Сахар по вкусу

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3312
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Олег Силин (Скаерман).

  

 

Четырнадцать часов по местному, второй суточный сет на исходе. Пора вставать и топать на работу.

В окне, как обычно, виднелся кусок унылой стены, украшенный ярким прямоугольником риксенового света – отражением от стеклянно-зеркального небоскреба, стоящего в двух кварталах отсюда.

Потягиваясь, я побрел в ванну, побрызгал на лицо водой. На Вингайте у нее сладковатый вкус. Глянул в зеркало, решил не бриться. Говорят, щетина придает мне мужественный вид. Правда, эти слова принадлежат повару Фуджисаки, а он, как и все японцы, не в меру льстив.

В зеркале отражался мужчина лет тридцати, с короткой стрижкой и небольшими ушами. Я улыбнулся, затем нахмурился. Дурацкое выражение лица. На фотографиях себя видеть не могу.

Черная рубашка с узором, светлые джинсы – мой костюм на сегодня. Осталось натянуть плащ и выйти. Поем, как обычно, в баре.

Работа недалеко, в такую погоду можно и прогуляться. Большую часть пути я иду по набережной, наслаждаясь свечением Риксена и отражением башен в радужной пленке на реке Ло. Хороший город Марианнаполис, очень большой, просторный. Тут есть где развернуться; не то, что дома. Перевалочная база тридцати миров, один из наибольших космопортов, масса туристов, а значит – куча шальных денег. Только успевай крутиться.

Полчаса – и передо мной площадь со сквером и круглым фонтаном. Отличное местечко – трасса неподалеку, выход из подземки. Народу здесь – завались, а рядышком бар – завалиться. Конечно, от бюрократов натерпелся, но теперь в «Золотом сиянии» свободных мест, считай, не бывает.

По вингайтской традиции дверь отъехала в сторону. Звякнул колокольчик. В полутемном зале японец протирал столы. Увидев меня, он заулыбался и раскланялся:

- Доброго здравия, Кейто-сан. Вы прекрасно выгрядите сегодня.

- Спасибо, Фуджисаки-сан. Всё ли в порядке?

- Не изворьте беспокоиться, всё замечатерьно.

- Отлично. Отдохни, я закончу.

- Вы очень юбезны, Кейто-сан, - японец раскланялся, бросил тряпку на стол и убежал.

По-моему, он тут и ночует. То есть, проводит первые два сета. Никогда не удавалось прийти раньше него. Ну и ладно.

Я протёр барную стойку, насвистывая какой-то мотивчик. Оглядел ряды бутылок, полных, опустошенных наполовину и с жидкостью на донышке. Вот что плохо на Вингайте – мало попадается настоящих ценителей. «Мохито», «Терра Нову» или «Смерть Терминатора» заказывают едва ли раз в месяц. Зато местное пиво и сцеженный сок айековы идёт на ура. И водка тоже. Да и дорого завозить с Терры настоящие калуа, гренадин или бейлиз. Вот и придумываем заменители – водку со сгущенкой, вишневый сок с гвоздикой и полугодовая айекова. Всё равно клиенты не почувствуют разницы. А те, кто почувствуют – ходят не в «Золотое сияние», а в рестораны Верхнего Яруса.

- Привет, Кейт.

- Привет, Лоли.

Девушка чмокнула меня в щеку и ушла в служебную часть переодеваться. Парни с ума по ней сходят. Ещё бы – высокая брюнетка, носит откровенные черные платья с кружевами, черно-белые гетры и туфли на высокой подошве. Готик Лоли. Её так и зовут. Неофициально. По айдикоду она Герта Лоли. Но разве это важно?

Пятнадцать часов, время открываться. Начался третий сет, вечерний. Через два-три часа бар наполнится и я буду вертеться белкой, наливая пиво, водку и айекову. Но сейчас – расслабляюсь.

Из подсобки вышла Лоли.

- Отлично выглядишь, Рори-тян, - передразнил я нашего повара. Официантка хихикнула.

- Фудж с комплиментами тебя опередил. А вот ты – не очень хорошо смотришься. Побрился бы.

Вот и верь после этого японцам.

- Да ладно, не пятница же. Клиенты обойдутся. Всё равно только на тебя и пялятся.

- Ну, как знаешь, Кейт. Что там с нашим заказом?

