Прекрати бояться

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3037
Подписаться на комментарии по RSS
 
 
- Что конкретно имел ввиду Дэвид Лингерман говоря: “Прекрати бояться!”? Как обычно – выдал долбаную загадку и не удосужился пояснить! Что ему стоило?.. Так нет же – надо загадочно промолчать, мать его!..  …Что-то мне не по себе… уже седьмой час хожу по этому чёртову городу! А ему и границы нет!... Такое чувство, что он стало ещё больше. Надеюсь, в этот раз результат будет ближе к цели! – проворчал Том Лорн – тридцатилетний  испытатель. Он всё ещё шёл уверенным шагом. Всё ещё держался... Пока ещё обходил огромные лужи по всей дороге…
Вокруг Тома – на многие мили – простиралась промышленная зона – паутина пустых дорог, на которой из последних сил пытались продолжить существование тысячи фабрик, заводов, станций с будто обожжёнными стенами и крышами. Сотни тысяч конвейеров, станков и генераторов. Они всё работали и работали – будто по инерции. Противное дребезжание, методичный грохот, скрипы, механическое взвизгивание, глухие удары и что-то ещё, напоминающее плач. Солнечные лучи с трудом пробивались сквозь толстые клубы дыма, выходящего из сотен труб…
В очередной раз Том с таящей надеждой осмотрелся вокруг. Никого. Ни души. Ни движения. Том присел на корточки рядом с огромной мутной лужей. Он попытался разглядеть своё отражение. Чёрные длинные волосы, свисающие над лицом, большой лоб, тусклый взгляд, мешки под глазами, длинный нос с горбинкой, тонкие потрескавшиеся губы, острый подбородок – отражение плавало на поверхности тихо раскачивающейся воды. Том провёл руками по волосам, закидывая их за голову. Затем привстал, плюнул в лужу, оглянулся и зашагал дальше. Рябь сменилась мелкими кругами, расходящимися по грязной воде. Довольно быстро круги исчезли. На вновь успокоившуюся гладь упала массивная тень.
Том с каждым часом шёл всё медленнее. Всё бессмысленнее казалось ему вглядываться в тёмные переулки между высоченными заборами, выставленными вокруг заводов. Всё больше надоедало обходить лужи. Ноги уставали и всё чаще задевали края разломов растрескавшейся дороги, прожженной две недели назад кислотным дождём. Том застегнул лёгкую кожаную куртку до самой шеи, и сунул руки в полные дождевой воды карманы. Ладони мёрзли, пальцы еле сгибались. Дул слабый, но противный ветерок. Он пробирался за шею через торчащий ворот и обдувал спину. Внутренняя сторона куртки была очень холодной и потому кожа покрывалась мурашками. Волосы были мокрыми. Волосинки прилипали друг к другу и собирались в липкие локоны, по которым стекали капли, иногда задерживаясь на самых кончиках. Промокшие носки на каждом шагу хлюпали. Ощущение было настолько неприятным, что Тома иногда передёргивало. Ноги зудели от усталости. Зубы постукивали. Желудок урчал от голода и переваривал сам себя. Изжога. Озноб. Горло пересохло от жажды. Глаза закрывались – хотелось спать. Начинался жар…
Том начал потихоньку снижать темп ходьбы – сил не было вообще. Через четверть часа он еле-еле перебирал ватными ногами, наступая в лужи. Ему уже было безразлично: куда он идёт и придёт ли он куда-нибудь вообще. Бороться не было желания. Терпение закончилось.
- Сейчас бы рюмку коньяка… - проговорил хриплым голосом Том – или хотя бы чашку горячего кофе… без сахара и сливок. Самый крепкий. А ещё не помешал бы доктор… ну, конечно, после коньяка и кофе…
***
Том брёл уже 10 часов.
Обшарпанные серые стены с заколоченными или просто не мытыми окнами за бетонными стенами заборов ни капли не отличались друг от друга. Они наводили страшную тоску. Фонари, расставленные каждые 25 метров, слегка пошатывались от усиливающегося ветра. Лужи от сильных порывов выплёскивались из не глубоких трещин в асфальте.
Том всё ещё изредка останавливался и оглядывался по сторонам. Красными воспалёнными глазами он пытался выцепить хоть какой-нибудь живой объект. Тщетно. Нет даже птиц. Город пуст…
Когда ветер успокаивался на несколько минут, адаптировавшийся к вечному шуму, слух начинал различать какой-то странный гул. Гул исходил из земли, воздуха, каждого здания, абсолютно от всего, чем был полон город. Это был голос города. Как только слух начинал различать тональности гула, просыпался ветер, заглушавший своим рёвом все остальные звуки.
