С чего начинается

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2961
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Вячеслав Ледовский.

 

 

Длинный коридор, по которому меня несло словно ветром пушинку, закончился белесой паутинистой мембраной. Поток воздуха попытался размазать мое безвольное тело о преграду, но она оказалось обманкой, туманным маревом, традиционно скрутившим нервы непереносимым болевым спазмом. На секунду я потерял сознание. Очнулся оттого, что мой нос щекотала пахнущая клевером сладкая трава. Приложило физиономией в подвернувшийся камушек так, что чувствительный нос дергало острыми судорогами и с коричневых ноздрей капала кровь. Но все равно хорошо, что врезался не в песок. Или пятачком. Хотя вариант крокодильего рыла был бы получше.

Я оперся на белые пушистые лапки. Встал. В голове еще шумело, потому сильно качнуло в сторону. Но когда упираешься в землю четырьмя конечностями, а не двумя ступнями, устоять несколько проще. В этот раз мне опять выпало быть зайцем. Тоже неплохо, больше шансов выжить и довести миссию до конца. Ударной силой выступят те, кому достались боевые воплощения. Моя задача - унести добычу, значит, если погибну, то только последним. Сначала фантомам придется выкосить прикрытие, лишь затем придет моя очередь. Слева, всего в метре, нервно бил по мощному торсу поленом хвоста волк. Инстинкты давили на психику, он с вожделением глядел на меня и облизывал белоснежные клыки длинным языком. А что, забавно будет, если один член штурмовой группы перегрызет горло другому. За ним обвалился на задницу и с недоумением рассматривал когтистые лапы медведь. Новички, ясное дело. Кто из них Тим, а кто Макс, было неважно. На всю операцию три минуты, разбираться с этим некогда. Вот с Ри все понятно, рыжая лисичка чуть побольше меня, умильно склонив хитроватую мордочку, рассматривала пересекающую полянку тропку. Женщина была четвертым, запасным участником группы и пересекала барьер исключительно в максимальном варианте прорыва в образе лисицы. В прошлый раз также удалось пройти в зазеркалье наибольшим составом. Но в итоге уцелели только мы двое. Волк и медведь были разодраны ГГ на части, а «игравшие» ими Олег и Джон до сих пор валяются в реанимации. Из комы их вывести пока не удается. Впрочем, в подобных случаях умирает только один из шести, так что шансы выжить у них есть. Зато мы вернулись с добычей. Лиса вела себя вполне достойно, отвлекала ГГ до момента моего ухода в обратный прыжок, и досталось ёй тоже немилосердно. Но я Ри все равно недолюбливаю. Рыжая, не бреющая поросшими светлыми волосиками руки, постоянно подобострастно улыбающаяся женщина мне почему то кажется грязной, потной и дурно пахнущей. Хотя, как не принюхивался, вроде ничего особенно, вполне стандартный парфюм. Может, неприязнь оттого, что она почти не скрывает готовности переспать со мной? А у меня к женщинам отношение сложное. Я считаю, надо искать свою единственную, и если не повезло, достойнее жить бобылем, чем размениваться на ненужные связи. Впрочем, боец Ри очень опытный и удачливый. Два десятка попыток. Шесть прорывов «за грань». Все, естественно, со мной. Из них четыре успешных.

- Идет! - тяфкнула лисичка. Я тоже услышал обрывок песенки «… можно в Африку прийти. А-а, в Африке горы вот такой вышины! А-а, в Африке реки вот такой ширины! А-а, крокодилы, бегемоты…». Здесь песенка всегда являлась фоном, предупреждающим о приближении ГГ. А вот крокодилы для прорыва были бы как раз много лучше. Там вываливаёшься двумя пресмыкающимися против одного слоненка. Это гораздо веселее, чем четверо зверей на красную шапку. Во втором варианте успешными являются, по статистике, до половины попыток. И всегда кто-либо гибнет в зазеркалье. Что означает долгую кому и возможную смерть для десантника в реале. В крокодильем варианте потерь практически нет, пусть процент возвратов с добычей несколько меньше. Хотя, конечно, отрывать хобот у слоненка это не таскать пирожки. Но в этот раз не сложилось.