- Оформляют. Должны привезти со дня на день.

- Уж не дождусь. Ты все уши этим кофе прожужжал.

Звякнул колокольчик и Лоли пошла к первым клиентам. Кофе она ждет. Конечно, и не только она.

Кофе-тритипак, очень редкий рецепт. Мало где подается, поскольку требует специального оборудования, кучу ингредиентов и некоторые особые навыки. Ингредиенты я могу найти, навыками обзавелся ещё на Терре. Правда, с тех пор прошло лет семь, но талант никуда не делся. По крайней мере, я так думаю. Сертификат мастера по кофе-тритипаку пылится у меня в квартире. А вот оборудование… оборудование надо доставать. Сейчас мне везут за полцены аппарат с Аршана. Надеюсь, эта рухлядь будет в рабочем состоянии.

Я наливал пиво и подавал мелкие закуски, не особо отвлекаясь от мыслей. Руки сами прекрасно знали, где стоят бокалы и сколько надо держать краник открытым. Один раз пришлось включить мозги – какой-то мелкий зентарвиец решил вкусить «Глубокое бурение». Вкусил. Хорошо, что у нас не одна туалетная кабинка.

- Эй, Хадсон!

Часы показывали семнадцать. Прибыл капитан Пунктуальность.

- Привет. Тебе как всегда?

- Конечно.

Каждый четверг ровно в семнадцать часов в бар приходит капитан Урусов из разведслужбы Терры. За новостями и просто потрепаться «за жизнь» с соотечественником. Он русский, потому без потрепаться не может. Я крикнул на кухню, чтобы Фудж пошевеливался.

- Слушай, Хадсон, можно вопрос?

- Как будто если я скажу «нельзя», ты не спросишь.

- Так я не по службе.

- Ну, валяй.

- Почему тебя все зовут Кейт?

Я даже полотенце уронил.

- Имя такое. Кейт. Кейт Хадсон.

- Извини, конечно, но ведь это – женское имя? Так актрису звали, я проверял.

В общем, я сделал вид, что ищу полотенце, а сам тихо-тихо под стойкой ругал дотошного русского. Но когда вылез – на лице была улыбка и готовность сотрудничать.

- Это мой папаша учудил. Назвал ребенка в честь любимой актрисы. Ума хватило.

Урусов оторопел.

-Налить?

- Угу.

Водки на два пальца, ломтик лимона. Русский махнул, крякнул, закусил.

- Бедняга.

- Да ничего. Мне повезло – существует и мужское имя Кейт. Пишется только по-другому. Кей-и-ай-ти-эйч. Так и записали.

- Ого.

- Урусову-сан! – Возле стойки возник японец и закивал головой. – Специариный брюдо. Вам.

Он поставил тарелку с чем-то жидким, красным и дымящимся перед капитаном. Русский выкатил глаза.

- Это что?

- Это борищи! Табэру… пириятного аппетита!

Повар испарился. Русский покачал головой:

- Как он это делает? Ну-с, сейчас попробуем.

- Не боишься?

- После вашего бейлиса? Ни в жизнь.

Капитан ухватил ложку, решительно зачерпнул красную жидкость и отправил в рот. По его виску пробежала капля пота.

- Хадсон... минералки… чего-нибудь…

Я достал из холодильника кусок сыра.

- Съешь. Лучше, чем минералка.

Русский прожевал.

- Это, конечно, борщ. В чем-то.  Кроме перца. Ух. Блин.

- Даже не спрашивай из чего это. Фуджисаки – великий мастер по заменителям.

- Не буду. А спрошу я…

Дальнейший наш разговор мало интересен непосвященному. Чисто профессиональная беседа о посетителях бара. Зачем капитану эта информация? Наверное потому, что Марианнаполис в качестве базы избрали гиарцы. А они не очень хорошо относятся к Терре. Совсем нехорошо. Вот капитан и выспрашивает о настроениях да о происшествиях. С барменами часто беседуют самые разные гуманоиды, особенно в конце четвертого сета. Любая информация может быть кстати.

Это я так понимаю. Урусов, конечно же, ничего не говорит. Только раз в цикл оставляет сумму – как он выражается «за терпение к своему обществу». Ну и за выпивку расплачивается.

