Про Емелю-дурака

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2994
Подписаться на комментарии по RSS
ПО МОТИВАМ РУССКОЙ НАРОДНОЙ СКАЗКИ

В небольшой деревне жили

Братья Сеня и Василий

Да еще один – Емеля,

На деревне всех дурнее.

Старши-то женаты были

И торговцами прослыли,

А Емеля на печи

Обтирает кирпичи.

Во столицу как-то братья

Зачинали собираться,

Походить чтоб по базару,

Поискать себе товару;

И Емеле говорят:

- Ты проснись, послушай, брат!

Мы в столицу уезжаем,

Дом невесткам оставляем,

Ты их слушайся, смотри,

На невесток не ори.

Коль послушаешься нас,

Не забудешь наш наказ,

Привезем тебе обнову –

Красные сапожки новы.

А Емеля отвечает:

(Сам же сажу все сгребает)

- Нет. Емеля умным будет,

Про наказ ваш не забудет.

Будьте вы спокойны, братцы,

Мне за разум надо браться…

И тот час залез на печку,

Поудобней чтоб улечься,

Принакрылся зипуном

И заснул там крепким сном.

Спит он сутки, спит другие

И невестки завопили,

Начали его будить:

- Надо по-воду сходить!

Трое суток ты проспал,

Все бока ведь отлежал.

- Не замайте, вы, меня!

Эка важность – спал три дня.

Спать опять охота очень

И вставать мне нету мочи.

- Что ж ты братьям обещал?

Спишь? Зачем же слово дал?

Вообще, в любом случае,

За тобой мы примечаем!

Тут Емеля с печки слез,

В стары валенки залез,

Свой кафтан худой накинул,

Шапку на уши надвинул,

Ведра взял и острый кол –

За водой к реке пошел.

Опустил ведро он в воду,

Чудо! Видит щучью морду:

Будто в сети бьется щука;

- То-то будет ей наука!

Вот удачный мне улов –

Напечем мы пирогов!

Взял он рыбину за хвост

И невесткам в дом понес.

В этот миг случилось диво –

Щука молвила слезливо:

- Не губи меня, Емеля,

Расплатиться я сумею.

Выпусти меня ты в воду,

Да на волюшку-свободу,

Что захочешь пожелать,

Все я буду исполнять.

После, как уйду на дно,

Ты промолви лишь одно:

«Как по щучьему веленью,

Да по моему прошенью!»

И лишь только это скажешь,

Все получишь, что закажешь.

- Вот ведь чудо – щука бает!

Разве так когда бывает?

Много ль щучья-то уха –

Отпущу-ка от греха!

Отпустил, да думать стал:

А не зря ли отпускал?

«Вдруг, надула меня щука?

Эх, слова ее скажу-ка!

Только ляпну дурь опять,

А потом не расхлебать.

Надо с делом говорить,

А не попусту мелить.

Не играться с чудесами!..

Шли б вы ведра в гору сами!

- Как по щучьему веленью,

Да по моему прошенью,

Ведра, шагом марш в избу!

Я же после вас пойду».

Не успел он так сказать,

Ведра начали шагать.

Диву дался тут народ,

Ажно все раскрыли рот:

- Вот Емеля, так Емеля!

Не гляди, что всех дурнее!

Ты, прикидывай хоть как,

Чудеса творит, дурак!

А Емеля - бряк на печь,

Отдохнуть задумал лечь:

- Ох умаялся, устал,

Ведра к проруби таскал…

Дело сделал, а пока,

Ублажу свои бока,

Отосплюсь хоть, наконец! –

Так подумал молодец.

Тут невестки снова в крик:

- Ну, Емеля, ты шутник!

Как, скажи ты нам, без дров

Напечем тебе блинов?

Хоть на час бы с печки слез,

Поезжай скорее в лес!

Да, давно блинков не ели…

Что же делать тут Емеле?

Взял в сенцах большой топор,

Вышел на широкий двор,

В сани бросил свой армяк,

Ну, а лошадь - не запряг.

А невестки тут как тут,

Вновь к Емеле пристают,

И давай ему кричать:

- Надо лошадь запрягать!

Не смеши-ка ты людей,

Приводи-ка лошадей.

- Лошадь, лошадь! Мне она

Совершенно не нужна!

И зачем скотинку мучить?

Сани ездить мы научим!

Тут Емеля ухмыльнулся,

От невесток отвернулся,

Свой затылок почесал,

Тихим голосом сказал:

- Как по щучьему веленью,

Да по моему прошенью,

Поезжайте сани

Без лошадки, сами!

Вмиг ворота отворились,

Сани птицею пустились.

Раз-верста, да два-верста…

- Эге-гей, вот красота!

Наст под полозом скрипит,

Молодец в санях сидит,

Распевает, что есть силы,

«Я ль приеду к своей милой!»

А крещенный люд честной

Не проходит стороной,

Проявляет антирес:

- Кто же это едет в лес?

