Проверка на разумность

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3297
Подписаться на комментарии по RSS
 
 
 - То, чего мы хотели: контакт с иной цивилизацией. Мы добились его, этого контакта. Увеличенная, как под микроскопом, наша собственная чудовищная безобразность. Наше шутовство и позор!!!
 Станислав Лем. Солярис.
 
 Если бы я знал что-либо полезное мне, но вредное моей семье, я бы это отстранил. Если бы я знал что-либо полезное моей семье, но не моей родине, я бы постарался об этом забыть. Если бы я знал что-либо полезное моей родине, но несущее опасность Европе, или что-нибудь полезное Европе, но несущее опасность человечеству, я рассматривал бы это как преступление.
 Монтескье.
 
 
 - Уважаемые господа Сенаторы, следующий пункт нашей повестки дня - заявка Федерации гитлерианских планет на колонизацию планеты Земля. Предоставляю слово министру Федерации по делам малоисследованных планет господину Кун Гфу.
 Тяжело переваливаясь, громко шлепая толстыми ластами, грузный Кун Гфу проследовал за трибуну. Повертев ультразвуковыми локаторами в попытке заранее определить, кого у предлагаемой им идеи больше - сторонников или противников, он открыл папку с заготовленной речью и начал:
  - Уважаемый председатель Сената Футб Ол! Господа Сенаторы! Система звезды Солнце, в которой находится планета Земля, открыта нашими исследователями и входит в сектор номер восемьдесят восемь, закрепленный за расой гитлериан решением Сената за номером шестьсот шестьдесят шесть. Уже по одной этой причине нет никаких оснований кому -либо другому претендовать на эту планету или возражать против ее колонизации. Тем не менее мы вынесли наши намерения на обсуждение в Сенат, поскольку этого требует Закон по охране разумной жизни во Вселенной. Этот Закон, которого все высокоразвитые расы космоса строго придерживаются на протяжении уже более ста миллионов лет, разрешает колонизацию планет с разумной жизнью, стоящей не выше чем на втором уровне развития. Закон требует проводить экспертизу населения планеты, предложенной для колонизации, в течение не менее трехсот лет, причем участвовать в ней должны представители минимум трех рас, входящих в Совет Совершенных Созданий Разума. Это и было сделано. Комиссия, назначенная Департаментом Сената по колонизации, триста двадцать лет изучала жителей Земли, коих в настоящее время насчитывается около семи миллиардов. Хотя официально работа закончена, несколько агентов комиссии и сейчас еще находятся на Земле и продолжают исследования. В ближайшее время будет дано окончательное заключение об уровне развития землян, но все мы постоянно знакомились с ежегодными докладами о положении дел на Земле. По этим предварительным данным можно сделать вывод, что земная раса находится лишь в самом начале второй ступени развития, то есть ненамного отличается от животных и в ближайшие миллионы лет не будет представлять никакого интереса. С другой стороны, планет, пригодных для жизни, в нашем секторе космоса не так уж много, и Земля с ее благоприятными условиями является миром, чрезвычайно перспективным для заселения. Разумеется, надо ждать окончательного заключения комиссии, но, учитывая хорошо всем нам известные предварительные выводы, я прошу Департамент по колонизации начать рассмотрение нашей заявки.
 Закончив речь, гитлерианин вернулся в зал, тяжело плюхнулся в родной аквариум, забрызгав при этом нескольких наименее влиятельных сенаторов, а председатель Футб Ол объявил о рассмотрении следующего вопроса.
 
 2
  - Да, дорогой Бобс Лей, странные дела творятся на этой вашей Земле. Между нами говоря, я тоже им сочувствую. Я вообще против уничтожения любой жизни, разумной или нет, даже неважно. Но уж очень тесно в космосе. Слишком мало планет пригодных для обитания. Недалеко то время, когда мы перестанем умещаться в своих секторах, начнутся споры за витабельные планеты, а там недалеко и до войны. Ведь войны вспыхивали и по гораздо менее значительным поводам, - глава Департамента Сената по колонизации тяжело вздохнул, загремев при этом многочисленными орденами.
