Революция

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2760
Подписаться на комментарии по RSS
Есть ли у вас план, мистер Энгельсон?

О, да, мистер Карлсон, у меня сто планов!

.

А мы все живём для сахара, сахара, сахара,

Мы живём для сахара, что у нас в крови!

(Умка и Броневичок)

Вот такая вот фигня, - вздохнул Малыш, и отвернулся от панели тактического модуля. В полутьме Стокгольмского бункера Сил Самообороны спроецированные на стену переплетения линий тактической карты были единственным источником света, если не считать сигары Кирка Дугласа.

Да, братец, и подумать только, чем закончились твои прогулки по крыше, - насмешливо протянул Боссе. - Пожалуй теперь я готов признать, что ты и вправду вовсе не "самый обыкновенный малыш".

Братец, заткнись, пожалуйста, - Малыш сплюнул на бетонный пол бункера. - Лучшим доказательством моей лояльности является то, что я сейчас нахожусь именно здесь, а не трескаю варенье и плюшки с этими дегенеративными тварями!

Да, да, конечно, - хмыкнул Боссе. - Сначала он шляется по крышам неизвестно с кем, потом начинает разводить этих пропеллерозадых уродов на продажу, а потом они учиняют революцию! Купите Карлсона, Карлсон - лучший друг для вашего ребёнка! Ага. Точно. Лучше некуда. Одна плюшка - один труп!

Ну так кто же знал! - простонал Малыш. - Он же казался таким… таким милым…

Ага. Помнится твоя сестра тоже так говорила, и где она теперь? - ехидно спросил Боссе. - Где она, не скажешь мне, дружочек?

Чуваки, аккуратней! - Дуглас просунул ствол своего СПАС-12 между братьями, - когда вы так рычите друг на друга, вы напоминаете мне одного моего знакомого лысого урода. Вы бы, блин, ещё друг друга постреляли из-за того, что какой-то пончик с вентилятором на заднице трахнул вашу сес…

Заткнись! - хором рявкнули Малыш и Боссе.

Молчу, молчу, - Кирк взмахнул руками. - Вот только много командиров я повидал на своём веку, и хочу сказать вам, что сейчас вы занимаетесь совсем не тем, чем надо. Чем быстрее вы справитесь с большой проблемой - тем быстрее решится и ваша маленькая семейная неурядица.

Маленькая? - вскипел Боссе. - Какие-то человекообразные заставляют мою сестру в одном нижнем белье носить им варенье и плюшки, и ты называешь это "маленькой" проблемой?

Ну, чувак, - Кирк затянулся сигарой. - Смотри на вещи философски…

Философски? Философски, говоришь?

Два Нуля на связи! - в бункер взбежала взмыленная секретарша. - Он получил информацию! Великая революция намечена на сегодняшнюю ночь!

Что-о-о-о? - в глазах всех сидевших в бункере плескался искренний ужас.

Думаю здесь, в нашей истории надо сделать небольшое отступление. Видите ли, в совершенно обычном городе Стокгольме, славном лёгкими нравами и столь же нетяжёлыми наркотиками, жила самая обыкновенная шведская семья Свантессон. Папа, мама, их домохозяйка и их дети. К сожалению, в бурные семидесятые, славные падением нравов и разгулом свободной любви, а также не менее свободным оборотом наркотиков, у них совсем не оставалось свободного времени, чтобы следить за своими детьми, что и не могло не привести к печальному исходу. Самый младший Свантессон, которого в силу причин личного характера все ласково звали просто Малышом, связался с дурной компанией. Компания эта была представлена редким экземпляром мутантного бомжа, жившего на крыше, и имевшего сложное медицинское заболевание - врождённый пропеллер ануса, каковым пропеллером он наловчился на редкость неплохо пользоваться.

Ну а Малыш, с детства росший в атмосфере шведской семьи, питал болезненную любовь к разного рода уродцам, подкреплённую стойким нежеланием родителей покупать ему суку сенбернара. Неудивительно, что он и Карлсон (а именно так звали мутанта) столь быстро нашли друг друга.