Я оглядел свою группу и кивнул. Пора. Волк растворился в густых зарослях. Медведь, тяжело вздохнув, вышел на дорогу - он был первым в цепочке. Я проводил его не менее тяжелым взглядом. Что же, кто-то должен начинать.

Лиса стояла рядом и нервно дергала хвостом. «Пшла!» - скомандовал я и, не оборачиваясь более, направился к своей позиции. Я не сомневался, что она послушается, как не сомневался и в том, что прав, не оправилась еще Лиса после последней заварушки, чтобы в начало вставать. Тем более, когда шансы на выживание остаются разве что у последних в цепочке. А по дороге, насвистывая веселую песенку и помахивая корзинкой с пирожками, шла фантом. Как всегда в этом варианте, в образе девочки в красной шапочке, белой блузке и колготах, синей юбке и лаковых босоножках.

Коричневый холм свалянной бурой шерсти притаился за поворотом, перекрыл фантому тропу . Диспозиция классическая, многократно проигранная на тренажерах. Каждый из штурмовой группы знал свой маневр. Но и ОБЪЕКТ врасплох не застать, потому как второй раз подряд мы пытались сыграть ту же пьесу. А по второму разу ОНИ всегда хорошо помнят предыдущую попытку. Фантом вынырнула из-за куста. Затормозила, не дойдя с полдесятка шагов до медведя. Грозно сдвинула домиком выжженные солнцем брови над огромными синими глазищами.

Спросила неожиданным низким басом. - Опять???

Я замер. Впервые хозяева этого мира заговорили с нами! Дать отбой акции и попробовать побеседовать? Не успел… Красная шапочка отвела корзинку с пирожками за спину. Из-за кустов метнулась серая тень. Волк. Фантом подпрыгнула, встретила его классическим маваши-гери, по ходу успев ткнуть растопыренными пальцами свободной руки в глаза распрямившегося пружиной медведя. Но уже мелькнула рыжей стрелой лисица, выхватила из корзинки пирожок, упала, придавленная к земле пяткой в основании пушистого хвоста. Взмахнула перекошенной от боли мордой, переправила добычу мне. Я вцепился в пирожок (на этот раз с капустой) передними зубами и понесся по тропинке, одновременно включив опцию выхода. За спиной слышались тяжелые удары, взвизги и стоны зверей. Красная Шапка расправлялась с прикрывавшими мой отход медведем, волком и лисицей. Лишние жертвы. Даже если бы они её не пытались удержать, я успевал уйти. Но дать отбой прикрытию я не имел возможности.

Три.

Два.

Один.

Выход.

Я снова провалился в туннель, который через секунду вбросил меня в привычное человеческое тело, привязанное к стартовому ложементу. Слева от меня в таких же креслах корежило двух находящихся в бессознательном состоянии мужчин. Справа бессильно обвисла рыжеволосая красавица,  и струйка слюны стекала из угла её рта.

Хреново. В этот раз я потерял всех.

Обслуга быстро выхватила из моих рук шипастую коробочку, коловшую ладони будто ежик. Сразу бережно уложили в герметичный контейнер, окружили стеной охраны, унесли.

Хорошо. Мы снова добыли энергокапсулу, а она стоит очень дорого. Универсальный источник с практически неиссякаемым запасом, на пике выдающий мощность, сравнимую с энергией звезды. Во всяком случае, из сорока работающих капсул, в сумме увеличивших энергетические возможности человечества в тысячи раз, ни один пока не продемонстрировал истощения.