Том сдался – он сошёл с дороги на тротуар и присел, облокотившись спиной о фонарный столб. Ноги невольно вытянулись в полную длину. Лёгкое чувство наслаждения пробежалось по телу от стоп до макушки. Том быстро опустил молнию куртки, залез рукой во внутренний карман и достал пачку сигарет. Затем также быстро застегнулся обратно. Бегунок от молнии остался в руке – оторвался. Том с досады закинул его в лужу. Он достал из пачки единственную оставшуюся сигарету и зажигалку, вставил сигарету в зубы и прикурил, прикрывая пламя зажигалки ладонью. Пачку с зажигалкой положил рядом с собой – на асфальт. Том крепко затянулся, прочувствовав, как приятный тёплый дымок прошёлся до лёгких и обратно. Разум расслабился. В голове воцарилось спокойствие и покой. Том выдохнул клубы, меняющие форму и концентрацию, рассеивающиеся. Делая ещё одну затяжку, Том перевёл взгляд с лежащего в луже бегунка, на тёмный переулок через дорогу, а точнее на тень на стене забора. Тень шелохнулась. Как-то резко и неестественно. Затем она ринулась вдаль, пока её не стало видно. Том быстро попятился назад, спотыкаясь. Сигарета выпала. Дыхание и биение сердца участились.
- Что это за хрень!? – Том начал испуганно оглядываться. Ему хотелось забиться в угол, чтобы не чувствовать опасность сразу с нескольких сторон. Сейчас он был абсолютно беззащитен. Его сил не хватило бы, чтобы отбиться.
Он не ринулся за тенью, надеясь, что эта тень принадлежит кому-то, кто мог бы ему помочь. Потому, что эта тень никому не принадлежала. Том ясно видел, как она оторвалась от стены…
Пар вырывался изо рта каждые полсекунды. Безумный взгляд бегал по сторонам. Вокруг никого… Только Том подумал, что, возможно, ему показалось, как краем глаза заметил какое-то движение. Он повернул голову. Серая, почти прозрачная двухметровая тень, напоминающая силуэт человека, стояла у соседнего фонаря. Она будто смотрела на Тома, наблюдала за ним.
Мурашки побежали по всему телу. Том вскочил, забыв про усталость. Он бежал прочь от тени. Мчался. Изо всех сил. Не поворачиваясь назад. Мимо проносились столбы, заводы, фабрики. Здание №10, №38, №76, конец улицы. Прыжок через лужу. Десятки фонарей. Завод, фабрика, завод, ангар. Страх покрыл глаза пеленой.
Наконец Том устал. Он остановился. Чуть не рухнул на землю. Наклонился, оперевшись руками о колени. Кровь хлынула к вискам. В глазах на мгновение потемнело, голова закружилась. Начался тяжёлый кашель, не дающий отдышаться. Откашляться никак не удавалось. Воздуха не хватало. Кое-как Том собрал мокроту, забившую горло и сплюнул. Быстро выдохнул и тут же вдохнул полной грудью. Затем снова. И ещё раз. Пока дыхание не восстановилось. Через пятнадцать минут Том, придя в себя, сел посреди дороги. Он боялся посмотреть назад, боялся увидеть то странное существо. Тень.
***
Том не хотел никуда идти. Он хотел дождаться помощи. Он и не заметил, как стемнело. Совсем скоро на улице станет совсем темно. Том боялся темноты больше всего на свете. Он боялся чего-то ужасающего, что могло таиться во мраке. Внезапно раздался громкий треск, прямо над головой. Том вскрикнул. В ту же секунду свет охватил его и часть улицы. Это включились фонари. Все разом. Том сидел на холодном асфальте, посреди светлого круга, обняв коленки руками. Ему было страшно покидать это место. Страшно выходить во тьму. Но сидеть всю ночь на улице, по которой где-то бродит тень, ему также не хотелось.
- Надо думать вслух. По-другому не получается… Мы применили на городе теорию Винга. Облучение, вселяющее в неодушевлённое заряд энергии. Энергия позволяет и заставляет действовать без вмешательства со стороны. Заводы вроде шумят… Значит всё-таки удалось… Но что-то не так… Чёрт! - Мне холодно! Мне нужно куда-нибудь зайти – мне нужен сон… Башка не варит! – Том посмотрел назад – станция – помещений нет. Он перевёл взгляд на здание через дорогу. Двухэтажный завод, огороженный трёхметровым забором. Ворота заварены. В метре от стены забора стоит фонарь. Можно попробовать забраться по нему, а затем перелезть на территорию завода.