С формальными разговорами покончили за час и теперь перебрасывались ничего не значащими фразами, наблюдая, как Лоли изящно порхает между столами. Ближе к восемнадцати бар заполнился. Вингейтцев, как обычно, было не менее половины, остальные представляли разные расы союза. Пара терран, зентарвийцы, урикасцы, в уголочке пристроились полугуманоиды с Кталаха. Обычный, хороший вечер, наполненный шумом разговоров, рюмочками фуриосакэ, звоном пивных бокалов и редкими проблесками настоящей работы – коктейлями.

Тут-то они и приперлись.

 

Дверь отъехала в сторону и в бар ввалился десяток парней в ярко-красной форме с синими нашивками. Этих ребят нельзя было спутать с кем-либо ещё: длинные ноги, короткое, по сравнению с ними, тело; круглые лица с заостренными подбородками и огромными глазами. Ожившие персонажи аниме. Гиарцы.

- Эй, бармен, у тебя есть тут «Кристалл Гиара?» - спросил главный. – В любом приличном заведении он должен быть. Хотя, бармен… ты же Терро? Наверняка у Терро нет «Кристалла». Что вообще может быть у этих Терро?

Собственно, в этом весь Гиар. Полнейшее презрение ко всем, кто не похож на них, особенно к жителям Терры. К нам за то, что хоть чем-то как-то на них похожи.

- За деньги у меня найдется всё. За большие – и «Кристалл Гиара» найду, - спокойно ответил я.

- У тебя шумно. Пусть освободят помещение. Мы хотим отдохнуть.

Я пожал плечами.

 - Они тоже хотят отдохнуть. Не стоит мешать, уважаемый, мест хватит.

- Терро, ты не понял, - гиарец улыбался. От их улыбок девушки впадали в полубессознательное состояние. Только вот эта ничего хорошего не сулила. – Мы хотим отдохнуть. Без всяких остальных недо…

Тут гиарца перебила Лоли, бросившаяся тому на шею с воплем: «Какой милашка!»

- Кейт, давай им нальем первую за наш счет, Кейт, ну смотри какие лааааапушки!

«Не дури, Хадсон», - читалось в холодных глазах официантки, - «За ремонт не расплатимся».

И что ещё оставалось делать? Включаем «радушие» и:

- Присаживайтесь, господа, присаживайтесь. За наш счет каждому стаканчик высококачественной трехлетней айековы.

Стоит ли говорить, что талантливый японец делает «трехлетнюю» из полуторагодовой?

Гиарцы перестали шуметь. Это временно, конечно, сейчас выпьют и придерутся ещё к чему-нибудь. Их не изменить. Сложные клиенты.

Впервой, что ли?

Часа полтора спустя к стойке, пошатываясь, привалился их главный.

- Эй, Терро, что у тебя есть необычного?

- Смотря откуда. Есть очень редкий виски с Терры, есть совсем чуть-чуть сладкой настойки на дуборехах с Канако, кроме того, могу предложить чистейшую 85% воду с Артезии. Полстакана – и любая другая вода кажется жалким подобием божественного вкуса. Из закусок стоит обратить внимание на брисский сыр особого хранения, а также фирменный суп дня от нашего шеф-повара  - вкуснейший борщ по-восточному.

Сидящий в уголке Урусов содрогнулся. Гиарец уставился на меня огромными глазами.

- А может ты и кофе-тритипак умеешь готовить?

Его коллеги засмеялись. Я протер барную стойку.

- Испробовать кофе, уважаемый, приходите через неделю. Как раз привезут оборудование и я с удовольствием приготовлю вам прекрасный тритипак.

Воцарилась тишина. Гиарец икнул.

- Что-что? Ты, Терро, будешь готовить кофе-тритипак?

- Приходите и убедитесь.

- Я приду. Уж будь уверен. Готовься, Терро.  Хаэйлам, рун!

Солдаты вскочили и выбежали на улицу. Старший гиарец погрозил с порога.

- Смотри мне.

Он вышел. В помещении сразу загомонили. Вооруженные гиарцы надоели всем  хуже стаи муханов, но против них выступать не решались. Урусов пересел ближе.

- Хадсон, ты в своём уме?

- Я сдавал экзамен на Терре. Всё для кофе мы давно купили. Оборудование доставят завтра. Подсобишь с таможней, капитан?