  - Я уверен, господин Биа Тлон, что уровень разумности землян превышает вторую ступень. Ненамного, но превышает. Стало быть они подпадают по Закон об охране, - Бобс Лей взволнованно заискрился.
  - Конечно, я читал все ваши доклады с Земли. Вы неизменно ставили туземцев на уровень два и одна, а то и две десятые. Да вот беда - другие исследователи ставили настолько низкие оценки, что в итоге эта планета никак не тянет на второй уровень.
 Бобс Лей независимо пожал ушами.
  - Я считал, что наполеойцы достаточно сильная и уважаемая раса, чтобы идти на поводу у кого бы то ни было.
 Биа Тлон наклонился к нему:
  - Самонадеянность - свойство молодости, Бобс Лей.
 Он нажал кнопку связи:
  - Два бокала плавиковой со льдом, пожалуйста, - и продолжил:
  - Вы не забыли, я сказал, что разговор между нами. В нашем правительстве очень многие, даже большинство, относятся к землянам весьма отрицательно. Никто не спорит, есть, конечно, у этого народа и положительные черты. Но вы знаете, что нас всех пугает. Эгоизм, чудовищный, совершенно неестественный для нас, например, эгоизм. Они развили в себе такую жадность, такое желание все загрести под себя, что никто не решился до сих пор установить с ними прямой контакт. Такие понятия как доброта, сочувствие, ответственность им практически незнакомы. Свою планету они превратили в помойную яму. Что же будет, когда они по-настоящему выйдут в космос, откроют гиперпространственные порталы, возможность перемещаться в любую точку Вселенной?
 Секретарша внесла поднос с двумя запотевшими бокалами и тарелкой, наполненной крупными кусками зеленого стекла.
  -Благодарю вас, дорогая Спо Ртл Ото. Вы всегда найдете, чем порадовать старика. Вот, Бобс Лей, к нашему разговору! Где еще делают такое стекло, кроме Земли? Где вы найдете такой деликатес?
 Биа Тлон, обычно церемонный и вежливый, взял, не в силах удержаться и пользуясь своим правом по положению и возрасту, самое вкусное - бутылочное горлышко, с загоревшимися глазами в предвкушении удовольствия окунул его в бокал. Кислота зашипела и шеф департамента, причмокивая, захрустел стеклом.
 Секретарша вытекла за дверь, сглотнув слюну.
  - Вам, Бобс Лей, наверно это не в диковинку. Небось на Земле такого добра завались.
  - Не совсем так, господин директор. Стекла, действительно, много, а вот плавиковую кислоту найти не очень легко. Да и нельзя было нам привлекать к себе чрезмерное внимание.
  - Ну, так тем более, угощайтесь. Возьмите донышко, тоже лакомый кусок, не стесняйтесь. И скажите теперь, почему бы нам не покупать у них это стекло, почему бы не наладить отношения? Так нет же, вы не хуже меня знаете, что стоит им почуять выгоду, как тут же постараются обмануть, ободрать нас как липку, такие цены заломят - любому этот кусок поперек горла станет. Многие ученые считают, что именно такими были гитлериане в начале своего развития, и земляне пойдут по той же дорожке. Учитывая предприимчивость и агрессивность землян можно предположить, что через сотню - другую миллионов лет в космосе появится раса не уступающая по наглости гитлерианам. Хорошо, если они сцепятся и уничтожат друг друга, а если договорятся? Тогда у миролюбивых народов будет два врага. Кому это нужно, Бобс Лей? В общем, у нас в правительстве есть мнение не мешать колонизации, тем более, что это происходит в чужом секторе, совершенно вне зоны наших интересов. Да и не следует лишний раз конфликтовать с этими злобными и злопамятными тварями.
  - Что ж, прекрасно. Значит, покупать стекло будем у них, - Бобс Лей иронически прищурил верхние складки.
 Биа Тлон усмехнулся, махнул сразу двумя щупальцами:
  - Жизнь на девяносто процентов состоит из потерь. Всегда чем-то приходится жертвовать. Бобс Лей, сынок, ты знаешь как я к тебе отношусь и как я тебя ценю. Ты для меня не просто один из сотен моих учеников, ты... Ну, да ты все понимаешь... В общем, старший агент Бобс Лей..
