Право сильных

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2615
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Вячеслав Ледовский.

 

 

- Славный сегодня денек! - чуть рисуясь перед журналисткой, произнес Влад. Невысокая крепенькая смуглянка в вызывающе коротких шортах и узеньком топе сумела изобразить недоумение легким движением обнаженных плеч. На орбите погода всегда одинакова. А что над столичным городом безоблачно и чудесно, так это ведь сами прогрессоры и постарались. Во избежание излишних при подписании мирного договора неблагоприятных природных знамений. Да и далека она, столица. Пять тысяч километров вниз и в сторону полюса еще столько же.

- Так этот Рингу и есть последний самостоятельный местный царек? - спросила девушка, разглядывая на голограмме  высокого старца. Несмотря на жару, он был одет в пышный, багрового цвета, с многочисленными лиловыми и оранжевыми оторочками балахон, украшенный огромными цветастыми перьями, бляхами из сверкающего металла, сверкающими полосками из шкур морских зверей.

- Да, Оленька. - Кивнул обритой налысо головой специалист по населению Саула Тим. Для справедливости, добавил, - там по окраинам приполюсного материка есть еще несколько недооформившихся племенных союзов, но это несерьезно. Если хотите, я вам об этом подробнее расскажу.

С интимной хрипотцой в голосе добавил, - попозже и наедине, если не вы против.

- Мальчики, вы все, конечно, славные, - расхохоталась Оля, - но я уже сказала, у меня жених есть.

- Значит, как славные, так мы, а так кого есть, так жениха, - скаламбурил Влад, - жаль, мы тоже вкусные, особенно я.

Девушка наигранно широко открыла глаза, панически завертела головой.

- Да ладно, Оль, капитан изволит-с шутить, - поспешил включиться в разговор медик Стас, - но коли вы приехали в чисто мужской коллектив, согласитесь, куда деваться от таких разговорчиков?

- Если только разговорами ограничимся, я согласна, - смиренно вздохнула журналистка, - а хотите, я вам сюда целую бригаду веселых девчонок пришлю? С «Луна-канала»?   

-  Мы-то обеими руками, а также всеми другими частями тела за, - покачал головой Влад, - начальство против. Даже не понимаю, как вас-то сюда пустили.

- А вот! - таинственно ответила девушка. Не стала развивать пикантную тему, какие еще части тел дежурной смены голосуют «за» женский десант на станцию. А дипломатично переключила разговор на менее фривольное продолжение. - А жаль бедного старичка, с него пот просто градом катит!

- Рингу все-таки под низ кольчугу одел, - объяснил Влад, - я предупреждал, что все нормально, кровопролития не допустим, так нет, старая школа. Не верит Утесу, подстраховался. Кстати, там у них хоть и дворец, но запашок соответственный. Для здоровья совсем не полезный. С гигиеной у саулян особого прогресса нам далеко продвинуться пока не удалось. Я так понял, если это с детства в голову не вбито, потом никак не приучить.

Десяток землян в рубке управления на секунду замолчали, наслаждаясь заполнявшей помещение свежестью соснового послегрозового бора. 

- Как бы он раньше времени не скопытился, от возраста да переживаний, - обеспокоено произнес медик, - пульс и давление скачут, как у иноходца на дистанции. Если не усиленный набор наноботов, уже бы с полчаса как откинулся.

- Веди-веди его, Стас, - заволновался Влад, - действительно, что случится, много потеряем. Замирять кочевников после смерти вождя дело очень нелегкое, даже с нашими возможностями. Вроде наследников Рингу мы контролируем, и до подчинения империи всех должны продавить, но времени терять не хочется. Да и доверие к нам у этих страусиных наездников пропадет.

- Комп докладывает, у начальника караула проблемы, - встрепенулся медик, - повышенный выброс тестерона в крови. Понятно, все волнуются, но этот словно собирается кого-то атаковать. Ага, вот подсказка, его родители были убиты кочевниками во время набега, а он провел в рабстве три года, пока не был выкуплен. Как мы это упустили?

- Мы-то упустили, а вот Утес, похоже, решил с нами поиграть крапленой колодой, - разозлился Влад, - ладно, я с ним по этому поводу потом побеседую.  Воспрепятствовать, если что, сможешь?