Сначала он развлекались мелким хулиганством и прирабатывали шантажом граждан, также любивших бродить по крышам города Стокгольма с тем чтобы украсть то, что плохо лежит, уйти от погони, продать немного наркотиков или просто снять порнофильм-другой на открытом воздухе, но очень скоро Малыш понял, что Карлсон в этом отношении просто золотая жила, и поставил дело на широкую ногу - отловленные во время ночных рейдов порнозвёзды прилежно рожали новых и новых уродцев, встававших под знамёна Семьи Свантессон, и вскоре весь "Верхний Стокгольм", как любили называть его сами представители Семьи оказался в полной и безраздельной власти Малыша и его послушной воздушной гвардии. Ну и Семьи Свантессон, разумеется. С какого-то момента Малыш понял, что работающие за сахар и варенье малогабаритные летающие лазутчики могут воровать не только ювелирные изделия, а подсматривать - не только за влюблёнными, и вскоре весь Скандинавский полуостров оказался под его негласным, но очень плотным контролем. Продажа секретных материалов Моссаду, ЦРУ, Интиллиджент Сервис и многим другим конторам оказалась весьма прибыльным бизнесом, а за право получить в своё распоряжение верного и главное - неуловимого в силу наличия пропеллера диверсанта, которому не был нужен персональный вертолёт для эвакуации, многие представители радикально настроенных группировок - от ИРА до Чёрного Джихада включительно были готовы в буквальном смысле слова удавиться.

Беда, как водится, подкралась оттуда, откуда никто не ждал. Коварные гуманоиды на самом деле готовили свои планы по захвату власти. Будучи глубоко деградантными натурами, они не желали от мира ничего, кроме варенья и плюшек - ну и может быть ещё одну-другую самую обыкновенную четырнадцатилетнюю шведскую девочку с голубыми глазами и парой светлых косичек.

С целью достижения своей дегенеративной мечты эти создания начали подготовку к восстанию - в нужный момент они должны были нанести удар по столице Империи Свантессон - Стокгольму, захватить там власть и начать претворение в жизнь своих коварных планов. К счастью крайне низкая дисциплина в рядах заговорщиков привела к тому, что один из их лидеров среднего командного звена не утерпел и похитил сестру самого Малыша с тем, чтобы впоследствии его шантажировать. Только нечеловеческие усилия лучшего из известных человечеству агентов - Супершпиона, также известного под прозвищем Два Нуля, работавшего сразу на все разведки мира и одновременно - ни на одну из них, настолько глубоко он был законспирирован, помогли ему выяснить судьбу Бетан Свантессон.

Зрелище его родной сестры, в одном кружевном переднике подающей блюдца с вареньем и плюшками рассевшимся вокруг довольным дегенератам, вызвало у Малыша припадок справедливой ярости. Изничтожив и изорвав зубами некстати подвернувшийся под руку половичок, Малыш немного успокоился и приказал готовиться к отражению восстания. Первые группы наёмников со всего мира стали прибывать незамедлительно. Столь же незамедлительно в Стокгольм стали стекаться оружие и боеприпасы, и далеко не один зам по тылу, обитавший на постсоветском пространстве, пристроил третий этаж к своему скромному домику на Кипре.

Но все эти процессы протекали мучительно медленно - Малыш сам тренировал многих восставших, и отлично знал, как быстро те могут действовать в случае необходимости. Конечно контора наёмников, через которую действовал Малыш, обещала неоценимую помощь и действительно оправдывала своё название, но всё равно, до полного развёртывания было ещё далеко.

Фрекен Бок сюда, - рявкнул Малыш, - живо!

В бункер, лязгая железом и скрипя латексом, вошла Чёрная Госпожа, как ласково окрестили её в кругах, близких к богемным. Годы совсем не состарили железную леди, тем более что как член семьи Свантессон она в полной мере пользовалась услугами подконтрольных Семье пластических хирургов и косметологов, а наряд из чёрного латекса, начищенных до блеска метательных сковородок с кровостоком и антипригарным покрытием, а также длинный кожаный хлыст лишь добавляли ей шарма.

Третий бронеходный дивизион ждёт распоряжений, - томным голосом сказала она.

Блокировать телеграф! - рявкнул Малыш. - Враг не должен пройти!

Как скажешь, сладенький, - домомучительница повернулась и вышла, игриво покачивая ягодицами. Закреплённые на них сковородки пускали по стенам весёлых голографических зайчиков. Зайчики искрились, разбивались на пары, тройки и квартеты и занимались глубоко непристойными занятиями, на какое-то время ожививших скучный интерьер бункера. Впрочем, как только Фрекен Бок покинула помещение, они погасли.

Так вот, - Малыш отвёл взгляд от стены, на которой как раз померкла последняя парочка ушастиков. - Кирк, твои ребята блокируют телефон. Он должен остаться в нашем распоряжении до последнего, ты понял меня?

Дерьмо вопрос, чувак, - Кирк с хрустом передёрнул затвор своего СПАСа. На пол вылетела гильза весёленькой красно-синей расцветки. Кирк наклонился, подобрал её, и запихнул обратно в ружьё. - В любое время, чувак.

