Путь прощения

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3156
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Даниэль Васильев (Daniel).
Метафорой теплой укроюсь,

За рифмою спрячусь,

Душой тебе в строфах откроюсь,

Тебе только, счастье.

А прочих внимателей - прочь!

Гони их подальше, негодных.

Я знаю, могу им помочь,

Но лучше умрут пусть, уроды!

Прочь бесы, бегите, спасайтесь.

Взлетаю я богом,

И падаю...

Чертом!

Шаг первый

Вокруг дышали только Лес, Земля и он. Некому было дать ему имя, и он назвал себя сам. Атан – именно так он стал думать о себе. Думать! Ведь говорить было не с кем.

Атан гулял по земле, наполненной лесом, бессчетное количество лет, отмеряемых солнцем, пока не устал. Тогда он лег там, где стоял, и заснул – впервые за все время. Спал Атан долго, но все же проснулся не сам – его разбудил дождь, капли которого затекали в нос и в рот, и делалось невозможным спать.

Он проснулся и построил дом, чтобы была крыша над головой.

Однажды, проснувшись в ночи, он поднял голову и не увидел звезд! Не услышал ветра! И испугался – неужели пропало все сущее? Разобравшись, Атан понял, что он просто ничего не слышит и ничего не видит в темной клети. Наутро он вышел на крыльцо, сорвал с дерева листик, положил его себе на ладонь и легонько дунул – листик полетел и, не достигнув земли, обернулся певчей птицей. Теперь каждое утро Атан просыпался под пение соловья и понимал, что мир все еще жив.

На забаву себе Атан творил тварей, доколь хватало придумки: прокатит камень - заяц бежит, кинет палку – змея уползет, глиняный шар скатает, да кабаном перекувырнет.

С тех пор он часто ходил на охоту, и жить стало в охотку.

Не один век Атан прожил средь бессловесных тварей и вновь задумался – ему опять чего-то не хватало!

Думал он думу тяжкую, год, другой, позабыв про сон и про охоту. А потом вдруг встал и пошел бродить по лесу. Долго ходил, глядел, пока не нашел того, что искал – огромную ель! Из всех дерев не самую великую, но из елей одну из наибольших.

Срубил он ель, обтесал, да и в чурку-заготовку превратил.

Трижды сменялись времена года, а он все работал тонким зубилом, стамеской вострой, день и ночь из года в год.

Наконец, Она была почти готова. Осталось только пройтись песком да шкуркой белки, удалить занозы, загладить срезы. Перед последним усилием Атан долго любовался неживой пока подругой: отходил, смотрел, гладил, что-то приговаривал, касался лбом ее груди…

Вот тут-то и занозил Атан себе палец. Острая чешуйка глубоко вошла, впившись в мясо, выдавила капельку кровавую, которая упала на не доведенную до совершенства фигуру и та ожила.

- Ты – Женщина. Я – Атан, – сказал он ей, улыбаясь и забыв про рану.

- Ты – Атан, я твоя хозяйка! – ответила она, застыв лицом, и ушла в дом. Хозяйничать.

Женщина часто тосковала, когда он уходил в лес и Атан сделал так, что она родила сына.

- Как назовем сына?

- У-у-у-у, – укачивала Женщина ребенка. – Конечно же, Люд!

- Хорошо, – согласился Атан и ушел на охоту. Теперь он был спокоен – Женщине некогда стало скучать.

Через год родилась девочка - маленькая женщина, – чтобы Люду потом было не одиноко. Ее назвали Человечинкой.

Атан ушел на охоту.

Люд вырос и ушел искать себя. Потом вернулся и забрал Человечинку. Женщина опять заскучала. Атан сделал ей еще одного ребенка, а потом еще и еще. И каждый из них уходил, чтобы найти себя, навещая родителей изредка и лишь для того, чтобы что-то попросить – легкую еду, крепкое жилье, большое здоровье. Атан дал им пшеницу и камень, лекарственные травы, огонь, научил добывать железо и запасать впрок еду.

Века мелькали, незаметно проносясь мгновениями счастья.

_____

Продолжение рассказа вы можете найти на сайте "Час книги"

Автор: Даниэль Васильев (Daniel).