Том быстро перебежал дорогу – от одного светлого круга к другому. Он стал карабкаться по скользкому мокрому столбу. Кое-как поднявшись, так что можно было видеть землю за забором, Том отпустил фонарь одной рукой и встал одной ногой на верх бетоной стены. Затем оттолкнулся второй ногой и прыгнул. Не успев ни за что схватиться, он полетел с забора вниз, рухнув на мокрую землю. Том тут же встал, не обращая внимания на боль от падения, и побежал к двери завода – она была открыта. Вбежав, он стал быстро ощупывать стены. Наконец наткнувшись на выключатель, Том включил свет и облегчённо выдохнул. Он увидел сотню станков – режущих, пилящих, рубящих воздух. Конвейеры были пусты. Стоял жуткий грохот.
Том зашёл в охранную кабинку у двери и снял ключи с крючка на стене. Кабинка была маленькой, так что в ней спать никак бы не удалось. Том поднялся по лестнице на второй этаж завода и вышел в коридор, с десятком комнат. Он подошёл к первой же – служебной, нашёл ключ к её замку и вошёл в бывший когда-то кабинет. В первую очередь он включил свет. За кучей стеллажей, полных всяких банок, гаек, каких-то запчастей, инструментов и другого барахла под кучей пыли, стоял огромный стол с четырьмя стульями. Стулья были обиты мягкой тканью. Том предвкушал сладкий сон. Шум от станков практически не доносился до второго этажа.
На стене у стола находилось заляпанное краской окно. Том прислонился к стене и посмотрел в чистый уголок. Он увидел пустую тускло освещённую улицу. Он увидел то место, с которого он не хотел уходить, лужи, горбатые фонари, электростанцию, фабрики слева и справа. Вспомнив про тень, Том резко отклонился от окна, боясь увидеть её снова.
Соорудив подобие дивана, Том закрыл дверь на ключ и наконец, прилёг. Тело расслабилось, желудок перестал урчать, ноги начали постепенно согреваться. Тепло, сухо и светло – этого так сильно хотел Том. Ему было настолько хорошо, что он даже на секунду подумал, что мёртв, но выяснять, так ли это, ему не хотелось. Неважно как, он наконец получил отдых. Его уже ничего не волновало. Мысли испарились. Через минуту Том уснул.
***
Удар! Ещё удар! Ещё один! Ещё один, но сильнее! Затем, скрежет! Такой громкий и пронизывающий, что слышно его было даже сквозь очень крепкий сон. Том попытался открыть слипшиеся глаза и посмотреть на часы. Мозг не успел отдохнуть. Том смотрит на циферблат, но ничего не может понять, разобраться в цифрах и стрелках. Скрежет вновь сменился громким ударом – Том дрогнул и мгновенно пришёл в себя. Глаза наконец открылись – от страха очень широко. Том прильнул к окну и тут же отскочил от него. У фонаря стояла тень – она била руками по столбу. У соседнего фонаря стояла ещё одна тень, но меньше, напоминавшая силуэт женщины. Она жалобно выла. Удары прекратились. Том тихо и медленно приблизился к окну и посмотрел в него. Тень смотрела прямо на него. Она стала расти, поднимаясь до высоты окна. Том побежал к двери – заперта. Он быстро достал связку и начал искать нужный ключ. Нашёл, промахнулся мимо скважины, вставил, повернул, резко вынул, побежал в коридор. Затем по лестнице на первый этаж. В огромном светлом цеху он остановился, тяжело дыша. Тени станков зашевелились. Они стали отрываться от пола, вставать в полный рост и двигаться к Тому. Том закричал. Он побежал к двери… - тоже заперта. Один ключ – не подходит, второй – не подходит, третий – тоже самое. Том в суете разглядывает бирки на ключах: служебная, туалет, душ, подвал, не подписанный – не подходит. Тени уже в шаге от Тома. Он пятится в кабинку охраны. Ключ от чердака, щитка, кабинета директора, раздевалки. Тени уже в кабинке. Том кричит. Ему ничего не остаётся. Он выключает свет… Тени исчезают.
Шёпот, лёгкие дуновения, треск – Тому начинают видеться образы. Ему кажется, что он окружён кем-то. Что кто-то рядом с ним. Тома трясёт от ужаса. Паника. Он больше не может. Больше ни секунды в темноте. Нервы на пределе. Том подбегает к двери и наугад вставляет ключ. Дверь открывается. Том с криком бежит прямо на стену и мгновенно перелезает её. В безумном страхе выбегает на ночную улицу. Сотни фонарей – сотни спасительных кругов света, и в каждом пугающая тень, стучащая или воющая. Вдруг они все поворачиваются на Тома, уже почти сошедшего с ума. Том пытается заставить себя вбежать в свет фонаря, но безумно боится тени. Что-то приближается со спины. Паника усиливается. Страх находиться рядом с тенью оказывается меньше страха находиться в темноте. Том вбегает в свет. Прямо к жутким, наблюдающим за ним, созданиям. Тень начинает медленно приближаться к Тому.