Отлично! - радостно сказал Боссе. - Тогда я со своими ребятами блокирую мосты!

Боссе, ты идиот! - сказал Малыш, подошёл к брату, и, несмотря на разницу в росте, отвесил ему несколько пощёчин.

Где-то я это уже видел… - задумчиво протянул при этом Кирк Дуглас.

Нафига мосты противнику, обладающему столь значительной воздушной мобильностью? - продолжил Малыш, удовлетворив свои садистские наклонности. - Нет уж, ты будешь оборонять штаб Самообороны!

Но моей футбольной команды не хватит на то, чтобы прикрыть всё здание! - воскликнул Боссе.

Я знаю, - сказал Малыш. - И именно поэтому я позвал тебе в помощь одного весьма достойного господина.

Бисёнена ко мне, - сказал Малыш в коммуникатор.

О нет, - простонал Боссе.

О, да, - ехидно сказал Малыш.

Дверь бункера, лязгнув запорами, отворилась, и на пороге возник он - герой неисчислимого множества японских порнографических мультиков "аниме", существо столь неопределённого пола, что за свою четырнадцатилетнюю жизнь ему удалось сняться во всех жанрах порнографии, кроме разве что зоо- и некрофилии - да и то, лишь из-за недостатка времени, вызванного необходимостью регулярно спасать Японию от всех возможных и невозможных напастей, включая происки Ангелов, Демонов, Вампиров, а также прочей нечисти - даже Маленьких Похотливых Тварей с Длинными Щупальцами, музыкальный идол, от концертов которого писала кипятком вся Япония и ещё большее количество идиотов по всему остальному свету, экспериментальный киборг, обладавший всеми мыслимыми и немыслимыми типами протезов, включая анальную пробку вариативной геометрии с таймером, вибратором и выходом в интернет, мучимый всеми известными и неизвестными науке психологическими комплексами, но каждый раз героически преодолевавший их влияние, скандально известный наёмник и непревзойдённый убийца - Сугой но Каваи Бисёнен-сан

Автор буквально тащится от предыдущего предложения, равно как и от многих последующих, но, к сожалению, решил не растягивать его на страницу, как это первоначально планировалось, из-за явного переизбытка крови в пафосоносной системе и позднего времени суток. Впрочем, в силу всё тех же причин, а также того, что автор тащится и от японских порнографических мультиков "аниме", рецидивы данного предложения будут преследовать вас весь остаток этого гнусного пасквиля, что многие из вас, дорогие читатели, думаю, несомненно поймут из нижеследующего текста. Если среди вас есть есть японаты - простите баку, сёдзе как умею…Очень хотелось. ~_^

О-хаё гозаймас, минна-сан! - мелодичным голосом сказал вошедший, невероятно элегантным жестом поправляя повязку сначала на правом глазу, а потом на левом. Крупнокалиберные лучевые дыробои, затейливо украшавшие его тело, при этом столь же мелодично звякнули.

О-гэнки дэс ка? - вкрадчиво осведомился Бисёнен, приблизившись к Боссе и протягивая тому вытащенную из петлицы розу.

Аригато, - машинально выдавил Боссе, принимая предложенный цветок. - Гэнки дэс…

Зря ты это сделал, братец, - меланхолично заметил Малыш. - Он ведь теперь просто так не отстанет.

И действительно - в до отвращения очаровательных глазах Бисёнен-сана плескалось не меньше чем по океану розовых соплей. Впрочем, с учётом ситуации, скорее всё-таки голубых.

О-хаири, кудасай, - Бисёнен взял Боссе за руку и повлёк за собой к выходу из бункера. На лице Боссе отражалось отчаянное осознание того, что даже если он переживёт это вечер - девственником ему уже точно не быть.

Эй, только чтобы там про дело не забывали, ясно! - прикрикнул им вслед Малыш. - У нас тут всё-таки революция на носу!

Хай, Чиби-сама! - кивнул Бисёнен, взмахнув длинной, до пояса, гривой волос, выкрашенных в кислотно-розовый цвет. - Вакаримашта!

Чиби… сама? - выдавил сквозь зубы Малыш, и рефлекторно потянулся к висевшему на поясе Дезерт Иглу. - Буккоросите яру дзо!

Гомен, гомен, - расплылся в глупой улыбке Бисёнен и быстро скрылся за толстой металлической дверью. Как всегда успел - пуля 0.5 калибра только лязгнула по бронезаслонке, выбив искру и содрав краску.

Бакаярро, - процедил Малыш, убирая на пистолет на место. - Тьфу, блин, вот ведь прицепился этот нихонго дурацкий!

Командир! - вспыхнул экран экстренной связи. - У нас проблемы!