- Куда ж деваться. – Русский снял с голову кепку и повертел в руках. - Ещё не хватало конфликт между Террой и Гиаром из-за какого-то кофе раздуть.

 

Аппарат привезли в только в среду в конце третьего сета. Дюжие рабочие внесли два здоровых коробка с предупреждающими надписями «Хрупкие вещи» и забросили их в угол. Мне стало дурно. Если оборудование по пути с Аршана на Вингайт точно так же швыряли – ему хана. А завтра, когда появятся гиарцы, хана будет и всему бару. И откуда они взялись на наши головы?

Делать нечего, придется как-то выкручиваться. Причем – ночью, сейчас у нас масса посетителей.

Одну коробку я вскрыл и застонал. В ней лежала куча деталек, заботливо упакованных и снабженных объемной инструкцией. Сыграй в конструктор и, если тебе повезет, и руки растут из верхней части тела, то на выходе получишь автомат для кофе-тритипака.

Уже после закрытия бара я распаковал все коробки и разложил детальки ровным слоем по столам. На это с любопытством смотрела Лоли:

- Кейт, неужели ты всё это соберешь?

- Придется. Когда-то я неплохо решал такие головоломки.

- Сам справишься?

- Ты иди. Только завтра приди не к открытию, а к началу второго. Вдруг не справлюсь.

- Не проблема.

Она чмокнула меня в щеку: - Молодец, что побрился, - и ушла.

Я заглянул на кухню, повара не нашел. Не беда, сварю кофе сам. Обычный черный, без тритипаков. Вернувшись с чашечкой в зал, я решил почитать инструкцию. Тут и ждал удар под дых: она оказалась на аршанском. А я его, скажем так, понимаю лишь слегка, поскольку знаю родственный карнийский.

«Хоть чертежи есть, и на том спасибо», - подумал я. Допинг в виде кофе будет более чем кстати. И надо из подсобки вытащить старенький терминал – в Сети полазить.

Эпические подробности сборки оставим за кадром. Скажу лишь, что запас ругательств на всех языках, которые я знаю, исчерпался задолго до окончания процесса.

Около девяти пришла Лоли. Оглядела здоровенный пузатый агрегат, возвышающийся на барной стойке.

- Это он?

- Это,  трам-та-ра-рам, он, собственной, тарарам, персоной.

- Вау. Никогда бы не подумала.

- Что?

- Что ты так ругаться можешь.

- Ещё бы. Я почти сутки на ногах.

- Пойди домой, отдохни.

- Нет. Тут ещё эту махину надо подключить-отладить. Знаешь что, - я нашарил в кармане ключи, - сходи ко мне, принеси диплом по этому тритипаку, он на полке под бумагами. И подушку прихвати, может в подсобке передремаю часок.

- Хорошо.

Девушка развернулась и, цокая каблучками, ушла. Я хмыкнул – вот так между делом Готик побывает у меня дома. И меня там нет. Судьба удивительно несправедлива.

Я ещё минут пять предавался философским размышлениям, пока не сообразил, что банально туплю и ничего не делаю. Вздохнув, начал проверять основные узлы агрегата – три воронки, коллектор, измельчитель, кипятильник. Вроде бы нигде не напутал.

Вытащил и перебрал ингредиенты. Корица, ваниль, яйца, ром, сироп из ормотара, новогреческий мускат, кофе тарразу, лико и эбер, другие пряности и специи. Разложил всё по коробочкам. От усталости и запахов мутило. Ещё надо бы найти высокие бокалы, трубочки, зонтики и заказать черный лимон.

Звякнул колокольчик. Лоли.

- Диплом принесла. Подушку тоже. Кейт, - она, прищурившись, смотрела на меня. – Кейт, иди спать. Остальное я сделаю.

- Хорошо. Купи чёрных лимонов. Всё-всё, иду.

В коридоре встретился японец:

- Доброе утро, Кейто-сан! Вы отрично выгрядите.

- Спасибо, Фуджисаки-сан.

И когда этот льстец успел появиться?

 

Спалось плохо. Ко мне приходили скалящие зубы гиарцы, требовали тритипак с морбрасианским коктейлем, медом и молоком. Грозили оружием. Во сне я ронял бокал, после чего приходил Урусов и, качая головой, говорил о гибели Терры. Я просыпался через каждые пятнадцать-двадцать минут в холодном поту. Наконец, мне это надоело и я вышел в зал.