 Директор Департамента, как того и требовал устав в таких случаях, поднялся. Вытянулся в струнку и подчиненный.
  - Старший агент Бобс Лей! Я подписал приказ об окончании всех исследований планеты Земля, в том числе и экспертизы уровня развития населения. Все работы на планете Земля с этого момента считаются законченными. Вы назначаетесь ответственным за окончательную эвакуацию с Земли всех членов комиссии, специальных агентов и ученых, а также всех технических средств. Земля, как говорится - землянам.
  - Благодарю за доверие, господин директор! Задание будет выполнено!
 Шеф повернулся к окну, помолчал и добавил:
  - Проведи образцово эту операцию и повышение тебе обеспечено. Ты на хорошем счету, наверняка получишь должность начальника отдела.
 
 3
  -Боб, здравствуйте! Как я рад вас видеть! Да ведь вы, кажется, уезжали? Что, продолжаете изучать нас?
  -Здравствуйте, Крамер. Я тоже рад встрече с вами. Только тише, тише. Вы по -прежнему один из немногих здесь на Земле, кто знает о моем... скажем так, происхождении.
  -Да, извините, я слишком обрадовался и забыл о необходимости соблюдения тайны. Давайте зайдем в это кафе, если у вас есть время, конечно, и спокойно поговорим.
  -Идемте. Что у меня сегодня есть, так это время.
 Двое мужчин, похожих друг на друга как братья, зашли в кафе на Фридрихсштрассе, взяли по кружке баварского светлого.
  -Когда же мы с вами виделись в последний раз? Наверно, лет пять назад, а? Какие опять дела на нашей Богом забытой планете? Бог нас забыл, а начальство ваше, видно, вспомнило?
  -Вы, Крамер, сами того не зная, очень точно определили положение дел. Если действительно нас всех создал Бог, то, очевидно, в вас он сильно разочаровался, наверно посчитал результатом неудавшегося эксперимента и перестал о вас думать. Жили вы себе, жили, не зная особенно никаких проблем, но ничто не вечно. Вспомнили и о вас.
 Крамер насторожился, сработало журналистское чутье: пахнет сенсацией.
  - Что-то не пойму, о чем это вы?
 Бобс Лей гладил рукой холодную кружку:
  - Вообще-то, правила запрещают обсуждение таких тем, но сейчас это уже не имеет никакого значения. Миссия наша на Земле закончена, через несколько часов откроется гиперпространственный портал и последние оставшиеся здесь агенты отбудут на свои планеты. Так что наша встреча, дорогой Крамер, еще и прощальная.
  - Ну что ж, желаю вам успехов там, на вашей родине, Боб. Но скажите, каков же результат вашей работы? Я так надеялся на какое-то продолжение, развитие ситуации, думал, что все о вас узнают, что вы поможете нам продвинуть нашу технику. А судя по вашему тону, для этого возникли препятствия? Продолжения не будет?
  -Продолжение будет, да еще какое, - у Бобс Лея было тоскливо на душе, вместо усмешки получилась гримаса, - только совсем не то, чего бы вам хотелось.
 "Точно  - сенсация!" - подумал Крамер, но сделал недовольный вид и, отхлебнув пива, сказал:
  -Да объясните же, в чем дело.
  -Еще вчера я ничего бы не стал вам объяснять. Но с сегодняшнего утра уже никто во Вселенной не узнает, что будет происходить на Земле. Кто здесь что выяснил, кто что понял, о чем будут говорить, что напишут ваши газеты, что покажет ваше телевидение, - никого уже никогда не заинтересует, да и само ваше человечество уже вычеркнуто из списка существующих в космосе рас.
 Журналист чуть не выронил тяжелую кружку.
  - Да что такое вы говорите? Что случилось? На нас кто-то хочет напасть?
