Я хлопнул себя по лбу. Ну, конечно же!
- Полинка, ты была права, я действительно туп как пробка. Это же очевидно! Соседи! Монстр мог прийти со смежной квартиры! Там его нора!
-                      Не хочу тебя огорчать ещё раз, – отметила девушка. - Но в подозрении аж четыре семьи. С которой начнём?
-                      С единственно верной, - я начал загибать пальцы. - Ярко выраженное пятно на ковре помнишь? На стенах жирных пятен не было? – Полина отрицательно покачала головой. – Плюс, во время моего разговора с Лентовыми, снизу стучали молотком и работала дрель. А что это значит?
Полина бросила остатки пирожка вечно голодным голубям. Её глаза горели боевым задором.
 * * *
Хозяин нижней квартиры был классичен в своей внешности. Засаленная телогрейка, жирные редкие волосы, затуманенный пивом взгляд. Именно таким мы хотим видеть соседа, что только что нас залил, или вывесил на балкон своё одеяло, закрыв нам окно на трое суток. Именно таких вот личностей не жалко и приструнить, донести в ЖЭК, или даже в милицию. Но зачастую, злость выместить не получается, потому что чету, у которой постоянно плачет первенец можно понять, можно понять и чисто одетых интеллигентов – преподавателей, которые, наверное, первый раз в жизни взялись за молоток. Их можно понять и простить. Другое дело, если сосед похож на борова и ведёт себя по-свински. Тут вся наша воспитанность, понимание, способность к эмпатии пропадают. Их место занимает презрение, мстительность и агрессия.
То, что стояло перед нами было сосредоточением человеческой невежественности. В общем, то, что хрестоматийно можно классифицировать как «плохой сосед категории «А».
-                      То есть, как это я разношу заразу?
Улыбка Полины не действовала. Это звучит странно но эффект на хозяина квартиры был нулевой! «Харизма» впервые дала осечку.
Я в который раз стал объяснять:
-                      Мы не утверждаем, что причиной возникновения вредоносных бактерий являетесь именно вы, нам просто необходимо осмотреть вашу квартиру.
Мужичок с прищуром осмотрел нас:
-                      Ладно, ищите, но учтите – если что, я въехал сюда лишь пару месяцев назад.
-                      Мы в курсе, – зло ухмыльнулась Полина, она была не в духе. – Можно мы начнём вон с той комнаты?
Пётр Семёнович провёл нас в комнату, что находилась под детской Светы. Что тут сказать – это было единственное пригодное для жизни помещение. В остальной квартире кипел хаотичный и беспощадный ремонт.
-                      Ты видишь то же самое? - тихо спросил я Полину. Она только кивнула.
 Стены, пол, потолок были буквально испещрены «следами». Может, хозяин их и не замечал, такое вряд ли увидишь случайно, невооружённым глазом, но… тут был полный набор – чёрные точки на полу, жирные пятнышки на стенах и потолке. Не было только одного – убежища. Хотя нет, было, два потенциальных – под кроватью, и за тумбочкой. Но надежда тут же сменилась разочарованием – ни следов, ни продуктов жизнедеятельности Жраха не было.
-                      Паш, – робко спросила меня Полина, когда хозяин, наконец, удалился в туалет. – Я всё хотела спросить, а что будет, когда мы найдём Жраха? Ну, в теории всё конечно понятно – дождаться, когда он проявит себя, то есть материализуется, а дальше?
Вот тут я позволил себе насмеяться вволю.
-                      А тебя разве этому не обучали? – спросил я, немного успокоившись.
-                      Обучали, - растерянно произнесла Полина. - Психологии, влиянию на подсознание людей вербально и не вербально, дали базовую классификацию монстров. Про способы борьбы у нас был только ускоренный теоретический курс …
-                      Ясно, - наконец я мог говорить спокойно. – Ну, тогда ты задала своевременный вопрос. А я то наивно полагал, что молодёжь уже обучается по европейскому образцу. М да, как совок был, так совком и остался. Ладно, не дуйся. Чтобы всё попробовать и при этом остаться целой, у тебя же есть я.
