Рассвет нового дня

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3947
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Евгений Шиканов (Zavadsky).
6:30

Противно запищал зуммер будильника.

Макс пошарил рукой на подлокотнике дивана и, нащупав будильник, выключил звонок.

Пора было вставать, но он никак не мог заставить себя сбросить одеяло и подняться. Вспоминалась цель подъема – умыться, позавтракать и окунуться в серый, чуждый, холодный мир, зимний день, прийти на осточертевшую работу, отсидеть свое и вернуться домой. Так было вчера, так было позавчера, так было неделю назад. Макс понимал, что так будет и завтра, но отчаянно не хотелось в это верить.

От этих мыслей все меньше и меньше хотелось сбрасывать теплое одеяло, но он, наконец, убедил себя в неотвратимости похода на работу и, собрав волю в кулак, поднялся. Из съехавшего одеяла выпала книга «Владимир Васильев. Идущие в ночь».

Макс нагнулся и поднял книгу, а затем поплелся в ванную. По дороге туда в голове копошились те же мысли, что и много дней подряд: «Как же повезло героям этих книг! Каждый день приносит им новое, неизведанное, захватывающие приключения. А они это еще и не ценят!».

Умывшись, он побрел на кухню и, поставив жариться яичницу, уставился в окно. А за окном солнце неуверенно оккупировало небо. Но это был не то красивое зрелище, которое люди привыкли называть «рассвет». Нет, от того, что представилось взору Макса, можно было лишь содрогнуться. Из-за черного, размытого вечными дождями, горизонта вырывались серые лучи и окрашивали весь окружающий мир в серые тона. От этого зрелища стало еще более не по себе, и Макс задернул занавеску, снял с плиты сковороду с завтраком и поглотил его, уныло тыкая вилкой. Часы на столе подсказали дату: 28 февраля 2004. 7:05.

Натянув кожаную куртку и ботинки, он вышел из квартиры и спустился по заплеванному подъезду на улицу.

Наверно, кто-нибудь привыкает к такому миру, ведь кто-то радуется, живет, работает, да еще и умудряется получать от этого удовольствие. Но только не Макс. Каждый раз, выходя на улицу, он снова и снова удивлялся, насколько паршиво же все может быть.

Как всегда, поежившись, он зашагал по мокрому, почерневшему от влаги, асфальту по направлению к остановке. А по бокам улицы вырастали четырехэтажные дома старой постройки. Облупившаяся желтая краска, темные подтеки от воды, заржавевшая крыша - все это нависало над Максом, угнетало. А безлиственные деревья стояли, будто символы безжизненности. По тротуару уныло брели безликие прохожие, в глазах которых уже не выражалось совсем ничего. Разбрызгивая вокруг воду и светя размытыми красными огоньками фар, неслись автомобили.

А где-то глубоко-глубоко в душе затаились несмелые мечты о сказочном времени года, именуемом «лето».

Автобуса он ждал недолго: подкатил пыльный, почти черный, хотя должен бы быть желтым, автобус с разрисованными стеклами. Внутри уже образовалась утренняя давка, кто-то громко ругался, отстаивая свою точку зрения, кто-то над ним смеялся, кто-то кому-то отдавил ногу или отказался платить. Но Максу на это было наплевать. Он умел быть выше дурацкой суеты. Он лишь отрешенно смотрел на проплывающие мимо него блоки одинаковых строений и думал о своем. Как-то не верилось, что когда-нибудь придет весна, а затем и лето, свобода…

20:00

Рабочий день остался позади. Но Макс все равно стремился подольше задержаться на работе, домой идти не хотелось. А что делать дома? Поужинать, посмотреть телевизор и лечь спать, а потом снова идти на работу?

Часов в 8 вечера со своего рабочего места Макса выгнала уборщица, которая обычно уходила последней и закрывала дверь. И Макс вновь оказался на улице, но теперь уже темной, ибо солнце давно зашло. Хотя здесь, в центре города, было достаточно светло: освещение работало исправно. В свете фонарей на мокром асфальте отражалась улица, и он мог видеть у себя под ногами крыши домов. Идти домой по-прежнему не хотелось, Макс стоял и размышлял, куда бы направиться. Поддавшись внезапному наитию, он решил пойти к морю, посмотреть на синюю бескрайную гладь. Наблюдая за невозмутимостью открытого, не бухты, открытого моря, Макс мыслями уносился куда-то вдаль, наслаждаясь тихим шуршанием воды.

