Пуля для инопланетянина

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3513
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Александр Голиусов (Брут).
 
 
- Можно вас на пару слов? - Марк бережно, но настойчиво взял тщедушного начальника отдела «по Учёту Военного Снаряжения» под локоть и вытащил его из очереди. Тот был несколько обескуражен и даже испуган подобной манерой обхождения.
- Что вам угодно? - дребезжащим от волнения голосом спросил пожилой китаец, когда они вдвоем вышли из столовой в коридор.
- Мне угодно получить у вас неучтенную единицу оружия, - шепнул начальнику на ухо Марк.
- Это невозможно! В свете принятого «Глобального закона об обороте оружия» — никак невозможно!
- Вы ошибаетесь, - не повышая голоса продолжал настаивать Марк, - Я не прошу чего-то экстраординарного. Мне не нужен плазмомёт или термическая винтовка - современное оружие чересчур громоздко. Мне обычный нужен револьвер.
- Вы хотите чтобы я нарушил закон? Хотя это и старое оружие, но все же оружие. Нет, я не имею права! - горячо прошептал старик, - Да и зачем оно вам?
- Для самозащиты. Успокойтесь, не стоит так волноваться. Поищите на складах, среди того хлама, который вы ещё не успели разобрать и учесть. В конце концов, спросите у своего племянника Чи, - голос Марка стал ещё тише, - он ведь продолжает поставлять оружие индонезийским противникам Глобального Мира, не так ли?
Старик шарахнулся от него как от чумного:
- Это... это ложь! Я напишу донесение на имя Президента!
- Прошу вас, исполнить мою просьбу в течение одного-двух дней, не позже, - холодно ответил Марк, - И не забудьте про патроны.
С этими словами он повернулся и направился к выходу.
 
На следующий день, едва Марк успел войти в свой кабинет - зазвонил телефон. В трубке он услышал знакомый дребезжащий голос с сильным китайским акцентом:
- Подъедете сегодня в 18:30 в прачечную, что на углу Шестой и Черчилля. Спросите старуху Бао. Она в курсе.
- Спасибо.
- И ещё, Марк, вы самый гнусный и беспринципный человек, которого я когда-либо встречал.
- Это не так. Поверьте, вы оказали услугу не только мне, но и всему человечеству.
- Идите к чёрту!
Марк положил трубку, и устало сел за рабочий стол. Последний штрих его грандиозного проекта был завершен, и ему с трудом в это верилось. Работа, которой он посвятил пять лет, фактически стала трудом всей его жизни.
Ежедневно, по заказу чиновников из различных министерств, ведомств и комиссий, он должен был проводить анализ интересующей их информации, которая содержалась в разрозненных базах данных. Используя свой неограниченный доступ, Марк решил воплотить в жизнь свою мечту - создать «Всемирную Базу». День за днём он понемногу продвигался к своей цели, подпитывая своё детище всё новыми и новыми источниками информации со всех уголков Земли, которые сливались в единое целое. Теперь, когда сотни мелочей превратились в цельную, совокупную структуру, перед создателем Базы приоткрылась масса невероятных фактов и маленьких тайн. Так, например Марк с интересом узнал, что вице-президент регулярно заказывает на дом гипоаллергенный корм и наполнитель для туалета (для своего кота-астматика); что популярный среди подростков, культовый певец Халапеньос (известный своей разнузданностью и атеистическими взглядами), тайно перечисляет по миллиону кредитов в месяц на счёт Госпиталя Святой Марии в Лондоне; что министр Глобальной Энергетики по несколько месяцев не платит за свет…
Эта База данных выдавала такую информацию, от которой любой гражданин Свободной Земной Республики мог потерять покой и сон на многие ночи. И её создал он - Марк.
А ведь начинал он простым служащим-операционистом в ООН. Теперь же дослужился до поста Главного специалиста по статистике МинГлобСтата, чьи личные отчеты ложились на стол не только к министрам, но и к самому Президенту Земли. Его уважали, его боялись, его ценили. Подобный карьерный взлёт можно было с уверенностью объяснить тем, что он всегда руководствовался правилом: «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Информацией он владел. Владел мастерски, и не менее мастерски мог ей при случае манипулировать. Он даже мог бы со временем стать весьма влиятельным политиком, если бы действительно этого захотел.
Однако, в один прекрасный день, всё переменилось. Исполняя возложенные на него поручения, и параллельно создавая Базу, он вдруг задумался - для чего нужна министерствам и ведомствам вся эта, казалось бы никчемная, информация? Для чего людям из Глобального Министерства Обороны необходимо знать, кому и когда доставляют пиццу в Веллингтоне? Для чего Верховному Пастору знать, какие суммы на счетах его паствы в Буркина-Фасо? Для чего помощнику Президента по Глобальной Атомной Энергетике нужно знать о непогашенном кредите захудалого фермера из Мексики?
Для чего…? Для чего…? Для чего…? Тысячи подобных вопросов заставили его задуматься, «А действительно - для чего?»
