Проблема с законом

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2730
Подписаться на комментарии по RSS
 
 
До заката оставалось ещё около десяти часов, так что Мэтью Тайлер решил не останавливаться, хотя место казалось весьма привлекательным. Окружённый безграничными сероватыми песками огромный остов старого самолёта был довольно неплохим местом для отдыха. Полуразвалившийся аппарат, вероятно, раньше принадлежал единственной на Эттине авиакомпании, с неоригинальным названием “Эттинские авиалинии”. Зачем в таком захолустье своя авиакомпания - не понятно. На всей планете был всего один город, в котором жили рабочие шахт да инженеры со своими жёнами. Хотя, стоит сказать, что для такой планетки, город был довольно большим.
Эттин был одной из тех многих планет, заселять которых никто не взялся, а вот тянуть из них все соки порывались многие. Город, опять же под названием Эттин, находился в самом центре богатого месторождения каких-то руд. Тысячи рабочих к спускам в шахты возили на спидерах, отсюда – не ясно, зачем на планете авиакомпания с десятком грузовых и пассажирских самолётов. Разве что для перевозки руды к космопорту.
Парень с досадой бросил последний взгляд на уменьшающийся силуэт и начал спуск с очередной двадцатиметровой дюны. Электроспидер, на котором ехал Мэтью, представлял собой лучшее, что может купить на свои нескромные доходы рейнджер-археолог, работающий в одиночку, а значит – кладущий весь доход от продажи редкостей только в свой карман. Восхищался он и своим коммуникатором, за который отвалил всю прибыль от прошлой поездки за редкими кристаллами на Фионис.
Однако куда дороже коммуникатора этой сухонькой планетке ему обошлась пятилитровая канистра с водой. Нельзя сказать, чтобы Эттин был совсем пустыней, но те скудные запасы подземных вод, которые здесь были, находились слишком глубоко, чтобы бурить скважины. Кроме того, на Эттине было достаточно необычное законодательство. Ввозить и вывозить воду с планеты строго запрещалось. Наказанием за нарушение, само собой, была смертная казнь, а умирать Мэтью хотелось, пожалуй, ещё меньше, чем жить с родителями, потому, как законопослушный приезжий, он приобрёл воду в одном из местных магазинов. Потратился он изрядно, но его доходы это позволяли. Мало кто из подобных ему работает в одиночку, однако Мэтью уже восьмой год был представлен лишь сам себе, и ни разу об этом не пожалел. Конечно, всегда есть опасность оказаться в беде, из которой напарник мог бы вытащить, вот только искушение забрать себе всю прибыль было слишком велико. Мэтью привык полагаться на свою экипировку, и почти безграничные возможности верных спидеров.
Прежде чем отправиться в такую даль на поиски довольно призрачных сокровищ, Мэтью перерыл десятки старых исторических книг, карт и газет, и пришёл к выводу, что здесь когда-то процветала неизученная доселе загнившая по своим неизвестным причинам цивилизация. А где вымершая цивилизация, там найдётся чем и поживиться. Решающим моментом оказался звонок от матери, сообщившей, что дочь миссис Девеншир, её соседки, оказывается замечательная молодая девушка, и что Мэтью обязан навестить родителей на следующей неделе. Ну и конечно познакомиться с молодой Девеншир. Судя по отвратительной роже старой Девеншир и её базарной манере разговора, дочь выйдет не намного лучше : “Извини, мам, я на работе. Вернуться возможности нет, но может через пять-шесть месяцев, я к вам наведаюсь. Да, да, извини, мне пора, целую, пока.”
 
Солнце медленно ползло по отвратительно серому небу, непрерывно заряжая батареи спидера. Мэтью хлебнул драгоценной жидкости, удивляясь тому, как вода, в которую на одних планетах сливают промышленные отходы, на других планетах может стоить дороже самых дорогих металлов.
Периодически дюна, по которой карабкалась машина, начинала сползать вниз. Поначалу Мэтью опасался таких оползней, однако оказалось, что спидер легко справляется с подобными мелочами. Мэтью приобрёл этого красавца несколько месяцев назад на выставке в Ньюпорте на крохотной планетке под названием Иллио. Иллио славился невероятной красотой своих лесов, к которым, однако, археолог оказался безразличен. Природой восхищались живущие в отелях по всей планете толстобрюхие бизнесмены, политики, и прочие элементы развитой цивилизации, к которым Мэтью себя не относил. Рейнджер-археолог – что-то вроде старателя, мародёра и охотника в одном лице. В данном случае в этом лице ютился ещё и отличный историк.  Ремесло приносило немалые деньги, которые Мэтью незамедлительно тратил на гульки, женщин и новую экипировку. Само собой, часть денег он предусмотрительно откладывал на свой банковский счёт на родном Уране II – планете, где он родился и провёл чудесное детство.