22:00

Бетонный пирс далеко вдавался в море, мелкие волны белой пеной разбивались о проржавевшие балки. Дул легонький морской ветерок, едва шевеливший волосы, раздражая обоняние приятным запахом соленой воды. Было темно и спокойно, тихий шепот воды успокаивал, и настраивал мысли на определенный лад. Позади песчаной линии и пирса вдоль дороги стояли запустевшие барчики, ожидавшие в забвении летнего сезона, а за ними начиналась сосновая рощица.

Макс любил это место. Здесь ничто не напоминало о городской суете, чувствовалось величие природы, приходило понимание по-настоящему важных вещей. Море, например.… А та душевная пустота, что давила весь день, исчезала, уступая место какой-то волшебной атмосфере этого места.

Макс стоял на краю пирса, завороженный и, как будто, опьяненный морем. Сейчас он был счастлив, но понимал, что завтра снова придется окунуться в так осточертевший ему мир зимнего города. И снова он мысленно вернулся к той мысли, что посетила его этим утром. «Как же хорошо, должно быть, жить в каком-нибудь фэнтезийном мире». Его вдруг разобрала такая обида за себя, что захотелось просто выть на замершую в небе луну. Просто разум залило безумной волной отчаяния, будто цунами.

В пик отчаяния его сознание внезапно померкло, а взор заволокла непроглядная муть.

***

Когда он очнулся, он оказался в замешательстве по поводу того, где же это он оказался. К удивлению, под собой Макс обнаружил не холодный бетонный пирс, а мягкую зеленую травку невероятной высоты. Он лежал на лугу под огромной развесистой акацией, а небо уже занял рассвет. Красивейшие розовые мазки солнца покрыли темную синеву чистейшего неба. До ноздрей доносился приятный запах целого букета полевых цветов, а в деревьях заливались птицы.

Макс поднялся и огляделся.

- Он уже проснулся. Замечательно! – послышался голос из-за его плеча.

Макс обернулся и широко раскрыл глаза от удивления. Перед ним стоял высокий старец в широкой белой мантии с длинными белоснежными волосами и такой же длинной бородой. Опирался он на длинный белый посох. А за старцем на лугу мирно пасся великолепный, тоже белый, жеребец, весело помахивая кончиком хвоста.

- Воистину доброе утро, Макс - поздоровался старец и протянул руку, - меня зовут Илькор. Поедем со мной, я покажу тебе многое.

Спрашивать его о чем-то или спорить не возникало никакого желания. Илькор ловко взобрался на коня и помог Максу. Тот неуклюже расположился позади старца. А жеребец пустился вскачь, быстро, как молния, и мягко, не ощущалось никакой тряски. А мимо наездников проносились поля, озера, леса, деревни.

- Это земли Калимдора, - сообщил Илькор, - плодородные, красивейшие земли в мире.

- А куда мы направляемся? - спросил, наконец, Макс.

- Я покажу тебе красивейшие места, а затем мы отправимся на ночевку в город.

С Илькором они мчались на коне до самой ночи. Удивительные зрелища представлялись Максу: поющие в ветках дерев эльфы, заколдованные озера с русалками, пролетающие в вышине грациозные драконы….

К вечеру они выехали к городу. Он был огражден высоким каменным забором с бойницами, в заборе были больше ворота. Путники въехали в ворота. В центр города вела дорога, по бокам которой стояли двухэтажные каменные дома с деревянной крышей. Людей на улице было много, народ гулял после тяжелого трудового дня. Из таверн доносились крики, обрывки мелодий и песни. Посреди города вырастал замок, к нему сходились все дороги. А над городом молчаливо замерла полная луна.

- Вот, это наш город. Хоринис, - объяснил Илькор, - на самом юге Калимдора, на границе с землями орков.

- Орков? – переспросил Макс.

- Да, орков. Они часто совершают на наш город набеги, но стражам всегда удается отбивать нападения. Пойдем в таверну, хлебнем пивца, а? – подмигнул маг.

- Я только за, - улыбнулся парень.