Лоли сидела на высоком стуле у бара и листала какой-то журнал. Не отрывая глаз, сказала: «Лимоны за стойкой».

Пришло время генеральной репетиции.

Часы показывали начало четырнадцатого. Я снял с полок несколько бутылок. Готик подняла глаза и удивилась:

- Столько выпивки? Для кофе?

- Нет. Я давно его не делал, надо потренироваться. Хочу размять кисти – сделать десяток коктейлей.

Шейкер я уронил на четвертом круге. Расслабился, сноровку потерял. А для тритипака нужна точность до секунды. Вольешь смесь чуть раньше или позже – испортишь вкус, цвет и аромат. Сложный рецепт.

К десятому коктейлю я почувствовал себя увереннее. Руки не дрожали, движения приобрели чёткость и плавность. Я выстроил стаканы с разноцветным содержимым.

- Лоли, первым клиентам повезет – раздашь им по коктейлю бесплатно. И себе возьми.

- Который из них «Смерть Терминатора»?

Я указал на широкий стакан с желто-коричневой жидкостью.

- Осветленный коньяк, немного сока, кусочки шоколада и вишенка. Вишенка, правда,  в холодильнике. Достать?

- Не надо. – Девушка лихо выпила коктейль, зажмурилась: - А неплохо. Кофе-то попробуешь сделать?

- Конечно.

- Хочу это видеть.

Стало быть, ингредиенты на бочку. То есть на стол. Аппарат засвистел, нагреваясь. Я сделал первую эберскую смесь, засыпал в воронку, залил пятьдесят миллилитров воды. Теперь у меня есть минута, чтобы приготовить вторую. Она готовится в шейкере из продуктов с планеты Лико. Шейкер в одной руке, вторая наготове.

Через минуту аппарат пыхнул и тоненькой струйкой выдал первую часть. Её в широкую посуду, добавить содержимое шейкера, засыпать кофе лико. Второй цикл, минута и одиннадцать секунд.

За это время надо прокалить тарразу с корицей, добавить ваниль, а также приготовить третью ромовую смесь. Заранее сделать нельзя, вся тонкость рецепта в последовательном приготовлении.

Вторая смесь, черная и густая, с резким мускатным ароматом. Добавляем ромовую начинку и залитый водой – пятьдесят миллилитров! – тарразу. Теперь – на тринадцать секунд поместить в почти готовый тритипак кусочек чёрного лимона. Тринадцать - и ни секундой больше! Затем быстро-быстро на третий цикл – минута и восемнадцать секунд.

Лоли округлив глаза, смотрела за манипуляциями.

- Обалдеть. Кейт, ты гений.

- Спасибо, - я ухмыльнулся, - Наконец-то ты это разглядела.

- Тьфу на тебя!

Аппарат пискнул и заморгал оранжевой лампочкой. Я дернул рычаг и в заранее приготовленный высокий бокал полился кофе. Выглядел он правильно: черновато-коричневый, густой, с мощным ароматом корицы и муската. Последний штрих – тонкий слой белого ликёра «Улатрэ» поверх кофе. За счёт консистенции слои не смешиваются. Теперь зонтик и трубочка. Кофе-тритипак готов.

- Кажется, получился.

- Кейто-сан, Рори-тян, мясо и овощи привезри. Помогите старому Фуджисаки занести.

- Да, идём.

- Кейт, а кофе? – подняла бровь Готик.

- Ничего с ним не станется. Пойдем.

 

С продуктами мы провозились довольно долго, оставленный на стойке тритипак остыл. Я подогрел его на пару и мы с Лоли его попробовали. Кажется, навык я не потерял – напиток вышел что надо.

- Это просто… это невероятно! Хадсон, ты точно гений.

- Теперь ему цену надо сложить.

Мы посмеялись. Звякнул колокольчик. В «Золотое сияние» пришел первый клиент.

 

Ровно в семнадцать пришел капитан Урусов. Чуть более подтянутый и чуть более нервный, чем обычно.

- Оно? – русский ткнул пальцем в сверкающий бок кофе-машины.

- Как есть оно.

- Сделаешь чашечку?

- Двести восемьдесят талеров.

Капитан сел неестественно прямо.