Исследуя и сопоставляя стекавшуюся к нему информацию, он вдруг понял, что некоторые жизненно важные законодательные нововведения и проекты, предлагаемые определенными чиновниками, имеют целью повергнуть человечество в полную зависимость от государства. Поначалу такое умозаключение его озадачило. Он перепроверял: строил статистические модели, проводил повторные исследования, искал корреляции, но все выводы неумолимо говорили об одном: полное подчинение, контроль, зависимость, и как итог - практически абсолютная неотвратимость завуалированного рабства. Придя к такому выводу, Марк осознал, что его нынешний карьерный интерес мелок и ничтожен, что его амбиции пусты, по сравнению с тем, что у него появился реальный шанс повлиять на судьбу всего человечества. Эта мысль заставила его идти дальше. И тогда он начал искать тех, кому это могло быть выгодно.
Ему пришлось проанализировать миллионы гигабайт информации, содержащейся в Базе, для того, что бы найти этих людей… или не людей. Это еще предстояло выяснить, и, по возможности, разрушить планы тех, кто решился столь изощренным способом поработить планету.
Знания и факты, открывшиеся перед ним были чрезвычайно опасны, и Марк решил действовать дерзко и быстро, пока какая-нибудь нелепая случайность не выдала его намерений. Именно поэтому Марк решился нарушить закон и достать оружие.
 
Прачечную на пересечении Шестой и Черчилля он нашёл без труда. Старуха Бао оказалась сущей ведьмой. Она зло сунула Марку в руки небольшой, но увесистый сверток и, осыпав проклятиями, вытолкала на улицу. Он поймал такси, залез в открывшуюся дверь, бережно придерживая оттопыренный карман, и назвал роботу-водителю свой адрес. Дорога вилась вдоль побережья Эрикфьорда, но полярная ночь не позволяла насладиться и без того скудным видом. Несколько лет назад, когда правительства практически всех стран стали единым целым, на побережье вырос город - Столица. Именно он и стал официальной столицей Глобального Мира. Местность Игалико, расположенная на побережье Гренландии, где возвели новый город, не обладала какими-либо достопримечательностями. Единственными объектами, которые заслуживали хоть какого-то внимания, были ветхие остатки каменных строений, сохранившиеся ещё со времен викингов.
Столица же представляла собой череду однообразных улиц и не менее однообразных административных зданий. Здесь почти не было признаков настоящей столичной жизни – клубов, развлекательных центров, казино или крупных торговых площадей. Тихая, суровая местность и полярная ночь предрасполагали к сосредоточенной, кропотливой работе и хроническим депрессиям.
 
 Марк вошел в свою квартиру, запер за собой дверь, не забыв накинуть цепочку, и со свертком в руках прошел на кухню. Плотно занавесив окно, он зажег свет, положил пакет на стол и нетерпеливо его развернул. Внутри, аккуратно завернутый в промасленную тряпку, лежал небольшой револьвер, в барабане которого было шесть патронов. Воронёный ствол был местами побит ржавчиной, но при детальном рассмотрении, Марк убедился, что оружие находится в хорошем состоянии. Он вытряхнул патроны из барабана, выстроил их на столе в ряд, и снова пересчитал. Всего шесть. Маловато, конечно, но выбирать не приходится. Что есть, то есть. Он бережно, один за другим, вставил патроны в барабан, крутанул его несколько раз, и сунул в карман пальто. Затем он прошел в гостиную и включил свой домашний компьютер. Введя код доступа, он выбрал папку с Базой, вставил в слот жесткого диска чистый кристалл записи и запустил процесс копирования. Пока шла запись на кристалл, он подошел к стоящему в углу комоду, открыл верхний ящик, и, покопавшись там некоторое время, извлёк из него два предмета.
Первым предметом оказались обычные с виду очки. Вторым - небольшая черная коробочка. Марк убрал очки в нагрудный карман, а коробочку поставил на стол, и нажал едва заметную кнопку. Вокруг прибора образовалось плотное силовое поле в форме зеркального купола. Марк сделал несколько шагов, выходя из зоны его действия, достал револьвер, и, погрузив руку по локоть в пружинящую поверхность, выстрелил. От стенки комода во все стороны брызнули щепки, и появилась внушительная дыра, однако никакого звука от выстрела не последовало. Марк остался доволен. Волновой преобразователь действительно стоил потраченных на него кредитов. Не даром подобными штуками пользовались влиятельные бизнесмены и политики во время конфиденциальных переговоров. Стороннему наблюдателю, находящемуся за пределами этого чудесного купола невозможно было ни разглядеть ни услышать того, что происходило внутри.
Он выключил преобразователь и убрал его в глубокий карман плаща вместе с револьвером.
Процесс копирования завершился. Марк вынул кристалл, и бросил его в аквариум, в котором одиноко плавала маленькая пёстрая рыбка.
Запустив руку во вскрытую коробку с чистыми кристаллами записи он отобрал пять штук и запихнул их в карман брюк. Напоследок Марк отсоединил компьютер от электросети, взял процессор под мышку, и направился к выходу. Теперь он был полностью экипирован и готов к осуществлению своего плана. Оставалось только дойти до пирса и утопить оригинал Всемирной Базы, чтобы в случае его, Марка, смерти она не попала в чужие руки.
 
Адмирал Томас Стимгейт открыл дверь и впустил в дом своего гостя:
- Проходите, проходите, - адмирал проводил его в гостиную, - Желаете чего-нибудь выпить?