А вскоре они уже сидели в таверне, было темно и накурено, и Макс увлеченно рассказывал о себе, о своем мире, а Илькор о своем и так они болтали, будто знали друг друга всю жизнь.

Внезапно на улице раздался пронзительный женский крик, а потом испуганно заревела толпа. Маг подхватил свой посох и выбежал из таверн. Макс последовал за ним.

- Что случилось? – удивленно спросил он.

- Орки, напали орки! Макс, тебе нужно срочно возвращаться в свой мир! Стой, я приготовлю заклинание!

Макс скептически посмотрел на старика.

- Ну уж нет, - сквозь зубы процедил он, - ни за что! Я лучше останусь тут!

- Нет! Ты не понимаешь!

- Я все понимаю!

Несущегося на Макса орка точной стрелой подкосил стражник, тот споткнулся и кувырком полетел навстречу парню. Макс схватил выроненный тварью меч и рванулся навстречу толпе орков. Застывшая было в нерешительности стража с криком «УРА!» побежала за ним.

А Макс ворвался в толпу тварей, остервенело орудуя мечом. Однако что он, программист, мог сделать против грубой силы врага? В первые же десять секунд он схватил удар молотом в грудь и, задыхаясь, повалился на землю. А бой продолжался, но стража стала отступать под напором орков. Но, когда, казалось бы, все было потеряно, теряющий сознание Макс услышал неразборчивое бормотание и, затем, над ним прошла упругая белая волна, сметая все на своем пути. Макс потерял сознание.

Сколько он пролежал в бессознательном состоянии не известно, но, очнувшись, Макс обнаружил себя лежащим в кровати в большой светлой комнате. Вся противоположная стена была сделана из стекла, и за ней Макс мог видеть пышный зеленеющий сад. Старик Илькор сидел рядом с постелью на табурете.

- Ну вот, наконец-то ты очнулся! Тебе чертовски повезло, - укоризненно сказал маг, - зачем ты полез на рожон? Орки отличные войны, а ведь ты оружие в жизни ни разу не держал. Эх ты! Теперь я должен тебя вернуть домой.

Макс повернулся в кровати.

- Но я не хочу возвращаться! Я хочу остаться здесь.

Илькор сокрушенно вздохнул. Потом покачал головой.

- Я понимаю, друг мой, я все понимаю. Ты хочешь остаться тут, но это невозможно, пойми. Ты просто обязан вернуться.

- Но там я уже жить не смогу, после всего, что увидел.

- Сможешь! Ведь пойми, главное не то, что вокруг тебя, а то, что внутри тебя! Всегда, как не плотна была бы тьма, ты должен жить и пронести в своей душе частичку света, яркий огонек во тьме. Если ты поймешь это, тебе станет легко. Если все осознают это, то твой мир преобразиться! А ты стань примером, стань тем ярким пятном посреди серой массы людей.

Макс задумался. Очень сильно эти слова запали ему в душу. Как будто они были ключом к двери, которую он уже долгое время пытался отпереть. Но что было за этой дверью? Счастье?

Маг почувствовал перемену в настроении Макса. И улыбнулся.

- Ну вот. Теперь ты готов возвращаться.

Макс кивнул.

И в тот же миг мир вокруг поблек, а глаза застлала непроглядная муть.

***

Он открыл глаза. Холодно. Почему так холодно?

Макс лежал на бетонном пирсе, но ноздрей доносился приятных запах соленой морской воды, а слух будоражил шум моря. Он поднялся.

Ничего не изменилось. Дальше все так же начинались постройки летних баров, а за ними стелился лесок. Небо по-прежнему оккупировала тьма.

Значит, это был всего лишь сон?

Но Максу было как-то очень легко на душе, будто бы он сбросил какой-то непомерный груз, который тащил уже долгое время. Будто бы он родился заново. Появилась тяга к жизни.

Макс обернулся.

И обомлел.

Там, где море и небо сливались в одно целое, из-за горизонта вырвался яркий-преяркий солнечный луч. Его свет залил все небо. И это было удивительно красивое зрелище. Рождался новый день, рождался из краски и эмоций, а не из серости и черствости.

Начинался рассвет.

Рассвет нового дня.

Макс посмотрел на часы. «1 марта 2004. 06:00» - показали зеленеющие циферки.

Автор: Евгений Шиканов (Zavadsky).