Сказано это больше для журналистки и сидящего в углу стажера. У старожилов сомнений в эффективности отработанной годами системы не было.

- Да все они под контролем, - отмахнулся медик, - кто попробует куснуть, сразу отключится. Ага, видишь?

Процессия со старцем во главе находилась у возвышения с троном, и Рингу уже преклонял колени, когда стоящий обок ступеней воин попытался выхватить клинок, но через мгновение замер и обвалился мешком на пол.

Все замерли. Рингу, поняв, что произошло, ухмыльнулся в лицо сидящему на троне дородному мужчине. Тот побледнел, явственно сглотнул, но ничего не сказал. Недовольно шевельнул кистью, незадачливого стражника подхватили за руки-ноги и быстро унесли.

- И так будет со всяким, - удовлетворенно произнес Стас.

- Подождите, так что, вы всеми ими управляете? - Спросила журналистка.

- В какой-то мере, да, - похвастался Влад, - На сотню миллионов населения миллиард ботов наблюдения и полмиллиарда имплантированных в тела наноботов контроля. Потому больше, что часть - в одомашненных снежных страусах и медведях. Да в наиболее важных саулянах их, на всякий случай, по несколько.  Все «вкладыши» аборигенов подключены к их синапсам и в режиме реального времени сбрасывают информацию в инфоцентр. А комп анализирует данные и обращает наше внимание на требующие вмешательства моменты.

- По пять на каждого человека, это что, дети тоже контролируются? - Недоверчиво спросила девушка. Увидев кивок, с ужасом спросила, - а детей-то зачем? И с какого возраста?

- На последней стадии беременности наноботы через плаценту проникают в младенца и обеспечивает медуход за ним, - пояснил Стас, - сами понимаете, открыто мы их лечить не можем. А так, мы практически исключили детскую смертность. Да и прочую, тоже.

- Ну, детскую я понимаю, - успокоилась гуманным объяснением журналистка, - а прочую как? Я слышала, тут до КОМКОНА черт знает что творилось? Геноцид и фашизм в промышленных масштабах?

- Ага, - подтвердил Ник, - семь лет назад, это кошмар был. Первых ребят, что здесь побывали, пришлось полгода реабилитировать. Так один из них непонятным образом пропал, до сих пор найти не могут. Там вообще очень странная история. А наноботы, они, помимо профилактики и лечения, попросту подавляют гормональную агрессивность. Тоже ведь излечиваемая химиотерапией болезнь, если разобраться. А где не успевают, то потом формируют подавляющие настроение индивида откаты. Вроде как гнев предков за недостойное поведение. Так сказать, система наказаний по Павлову. Биохимия против вредных привычек. Наука рулит.

- Но это же люди, а не собаки, разве можно над ними экспериментировать?! - возмутилась девушка.

- Видели бы вы, что они еще недавно вытворяли. Могу и записи показать, если у вас нервы и желудок крепкие. Пока людей из них мы только делаем. Грязная работа, но кому-то ведь надо и ей заниматься. - Снова чуть рисуясь перед гостьей, уточнил Влад.

- А причем тут желудок? - не поняла журналистка.

- Стошнить может, - пояснил Стас. Кивнул в сторону стажера. - Вот Сергей чуток посмотрел процедуру жертвоприношений Вицли, так потом полчаса киберуборщики рубку вычищали. Двое суток ничего не жрал. Потому что не мог, все назад выходило. Да и сейчас, посмотрите, как вспомнил, так всего перекорытило.

Ольга покосилась на словно оплывшего в кресле и действительно нехорошо побледневшего юношу.

- Ну, я, конечно, понимаю, что не зря Саул пока от туризма закрыт, - торопливо покачала головой. - А вот сейчас что происходит?

Старец передавал дородному мужчине на  троне украшенный резьбой метровый скипетр толщиной в дециметр. Видимо, каменный или железный, потому что держал его на вытянутых руках с видимым усилием.

- Ну почему царь его не забирает? - возмутилась Оля. - Старичку же тяжело!