- Нет, спасибо, - отказался Марк.
- Я тоже не пью, - доверительно подмигнул ему Стимгейт, - держу пару бутылок на случай, если кто-нибудь заглянет.
Марк понимающе улыбнулся. Адмирал был небольшого роста, коренастый, пожилой мужчина, в чьих жестах и тембре голоса ощущались былая мощь и сила. Несмотря на свой возраст он был в превосходной форме, и Марк подумал, что всё-таки не зря прихватил с собой оружие.
- Так о какой важной новости вы хотели мне сообщить, Марк?
- Господин адмирал…
- Зовите меня Том. У нас неформальная встреча, не так ли?
- Да. Так вот…Том, - Марку стало неуютно от подобного обращения к Командующему Флотами Северного полушария. Встретившись со Стимгейтом взглядом, он понял, что адмирал знал об этом, и хотел изначально поставить его в неловкое положение. Марка это разозлило:
- Том, дружище, - глаза адмирала удивленно округлились, - Помнится, что от вашего ведомства мне передавали поручение - исследовать реакцию населения на размещение военно-морских баз в странах Скандинавского региона, после вступления в силу закона «О добровольном разоружении населения». Мне нужно было исследовать экономические, социальные, психологические, демографические, производственные…
- Да-да, я помню. Не стоит перечислять весь список, - адмирал нетерпеливо подался вперед, - Вы сделали это?
- Да.
- И каковы же результаты?
- Результаты великолепные, - Марк похлопал себя по нагрудному карману пиджака, нащупал и одел очки, - Они у меня с собой.
- Давайте, - Стимгейт протянул руку.
- Не торопитесь, Том. У меня есть несколько вопросов лично к вам. Именно поэтому я и просил о конфиденциальной встрече.
- Выявились какие-то проблемы? - адмирал с трудом скрывал волнение, - Выкладывайте.
- Нет, проблем нет. Я же сказал, что всё отлично. Прогноз великолепный.
- Тогда в чём же дело?
- Дело в том, что я не понимаю зачем вы, лично - вы, протолкнули в Глобальном Парламенте закон «О добровольном разоружении населения»?
- Что за дурацкий вопрос! Населению нет никакой необходимости держать у себя оружие. Его покой охраняют полиция и армия! Промысловой охотой занимаются единицы, так что и экономический ущерб от него минимален. Между прочим, до принятия закона, миллионы наших граждан были в ужасе, от сознания того, что у их соседа есть в доме оружие! И это статистические данные. Ваши данные! - Стимгейт прищурился, - Что вас смущает, Марк?
- Меня смущает то, что если кому-нибудь удастся возглавить армию, полицию и флот, для того чтобы захватить власть на планете, то население не сможет оказать сопротивление.
- Вы несёте чушь! Кому может прийти такое в голову?
- Вам.
В гостиной повисла напряженная тишина. Стимгейт сидел неподвижно, пристально глядя в глаза Марку. Марк этот взгляд выдержал.
- Я не ослышался?
- Нет. Я имел в виду именно вас. Лично.
- Вы переходите все мыслимые границы, - в голосе адмирала зазвучала сталь, - Я прошу вас покинуть мой дом.
- Не спешите меня выгонять. Я ещё не сделал вам предложение.
- Предложение?! Убирайтесь! - адмирал встал с кресла и указал Марку на дверь.
- Видите ли, Том, я создал «Всемирную Базу Данных». В ней содержится информация, с помощью которой можно прийти к власти абсолютно легальным и бескровным путём.
- Вы что, оглохли? Вон из моего дома, не то я позвоню в Службу Охраны Столицы! - Стимгейт направился к телефону.
- Позвольте мне быть с вами откровенным. Мне известно, что вы причастны к широкомасштабным экспериментам, связанным с изучением воздействия на человека некоторых психотропных веществ.
Услышав это адмирал замер, и медленно положил трубку.
- Интересно, не правда ли? - продолжал Марк. Он перекинул пальто через руку, словно действительно собрался уходить, прикрывая таким образом сжатое в ладони оружие, - Неужели вам не интересно, как я это выяснил?
Стимгейт нахмурился.
- Вы являетесь владельцем акций нескольких крупных фармакологических и химических предприятий. Не напрямую, естественно, а через цепочку из нескольких мелких, буферных компаний. Помните тот случай, когда среди населения в пригороде Квебека случилось массовое психическое расстройство? Помнится, вы тогда оказались рядом, причём вместе с флотом, которым вы же, и это тоже интересное совпадение, на тот момент командовали. Будущие избиратели оценили ваш широкий жест, когда вы предложили транспортировку и лечение пострадавших в Военно-Морском госпитале. Кстати, находящимся в прямом вашем подчинении…
- Это ничего не доказывает.
- Да. Согласен. Улики косвенные, - Марк наигранно вздохнул, - Кстати, сколько лет вы живете в этом доме?
- Лет шесть или семь, а что? - удивился Стимгейт.
- Шесть и три месяца, если быть точным, - поправил его Марк, - мне показалось странным, что вы за это время ни разу не делали ремонт. А домик-то, как новенький.