Да еще без лошадей!..

Много собралось людей.

И дурак, разиня рот,

Едет прямо на народ!

Ох, и много же помял,

Ох, и много посшибал!

Наконец приехал в лес.

Тут Емеля с санок слез,

Взял топор, хотел рубить,

Но решил повременить.

Почесался наш хитрец,

И придумал наконец:

«Дурень, кто ж тебя неволит!

Что колю – пусть щука колет!»

- Как по щучьему веленью,

Да по моему прошенью,

Вы дрова рубитесь сами,

А потом – летите в сани!

Только вымолвил слова,

Ан – в санях уже дрова.

- Ишь, как быстро сделал дело;

Можно в избу ехать смело!

Со спокойною душой,

Воротился он домой.

А меж тем народ судачил,

Слух распространяться начал,

И, короче говоря,

Докатился до царя.

Царь нахмурил ясны очи,

Закричал, что было мочи:

- Где боярин? Пусть придет!

Аль не слышит - царь зовет!

Тут боярин прибежал:

- Царь, кажись меня ты звал?

Что изволишь приказать?

Не жар-птицу ли достать?

- Ладно, ладно… Значит так,

Ты у нас большой мастак

По делам такого рода -

Знаешь тонкости народа, -

Коли хошь богатым быть,

Молодца должон добыть!

У него чудные сани –

Вишь, умеют ездить сами.

Даве он народ помял…

Да, наверно, ты слыхал?

- Дело ясное. Пойду.

Вам – хоть черта приведу!

Вот боярин ищет, ищет…

Аж, по всей Рассее рыщет.

Потерял совсем покой,

Ну, а пользы – никакой!

На вопрос – ответ один:

- Мы не знаем, господин!

Уж истер пять пар сапог,

Изломал стальной подог.

От усталости вспотел…

Отдохнуть под дубом сел.

Сел, и головой поник,

Вдруг, идет к нему мужик.

- Что боярин загрустил,

Очи в землю опустил?

Для такой тоски-кручины,

Чай, имеешь ты причины?

- Царь намедни приказал,

Чтоб я молодца достал –

Есть при ем такие сани,

Что умеют ездить сами.

- Ну, боярин, не серчай,

Кошелек свой доставай!

Дашь мне парочку монет,

Ну а я тебе - совет.

- Ладно, на! Да ты смотри -

Только правду говори.

- Слышал я такую весть:

За горой деревня есть.

В ней живет один чудак,

Кличут Емельян-дурак.

У нево не только сани,

Даже ведра ходят сами.

Нам с тобою по пути,

Я могу и подвезти.

Гость в деревню приезжает,

Громким гласом вопрошает:

- Ну-ка быстро отвечайте!

И смутьяна не скрывайте.

Нарушитель, как ни как,

Где у вас живет дурак?

Тут крестьяне испугались,

И во всем ему признались:

- Не прогневайся на нас,

Мы исполним твой приказ.

Вон Емелина изба,

Видишь, рядом два столба?

Он на печке спит сейчас,

Вот уже четвертый час.

Прибежал боярин в дом,

Сел на лавку под окном

И Емеле говорит:

- Это, паря, просто стыд!

Хватит дрыхнуть на печи;

На, – откушай калачи!

Я привез гостинцев ларь,

То прислал тебе наш царь.

Всяки пряники-ватрушки -

Всем хватило б для пирушки.

Красну шапку, да рубаху…

Вишь де, экий ты неряха.

Да велел тебя просить –

К нам приехать, погостить,

Так что в сани полезай,

К царю-батюшке езжай!

- Не поеду никуда,

Мне на печке – красота!

Что придрался? Слезь да слезь…

Съем гостинцы чай и здесь.

- Если будешь ты ломаться,

Можешь с головой расстаться.

Слазий быстро, рыжий бес!

Чтоб сию минуту слез.

- Я приеду на печи…

Прихвачу и калачи.

- Ты, никак, совсем дурак?

- Это, милый мой, не так!

«Как по щучьему веленью,

Да по моему прошенью,

Печь, езжай-ка во дворец.

Чай, заждался, царь-отец!»

Стены громко затрещали,

Закачались и упали,

Жаром обдало народ –

Едет печка из ворот!

Печь стрелой вперед несется,

Только пыль клубами вьется,

А на ней лежит дурак,

Завернувшись в свой армяк.

Песни громко распевает,

Да ватрушки поедает.

Через час наш молодец

Прикатил уж во дворец…

Царь в дверях его встречает,

В хулиганстве уличает:

- Ехал ты без лошадей,

Да помял полно людей.

Дурачина не смутился,

К государю обратился:

- Коль ты тоже там стоял,

И тебя бы я помял!

Не указ ты мне старик,…

Тут раздался громкий крик;

Это царский скоморох

Учинил переполох.

Он Емелю увидал

И поднял большой скандал:

-Ой, на печке! Вот потеха!