- Данный старичок легко снесет этой дубинкой голову местному страусу, а это очень серьезная птичка, - усмехнулся в пшеничные усы Тим. - Запись его последнего успешного набега на пограничье я вам исключительно из гуманных соображений показывать не буду. Там он людей мечом пополам разваливал. Причем не только воинов, но женщин и детей. Кочевники их побрасывали в воздух, а он их, хрясь, напополам. Жертва кровавому Путцли, видите ли.

- И вы не вмешались? - девушка с ужасом посмотрела на мужчин.

- Нас, конкретно, здесь еще не было, - уточнил Влад, - да и вообще, сначала прошел высев наблюдательных ботов над основными центрами цивилизации. Мы появились только после определения базовой схемы прогрессорства. Для принятия решений в тех ситуациях, где электронным мозгам доверять не стоит. Или данных для этого недостаточно.     

- И много таких моментов?

- Чем дальше, тем меньше, - успокоил журналистку Влад, - потому и дежурная смена значительно сокращена. Сами видите, сколько на станции свободных помещений. Каждое принятое и подтвержденное позже решение становится эталонным, далее программа реагирует автоматически. 

- Кстати, - включился Стас, - символ власти наш Утес все же соизволил принять. Сейчас Рингу начнет перечислять передаваемые под державную руку земли и рода с их имуществом, потом канцлер все будет повторять, это бодяга часа на полтора, неинтересно. Может, пока перекусим? Как раз к началу жреческой церемонии вернемся, это стоит посмотреть.

- Как вы, Оля? - спросил Влад.

- Ну, вообще, не против, завтракала-то я еще на Земле, - согласилась та. - А то, после жертвоприношений, боюсь, аппетит пропадет.

- Последнее человеческое нами зафиксировано у пастухов на периферии три года назад, но как оленей режут, тоже приятного мало, - согласился Влад. Добавил. - Хорошо, тогда перемещаемся на камбуз, дежурными остаются Тим и Сергей.

Капитан кивком подбодрил молчащего все это время невысокого стеснительного паренька. Провозгласил. - А у нас сегодня тоже торжественный обед! По случаю подведения планеты под единую власть! Праздники наших подопечных - наши праздники!

Буркнул себе под нос. - Потому что именно мы их и организовываем.

Через минуту в рубке остались только дежурные.

- Ну, как тебе наша работа, Серега, - обратился к стажеру Тим, - не тяжеловато?

- Знаешь, меня предупреждали, но я думал, что все будет по-другому, - ответил тот. - Они ведь совсем не рады нашему прогрессорству? Пусть многократно сократилась смертность, нет войн, многих болезней, человеческих жертвоприношений, Саул получил централизованную власть, стабильность и все такое. Но они не выглядят очень счастливыми. Даже Утес. А он ведь первый царь, объединивший под своей властью планету.

- А чего им радоваться? А Утесу тем более? - Усмехнулся Тим. - Абсолютистскую власть тиранов мы пресекли. Сейчас это скорее проводники наших идей. Если чем реально управляют, так только своими гаремами. Да и здесь без права казнить или пытать даже за неверность. Местные царьки, кстати, самые несчастные сауляне. Потому что самые контролируемые. «Избегай многой власти, ибо во многой власти много и печали» - процитировал по памяти, видимо, классический источник.

Подумав, добавил. - Рядовой народ привык к сильным стрессам, а главного развлечения, публичных казней, мы их лишили. Спортивную составляющую только развиваем, значит, зрелищ нет. Если бы не поголовное биохимическое подавление агрессии, вряд ли бы мы справились с ситуацией. Да и рождаемость сократили за счет временной стерилизации после третьей беременности. Детей сравнительно мало, значит, на их воспитание тратится меньше времени. И чем людям заниматься?

Со скукой посмотрел на голограмму, где Рингу грозно ревел, перечисляя отдаваемые под руку господаря кочевые племена. Зевнул. Затем предложил, - давай пройдемся, посмотрим критические ситуации. Полюбуешься, как система работает.

Скомандовал, - самую опасный на данный момент кризис на экран!

Голограмма с дворцовым залом отъехала в сторону. Её место заняло изображение лощины, в которой с полдесятка громадных, похожих на страусов, но значительно бОльших  птиц, пятная кровью снег, рвали на части тело некрупного оленя. А на горочке, над ними, вжимаясь в наст, отползала по своим следам семья из трех человек. Мужчина, женщина и девочка лет пяти. Видимо, люди шли по своим делам и пересеклись с хищным прайдом. А сейчас пытались незаметно скрыться.