- Не понимаю, о чём вы?
- Не прикидывайтесь, Том. Вы всё прекрасно понимаете. Согласно моей информации вы за это время ни разу ни подклеивали обои, не поменяли трубы или проводку. Вы даже не купили ни одной лампочки. Поделитесь секретом, почему они у вас не перегорают?
Адмирал почесал лысину и пожав плечами, как бы случайно, протянул руку к ящику стола:
- Ну…
- Не двигайтесь, Том. Если вы достанете свой наградной фризер, то я не вернусь домой. А если я не вернусь домой, то завтра утром подробности всех ваших маленьких тайн будут опубликованы в «Таймс», «Эль Фигаро» и «Вашингтон Пост» на первой полосе. Надеюсь вы меня хорошо понимаете, мой инопланетный друг?
- Понимаю, - тяжело вздохнул Стимгейт, - Чего вы хотите?
- Я прекрасно осознаю, что ваша цивилизация должно быть намного более развита, чем наша. Поэтому, я предлагаю свою помощь вам, и тем, кто за вами стоит. Я помогу вам захватить власть над планетой. Легально и практически незаметно. Вы же, в свою очередь, сделаете меня своей «правой рукой» или наместником, если придется. Ну как?
- Предложение заманчивое, - улыбнулся адмирал, - и дивиденды существенные. Но вы, как у вас говорят. «взяли меня за задницу». И мне это определенно не нравится. Как я смогу довериться вам? Да и зачем я вам нужен, если у вас на руках такие козыри?
- Я одиночка. А одиночке при таком раскладе труднее выжить. За вами армия, флот, да что там - целая цивилизация, я полагаю. Нам будет выгодно работать в паре. Решайтесь.
- Дайте мне гарантию, что информация которой вы владеете действительно того стоит!
Марк засунул свободную руку в карман брюк, вытащил один из кристаллов и положил на журнальный столик:
- Пожалуйста. Здесь не вся информация, естественно. Но её, полагаю, будет вполне достаточно.
- Что ж, я должен обсудить ваше предложение с моими…ммм… коллегами. Вы дадите мне пару дней?
- Хорошо. Но мне тоже нужны гарантии, что завтра я буду не менее жив, чем сегодня, и уж конечно в здравом рассудке.
- Как я могу вам это гарантировать?
- Видеозапись.
- Видеозапись чего? Нашего разговора?
- Нет-нет. Разговор я уже записал. Мне нужна видеозапись того, как вы принимаете своё истинное обличье.
- Это невозможно, - отрезал адмирал, - здесь нет необходимых условий!
- Я вам не верю, - пожал плечами Марк, - я дал вам гарантии. Теперь ваш черед. Или сделка не состоится. У вас нет выбора.
- А вы настырны, Марк, - усмехнулся Стимгейт, - Доставайте свою камеру.
- Она уже работает, - сказал Марк, поправляя резкость на встроенном в очки объективе.
 
Томас начал преображаться. От вида жутких метаморфоз, происходящих с телом адмирала, Марку стало не по себе. Когда же отвратительное превращение закончилось, и Стимгейт принял своё истинное обличье, Марк выстрелил.
 
Гуанаданга Буэдэ - Верховный Пастор Неотеологии с нетерпение поджидал Марка в личной часовне для вечерних молитв. Разговор с адмиралом затянулся, и Марк начал опасаться, что может опоздать на запланированные этим вечером встречи. Поэтому, без лишних предисловий, он решил перейти сразу к делу:
- Доброго вечера, Ваше Святейшество. Я надеюсь, вы исполнили мою просьбу?
- Да, мы здесь одни, и нам никто не помешает.
- Отлично.
- Хотите исповедаться, сын мой? - в полумраке часовни, лицо чернокожего пастора было практически неразличимо. Марку вдруг показалось, что в воздухе каким-то волшебным образом зависла расшитая золотом сутана, а над ней - пара внимательных глаз, в которых мерцают отблески горящих у алтаря свечей.
- Нет. Я хочу задать вам несколько вопросов и сделать крайне выгодное предложение.
- Я готов выслушать тебя, сын мой.
- Хотелось бы сразу определиться - я не ваш сын. И не поклонник вашей религии. Без обид.
- Знаю. Но одуматься никогда не поздно.
- Я не за тем сюда пришел. Ваши дела - это ваши дела. Мне наплевать, что религию, которую, между прочим не без вашего участия, насаждают в сознания миллионов, выдумана от начала и до конца.
- Ты пришел, что бы оскорбить меня? - всё тем же ровным, густым голосом спросил Буэдэ.
- Нет. Просто хочу, чтобы вы знали - я в курсе кто вы такой на самом деле, и зачем организовали это выгодное религиозное предприятие.
Под парящими во тьме глазами появились два ряда ровных белых зубов:
- Продолжай. Любопытно.
- Всё просто - вы не с этой планеты.
Верховный Пастор не удержался от смеха.
- Насколько я помню, основа вашей религии - покаяние и исповедь? - не обращая внимания на смех продолжил Марк.
- Да, но ведь исповедь была основой почти всех старых религий, - продолжал улыбаться Буэдэ, - что, по-вашему Римские Папы тоже были «не с этой планеты»?