Ну, что там, - Малыш обернулся к экрану.

Братья-коммандеры Петрович и Иванович, отвечавшие за противовоздушную оборону Стокгольма, выглядели встревоженными.

Наши системы дальнего обнаружения отмечают массированный запуск покемонов с территории Японии! - сказал Петрович. - Судя по всему, наш противник сумел заручиться поддержкой международной террористической организации "Глаза Восходящего Солнца"!

Заплатите сибирским медведям! - рявкнул Малыш. - Скажите им, что это такие большие правильные пчёлы, и что они делают правильный мёд! Много правильного мёда! И пусть косолапые сбивают их k chertovoi materi, даром что ли на корейских Боингах тренировались?!

Есть! - братья-коммандеры разом отдали честь и исчезли с экрана. - Аве Эмперор!

Ничего без меня сделать не могут, - простонал Малыш, - идиоты… вокруг меня - одни идиоты!

Над головой Малыша монотонно завыла сирена раннего предупреждения - первые повстанческие войска взмывали в воздух с тайных аэродромов в пределах города.

Чувак! - радостно проорал в коммуникатор Кирк Дуглас. - Лысики в секторе!

Сеть городского оповещения сама собой врубила Имперский Марш из Звёздных Войн. Частая пальба кассетных зениток и шипение переносных ракетных систем органично вплетались в мелодию, создавая истинную симфонию красоты необузданного разрушения.

Сугоии! - радостно хохотал где-то на крыше Бисёнен, в перерывах между выстрелами, наблюдая за тем, как ошмётки повстанцев разлетаются в небесах фонтанами мяса. - Соре ва сугоии десу!!!

Но у противника тоже было чем постоять за себя - с нарастающим свистом к крышам, на которых засели войска Самообороны, понеслись засохшие плюшки фру Енсен. При соприкосновении с любым предметом пересушенные зачерствевшие хлебобулочные лопались с пушечным треском, а разлетавшиеся не хуже шрапнели крошки создавали купол гарантированного поражения диаметром до пяти метров. Некоторые плюшки, коварно политые перед атакой водой, проламывали крышу, и лопались уже внутри, повышая число жертв среди мирного населения.

К тому же, тушки подстреленных уродцев рушились преимущественно на головы силам самообороны, а полупереработанное органическое топливо из их распоротых кишок по слезоточивому и рвотному воздействию не уступало основной линейке полицейских химпрепаратов специального назначения.

Несмотря на героическое сопротивление доблестных зенитчиков, и поддерживающих их наземных частей, восставшие войска специального назначения продолжали продвижение к центру города.

Малыш лихорадочно щёлкал клавиатурой тактического центра, переключаясь с одной камеры на другую. Перевёрнутая зенитка, рядом с которой лежат забрызганные каким-то дерьмом (впрочем, почему "каким-то?" - именно им и забрызганные ^_^) бесчувственные тела в мундирах Имперской Стражи Стокгольма, отважные домомучительницы отдельного бронеходного дивизиона Фрекен Бок, доблестно закидывающие противника бритвенно-острыми алюминиевыми тарелками, и добивающие потерявших способность к полёту дегенератов длинными кожаными хлыстами, героический и вместе с тем очень красивый в своём героизме Бисёнен, сразу с двух рук палящий из навороченных лазерных дыробоев, ещё одна зенитка Имперской Стражи, плюющаяся во все стороны гильзами, улица, заваленная разодранными в клочья телами восставших …

Чувак! - на экране возник Кирк Дуглас. - Тут какая-то хрень, в натуре, чувак!

Конкретнее! - рявкнул Малыш.

Да сдаётся мне, что лысики на телефон то с телеграфом вот такенный болт забили! - сказал Кирк Дуглас, вскинул дробовик и метким выстрелом сразил подлетевшего слишком близко пропеллерозадого дегенерата. - Сдаётся мне, что они им почему-то нафиг не сдались, а основная масса куда-то ещё прёт…

Куда они ещё могут переть, чтоб тебя черти взяли?

Откуда я знаю, - пожал плечами Дуглас и снова пальнул куда-то за пределы экрана. - Ты здесь командир, а мне то откуда знать, я прошлые пять лет по долбаной латинской Америке болтался!

Чего им там надо, чего им надо… - Малыш лихорадочно обшаривал взглядом спроецированную на стену тактическую карту. Телефон, телеграф, оружейная фабрика…

Да чтоб мне остаток жизни в одной камере с активными педиками провести!

Эй, чувак, что там? - встревоженно спросил Кирк. - Что за фигня?

Как я мог… как я мог быть таким слепым… - простонал Малыш.