- Смотри данные, ветер от них к птицам. - Обратил внимание новичка Тим. - А обоняние у этих тварей - супер. Тем более, что местный народец к мытью не приучен и попахивает весьма колоритно. Ага, заметили!

Четырехметровый вожак вскинул пасть со свисающим из него змеей позвоночником оленя. Вскинув голову, отправил похожую на громадного истерзанного червяка еду в горло. Каркнул, и низко пригнув длинную шею, высоко взбрыкивая голенастыми ногами, помчался вверх по склону. Через секунду, оставив на месте пиршества истоптанную поляну с разбросанными фрагментами тела жертвы, стая бросилась за новой добычей.

Люди услышали погоню. Женщина схватила на руки ребенка и, проваливаясь по пояс в снегу, стала пробиваться к стоящим вдалеке деревьям. Мужчина выхватил из-за спины полуметровый  клинок и развернулся к врагам.

Три твари мчались прямо на него, еще три завернули к беззащитной женщине, обегая её по широкой дуге и отрезая путь к спасению.

- Красиво идут. - Одобрительно сказал Тим.

Хищники действительно были прекрасны. Выбрасываясь из белого снега, взрезая длинными ногами словно бурунами наст,  они снова разделились и теперь шли с трех сторон на обреченных людей. Сергей замер, не в силах ничего произнести. Женщина завизжала. Ей вторил плачем ребенок. Мужчина повернулся спиной к приближающимся к нему страусам и бросился к жене. Но птицы успевали раньше.

- Допустимая дистанция двадцать метров, сейчас начнется! - выкрикнул Тим. - Ага, пошла мясорубка!

Над вожаком будто из воздуха сконцентрировалось багровое облачко. Из него полыхнула молния, разрядилась в страусиную голову, вбив тушу хищника в наст. Сразу сверкнула еще одна и сбила переднюю птицу из тех, что пытались атаковать женщину. Еще полдесятка разрядов, и все хищники были опрокинуты.

Мужчина, прикрывая семью, лицом к врагу отступал от распростертых на снегу страусов. Сидящий на заднице с раскинутыми лапами вожак потряс головой, поднялся. Пошатываясь, двинулся за людьми. Ускорился, почти догнал. Но вновь мелькнула молния, и его опять вбило в наст. Третий раз атаковать хищная птица не решилась. Маленькими красными глазками провожала людей, пока они не скрылись за холмом. Заковыляла к приходящему в себя воинству.

- Обучается, - удовлетворенно сказал Тим. Кивнул на строку состояний под голограммой. - Третий раз уже так получает. Умным столько достаточно. Глупым достается больше, но семи уроков хватает любому. Но птички упрямые. Один страус полтора часа ребенка преследовал. Шесть километров за ним полз, получил полсотни ударов током. Правда, потом только еще один раз попытался напасть, теперь людей за километр обходит.

Покосился на стажера, - в смысле, саулян, но какая разница?

- А боты наблюдения над каждым прайдом? - Спросил Сергей.

- Бери выше, над каждой такой птичкой, каждым снежным медведем, каждым морским крокодилом, - поправил Тим. - Их автоматический заводик на дне местного океана вырабатывает, десять миллионов в месяц, скоро каждый гектар под присмотром окажется.

Ладно, давай поглядим какой-нибудь чисто межсаульский конфликт.

Прищурив глаз, выбрал из подаваемых на сетчатку изображений искомое, хмыкнул, - это подойдет.

… На поляне развернули друг против друга боевые порядки два небольших отряда. Три дюжины растянувшихся дугой наездников на гигантских страусах грозили боевыми дубинами полусотне, выстроившейся вокруг двух телег ощетинившимся пиками каре.

- Значит, начальнички там мирный договор подписывают, а этим неймется, - злорадно сказал Тим. - Ну, посмотрим, на что они решатся.

Противники переругивались высокими визгливыми голосами, но никто не атаковал. Сергей щелкнул тумблером коммуникатора.