- Может быть. Но я не знаю другой религии, кроме вашей, где во время исповеди велась бы видеозапись. Не было и такой религии, где за возможность получить копию записи, дабы просмотреть её дома, и сильнее раскаяться, с прихожан взымалась бы плата!
- За грехи надо платить - это догма.
- А вот мне кажется, что это отличный способ влиять на тех простаков, что изливают перед вами свою душу. И открывают кошелёк.
- Вы заблуждаетесь.
- Ничуть.
- Приходите завтра к утренней молитве - наши братья попробуют успокоить вашу растревоженную душу.
- Не думаю, что они помогут. Да, а вы уже поужинали?
- Что? - искренне удивился Верховный Пастор.
- Я спрашиваю: вы ужинали?
- Почему вы об этом спрашиваете?
- Потому, что за четыре года, как вы здесь, вы ни разу не были в ресторане. Это противно вашей религии? Допустим, но тогда напрашивается вывод - Его Святейшество изволит трапезничать дома. Так?
- Вы определенно не в себе…
- Но и тут неувязочка, - продолжал Марк, перекинув поудобнее плащ, - оказывается, у вас нет повара, который бы вам готовил. Как нет и счетов об оплате продуктов, даже в самом занюханном местном супермаркете. Представьте себе - нет и статьи церковных расходов, подразумевающей ваше пропитание. Интересно узнать подробности? Как я это узнал, шаг за шагом? Детальная информация - здесь, - он достал из кармана брюк кристалл, и показал его Буэдэ, - Ваш сан, видимо подразумевает, что вы должны питаться святым духом. Кстати, за вами нет и расходов на туалетную бумагу. Ещё один весьма интригующий факт, не так ли? Зато есть сведения, что ежемесячно сюда поставляют полтонны каменного угля. Но куда же он девается? Ни кухни, ни каминов, ни паровоза у вас нет. Угольной горы я поблизости тоже что-то не заметил. Уж не съели ли вы двадцать четыре тонны отборного угля, а, апологет неотеологии?
Гуанаданга Буэде протянул в сторону Марка свою огромную руку:
- Отдай мне кристалл.
- Он ваш, - Марк осторожно положил его на ладонь Верховному Пастору, - Здесь не всё, разумеется. Остальное я передам вам, если вы примете моё условие.
- Какое?
- Вы осуществляете свой план по установлению собственной власти на этой планете, при моём живейшем участии, естественно. Сразу скажу - я не стал бы к вам обращаться, если бы знал, что смогу справиться один. Мне нужна ваша мощь и ваши возможности, а вам нужен я и моя информация. На этом кристалле, что вы держите, достаточно доказательств того, что у меня хватит возможностей в значительной мере повлиять на необходимые политические события.
- Если мы согласимся, и планета окажется под контролем, какова будет ваша роль?
- Вы владеете этой планетой, а я ей формально руковожу.
- Хорошо. Но мне нужно время, что бы всё обдумать и обсудить ваше предложение. Сами понимаете - это может занять несколько месяцев.
- Понимаю, и не смею вас торопить. Дело серьёзное. Но мне нужна гарантия, что за это время вы меня не убьёте.
- Чего вы хотите?
- Видеозапись вашего истинного лица, так сказать. Как только наш с вами план осуществится, обещаю - она будет уничтожена. Если же вы задумали избавиться от меня здесь и сейчас, то знайте, что досье с подробным описанием всей вашей «религиозной» деятельности завтра же выйдет в массовую печать.
- Как вы могли подумать такое! - возмутился Буэдэ, и как показалось Марку, совершенно искренне, - Я согласен. Это выгодное соглашение. Но если вы вздумаете нас обмануть, то…
- Не тратьте время на угрозы. Запись уже пошла, - напомнил Марк, и легонько постучал ногтем по очкам.
Буэдэ широким жестом распахнул свое одеяние и провел рукой по рёбрам. Грудная клетка с шипением распахнулась, и Марк увидел, что внутри, в окружении каких-то проводов и трубок, покоится прозрачный цилиндр, заполненный голубоватой, слабо люминесцирующей жидкостью. Марку показалось, что внутри барахтается какое-то существо - в полумраке разглядеть детали было не просто, даже со столь близкого расстояния. Зато попасть в цилиндр с первого же выстрела не составило особого труда.
 
Вера Сновски - Глава Межконтинентальной Продовольственной Программы, уже час ждала его в кафе «Нормандия». Она явно нервничала. Скорее всего, подумал Марк - злилась на него за опоздание. Кроме нее в кафе уже никого не было, а долговязый бармен за стойкой, бросив скучающий взгляд в сторону запоздалого посетителя, продолжил неторопливо разгружать посудомоечную машину.
- Вы заставили меня ждать. Очень некрасиво с вашей стороны, - с недовольной гримасой произнесла Вера.
- Прошу меня извинить, - ответил Марк, подсаживаясь к её столику, - Задержался на предыдущей встрече.
- Могли бы и позвонить, - недовольно пробурчала Вера, - Я бы не стала тратить время и перенесла нашу встречу.
- Дело в том, что мне было необходимо увидится с вами именно сегодня. Позвольте мне перейти сразу к делу? Мне ещё предстоит не одна встреча.