- Нет! Нет! Пожалуйста! Не подходи! – закричал в отчаянии Том. Ноги начинают подкашиваться. Тело валится на землю - Том падает в обморок. Тень подхватывает его и аккуратно кладёт на асфальт…
***
- Прекрати боятся! – сказал Дэвид Лингерман, похлопав Тома по плечу, и ушёл.
- Что? Что вы имеете в виду? Чёрт! Опять ушёл!
- Том, ты уверен, что хочешь пойти туда в этом? – Джессика недовольно посмотрела на кожаную куртку Тома.
- Ну да.. А что такого?.. Ты мне лучше скажи, что он имел в виду?
- Сама не знаю. Но он уж точно побольше нас знает об этом эксперименте…
- Да он вечно знает больше нас! Всё время что-то умалчивает!
- …И наверняка, то, что он сказал, имеет отношение ко всему этому. Иначе бы он не стал это говорить. Ты же помнишь прошлый раз?
- Ах! Ну точно! Как же я мог забыть тот случай, когда он сказал: “Жди опасности с неба”, а потом я чуть не сдох под кислотным дождём! Какого чёрта там вообще пошёл кислотный дождь я не понимаю!
- Том… Я беспокоюсь за тебя… Ты не передумал? А вдруг город после облучения стал опасным? Никто не знает что с ним стало! И вдруг ты не успеешь вернуться до заката? Как ты будешь там ночью? Ты же помнишь, что всем остальным запрещено заходить в город? Это одно из важных условий эксперимента... Мы не сможем тебе помочь!
 - Да не волнуйся ты так! Всё будет хорошо! – Том отвернулся от Джессики, чихнул, а затем нежно обнял её. – Что бы там ни было, я готов. Я справлюсь.
В лабораторию зашёл Бен.
- Том, уже четыре часа. Нужно успеть к рассвету. Машина довезёт тебя до въезда в город… Удачи, друг! – Бен подошёл к Тому и обнял его. – Да… кстати… Доктор Дэвид что-нибудь сказал в этот раз?
- Да – “прекрати бояться!”. Я без понятия, что он имеет в виду. Ну да ладно – посмотрим. Ждите меня!
- Без вопросов! – Бен улыбнулся, провожая Тома взглядом.
***
Том очнулся, когда солнце уже вовсю палило сквозь, как раньше казалось, непроглядные клубы дыма. Лужи испарились. Энергия вновь вернулась. Том потянулся и огляделся по сторонам – никого. Он не сразу заметил, что дорога была ровной, стены вновь гладкие, фонари будто новые. Будто кислотного дождя здесь и не проходило никогда. Будто город восстановился за ночь. А вместе с городом восстановилось и здоровье Тома.
- Как странно! Чувствую себя отлично! Постойте-ка. Да я же практически у самого выхода! Всего в пятидесяти метрах! Как я здесь оказался, чёрт возьми?
Том быстро побежал к воротам из города. Счастливый, что, наконец, вернётся к Джесс и Бену. Что наконец выпьет горячего кофе, примет ванну и ляжет на мягкий диван. За воротами рядом с огромными установками-излучателями стоял автомобиль. За рулём спал Бен. Том подбежал к авто, постучал в стекло, открыл дверь и уселся на заднее сиденье.
- Давай, дружище! Просыпайся! Вези меня домой!
- Том? Где ты был? Я тебя ждал всю ночь!
- Поехали – я тебе по пути всё объясню!
- С тобой всё в порядке? – Бен завёл машину и стал сдавать назад. К трассе.
- Да. Сейчас со мной всё отлично, но вот что со мной было ночью… Я, кажется, понял, чего мы добились…
***
Заключение опытного испытателя Тома Лорна.
Эксперимент заключался в облучении Зоны-Б, при помощи установки Винга.
Пробыв в зоне, подвергшейся эксперименту, двадцать восемь часов, я заявляю следующее: цель, заставить город работать самостоятельно, без вмешательства человека, достигнута, но с непредвиденными последствиями:
Зона-Б, т. е. промышленный город, обрёл инстинкты. После предыдущего эксперимента, в результате которого, над Зоной-Б прошёл кислотный дождь, город полностью восстановился за одну ночь. К тому же, присутствуя при этом, я полностью выздоровел - следов простуды не осталось.
Также были замечены неизвестные прежде науке существа – тени. Не счастливы, но дружелюбны, несмотря на то, что выглядят пугающе. Видимо, сам город породил себе жителей.
Есть несколько моментов, которые требуют доработки. Уже сейчас можно сказать, что Зона-Б сможет обеспечить своим производством три крупных мегаполиса.
Прошу новые эксперименты с Зоной-Б запретить, а также отправить меня на его исследование повторно.