Шестнадцать погибших и сотня искалеченных десантников считались приемлемой платой за это могущество. С другой стороны, каждый из нас был добровольцем. Получал за акцию самые большие деньги, что можно было заработать наемным трудом. Пожизненной ренты за несколько месяцев подготовки и пять минут работы в зазеркалье, из которых на активную приходилось несколько десятков секунд, хватало с лихвой на весьма обеспеченное существование.  Если уходили с добычей, на премию можно было купить персональный космолет.

- Три места реанимации, срочно! - вокруг пострадавших суетились медики. Сегодня у них редкая по тяжести ситуация, работа по максимуму. Спецлаборатория была рассчитана на четверых, но я всегда возвращался здоровым. Даже если меня ТАМ убивали, все заканчивалось простым экстренным выбросом группы. И у меня не оставалось ни одной царапины, только неприятные воспоминания.

- Нормально, Эсти, мы их спасем, - Алан, директор проекта, успокаивающе похлопал меня по плечу. Конечно, я незаменимая единица и потому ко мне нужно проявить особое внимание.

Именно я первым попал в зазеркалье. И столкнулся в рисованной пустыне с джинном. Шокированный моим видом дэв выронил бронзовую лампу. Я её подхватил. Не думая об этом, просто на автомате, чтобы не упала на желтый пахнущий прокаленным железом песок. Сразу же запустил опцию выхода, что и рекомендовалось делать в подобных ситуациях. И через секунду оказался на стартовом столе лаборатории с небольшой шипастой коробкой в руках. Оказавшейся первой попавшей в наш мир энергокапсулой.

Может быть, именно из-за того, что я был первым, на мои характеристики произошла настройка «входа». И теперь мое присутствие является пропуском ТУДА. Если я откажусь от этой работы, можно будет закрывать проект. По крайней мере, его коммерческую часть. Потому со мной работают опытные психологи. Обеспечивают релаксацию и защиту от различных недовольных нашей деятельностью «зеленых». У человечества теперь энергомощностей на два порядка больше, чем мы можем освоить, но все равно властям этого мало. Аппетит приходит во время еды

Ладно. Можешь успокоиться, босс. Я снова туда пойду. Потому что в этот раз, кажется, появился шанс поговорить с хозяевами. Понять смысл этой страшной сказки, где нас убивают. А мы стремимся стащить энергокапсулы. Принимающие вид то волшебной лампы Алладина, то волчьего клыка, то хобота слоненка. Или, как в этот раз, пирожка из корзинки Красной шапки, что совсем не худший вариант. Самое тяжелое, что выпадало, тремя поросятами выламывать клык у Волка. Из четырнадцати попыток удачной оказалась одна, и почти половина всех потерь пришлось на этот вариант. Ну да ладно.

Техники отстегнули ремни, вынули из основания черепа разъемник подключения к искусственному разуму. Впрыснули через кожу концентрат витаминов и глюкозы. Можно вставать.

- В этот раз что-то новое? - Цепко взглянул на меня Алан. В интуитивном понимании происходящего ему не откажешь.

- Да, - согласился я, - но доклад наедине.

- Идем.

В кабинете директора, как всегда, было прохладно и пахло пихтовой хвоей. Алан набулькал в два тонкостенных бокала любимую им минералку. Нарзан. Мне он не особенно нравится. Я имею в виду их обоих. Нарзан и Алана.

Директор помолчал, испытывающе разглядывая меня. Неспешно заговорил.          

- Знаешь, мы ведь не можем отсюда увидеть, что ТАМ происходит. Остается только верить, что вы попадаете в мир мультфильмов. Всегда один из четырех. Если прорываешься только ты, это Алладин и джин. Есди двое, крокодилы и слоненок. Если трое, поросята и волк. И так далее. Ваши рассказы совпадают даже в мелочах, потому мы их принимаем. Но что происходит в действительности, до сих пор загадка. И если бы не энергокапсулы, весь проект не стоил бы и сотой доли затраченных на его осуществление средств.

В кабинете установилось молчание. В этот раз его нарушил я.

- ОНИ со мной заговорили.