- Интересно с кем? - фыркнула Вера.
- Да, действительно, с кем? - раздался голос за спиной Марка.
Он обернулся. Говорившим оказался Мустафа Перен, Советник Президента по Глобальному Экономическому Развитию - встреча с ним была следующей по «списку». Его присутствие озадачило Марка и показалось подозрительным. Он снял свой плащ со спинки соседнего стула, и переложил его к себе на колени, одновременно, жестом приглашая Перена присесть.
С одной стороны - появление Советника вызывало смутное беспокойство - он явно появился неспроста. С другой стороны, его присутствие несколько упрощало задачу, стоящую перед Марком. Мустафа поблагодарил его кивком и сел:
- Так о чём вы хотели нам поведать, Марк?
- А с чего вы взяли, что у меня к вам одно и то же дело?
- Не знаю. Мне так кажется. И ещё, я думаю, вы недовольны моим приходом.
- На ловца и зверь бежит, - пожал плечами Марк.
- Да. Только в данном случае - зверь это вы.
Вера с недоумением переводила взгляд с Мустафы на Марка и обратно:
- Вы говорите загадками, джентльмены. Объясните, что происходит?
- Всё нормально, дорогая, - Мустафа небрежно похлопал её по руке.
Брошенная им фраза, его тон и это панибратское похлопывание заставили Марка напрячься. Отношения Сновски и Перена явно не ограничивались деловыми. Марк положил на стол волновой преобразователь и включил его. Мустафа растянул свои тонкие губы в усмешке. Вера нахмурилась:
- Это ещё зачем?
- Я не хочу, что бы нас подслушали, - Марк многозначительно кивнул в сторону ничего не подозревающего бармена. Столик, за которым они сидели, накрыла зеркальная, непроницаемая, для взгляда и слуха стороннего наблюдателя, полусфера.
- Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? - Вера начинала терять терпение.
- Если вкратце, - Перен многозначительно вздохнул, - то - Марк убил адмирала.
- Что?! - Сновски не поверила услышанному, - Не может быть! Как? Почему?
- Надеюсь, он сам нам всё объяснит, - Мустафа многозначительно выложил на стол именной фризер адмирала и накрыл его ладонью.
- Конечно объясню. Это хорошо, Вера, что вы сразу поняли о каком адмирале идёт речь. А ведь их в этом городе четверо, - Марк медленно полез в карман брюк и, под пристальным взглядом Перена, извлёк оттуда очередной кристалл, - я предложил ему ознакомиться с некоторой информацией, а он меня неправильно понял. Пришлось его убить. Надеюсь, что у вас-то хватит терпения меня выслушать?
Мустафа пожал плечами:
- Посмотрим.
- На этом кристалле - компрометирующая вас, Вера, информация. О вашем участии в проекте по внедрению в пищевую промышленность неких добавок, которые оказывают влияние на фертильность человеческого организма…
- Вы пытались шантажировать адмирала, а теперь принялись за меня? - зло прошипела Сновски.
- Что вы! - Марк позволил себе улыбнуться, хотя от напряжения и страха у него дрожали колени. Черты лица Веры плавно искажались - она начинала меняться.
- Посмотрите на досуге. Про вас, Мустафа, там тоже есть много любопытного, - произнес Марк, и небрежно толкнул по столу кристалл в сторону Сновски. Тот проскользил до края стеклянной столешницы и со стуком упал на пол. Вера инстинктивно нагнулась, пытаясь его поймать, а Мустафа бросил короткий взгляд под стол. Этого мгновения хватило, чтобы Марк выстрелил ему в голову. Сновски резко выпрямилась. Черты её лица расплылись и были уже почти неразличимы - она перевоплощалась. В ту же секунду Марк выстрелил ещё раз.
 
Он спрятал револьвер в нагрудный карман пиджака, и переступив через оплывавшее тело Мустафы, вышел из зоны действия волнового преобразователя. Встретившись взглядом с барменом он поправил очки, и постарался как можно более беззаботно произнести:
- У них деловое совещание. Просили не беспокоить, - Марк недвусмысленно подмигнул человеку за стойкой.
Бармен улыбнулся и понимающе кивнул.
 
Марк поймал на улице такси и назвал адрес Розалинды Патерсон. Ему нужно было собраться с мыслями.
Итак, с Пастором Буэдэ всё прошло гладко. Он говорил, что ему понадобится несколько месяцев, чтобы обсудить предложение со своими. Значит он, скорее всего, работал один. С этой стороны шансы на неожиданный поворот событий незначительные.