Работа позволила обеспечить его родителям безбедную старость, да и себе он давно приобрёл небольшой особнячок на берегу моря, который пока ещё пустовал. Конечно же, Мэтью всё время обещал себе покончить с работой, и вернуться домой, но оказалось, что не такая это работа, которую легко бросить.
Спидер взобрался на очередную дюну, и перед Мэтью открылась необычная картина. Он увидел три дыры в земле, которых, судя по карте, здесь быть не должно. Хотя, учитывая, что он не держался нанесённого на бумагу маршрута, обнаружить можно было что угодно. За тем он сюда и приехал, чтоб хоть чего-нибудь обнаружить.
Дыры находились на одной прямой и на расстоянии метров десяти друг от друга. Ближайшая из них была прямо у подножия огромной дюны. “Что за дупла такие” - подумал Мэтью и повернул спидер по направлению к ним. Машина послушно двинулась вниз, оставляя за собой две неглубокие борозды в песке. Преодолев больше половины пути, Мэтью услышал знакомый шуршащий звук – дюна пришла в движение. Тонны песка, медленно набирая скорость, поползли вниз грозя похоронить под собой и Мэтью и его драгоценную машину.
- Ах чтоб тебя! – Мэтью крутанул руль выравнивая спидер перпендикулярно несущемуся на него песку, однако не рассчитал силу и машину на скорости развернуло. Спидер начал заваливаться набок и в этот момент его настигла песчаная лавина. Подхватив дорогостоящую игрушку, песок понёс спидер вниз, набиваясь Мэтью в рот, в его карманы и под одежду. Машину крутило и бросало во все стороны, пока внезапно оползень не прекратился.
Мэтью обнаружил, что машину перевернуло, а сам он висит над одним из замеченных им дупел в земле, удерживаемый лишь привязными ремнями спидера. После жуткого “полёта” спидер накрыл собой яму, но на первый взгляд археолога казался невредимым. “Не зря потратил столько денег на тебя, красавец”, - подумал Мэтью.
В этот момент привязной ремень лопнул, и парень полетел вниз.
Пролетев около пяти метров, Мэтью мешком упал в песок на дне ямы.
 
Очнулся он, когда солнце уже село. Не то, чтобы ночи на Эттине были слишком тёмными, но здесь, в яме, к тому же накрытой спидером, было всё же довольно темно. Мэтью пошарил руками в песке, но, видимо, его рюкзак с оборудованием остался где-то в перевёрнутом спидере, над головой.
В левом нагрудном кармане лёгкой кожаной куртки обнаружился коммуникатор. В заднем кармане штанов нашёлся раздавленный шоколадный батончик, который немедленно скрылся во рту Мэтью. Всё остальное осталось в спидере.
Парень нажал на крохотную кнопку на панели коммуникатора и на экране отобразился список доступных номеров.  Похоже, над связью на Эттине особо не трудились, потому что коммуникатор обнаружил лишь два доступных номера – местной службы спасения и какого-то Такка Фицштона-Брехейли. Мэтью выбрал номер службы спасения, и через несколько мгновений на экране отобразилось плоское серое лицо робота-автоответчика.
- Доброй ночи, Служба Спасения Эттина, чем можем быть полезны? Не забывайте, что осознанно ложный вызов повлечёт уголовную ответственность. Для жителей Эттина эта мера отменена указом министра Уэллхсби. Номер указа - один-шесть-два-ноль-ноль-три, - отчеканил робот.
- Ну что ж, спасибо за справку, - съязвил Мэтью. – Мне помощь нужна. Я тут попал в какую-то яму в квадрате шестнадцать-два, точнее определите по сигналу коммуникатора. Вылезти сам не могу никак, помогите, а то помру тут от жажды, если не сожрёт кто раньше.
- Записываю месторасположение. Готово. Назовитесь, пожалуйста.
- Мэтью Тайлер, мне тридцать один, родом с Урана два, ещё что-нибудь? Может тебе ещё размер ботинок назвать?
- Нет, этого не нужно. Значит Вы не гражданин Эттина? – невозмутимо продолжал робот. – Тогда я Вам ничем не могу помочь. Вам нужно говорить с оператором Гарри Ринчевски.