- Наконец-то. - Алан посмотрел на меня насторожено. - И что сказала ГГ? Или это … был кто-то другой?

- Нет, классическая  расстановка. Красная Шапочка.

- Да? И что она …  сказала?

- ОПЯТЬ. - Торжественно произнес я.

- Опять?

- Да. Только так, ОПЯТЬ? - Я выделил недовольную вопросительную интонацию и хрипотцу.

- И все?

- Да. Началась акция. Месиловка. Так что поговорить не удалось, - добавил я с иронией.

- Да? Жаль. Но все же это открывает некоторые перспективы на будущее.

- Какие к черту перспективы? - Взорвался я. - Мы лазим к ним как домушники! Таскаем энергокапсулы, хотя не понимаем, что это такое и что они значат для них! Отгрызаем им хоботы! Выбиваем зубы!

Добавил упавшим голосом. - Воруем пирожки... 

- Ну, без этого бы наш проект заглох. Кто бы его финансировал? - Пожал плечами Алан. Продолжил. - Кроме того, возможно, для них капсула действительно не более чем мелочь, а в наших условиях это двадцатикратная годовая самостоятельная выработка энергии всем человечеством. И самое главное, ты же первым это начал?! Сам! Откажись, и нас закроют, как только убедятся, что не у кого, кроме тебя, прорыв не получается. По крайней мере,  если потом еще раз передумаешь, сможешь наверняка раза в три увеличить свою зарплату. Хотя она и без того больше моей раз в десять.

Последнее признание директор выцедил с трудом, сквозь зубы. Чуть попереживал этот факт. Привычно успокоился. Наклонился ко мне доверительно, - скажу тебе больше, Эсти, проект продолжается только потому, что там, - он поднял палец наверх, - боятся, что тебе надоест ТУДА лазить. Вот и торопимся натаскать побольше, покуда ты на эти дела согласный.

- Но ведь сейчас все изменится? -  спросил я с надеждой, - есть шанс на диалог?

- Есть, - согласился Алан, - только мне трудно даже предположить, как ты будешь общаться с теми, кого обворовываешь.

- Я?

- А кому же еще? В принципе, у нас подготовлены специалисты по переговорам. Но есть шанс, что ты попадешь по варианту «Алладин». Даже если не так, все равно туда их тащить тебе. Значит, придется принимать участие и в беседе.

- То есть, - уточнил я, - ты согласен с тем, что следующий раз мы пойдем в зазеркалье исключительно с целью налаживания контакта?

- Да. И, естественно,  я не буду настаивать, чтобы вы возвращались с добычей. Будем считать это миротворческой миссией.

- Договорились! - окончание беседы меня устроило больше, чем ее начало.

Поднимаясь по лестнице в свой номер, я снова проигрывал в мыслях этот длинные последние сутки. Завершающие тренировки, акция, неожиданное поведение ГГ, мясорубка, потеря трех товарищей, разговор с Аланом. Рваным выдался день. И на минусе, и на плюсе. Теперь осталось, по давней привычке, набросать отчет о нем в личный дневник и наметить планы на завтра…

Открыв дверь номера, я включил свет. И вздрогнул. У окна стояла стройная симпатичная девушка, одетая в костюм Красной шапочки. Один в один похожая на фантома, будто того с её рисовали. Чья-то не очень умная шутка.

- Так, мадмеазель, - пришел я в себя, - быстро собралась и ушла. А насчет того, как вы сюда попали, я с охраной поговорю.

- Охрана, это хорошо, - согласилась девушка, - только ты учти, что ваш мир совсем недавно рассматривался как кандидат на уничтожение.

Её лицо, фигура и одежда поплыли, как пластилиновая фигурка на горячей плите. Стали трансформироваться. Мою спину словно окатило ледяной водой. Волосы на голове и по всему телу вздыбились. Я попятился, уткнулся спиной в закрытую дверь. Попытался нашарить дверную ручку, сжатой в кулак и отведенной назад правой рукой сторожа проходящую метаморфозу. Она очень быстро завершилась. И теперь напротив меня  сидел я сам. Склонив голову, полиморф полюбовался произведенным эффектом.