С адмиралом сложнее. «Оборотней», как про себя назвал их Марк, было как минимум трое. Значит, если верить словам Стимгейта, что ему понадобиться всего несколько дней на обсуждение, здесь работает группа. Причем это не группа простых исполнителей, это представители, уполномоченные принимать ключевые решения. Хорошо, если их на планете было всего трое, и Марку удалось ликвидировать всю команду. Но, обольщаться не стоило. Во-первых, не исключено, что цивилизация, которую представлял Стимгейт и компания, имеет более совершенные средства связи, или их «ответственное лицо» находится в пределах досягаемости. Во-вторых, оставалась еще мисс Патерсон, которая на сегодняшний день занимала второстепенный пост в Программе Социальных Преобразований. Марка настораживало то, что два года назад Розалинда работала в совместном межведомственном проекте по реформированию банковской и финансовой сферы. Причем, работала она под началом Мустафы. Кто из них внедрил идею об отмене наличных денег с полным переходом на кредитную систему оплаты сейчас установить было трудно. Если мисс Патерсон входит в группу «Адмирал-Вера-Мустафа», то Марка мог ждать очередной неприятный сюрприз. Он задумался - стоит ли использовать в отношении Розалинды ту же схему, что он использовал со Стимгейтом и Буэбэ? Сперва пригрозить разоблачением, затем разозлить, откровенно назвав её инопланетянкой, и окончательно вывести противника из равновесия, ткнув носом в факты, которые трудно, но всё-таки можно, объяснить, и, как заключительный аккорд, - тут же предложить сделку?
Марк не знал, стоит ли идти на риск. Факты, которые ему удалось нарыть в глубинах своей Базы, были достаточно необычными и вызывающими чтобы вывести из себя любую женщину. Так, по данным финансового отдела, Розалина за пять лет работы в Глобальном Правительстве провела на больничном 108 дней. В базе данных страховой компании зафиксировано одиннадцать обращений к врачу и семнадцать выписанных рецептов. По «аптечным» базам - ни один рецепт так и не был реализован. Факт спорный, но существенный. Что она делала эти 108 дней Марку установить так и не удалось. Факт второй - мисс Патерсон было тридцать восемь лет, и она ни разу не приобретала средства по уходу за кожей (опять же по «аптечным» данным). При этом выглядела она великолепно и гораздо моложе своих лет. И факт третий (как окрестил его про себя Марк «афизиологичный») - ни в одной базе не было информации о том, что мисс Патерсон когда-либо покупала средства личной женской гигиены.
 
Он неуклюже вылез из такси и торопливо поправил плащ. Марк чувствовал себя изнеможенным. Ему уже не верилось, что этот безумный день когда-нибудь закончится. Он с трудом собрал остатки сил, и направился к дому Розалинды. Оставалось совсем немного - один последний, решающий шаг, и этому кошмару придет конец. «Афизологичный» факт вдруг показался ему столь неопровержимым, что Марк решил, что, возможно даже стоит рискнуть и провести «проверку» по отработанной ранее схеме.
Он поднялся по скрипучим ступеням на низенькое крыльцо аккуратного, выкрашенного в зеленый цвет дома, и громко постучал в дверь. Никакого ответа не последовало. Только со стороны фьорда слышался монотонный рокот прибоя и крики одинокой, заблудившейся в темноте чайки.
Марк постучался сильнее. Либо Мисс Патерсон уже спала, либо… Внезапно ему показалось, что из тёмного, словно слепого, окна на него смотрит безобразно искаженное, жуткое, лицо Веры. Он вздрогнул, и, продолжая вглядываться в тёмноту за стеклом, медленно, словно боясь спровоцировать затаившегося противника, запустил руку в карман, нащупывая шершавую рукоятку.
- Что надо?
Марку показалось, что у него от страха остановилось сердце. Он резко повернулся в сторону приоткрывшейся двери и, выхватив револьвер, выстрелил. Розалинда Патерсон рухнула на пол. В тусклом свете, проникавшем в коридор откуда-то из глубины дома, Марк увидел кровь. Кровь! Неужели он ошибся? Этого не может быть! Неужели он убил человека??? Револьвер выпал из его ослабшей руки, и Марк, всё ещё не веря своим глазам, зажмурился и медленно осел на ступеньку.
 
- Господа депутаты Мирового Парламента, господин Президент, - голос Марка слегка подрагивал от волнения, - вы только что просмотрели видеозапись вчерашних событий. Поверьте, я руководствовался благими мотивами. Поступить иначе было невозможно. Если бы я попытался заявить об этом во всеуслышание, мне бы никто не поверил, или… меня бы просто уничтожили. Я раскаиваюсь лишь в том, что убил ни в чём не повинного человека - Розалинду Патерсон. И я готов нести ответственность за содеянное.
- Джентльмены, - взял слово Президент, - есть ли у кого-нибудь из вас вопросы к обвиняемому? Прошу вас, высказывайте свои комментарии.
- Это возмутительно! Мало того, что этот тип вообразил себя искателем тайных заговоров и спасителем человечества! Мало того, что он копался в личных данных каждого, я подчёркиваю - каждого, из здесь присутствующих! Так он ещё и совершил убийство неповинного человека! - возмущенно произнёс Министр Глобальной Энергетики. - Нет, конечно, никто не опровергает того, что он разоблачил и уничтожил покушавшихся на нашу свободу существ. Но в итоге эта заслуга была перечеркнута! Перечеркнута кровью!
- Это и так понятно, - перебил его депутат от Западноафриканского региона, - А вот насчёт «Всемирной Базы Данных», о которой вы беседовали с адмиралом Стимгейтом, хотелось бы узнать поподробнее.