- Сыны болотной черепахи, залесье всегда платило дань Рингу! - орал предводитель всадников, - отдавайте собранное и убирайтесь, пока тухлое содержание ваших черепов не стало пищей Вицли!

-  Рингу пошел под руку Утеса, потому теперь все принадлежит дому Ветра! - из-за спин воинов огрызался с телеги толстяк в высокой, украшенной перьями шапке. - Если ты не хочешь, чтобы твои внутренности попали на жертвенный камень, пропусти нас!

- В нормальной ситуации всадники разметали бы пеших за несколько минут, - прокомментировал Тим. - Но тут большинство участников несостоявшейся битвы при Лемме, на стычку они не решатся.

- А что было при Лемме?

- Весело было. Утес привел восемьдесят тысяч пеших воинов. Со стороны кочевников было двадцать тысяч конницы и столько же ополчения. Армии бросились друг на друга и по линии столкновения стали рядами валиться в сон. Вповалку, вместе с птицами. Кто просыпался первым и пытался перерезать горло рядом спящего врага - сразу вновь отключался. Две трети войск, что из задних линий, разбежались после того, как задремали пытавшиеся их силой остановить командиры. Вообще говоря, самым упорным понадобилась пара суток понять, что кровопролития не получится. Но выспались ребята хорошо.

- Я не выпущу вас с этой поляны! - принял решение вожак наездников. - А через два часа здесь будут все мужчины моего племени, и тогда вам придется заночевать прямо там, где стоите. И что тебе будет за опоздание на вечернюю перекличку, сотник?

- Ты ответишь за все! - Надсаживался толстый, - ты труп, тебя уже нет!

- А кто меня решится убить? - ухмыльнулся предводитель. Ударил пятками страуса, затрусил к всколыхнувшемуся остриями каре. Чуть не доехав до готового принять птицу ряда листообразных наконечников, кочевник спрыгнул, сделал шаг. Не выдержали нервы у ближайшего к нему стражника, он попытался ударить в грудь врага. Тут же выпустил оружие и с закатывающимися глазами повалился на руки товарищей. Копье упало к сапогам кочевника, и тот плюнул на него, брезгливо пнул в сторону.

- Грязная скотина! - взбеленился толстяк. - Ты и за это ответишь!

Соскочил с телеги, распихал воинов, уперев руки в бока, встал перед предводителем.

- Ну, ударь меня! Ну, попробуй, ударь!

- Нашел дурака, - невесело засмеялся тот. Подумав, предложил, - А, может, в кости сыграем, на каждую телегу? Не ночевать же нам тут, действительно…

- Быстро учатся, - сделал вывод Тим, - еще пять лет назад они бы попытались друг другу перерезать глотки. А теперь каждый стремится спровоцировать на агрессию другого. Бытовуху, семейный скандал смотреть будем?

- А там, то же самое? - Спросил стажер.

- Везде одно и тоже. Единственное, что постоянно уточнения вносим. По силе подзатыльника за разбитую чашку, шлепка за невыученный урок и так далее. От рукоприкладства мы их тоже постепенно отучаем.

…Ритуальное жертвоприношение оказалось чисто символическим. Все священнослужители единодушно отказались перерезать глотку оленю, и Великий Утес, подумав, не стал на этом настаивать. Потому обошлись тем, что в дар Витцли выпустили в небо стаю птиц. Сделав над дворцом круг, те вернулись в свои клетки к кормушкам и поилкам. Присутствующие сделали вид, что не заметили значительных отклонений от установленных веками церемоний. Делегация кочевников отправилась отдыхать в посольскую резиденцию. А Великий Утес, Властелин мира и всех населяющих его племен, уединился с танцовщицами…

- Ну, что, пора поговорить с нашим подопечным? - Спросил у журналистки Влад. - Нужно сделать ему внушение, дабы еще раз осознал, что с нами лукавить нельзя!

- А он что-то натворил? - спросила Оля.

- Ну, как что, назначил в караул война, ненавидящего Рингу. Причем начальником, чтобы тому было проще кочевника заколоть! Не думаю, что это случайно вышло. Впрочем, по реакциям  царя увидим.

На голограмме появилось изображение внутреннего покоя. Три девушки в очень просвечивающих накидках играли на подобиях барабана, флейты и струнного инструмента. Еще три обольстительно изгибались перед лежащим на подушках дородным мужчиной в полураспахнутом коричневой кожи халате, поглаживающим рукой заросший черными волосами пах.