- Нет, спасибо. Я скорее ваш «борщ» съем.

- Как угодно. Эй, что там за шум? – крикнул я.

В углу зала Готик Лоли ругалась с кталаханцем. Девушка, услышав мой голос, прибежала к барной стойке. Кталаханец, размахивая щупальцами, увязался за ней.

- Эта.. эта, - голос Лоли дрожал, - эта сволочь распускает щупальца и белькочет что-то. Я не понимаю! Да отвянь ты!

Полугуманоид обвивался за спиной официантки, поглаживая открытый участок кончиками щупалец. Как раз в том месте, где у Готик была татуировка на пиратскую тему: кракен, утаскивающий парусник в воду.

Я прислушался к бормотанию.

- Лоли, он говорит, что узнал родственника на картинке.

- Что? – девушка оторопела. Любвеобильный полугуманоид забормотал ещё быстрее, татуировка полностью скрылась за тентаклями.

- Он спрашивает не согласишься ли ты продать портрет его пра-какого-то-там-дедушки? – перевел я сквозь смех. – Этот кусочек хитина с гравировкой?

- Да как…! Скажи этому склизкому вонючему уродливому обдолбышу, что я…

Лоли не договорила. Дверь отъехала, звякнул колокольчик и в бар вошли гиарцы. Хотя правильнее будет сказать «заняли помещение».

 

Длинноногие парни рассыпались по залу, держа оружие напоказ. От дверей к барной стойке образовался живой коридор. Разговоры в баре утихли. Кталаханец убрался в уголок и не отсвечивал.

В дверях появился мальчик в белоснежном костюме. Он, поигрывая стеком, шел ко мне.

Возраст гиарца сложно определить по внешнему виду. Этот мальчик мог с равным успехом быть как учеником второй ступени, так и заканчивать пятую. Судя по наглости вторжения и подобострастным взглядам, на кофе в «Золотое сияние» пожаловала хоть и юная, но немалая шишка.

 

Парнишка залез на барный стул и уставился на меня огромными синими глазищами.

- Это ты делаешь кофе-тритипак? Редкое умение. Мне доложили, что ты настоящий мастер с дипломом. – У парня оказался мелодичный голос, журчащий, чуть повышающийся в конце фразы. Его глаза цепко осмотрели бар, впились в рамочку с сертификатом. – Отрадно, что не солгали. Что же ты молчишь?

- Прошу прощения. Рад приветствовать ценителя, прибывшего с такой помпой.

- Ах, это, - парнишка махнул рукой, - это мои подчиненные. Не обращай внимания. По статусу положены, понимаешь? Я представлюсь – Реуш Осори, командую местным флотом.

Крупная шишка, говорите? Слыхал я об этом юном стратеге, но чтобы вот так, запросто, в мой бар? Немудрено, что спина взмокла, а капитан Урусов мигом пожелтел и выпучил глаза.

- Какая честь, - пробормотал я. – Ваше Превосходительство…

- Бармен, не стоит. – Реуш подпер голову ладонью. – Ну же, я хочу попробовать этот чудо-напиток. Приготовь его.

- Дело в том, господин Осори, что этот напиток – алкогольный. Возможно…

- Это что-либо меняет? Я же сказал – приготовь его.

- Сию минуту.

- И рассказывай, что ты делаешь.

- Всенепременно.

Кажется, я превратился в трех маленьких Кейтов Хадсонов. Первый рассказывал рецепт гиарскому стратегу, второй ловко управлялся со смесями, а третий порывался упасть в обморок. Мало ли, сейчас как отравлю пацана. Вдруг у него аллергия на алкоголь или на какие-то ингредиенты тритипака? Потом междурасовый скандал, флот Гиара на орбите Терры, ультиматумы… Страшно, аж жуть. Но руки дело своё делают.

Перед Реушем возник высокий стакан, наполненный черно-коричневой жидкостью с белой полосой сверху.

- Прекрасный кофе-тритипак на основе чистейшей воды с Артезии. Пьется через трубочку. Вуаля!

Юный гиарец «прищурился» - его глаза стали чуть меньше.

- Бармен, я пью кофе с сахаром. Подай сахар.

- Но тритипак…

- Баааар-мееен.

- Прошу.  – Из-под стойки я достал прозрачную сахарницу с мерной крышкой. - По вашему вкусу.