  - Чтобы объяснить вам все, придется начать издалека. В наших школах есть такой предмет - краткий курс истории ВКПСС, то есть Великой Космической Правды Совершенных Созданий. Эта Правда обязательна для изучения, без хотя бы тройки с минусом на экзамене вас не возьмут даже штопальщиком скафандров в самом темном уголке нашего сектора. Начинается эта наука с того, что примерно один миллиард лет назад во Вселенной возникли две великие расы разумных существ - Гитлериане и мы - Наполеойцы. Сейчас только эти две расы достигли шестого уровня разумности. Потом появились еще два народа - Сталенины и Маоцзены, они сейчас на подходе к пятому уровню, наверно, в ближайший миллион лет его достигнут. Вобщем, уже известно пятьдесят шесть видов разумных существ разной степени развития. И вот десять тысяч лет назад была открыта Земля. Вас быстренько изучили, отнесли к первой ступени и практически забыли - кого интересует первый уровень! Между наполеойцем и человеком разница такая же, как между людьми и насекомыми. Десяток студентов написали о вас дипломы, даже две -три диссертации я видел в архиве. Так бы и продолжалось, но гитлериане вдруг заявили о желании колонизировать Землю. Им принадлежит около миллиарда планет (кстати мы называем их Федерацию Сборищем Негодяев и Грабителей), но они вечно жалуются на нехватку жизненного пространства. Может жить тут хотят, а может курорт устроить. Уж больно хороша ваша планета, такие в космосе ценятся. А для них, кстати, главное - воды много, они воду очень любят. Никто не возражал бы, ведь Земля находится в гитлерианском секторе космоса, они вправе делать здесь, что хотят, но есть одна загвоздка. Дело в том, что давно уже существует и - редкий случай - строго выполняется Закон об охране разумной жизни во Вселенной. По этому Закону не подлежат колонизации планеты, населенные существами, индекс разумности которых достиг двух. Были случаи, когда удавалось доказать, что этот индекс для такой-то расы равен двум или чуть больше и защитить планеты от колонизации.
  - Постойте, вы все время говорите о какой-то колонизации, - кружка уже опустела, но обычно жадный до баварского Крамер не замечал этого, - что это означает? Нас, что, собираются в рабов превратить?
 Бобс Лей неопределенно покачал головой:
  - Что это означает..? Это означает... Это означает...
 Крамер съехидничал:
  - Вас, может пиво не устраивает? Может бутылку камю поставить, чтоб вы уже все, наконец, сказали?
  - Ну, бывает, - нехотя выдавил собеседник, - какое-то количество аборигенов оставляют в качестве прислуги или для черной работы... но, как правило, коренное население колонизируемой планеты новым хозяевам не нужно. Его уничтожают.
 
 4
 Бобс Лей ждал, что журналист будет возмущаться, кричать, но тот уже готов был к такому ответу; в волнении отодвинув кружку, он откинулся назад и с презрением сказал:
  -То есть вы хотите уничтожить все человечество, семь миллиардов, по -вашему, насекомых? Это уж какая -то сверхразумность, это даже за гранью разумности. Человечество, действительно, не скоро еще дорастет до понимания этого.
  -Во -первых не мы, а гитлериане, - проявил терпение высокоразвитый оппонент, - а во...
  -Да какая разница, - не слушал Крамер, - ведь вы, как я понимаю, не собираетесь нас защитить от этих космических морлоков.
  -Это так, и более того, ни одна другая раса тоже не возражает против вашего исчезновения.
  -Ну знаете, Боб, я бы не хотел, чтобы человек добрался до таких высот разума. Вот уж действительно, развитие по спирали - разум возвращается к первобытному варварству, но уже на небывало высоком, космическом уровне. Правда, для этого надо достичь шестого уровня ума и двадцатой ступени бессердечности, но это дело наживное, это только вопрос времени.
  -Вот сейчас вы, Крамер, как только дело коснулось чего -то важного, сразу начали проявлять худшие качества вашей расы - нежелание выслушать и понять собеседника, стремление считать свою точку зрения единственно верной, а оппонента любыми средствами принизить. Именно так ведут себя гитлериане; их ненавидит весь космос, и если бы они не были так сильны, мы объединенными усилиями давно бы их задавили. Но мы как раз подошли к самому главному, если хотите, я продолжу объяснения.