Да в чём дело то? - заорал в камеру Кирк.

Всем подразделениям! - прокричал Малыш, выходя на общую частоту. - Выдвинуть доступные резервы в сторону кондитерской фабрики! Генерал Специфик, назначаю вас ответственным за основное направление атаки, вы пойдёте с севера! Майоры Пэйн и Эррор возглавят удары с юга и запада! Все прочие подразделения под общим командованием майора Ассистэнта оказывают им максимально возможную поддержку! Выполнять!

SIR, YES SIR! - рявкнули из динамиков. - ROGER! ALPHA, BRAVO, CHARLIE, TARGET EPSILON, MOVE! MOVE!! MOVE!!!

Но было слишком поздно - основная масса восставших уже прорвала тонкую линию обороны близ кондитерской и теперь, жужжа пропеллерами, деловито ныряла в окна фабрики.

Послышалось победное жужжание уродцев, дорвавшихся до цели своего прорыва - как и у всякого другого биомеханизма на пердячем пару, их силы значительно возрастали после употребления желанного стимулятора. Каждый летающий дегенерат, покидавший здание фабрики, тащил за собой увесистый чан липкого и вонючего скисшего варенья, которое незамедлительно выплёскивал на головы врагам.

Улицы заполнились какофонией криков боли и отвращения.

SIR, WE ARE PULLING OUT! - орали по всем каналам. I REPEAT, WE ARE PULLING OUT!

Общее отступление! - прокричал Малыш, до боли в пальцах стиснув микрофон. - Повторяю, общее отступление! Бисёнен прикрывает отход, но всё равно поторопитесь!

Разрозненные остатки Сил Самообороны, бросая тяжёлую технику, маленькими группами прорывались за пределы города. Единственным оплотом, противостоявшим восставшим оставался только штабной бункер, но его падение было лишь вопросом времени.

Малыш, с перекошенным гримасой отчаяния лицом, готовил к уничтожению центральные архивы Семьи Свантессон - рецепты Бабушкиного Пирога и Маминого Яблочного Желе, карты расположения диванов, за спинками которых хранились леденцы, списки поставщиков сахара и карамели…

Кирк Дуглас, расстреляв все патроны, ввалился в здание уляпанный дурнопахнущей липкой дрянью, и, не слушая воплей Малыша, поволок его в сторону канализации.

Вот так оно понадёжнее будет, чувак, - сказал он, прилепив на люк добрый заряд пластида на растяжке. - И заткнись, наконец! Пока жив ты - жива надежда! И не реви, чтоб тебя черти взяли!

А я и не реву, - всхлипнул Малыш.

Вот и не реви, - улыбнулся Кирк, поправил прибор ночного видения, взвалил Малыша на плечо и зашагал по канализации, весело напевая песенку. Впереди его ждало ещё очень много хорошо оплачиваемой весёлой и увлекательной работы.

Оставшийся на крыше Бисёнен продолжал свой безнадёжный бой с упорством истинного камикадзе. Кружившие вокруг враги умирали сотнями, но всё новые и новые волны накатывали тысячами, и наконец кому-то удалось вывернуть на голову последнему герою Стокгольма чан с засахарившимся вареньем.

А-а-а-а-а!!! Ксоооо!!! - разнёсся над Стокгольмом истерический визг Бисёнена, вся красота и изящество которого оказались безвозвратно погублены одним единственным чаном липкого скисшего варенья.

ИЕ, - прозвучало вдруг совсем рядом. - СОРЕ ВА КАВАИИ ДЕСУ…

Бисёнен обернулся и увидел паривший в воздухе жизнерадостный скелетик с большущими голубыми глазами, одетый в весёлый розовый балахончик с симпатичными беленькими черепушками на нём. А ещё у скелетика была коса. Даже три. Два длинных блондинистых хвоста с маленькими голубыми бантиками, росшие прямо из голого черепа, и ещё одна - с остро заточенным лезвием золингеновской стали, но уже в руках.

ОЯСУМИ НАСАИ, БИСЁНЕН-САН, - с улыбкой сказала СМЕРТЬ и взмахнула косой.

Сердце великого героя не выдержало и остановилось. Синхронизированное с биением его сердца взрывное устройство сработало, и центральный бункер Сил Самообороны, сотрясаемый множественными взрывами, обрушился, проседая сам в себя и засыпая обломками прилегающие кварталы.

Над обезлюдевшим Стокгольмом с победными песнями кружились революционные войска, и только жужжание неисчислимого множества мух, роившихся на залитых липким вареньем осквернённых улицах когда-то гордой Имперской Столицы, вторило им.

Революция свершилась.