-                      Очень обнадёживает.
Я пропустил Полинин сарказм мимо ушей. Потому что картинка, наконец, начала проясняться. Мы ищем не то, не там и не того.
-                      Знаешь, Полина, а ведь наш Жрах мог подрасти, и под кроватью мы его уже не найдём. У него теперь берлога попросторнее, - девушка вздрогнула, кажется, она тоже догадалась. - Скажу больше - у тебя прямо сейчас появляется возможность лично понаблюдать и даже поучаствовать в поимке монстра категории «Б».
Полина присела на пол. Только теперь она осознала всю серьёзность, всю опасность нашего положения.
-                      Урок первый, - начал я. – Встань с пола и возьми себя в руки, монстра твой испуг только усилит.
Из туалета, послышалось утробное рычание, за ним - протяжный вой (да, это только звучит смешно, нам с Полиной было не до смеха). А потом дверь санузла с жутким треском сорвалась с петель и рухнула на пол.
-                      Урок номер два, – не поддавайся на дешёвые фокусы и спецэффекты. Они лишь отвлекут тебя.
По всей комнате пошёл тяжелый тягучий, могильный холодок. На нас надвигалась приземистая, косматая тень. Полина взвизгнула.
-                      Урок третий, не визжать. Оцени своего противника. Ну, смелее, не бойся. Представь, что ты на уроке. Кто это перед нами такой страшный и косматый?
Напарница икнула, сглотнула, с трудом заставила шевелиться онемевшие губы.
-                      Граамак…
Я хлопнул в ладоши.
-                      Умничка! А теперь - смотри. Как тебе известно, граамаки не имеют когтей, хотя у них и есть конечности.
Существо не дало мне договорить, прыгнуло с места на меня. Я уклонился, пропуская тень мимо, продолжил занятие:
-                      Поэтому граамаки атакуют туловищем, где у них находятся отравленные железы. Урок четвёртый - я уклонился, чтобы показать действия существа на практике. В реальном бою… - я снова ушёл от атаки. - Не давай противнику ни единого шанса.
Тень развернулась. Загудела. И медленно пошла на Полину. В свою очередь я пошёл на монстра ровным уверенным шагом.
-                      Урок пятый и последний, сталкиваясь с монстром …
Моя рука резко взметнулась к тени, схватила граамака за шею, и со всей силы пригвоздил его к стене. С потолка посыпалась побелка. Полина смотрела на меня с открытым ртом.
-                      …не забывай, что ты сама монстр.
Граамак взвыл. Затрясся. С него начала сползать чёрная вуаль, освобождая полное, приземистое тело Петра Семёновича.
-                      А теперь напарница, посмотрим, насколько у тебя крепкие нервы.
Полина прикрыла рот ладонью. Она знала, как изгоняют монстров из нашего мира. Только в теории. На практике всё оказалось намного страшнее.
 * * *
Девочка от удивления чуть не подпрыгнула.
-                      Так значит, мой сосед был монстром?
Я кивнул.
-                      Да, только тише, а то родители услышат. Петр Семёнович был не просто монстром. Его выдумала ты. Дала ему жизнь. Причём столько жизни, что он смог запросто выдавать себя за человека.
Света закусила губу.
-                      Понятно, это я во всём виновата.
Я заглянул в глаза своей маленькой клиентке, она посмотрела в мои. Разглядела в зрачках пляшущие силуэты, всполохи молнии, перекаты чёрных волн. Разглядела и всё поняла.
-                      Света, – продолжил я. – Не стану тебя успокаивать. Ты создала граамака, ну то есть монстра. Более того, ты подтолкнула его ко злу, сама того не подозревая. Только вот то, чем он стал в итоге - тут вина самого существа.