  -Конечно, - усмехнулся Крамер, - с вашей стороны очень гуманно перед тем, как раздавить клопа, прочитать ему лекцию о его недостатках. Валяйте, хоть будем знать, за что умираем.
  -Я рассказал вам вкратце содержание первого тома Правды, так называемую ВКП(и), то есть собственно историческую часть. Второй том ВКП - "большой" он называется, в смысле - главный, посвящен вопросам морали. Известно, что целью жизни любого существа является сохранение биологического вида. Способы достижения этой цели природой или Богом, уж кому как хочется, реализуются в виде инстинктов. Главный инстинкт всего живущего - стремление к размножению.
  -Раз вы начали с таких азов, может еще пива возьмем? Чувствую, разговор будет длинный, - Крамер уже совсем успокоился.
  -Мне не надо, мне скоро отбывать, а перед гиперпространственным перелетом лучше не наливаться.
  -Ну, ладно, размножились, что дальше?
  -А дальше, Крамер, стоит проблема сохранения достигнутого. И вот здесь наши с вами пути разошлись.
  -Да уж нам с вами точно не по пути. Впрочем, что вы имеете в виду?
  -Подчеркиваю, что целью жизни является сохранение вида, не каждого существа в отдельности, а именно вида. А как легче сохранить вид - если каждая особь будет бороться только за свое личное существование, или защищать всю популяцию? Совершенно очевидно, что второй путь более эффективен. И во всей Вселенной эволюция пошла именно по этому пути. У всех живых существ на любой планете инстинкт стадности стоит выше инстинкта самосохранения. Высший закон жизни требует от особи самопожертвования ради общего выживания. Любое живое существо готово пожертвовать собой ради блага своего сообщества. Иерархия интересов такова: особь защищает прежде всего сообщество в целом, затем свое потомство, и лишь в последнюю очередь самое себя. Именно такой порядок мы считаем естественным и единственно правильным. И мы всегда знали только одно исключение из этого правила, оно называется  - гитлериане. У них эволюция сделала странный поворот, поставив инстинкт самосохранения выше всех других. И все перевернулось с ног на голову. Ради личного благополучия любой из них готов пойти против интересов и своих близких и даже  - нам это кажется невероятным  - всей расы. Над вопросом  - как они могли не только выжить, но и превратиться в могущественную расу, наши ученые ломают панцири  - простите, головы, добрую сотню миллионов лет. Но вам не кажется ли знакомым такое поведение?
  -Вы хотите сказать, что это слепок с нас?
  -Точнее, это вы слепок с них. Открыли Землю сами гитлериане, ведь это их сектор. В соответствии с космическими законами они допустили представителей других рас для исследований, но ненадолго, они своих не очень жалуют, не то что чужих. Поэтому детально удалось вас исследовать только сейчас, после подачи ими заявки на колонизацию. То, что вы эгоисты, было известно еще со времени первой экспедиции, десять тысяч лет назад, но что открылось сейчас... Вы вот гордитесь своими техническими достижениями и удивляетесь, почему это инопланетяне не торопятся установить с вами контакты, отчего их корабли не толпятся на земной орбите. Вам и невдомек, что в космосе разумным считается совсем не тот, кто убил атомной бомбой сотню тысяч своих собратьев. У достигнувших второй ступени разума мораль должна превалировать над инстинктами. Опасно связываться с тем, у кого нет тормозов. С вами просто не хотят иметь дела  - одни презирают, а кто -то боится. Вы говорите  - "Нам нужен космос"; а надо бы задуматься: нужны ли вы космосу? Что вы понесете в космос - жадность, эгоизм, злобу? Что, если вы встретите там существа гораздо лучше, добрее, благороднее, бескорыстнее, чем вы сами? Чем вы ответите на их дружелюбие и доверчивость? Разве не подлостью и обманом?
 
 5
  - Да чепуху вы городите, вы, шестиэтажный умник!  - Крамер почти закричал.
 Люди за соседними столиками обернулись. Он сбавил тон:
  - Вы торчали здесь триста лет и не поняли, что люди разные! Несмотря на общность инстинктов  - разные! Да, много скотов в человеческой шкуре, но много и добрых, честных, черт побери! Неужели вы там, у себя, все одинаковые?!