- А её не существует, - развёл руками Марк. В зале послышался оживленный гул, - Я блефовал. Ни один компьютер не сможет обработать такую массу информации. Это сможет подтвердить любой программист, работающий в Столице.
- А сеть компьютеров? - не унимался депутат.
- Возможно, но наш Интранет не потянет такой нагрузки. Доступ к отдельным базам есть, но связать их в единую технически невозможно.
- Тогда каким образом вам удалось выявить и сопоставить те детали, которые вы, в последствии, предъявили заговорщикам в качестве обвинений?
- Можно сказать, что практически вручную. Я работал над этим пять лет.
- Есть ещё вопросы?
- Есть, - подал голос Североамериканский депутат, - А что удалось обнаружить на изъятых у Марка информационных кристаллах?
- Ничего. Ровным счетом ничего, - ответил Президент, разводя руками, - Следов записи так же не обнаружено. Согласно отчету следственной комиссии - это пустые болванки.
По залу прокатилась очередная волна ропота.
- Вы тут обвиняете Марка в том, что он сунул нос в вашу личную жизнь, - встала со своего места Первый Помощник отдела Связи, обращаясь к Министру Глобальной Энергетики, - А депутатам давно пора обратить внимание на деятельность некоторых чиновников! И ещё, почему Служба Безопасности проспала заговор такого масштаба? Почему Марк выполнил за них всю грязную работу? Как вы это допустили?!
- Ваше возмущение понятно, Сандра. - ответил Президент, - Вопрос о состоятельности Службы Безопасности мы обсудим позже.
Он повернулся к Марку:
- Не совсем ясно одно - как вы на них вышли?
- Мне показались странными те законопроекты, которые разрабатывали и внедряли эти… существа, - пока Марк говорил, начальник Службы Безопасности подошёл к Президенту и, положив перед ним на стол какой-то листок, поспешил ретироваться. - Наверное я был одним из немногих, кто посмотрел на эти законы по-другому. Под другим углом. Я заинтересовался, рассчитал возможные последствия. Результаты меня насторожили. Тогда я решил изучить личную жизнь этих законотворцев подробнее. Нашел любопытные факты. Остальное вы знаете.
- Полагаю, что экстренное совещание следует на этом и закончить, - взял слово вице-президент, - Доводить детали произошедшего события до широкой общественности, я думаю, нецелесообразно, поэтому, предлагаю передать дело об убийстве Розалинды Патерсон в уголовный суд.
- Не торопитесь, - Президент помахал в воздухе полученным документом. - По заключению патологоанатомов в теле мисс Патерсон был обнаружен, цитирую: «…обнаружен паразитирующий, живой организм, не имеющий аналогов в природе нашей планеты, анатомо-биологические особенности которого позволяют судить о его внеземном происхождении». Так что, Марк, получается, что вы были правы. Она тоже оказалась… в определенном смысле, представителем другой цивилизации. Прошу начальника Службы Безопасности проследить за тем, чтобы обнаруженный живой организм и далее оставался живым. Думаю нам будет о чем с ним побеседовать. Полагаю, вопрос об убийстве снят? Или у кого-то остались сомнения?
В зале воцарилось молчание.
- Вопросов больше нет? Хорошо. Если таковые появятся, прошу направлять их в секретариат, или в Службу Безопасности, - Президент вновь повернулся к Марку, - Расследование, естественно, будет продолжено, а вам придется дать подписку «о невыезде» до его окончания. Поймите меня правильно. И ещё - примите мою благодарность, от имени всего человечества.
В зале раздались аплодисменты, вперемежку с возмущенным шепотом недовольных.
- Кто за такое решение? Прошу проголосовать, - попросил Президент, - Кто против? Кто воздержался? Секретарь, внесите пожалуйста результаты в протокол. Большинством голосов решение принято.
- Господин Президент, - обратился к нему Марк, - позвольте спросить?
- Да, конечно.
- Могу ли я вернуться к своей работе? Или я отстранён?
- Раньше вы вполне успешно справлялись, и мне кажется, что вполне могли бы работать и дальше, - Президент обратился к присутствующим, - Предлагаю организовать комиссию по Кадровой Проверке. Считаю, что её работа поможет выявить и другие возможные попытки оказать влияние на политику Земли. Кроме того, вношу предложение - назначить Марка Триккера ответственным за работу этой комиссии. Кто за? Кто против? Кто воздержался? Секретарь, внесите пожалуйста в протокол, что большинством голосов решение принято. Состав комиссии будет рассмотрен на следующем плановом заседании. Чрезвычайное собрание объявляю закрытым. А напоследок, неофициально, хотелось бы предупредить тех, кто всё ещё сомневается - пуля для инопланетянина у нас всегда найдётся.
 
Марк был безусловно рад, что всё обошлось так благополучно. О подобном исходе он даже и не мечтал. По сути, он пошёл на повышение, а новая должность возлагала на него не только колоссальную власть, но тяжкое бремя ответственности. Ответственности за судьбу всей планеты! Ему предстояла огромная, кропотливая работа, и он с тоской подумал, что ему уже никогда не придётся как следует отдохнуть и поваляться на розовом морском песке, подставляя свои щупальца ласковым лучам родного, нежно-оливкового солнца.
Автор: Александр Голиусов (Брут).