- Сначала мы посчитали, что диалог с женщиной будет оптимальнее, но, видимо, ошиблись. Полагаю, что сейчас у вас больше доверия к моим словам?

- Да! - дверь удалось открыть, что меня несколько успокоило. Когда есть возможность бегства, непонятное воспринимается легче. - Кто вы?

- Говоря вашим языком, охрана огорода, на чьи грядки вы делаете набеги. Для достоверности могу принять облик Красной Шапочки, так ведь у вас зовут этот персонаж? - Огорошил меня я неожиданным признанием. - Попытка поговорить на нашей территории не удалась, и только поэтому я здесь. С обратным, так сказать, визитом.

- Но кто вы? - снова спросил я. Пусть определит себя как-либо иначе, может, будет полегче разобраться, кого мы обидели и чем это грозит. Фраза об уничтожении нашего мира заставляла отнестись к собеседнику с максимальным пиететом. Тем более, что вина землян была несомненной.

- В личном плане, я посланник, можете меня называть именно так. Во всех других для вас более важным являются наши действия по отношению к вам.

- И … что за действия  вы намерены предпринять?

- Знаете, - другой Я удобно расположился в кресле, - может, вы прикроете дверь? Она может привлечь излишнее внимание.

Я подумал. И послушался.

- И присядете? Поверьте, если бы мы приняли решение вас уничтожить, мы это уже давненько сделали.

- Кто вам дал право уничтожать миры? - Сухо спросил я. И присел на пол рядом с дверью. Береженого бог бережет.

- А кто дал вам право разбойничать на наших коммуникациях? - Удивился посланник. - По  моему, вы без всяких сомнений уничтожаете крыс и прочих вредителей. Почему вы ждите иного отношения к себе?

- Крысы не являются разумными существами! - Парировал я. Поймал взгляд собеседника и усомнился в сказанном.

- У нас также были очень большие сомнения в вашем разуме, - спокойно ответил другой я, - более того, они у нас по-прежнему остаются. Скажу честно, вы для нас не более разумны, чем с вашей точки зрения не только крысы, а даже и тараканы.

- Тогда в чем дело? - Брезгливо спросил я, - где дуст? Или что вы там нам приготовили?

Если он со мной еще говорит, значит, не все так плохо, потому можно подерзить. Либо они блефуют, либо существует возможность договориться.

- У нас есть вариант схлопывания этой части вселенной, миллиардная доля секунды, и все, никто ничего даже не почувствует, - Обрадовал меня гость. - Но у вас нашлось нечто, что нас заинтересовало.

Всегда верил, что торговля и взаимовыгодный обмен - лучший путь к миру.

- И что же это такое? - спросил я.

- Те образы, которыми вы трансформируете наш мир, - пояснил мне гость.

… Зазеркальщики оставили нам все уворованное у них. В обмен на полную коллекцию наших мультфильмов. И теперь девяносто процентов сотрудников Министерства энергетики - это аниматоры. Обменный курс составляет семьсот гигабайт абсолютно новых мультиков за одну энергокапсулу. Мы справляемся, несмотря на очень высокие требования покупателей к качеству продукции. Но возник вопрос, что теперь нам делать с такой прорвой избыточной и халявной энергии?

Я очень рад, что земляне выбрали самый достойный вариант. Завтра я иду ТУДА. К фантомам. Со встречным предложением - мы вернем им столько энергокапсул, сколько они запросят. В обмен на их аналоги произведений культуры. Пусть не считают, что нам чуждо искусство, не ставят нас вровень с крысами и тараканами. Я понял, разумный отличается от неразумного главным образом отношением к ней. К культуре, причем не только своей, но и иных цивилизаций. С торговли все только начинается…

Автор: Вячеслав Ледовский.