  - То, что люди разные, мы видели,  - строго возразил Бобс Лей, - И мы, конечно тоже не штамповкой сделаны. И у нас есть свои скоты и негодяи. Дело не в отдельных личностях, они могут быть сколь угодно прекрасными или отвратительными. Дело во взаимодействии личности и общества, во взаимной ответственности их друг за друга. Самой природой заложено в наших генах стремление к благу всей расы. У нас успех каждого является победой всего общества. Точно также ошибка, неудача, несчастье, даже преступление отдельного члена общества является поражением всех. Только такая ответственность является признаком разумности. А ваши отговорки - я сам-то хороший, виноват вон тот дядя - это как раз признак недалекого ума. Понимаю, Крамер, вы убеждены, что никакого отношения к Освенциму, например, лично не имеете. Но мы не можем принять ваши правила. Мы считаем каждого землянина ответственным за все, что происходило, происходит и будет происходить на этой планете. Ибо вы, ваши предки и потомки ваши есть одно и тоже; и в том, что дети страдают за грехи отцов, нет ничего удивительного. Более того, в нашем мире это считается справедливым. Иначе невозможно усвоить уроки истории. Как может следующее поколение продвинуться дальше своих предков, если нет ответственности за прошлое? Если каждый отвечает только за себя - это означает, что ответственности нет вообще.
  - Хорошо, Боб, я согласен, - примирительно заговорил Крамер, - мы, конечно, не образец разума и морали. Но ведь наша цивилизация очень молода, мы лишь в начале пути. Так дайте нам шанс, объясните наши ошибки, все еще может исправиться. А мораль наша - да вы почитайте нашу литературу, разве не к человеколюбию она призывает? Вы посмотрите какие мы создаем прекрасные произведения искусства! Где во Вселенной вы найдете такое чувство красоты? Да одна красота может спасти наши души!
  - Красота не спасет вас, Крамер. Не успеет. Жадность погубит вас гораздо быстрее. И я как раз занимался вашей культурой и прочитал более тридцати миллиардов единиц печатной продукции - книг, журналов, газет и тому подобного. Литературу земную я хорошо знаю. Действительно, среди гор мусора попадаются шедевры, которые и призывают и обличают и тому подобное. И это доказывает, что есть праведники в граде сем. Только сделала ли эта горстка праведников лучше все человечество? У нас сложилось впечатление, что старались они зря. Вот я предложу вам один элементарный тест.
  - Проверите меня на разумность? Ну -ну...
  - Скажите пожалуйста, у вас есть враги?
  - Как у всякого честного человека, их предостаточно.
  - Так, хорошо, - покивал Бобс Лей, - а вы хотели бы, чтобы они исчезли?
  - Это в каком же смысле?
  - В буквальном. Представьте себе, что стоит вам только выразить желание, и ваши враги исчезают с лица земли. Сами вы никакого отношения к их исчезновению не имеете, никто никогда не узнает о том, что они исчезли благодаря вашему желанию.
 Крамер помолчал.
  - Нет, я смерти никому не желаю, не хочу быть даже косвенной причиной чьего-то горя.
  - А если за каждого исчезнувшего вам предложат миллион долларов?
 Крамер изумленно застыл:
  - Что за чепуха? Вы серьезно?
 Холодные глаза Вселенной испытующе смотрели на землянина. Размеренно капали металлические слова:
  - У меня еще есть время выполнить подобное желание. И достать даже очень большой чемодан с деньгами проблемы не составляет. Причем заметьте, никто из наших больше никогда не появится на Земле, и здесь никто не узнает как вам достались эти деньги. Вам просто надо сказать: хочу, чтобы такие и такие-то исчезли. Они исчезнут в течение часа, а чемодан с соответствующим количеством зелени я могу передать вам даже через пять минут.
 
 6
 Журналист неопределенно развел руками, долго смотрел на пришельца со звезд, потом покачал головой и сказал:
  - Чем больше я говорю с вами, тем больше убеждаюсь, что чудовища - вы, а не мы. Если это серьезно, идите вы на... свою планету. Мне не нужны деньги такой ценой.