- Ну так переключи меня на него, тупая жестянка! – рыкнул Мэтью.
- Так как сегодня уже суббота, персонал Службы Спасения на отдыхе до понедельника. Законы Эттина не позволяют трудиться его гражданам больше пяти дней в неделю. До понедельника служба спасения работает в автоматическом режиме, а в этом режиме работа с негражданами нашей планеты запрещена по причине часто повторявшихся в прошлом мошеннических действий. Это тоже описано в законодательстве, и если Вам интересно, я могу зачитать абзац закона “о государственной службе спасения” от второго сентября…
- Закрой пасть, не нужно мне твоих цитат! Какие у меня есть варианты? – Мэтью сел на песок и, оценив заряд батареи, пришёл к выводу, что его хватит ещё надолго.
- Варианта два: Вы можете подождать до утра понедельника. Персонал выходит на работу с девяти до двенадцати. Либо Вы можете оплатить процедуру принятия гражданства и стать гражданином Эттина. Стоимость процедуры двадцать тысяч суоко.
- Чёрт с тобой, псина тупая. Пересылай мне номер вашего счёта, я переведу туда двадцать тысяч, - буркнул парень. Через мгновение коммуникатор издал короткий писк, известив Мэтью о том, что было принято текстовое сообщение.
- Готово. При пересылке не забудьте, что оплата, согласно закону “о денежном обращении” на Эттине ведётся только в суоко. Опять же в целях защиты от мошенничеств, - всё так же невозмутимо продекламировал робот.
- Ну ничего страшного,  я вам переведу имперские франки, какая разница, всё равно банк. Сколько там будет двадцать тысяч ваших суоко в франках?
- Извините, но процедура обмена валют доступна лишь гражданам Эттина.
- Да ты достал! – заорал Мэтью и отключил связь. – Железка паршивая!
Парень опёрся спиной на удивительно гладкую стену ямы и попробовал оглядеться. Монитор коммуникатора давал не много света, но чтобы рассмотреть свою тюрьму Мэтью его хватило. Гладкие стены, выложенные камнем, на дне песок. Удивительно, почему эту яму вообще не засыпало, учитывая как активно тут двигаются дюны. Хотя, она вполне могла бы быть метров тридцать в глубину, тогда может и не засыпало бы, но несомненно ещё засыплет, лишь бы Мэтью оттуда выбрался до тех пор. Парень огляделся ещё раз. Что-то ему это дупло в земле смутно напоминало, однако он так и не понял что именно.
Повернув прибор монитором к себе, Мэтью нажал кнопку повтора последнего набранного номера. На экране вновь появилось невозмутимое лицо робота.
- Доброй ночи Вам ещё раз, решили Вашу проблему? – отчеканил робот.
- Да, построил себе самолёт и лечу свернуть тебе шею. Издеваешься? – устало ответил археолог. – Раз уж спасти ты меня не можешь, потому что я не гражданин, а сделать гражданином не можешь потому что не принимаешь мои деньги, то скажи мне какие у меня есть варианты. Может бартером расплачусь за вызов службы?
- Согласно закону “о денежном обращении” на Эттине разрешён бартер..
- Ну наконец-то прогресс! – перебил робота Мэтью.
- ..Разрешён бартер товарами только эттинского происхождения, или эттинскими природными ресурсами, - закончил робот.
- Да что за дерьмо! Вы достали меня своими законами! Что нельзя жить, как нормальные  люди?! – взревел Мэтью. – Забирайте к чертям мой спидер, он стоит больше всей вашей паршивой планеты, и достаньте меня отсюда!
- Согласно моим данным, на Эттине производят только тяжелую транспортную технику. Спидеров здесь не делают. Значит, объект для бартера произведён не здесь, а значит для бартера он не подходит. Однако технику внеэттинского производства, согласно нашему законодательству, можно использовать, как залог при аренде имущества. Что-нибудь ещё? – робот не обратил внимания на ругань Мэтью.
- Тогда бери спидер в залог, и я арендую роботов-спасателей, чтоб меня отсюда вытащили!
- Согласно законодательству, робототехника не подпадает под классификацию арендуемого имущества, ибо может стать объектом преступных махинаций. Закон “о имущественных правах и аренде” так и говорит, что “сдача робототехники в аренду запрещена”, - процитировал робот. -  Что-нибудь ещё?
- Да пошёл ты, - ответил археолог и отключил связь.