Скоро лопну я от смеха.

Нет, картинка не плоха …

Хи-хи-хи! Ха-ха-ха-ха!

Что один смотреть я буду?

Люди пусть дивятся чуду.

Зря я раньше-то молчал, -

И, сказав так, закричал:

- Люди добрые, идите,

Да на чудо посмотрите!

Выходите, кто не прочь…

Речь услышав, царска дочь

Очень сильно удивилась,

На балконе появилась,

Повернулась, улыбнулась

И …Емеле приглянулась.

Он подумал: «Эко диво!

Как царевна-то красива!

Вот бы мне на ней женится,

Царским зятем учиниться!»

(Это что ж решил, чурбак,

Знать забыл, что он дурак!

Вон на что раскинул руки).

А меж тем Емеля к щуке:

- Как по щучьему веленью,

Да по моему прошенью,

Этакой красавице

Я хочу понравится!

Тем же временем царица,

Да царевна - молодица

На балконе чай пили,

Речи меж собой вели.

Вдруг царевна загрустила

И царице возвестила:

- Нынче, матушка моя,

В молодца влюбилась я!

- И в какого ж молодца?

Не в Гаврилу ли купца?

- Нет, в того, что на печи

Уплетает калачи.

- Что ты! Как же это так?

Он же неуч и дурак!

Чем купец тебе не пара?

- Мне его не надо даром!

Не хочу я за купца.

Выдавай за молодца!

Как услышал царь-отец

С кем царевна под венец

Собралася, осерчал,

Во все горло закричал:

- Эй, придворные, сюда!

Приключилася беда!

Чуть не плача, говорит:

- Я на дочь свою сердит.

За такое ослушанье

Ждет царевну наказанье;

Из светелки - ни на шаг!

Вот теперь ей будет брак…

А Емелю, наглеца,

Выгнать в шею из дворца.

Слуги быстро дурака

Подхватили за бока,

Дотащили до дверей,

Да прогнали поскорей.

- Чтоб, - кричат, - сюда не лез!

И дурак подался в лес…

Там он время так проводит:

Вокруг дуба чинно бродит,

Иль с березовым пеньком

Говорит о том, о сем,

Или, стоя у ручья,

Все гадает: «Я? Не я?..»

А потом зайдет в ручей

Да кричит: «Земляк, ты чей?»

Раз подумалось ему:

«Где б набраться мне уму?..

Вот ведь, не пойму никак,

Почему же я дурак?

Может щуку попросить

Службу снова сослужить?

Вот так я, не подкачал!»

Тут Емеля закричал:

- Как по щучьему веленью,

Да по моему прошенью,

Пусть я буду молодцом,

И фигурой, и лицом,

И еще б, ума добавить,

Чтоб с царевной свадьбу справить.

Дай нарядный мне кафтан,

Наряжусь – аки султан.

Да карету поновей,

Тройку белых лошадей…

И дворец бы не мешало

Нам построить для начала!

Лишь сказал последне слово,

Видит – все уже готово:

Мраморный стоит дворец…

- Ай да щука! Молодец!

Да, такой дворец едва ли,

Где-то за морем видали

Ну и чудо на весь свет…

Только жаль, придворных нет.

Вмиг ворота отворились,

Слуги верные явились

И царевна – с ними вместе –

Емельян идет к невесте.

Под руку ее берет,

На широкий двор ведет.

За дубовыми столами

Гости там сидят рядами.

- Все готово уж давно, -

Говорит царевна, - но

Только жаль, меня отец

Не проводит под венец.

- Ну, об этом не тужи,

Гостя принимать спеши!

«Как по щучьему веленью,

Да по моему прошенью,

Пусть приедет во дворец

Наш любимый царь-отец!»

Только он промолвил это,

Подъезжает к ним карета.

Из кареты царь выходит

И такую речь заводит:

- Неужели ты, Емеля?

Нет… Глазам своим не верю!

Ты же был весь в саже, грязный,

С виду очень несуразный,

Разум тоже не ахти…

За слова уж ты прости,

Будто ты переродился!

Неужель так изменился?

- Изменился. Скажем так.

Я теперь уж не дурак!

Так что, батюшка, давай,

Дочку замуж выдавай.

Коль на ней смогу женится,

Будет здесь она царица.

Но согласье-то, оно,

Как-никак, а все ж нужно.

Царь немного обождал,

И, подумав, так сказал:

- Я согласен. Дочь свою -

За Емелю выдаю.

Свадьбу справим хоть сейчас.

Зять попался – в самый раз!

…И пошел наш молодец

С царской дочкой под венец…

Вот уж свадьба-то была!

Яств, напитков нет числа.

Наш Емеля - удалец

Пригласил всех во дворец…

Гости вместе ели, пили,

Да хозяина хвалили:

Дали мне медку корец…

Ну, а сказке тут –

КОНЕЦ!