  - Ну, лично вы тест прошли, - Бобс Лей был невозмутим, - вам вполне можно присвоить вторую категорию. Только вот вопрос - насколько типичен такой ответ? На этой планете более шести миллиардов особей. Представьте, что такое предложение сделано каждому жителю Земли. Да, каждому скажут: назови цифру, больше ничего не придется делать, просто назови цифру. Твои родные и друзья в это число не войдут, погибнут люди в другой стране, на другом континенте, ты их не знаешь и никто никогда не узнает о твоей причастности к этому. Просто назови цифру, какие-то неизвестные тебе люди исчезнут, зато все блага мира - ведь именно это для вас означают деньги - свалятся на тебя! И скажите Крамер, ведь вы лучше меня знаете своих соплеменников, сколько их останется на Земле через пару часов?
 Крамер молчал.
  - Я думаю, останется только несколько космонавтов, и то лишь потому, что они в этот момент будут находиться НЕ НА Земле. И они увидят как голубая планета превращается в зеленую - ветер все засеет долларовыми купюрами.
 Крамер молчал. Потом спросил:
  - Итак, вы нас приговорили? И как же будет происходить это истребление? Будете разъезжать на треножниках и резать нас тепловыми лучами?
  - Еще раз повторяю, не мы, а...
  - Да бросьте, Боб! Столько тут рассуждали об ответственности, а с себя хотите ее снять? Нет вы, именно вы, нет, ваши дети ответят когда -нибудь за все это, за уничтожение целой цивилизации!
 Бобс Лей впервые осознал, что в словах Крамера есть какая-то непонятная ему правда, но наполеойцу спорить с недоумком второго уровня было просто неприлично. Поэтому он прямо ответил на вопрос:
  - Вас могут заразить какой-нибудь болезнью, на лекарствах от которой будут наживаться шарлатаны, не догадываясь, что не успеют потратить эти деньги. Могут стерилизовать вас, а можно просто добавить вам в мозги агрессивности и вы сами перебьете друг друга. Вам совсем немного надо добавить. В первом случае население вымрет через двести лет; лишившись возможности воспроизводства, вы исчезнете через сто лет; а по последнему варианту проблема может быть решена за год.
 Крамер вскочил с места, заорал:
  - Господа, здесь сидит инопланетянин! Они хотят всех убить! Вызовите полицию!
 Все кафе повернулось - вытаращенные глаза, открытые рты, кто-то облился горячим кофе, в наступившей тишине за столиком в углу ребенок громко спросил: "Мама, дядя сумасшедший?"
  - Да сядьте вы, сядьте, - сквозь смех выдавил Бобс Лей, - если сейчас и приедут, то не полиция, а санитары из психбольницы, и не за мной, а за вами. И что мне может сделать полиция? Меня не удержат ни наручники, ни тюремные стены. Более того, скажу вам, то, что сейчас перед вами - это только часть меня, причем не самая главная. Вы можете меня застрелить, задушить, сжечь, моя биомасса сгниет, но я все равно останусь жить. Мы ведь другие, Крамер.
  - Но... я не знаю.. не понимаю.. надо же что-то делать!
  - А вы помните начало нашего знакомства? Вы были военным корреспондентом на Ипре. Мою внешность скопировали с вас и я отказывался ее потом менять. Вы так понравились мне, что я добился разрешения продлить вашу жизнь на сто лет. Сейчас могу немного успокоить вас. И вы и ваши дети и даже внуки спокойно проживете свою жизнь. Ведь даже в самом развитом обществе властвует бюрократия. Все уже решено, землянам присвоят индекс один и шесть, максимум семь десятых. Но пока проект колонизации будет гулять по инстанциям, пройдет лет двести, а то и больше. Может вы за это время что-нибудь и придумаете. А мне, простите, пора. Только что сообщили, что отбытие через два часа. Надо успеть выполнить кое-какие пожелания ваших соотечественников. Всего хорошего. О, смотрите, дождь начинается.
 Межзвездный скиталец надел шляпу, поднял воротник плаща, вышел на берлинскую улицу и сразу затерялся в толпе.
 Крамер смотрел ему вслед и пальцами выстукивал на столе похоронный марш.