Мэтью машинально стал рыть небольшую ямку в песке. Внезапно он вспомнил о каком-то Бра.. Брэ… Брехейли! Такк Фицштон-Брехейли – парень, чей номер обнаружил коммуникатор. Мэтью бросил возиться с ямкой, и стал струшивать прилипшие к руке песчинки. “Руки вспотели что-ли!”, - выругался Мэтью, выскребая мокрый песок между пальцев. Очистив руки он схватил коммуникатор, снова нашёл номер этого Брехейли и..
- Доброй ночи. Вы позвонили в дом мистера Фицштона-Брехейли. К сожалению его сейчас нет дома. Могу ли я принять для него сообщение? – с экрана на Мэтью таращился робот с серым невозмутимым лицом, точная копия того, что портил археологу нервы уже минут сорок с лишним.
- Ах да чтоб тебя, тупой металлолом! - рявкнул в ответ Мэтью и отключил связь.
Парень вскочил и случайно уронил коммуникатор в вырытую им ямку. Достав прибор он со злостью принялся отчищать его от прилипшего песка, поражаясь, как могут так сильно потеть руки. Песок прилип даже в тех местах, к которым Мэтью вроде бы и не прикасался. Парень остановился, и задумался. Что-то это место ему ужасно напоминало, может…
 
- Ну что урод, я тебя победил, высылай сюда самолёт. Захватите экскаватор, и пару роботов рабочих. Раз уж арендовать их нельзя, я оплачу их труд, пусть купят себе мозгов. Кроме того, мне нужна цистерна побольше, - довольно усмехаясь сказал Мэтью роботу из Службы Спасения.
- Кажется Вы говорили, что у Вас нечем заплатить за услуги службы спасения. – снова невозмутимо ответил робот.
- За спасение я заплачу бартером эттинского происхождения, согласно твоему паршивому законодательству, обезьяна. А вот за экскаватор и прочее, бери в залог мой спидер. Он стоит пять миллионов франков - куда дороже того хлама, что ты мне пришлёшь, – спокойно ответил археолог. – Если мне нечем будет заплатить, заберёшь спидер, а меня оставишь в яме.
- Учтите, что вызов Службы Спасения, при отсутствии достаточных ресурсов для оплаты, повлечёт уголовную ответственность. Так как вы не гражданин Эттина, для Вас эта ответственность проявится в тридцати годах неоплачиваемых работ на эттинских рудниках.
- Давай, давай, - улыбнулся парень.
 
Мэтью лежал в гамаке под навесом, и наблюдал, как роботы расчищают три его колодца и устанавливают насосы. Рядом копошилась другая кучка роботов, пытаясь вкопать в землю гигантский столб с вывеской “Родники Мэтью Тайлера. Чистейшая вода на Эттине.” Недалеко ещё одна группа нанятых Мэтью “жестянок” обшаривала пустыню в поисках новых колодцев.
Спидер перевернули в нормальное положение, и он стоял теперь в нескольких метрах от своего владельца. Ремни безопасности уже заменили.
Археолог заметил троих идущих к нему долгожданных гостей. Когда они подожди поближе, парень выбрался из гамака, и пожал двоим из них руки.
- Итак? – он с ожиданием посмотрел в глаза человеку с густыми, как две гусеницы бровями и жутко кривым носом. - Где она?
- Мистер Тайлер, я бы хотел сначала обсудить вопросы сотрудничества с Вашей новой компанией.. – начал кривоносый.
- Нет, нет. Я же Вам сказал, никакого сотрудничества, пока не привезёте мне эти две.. “вещи”.
- Ладно. Лесли, передайте мистеру Тайлеру заказ, - второй тип, видимо Лесли, был ростом пониже и куда симпатичнее своего компаньона. Он поднял кейс, открыл его и Мэтью увидел то, что ожидал целых два дня, валяясь в гамаке и играя в карты с коммуникатором – отличную деревянную биту. К удовольствию археолога, весила она изрядно.
- А это, я полагаю, вторая часть моего условия? – улыбнувшись, Мэтью кивнул в сторону стоящего рядом серолицего робота, до сегодняшнего для работавшего в Службе Спасения Эттина.
- Да, Однако я до сих пор не понимаю зачем он вам понадобился, это весьма посредственная стандартная модель, так что в Вашем нынешнем положении, Вы могли бы.. – начал было кривоносый, однако когда Мэтью принялся за дело, его голоса не уже было слышно за лязгом, скрипом и визжанием разлетающегося на куски под ударами биты робота.