-                      А вы ведь тоже не люди?
Я кивнул. Света совершенно не боялась.
-                      Нас выдумал такой же ребёнок, как и ты, давным-давно. Видишь ли, он очень боялся монстров, и сам того не подозревая, создавал самых разнообразных существ, которые ежедневно пугали его. Потом, устав от кошмаров, он выдумал для себя воображаемых защитников. Агентство «Колыбель». Мы лишь внешне похожи на людей, хотя, по сути, являемся монстрами из детского воображения. Точнее сказать, сильного, богатого детского воображения.
-                      И тётя Полина тоже монстр? – в глазах ребёнка играли задорные огоньки.
Я украдкой заглянул в гостиную, где моя напарница забалтывала чету Лентовых.
-                      Да, детка. Только она очень молодой монстр. Она пака ещё учится.
- Ого! – воскликнула Света. – Дядя Павел, а что вы умеете делать? Ну, сверх… возможного?
Я рассмеялся.
-                      Ну что ж смотри.
 * * *
-Ты не сильно напугал ребёнка?
Я и Полина шли по опустевшему, ночному городу.
- Обижаешь. Она была в восторге. Обещала, больше не боятся, и не придумывать себе лишних страхов. А как прошла беседа с Лентовыми?
Полина извлекла из сумочки продолговатый конверт.
-                      Не много, зато от чистого сердца. Взяли наш телефон, так что – у нас новая легальная точка, для заработка.
Я вздохнул.
-                      Всё-таки – ты ещё ребёнок.
Полина замолчала. Посмотрела на звёздное небо.
-                      Паша, а на правах ребёнка, можно задать ещё один вопрос? – я кивнул. - А почему мы изгоняем только детских монстров? Ну, то есть существ, порождённых разумом детей?
Ну вот, начинаются «правильные» вопросы!
-                      Поль, нейтрализация взрослого монстра - это уже не изгнание, а убийство. То, что может выдумать фантазёр- студент уже нельзя назвать монстром, который одной ногой живёт в мире демонов. Это будет вредный, чудаковатый, мистически тупой … преподаватель, который твёрдо стоит на человеческой земле и имеет постоянный облик. Бизнесмен же выдумает себе, а заодно всем остальным, строгого и беспощадного босса. Ты готова убить реального, ну почти реального человека? Такого как мы с тобой? Знаю, что нет.
 Мы помолчали. Вскоре Полина не выдержала.
- Паша, а почему не рассказать обо всём людям, ну как той девочке. Сказать, чтобы перестали выдумывать себе препятствия, врагов, убийц, маньяков.
Я ответил не сразу.
-                      А ты заглядывала в статистику? Если нет, так я тебе скажу - половина населения – выдумана. И лишь малая толика являются зловредными паразитами, достойными наказания. Большинство – это защитники, друзья, любимые, которых не дала биология, зато охотно предоставило воображение. Если всё рассказать – волшебство развеется. Опять начнутся гонения, охоты на ведьм. А самое страшное – массовые самоубийства монстров, которые до сих пор считали себя реальными людьми. Ведь не все они готовы принять тайну своего рождения.
Полина молчала. Ей было трудно. Трудно понять всё целиком и сразу. Я не стал её жалеть – выплеснул последнюю порцию правды:
-                      Попробуй теперь, как ты хотела, рассказать девочке всю правду.
-                      Но мы же ей открыли свои секреты?
-                      Не все. Про её родителей я умолчал.
- Что? – Полина захлебнулась от возмущения. – Но она же. Ну, ты и сволочь!
Мы шли по залитой лунным светом улице. На встречу медленно выплывал новый день. Новая работа, новые монстры.
Где то под утро мой мобильник ожил. Мой координатор сообщил последние новости - на побережье Каракаса только что вышла гигантская рептилия. Я мысленно посочувствовал Венесуэльским коллегам.