Гиарец четыре раза наклонил емкость. Небольшая кристаллическая горка медленно проваливалась сквозь ликёр. Реуш Осори задумчиво помешивал напиток трубочкой. Белые полосы ликера завертелись в черном кофе. Я сжал зубы. Спокойно, лучше молчать.

- Какой интересный напиток. Бармен, надеюсь, ты не собирался меня отравить?

- Конечно же нет.

- Тогда выпей. – Синие глаза смотрели очень требовательно. В их глубине виднелись белые искорки. Охранники за плечами гиарца выросли раза в два.

- С удовольствием.

Очень вязкий и густой кофе, приторно сладкий вкус, почти не чувствуется мускатного аромата. Что-то не так! Что-то очень не так!

 

Я открыл глаза. Знакомая подсобка. Коробки, упаковочный материал, старые журналы. Под головой подушка. Её принесла Лоли из квартиры. Уфф, кажется, вся история с Реушем Осори – всего лишь сон. И примерещится же такое – пацан, командующий флотом.

Внимание привлек толстый пакет, лежащий на столе. Запечатан. Сверху изящным почерком написано моё имя. Я разорвал упаковку.

Бумага с гербом Гиарской Республики. Очень плотная, с голограммами защиты.

«Сим удостоверяется, что гражданин Федерации Терра, Луна и сопредельные планеты Кейт Дэвид Хадсон, айдикод по требованию, вступает в право собственности Третьим Дальним Флотом. Право передается Реушем Осори на основании…»

Я выронил бумагу и заорал:

- Кто мне объяснит что тут происходит?!

На крик в подсобку зашли Урусов и Лоли.

- Пришел в себя, красавец? – капитан был зол и смущен одновременно.

- Да. Но, черт возьми, что творится?

- Ты совсем ничего не помнишь? Совсем-совсем? – спросила Готик.

Она была не в платье, а в футболке и брюках. Ещё одна странность. Я глянул на часы – восемь ноль восемь. Только что начался второй сет.

Сделал шаг назад, запнулся о коробку, повалился на кушетку. Схватился за голову.

- Что? Что тут было?

- Вот мы бы тоже хотели знать.

Лоли присела рядом со мной. Капитан устроился на ящике.

- Визит этого парня, Осори – не сон? – спросил я.

- Никак нет.

- Тогда помню, как делал ему кофе. Он туда ещё сахара вбухал. Потом выпил вместо него. И дальше – провал.

- Ты постоял со стеклянными глазами и начал делать вторую чашку, - Лоли погладила меня по голове, - я видела, что ты вроде как не в себе, но ты держался очень уверенно, чётко всё сделал. Пацан выпил кофе и захотел ещё. Вот только ему обстановка не нравилась.

- И?

- И он пригласил тебя к себе. Ты согласился. Пока солдаты грузили кофе-машину, ты объяснял Урусову как наливать пиво. И уехал.

- Уехал? О, Господи…

- Кейт, вспомни, что было дальше?

- Да ничего я не помню! Или, нет, постойте-ка…

 

Панорамное окно во всю длину стены. Я стою за водруженной на огромный стол кофе-машиной и колдую со смесями. Огромный зал скудно освещен, свет горит лишь у моего стола. Реуш Осори и его адъютант, милая синеволосая девушка, сидят в креслах развернутых к окну. Гиарец любуется видом Марианнаполиса.

Я приношу им кофе и ставлю чашки на стеклянный столик. Журчащий голос юноши предлагает мне сделать ещё чашечку кофе и присоединиться к созерцанию…

 

- Я действительно сидел у этого Осори. Мы пили кофе втроем, ещё с какой-то барышней и трепались о чем-то…

- О чем, Хадсон? – Урусов навострил уши, - Ты просидел там несколько часов. О чём шла речь?

- Сейчас, я постараюсь вспомнить. Сейчас…

 

- «Куомачи». – Синие глаза Реуша смотрят на меня. – Прекрасная игра, вершина стратегической мысли. Гиарское изобретение, конечно же. В нее могут играть только прирожденные лидеры гиарского народа. Я – один из лучших игроков в «Куомачи». Только гиарец в состоянии понять всё совершенство и тонкость правил. Хочешь сыграть, бармен?

Девушка хохочет, как будто Осори сказал что-то невесть какое смешное.

 

- Мы говорили об игре.

- О какой?

- Черт подери, Урусов, не торопите! Господи, пить-то как хочется…

Лоли наклонилась и вытащила из коробки бутылку минеральной воды. Я глотнул – и в животе разорвалась горячая бомба.

 

 

Гиарец вертит в руках бокал.

- В «Куомачи» играют втроем. Главная цель – победить соперников либо поодиночке, либо вынудив одного из игроков присоединиться в качестве союзника. По доброй воле альянс не заключается. Ну что, готов рискнуть?

- Я же ничего не теряю?

Осори задумывается.

- Нет, так не интересно. Мы всегда играем на ставку.

 

Я, пошатываясь, встал. Урусов и Лоли с тревогой смотрели на меня.

- Мы играли в безумно сложную гиарскую игру. Она там что-то вроде аттестата. Играли полным комплектом фигур и карт – это очень высший пилотаж. Реуш предложил сделать ставки.

- И?

- Что «и»? Я поставил себя. Если проиграю, то буду до конца жизни варить мелкому засранцу кофе-тритипак. Девчонка поставила родовое имение. А Осори – свой флот. Он был уверен в победе.

- Ты хочешь сказать…

- Похоже, я его обыграл.

 

- Невероятно! – орёт гиарец, разбивая стеклянный стол. – Этого быть не может! Невозможно!

Фигуры летают по комнате, карты ворохом рассыпаются по баснословно дорогому ковру. Синеволосая девушка, визжа, прячется за диваном.

- Я требую пересмотра игры! Переигровка! Ты заставил её! Ты вынудил… Ты унизил… ты унизил меня, Реуша Осори!!!

- Честь имею, господин Осори, - холодно говорю я. – Имейте честь и вы.

- Постой. – Юный стратег берет себя в руки. – Подожди. Отука! – кричит он в интерком. – Отука, вызовите сюда Увекару. Надо составить один… документ. – Последнее слово он выплёвывает с ненавистью и ожесточением.

 

Лоли, Урусов и я сели в зале за столиком. Вездесущий японец принес нам чай и бутерброды.

- Я всё понимаю, но что же произошло?

- Единственная версия – странное воздействие кофе-тритипака, - сказал Урусов, отхлебывая напиток. – Между прочим, прекрасный чай. Лучше, чем борщ.

- Что в нём может быть странного?

- Хадсон, ты откуда машину заказывал?

- С Аршана. А что? – недоумеваю я.

Лоли вздохнула.

- Кейт, пока тебя не было, мы с Игорем навели справки в управлении…

- Каком управлении? Не понимаю.

- Хадсон, дело в том, что Лоли уже полтора года работает во внешней разведке Терры. В нашем управлении, понятно.

Я оторопел.

- Лоли…

- Сейчас это неважно, - отмахнулась девушка и чуть-чуть покраснела. – Так вот, Кейт, у аршанцев немного другая температурная шкала. И кофе-тритипак, приготовленный в их машине, должен быть «воасту хума».

- Что дословно означает – «холодное блюдо», - встрял Урусов. – Его надо было охладить. А затем согреть заново.

- В терранских машинах этот процесс автоматизирован, - добавила Лоли. – А в аршанских – нет.

- Но… - проблеял я, - но мы же первую чашку с тобой выпили – и всё было нормально…

- Так она же остыла.

- Черт. Черт, точно, Фуджисаки нас позвал на кухню.

- И  ещё ты использовал артезианскую воду. И сахар.

 

Сахар. Реуш Осори перед каждой чашкой требует положить сахар. И каждый раз всё больше и больше.

 

- Видимо, сочетание всех этих факторов и дало странный эффект. Гиарец начудил, а у тебя проснулось незаурядное стратегическое мышление. – Урусов потёр лоб. – Никогда бы не предположил, что конфликт между Террой и Гиаром разрешится из-за чашечки кофе.

- Чёрт. Чёрт. Что же мне делать?

- Иди, переоденься и побрейся, - Лоли нежно похлопала меня по плечу. – Скоро репортёры появятся. Негоже командующему Третьим Дальним Флотом ходить в заляпанном фартуке и со щетиной.

Я встал. Кейт Хадсон, спаситель родины.

Прибил бы папашу за имя!

Автор: Олег Силин (Скаерман).