- Ишь, сластолюбец наш, - проворчал Влад. Скомандовал. - Перевод только моего голоса на ушные мембраны Утеса!

Сконцентрировался. Потом произнес. - Боги тобой недовольны!

Мужчина вздрогнул. Его глаза обессмыслились, рука отдернулась от низа живота, запахнула халат.

- Ты хочешь, чтобы мы разговаривали с тобой в присутствии танцовщиц? - спросил Влад.

Царь, сумев придать дрожащей руке повелительность, остановил выступление. Вторым движением отправил  девушек за дверь.

- Ты считаешь, что нас можно обмануть? - Грозно спросил  землянин.

Саулянин замотал в разные стороны головой, заплетающимся голосом забормотал. - Нет, нет, нет… Я же все сделал, что вы хотели…

- Мы видим каждый твой шаг. Мы слышим каждый твой вздох. Мы догадываемся о каждой твоей мысли, - продолжал нагнетать прогрессор. - Ты сохраняешь свою власть только благодаря нашей милости. А после того, как закончатся твои дни на земле, за каждый из них ты дашь отчет нам на небе!

- Да, да, да, о Боги, - прорыдал мужчина, - но что я опять сделал не так?

- Ты знал о том, что родители Кирха были убиты Рингу? - спросил Влад. Бросил взгляд на строку состояний под голограммой, утверждая свою правоту, кивнул Ольге.

Утес склонил голову. Смиренно произнес. - От  вас ничего не скрыть. Но я знал, что вы в своей милости все равно не дадите пролиться крови даже такого недостойного жизни существа, как Рингу.

- Только мы решаем, кто достоин жизни, а кто нет! - Проорал землянин, и царь Саула сжался на подушках в позе покорности.

- Завтра ты примешь Рингу утром и преломишь с ним хлеб, - удовлетворенный увиденным, продолжил Влад. - Ты понял нашу волю?

- Да, Боги, я понял, я все сделаю, - выдавил из себя саулянин, раздавленным червяком извиваясь на ложе…

Влад отключил связь, выдохнул, сказал, - вот и все. Таким образом мы с ним и другими царьками работаем.

- Что-то это все не очень красиво, - произнесла Оля, - вы с ними обходитесь как-то не очень по-человечески.

- А они и есть нелюди, - засмеялся Тим, - это же сауляне! По нравственно-этическому уровню они пока соответствуют трехлетним землянам, потому такое же к ним и отношение. Вы же отругаете накакавшего на ковер ребенка, верно? Как подрастут, будет иначе.

- В общем, я согласна, что о происходящим внизу писать не стоит, - сделала вывод журналистка, - очень неэтично, да и читатели ТАКОГО не поймут. Давайте я лучше о вас репортажи сделаю? Герои КОМКОНа, отважные прогрессоры, делающие необходимую грязную работу, и так далее? Идет?

- Договорились, - улыбнулся капитан. - Начинайте с Тима. Он здесь дольше всего, уже пять лет. В режиме две недели через месяц, понятно, но все же…

… Через три часа, прощаясь с Владом у входа в челнок, Оля спросила:

- Чуть не упустила, у меня классический к прогрессору вопрос. Мы занимаемся Саулом, Арканаром, другими планетами. А в то же самое время, не являемся ли мы объектом приложения сил более развитых цивилизаций, к примеру,  странников?

- В мои обязанности входит разведка, а не контрразведка, - отшутился Влад. - А если серьезно, то при громадном техническом отставании от тех же странников противопоставить им мы можем не больше, чем нам те же саульцы. Другое дело, если изменения позитивны, стоит ли сопротивляться? Учитывая, что более продвинутая цивилизация все равно навяжет свои этические нормы менее развитой. А если право сильных сочетается с силой правды, чего трепыхаться? Как говорили наши предки, тут лучше расслабиться и получать удовольствие.

- Вы думаете, что Утес получает от всего происходящего удовольствие? - недоверчиво спросила журналистка.

- Ну, это зависит от его умения расслабиться, - засмеялся Влад.

… Утес лежал на подушках и смотрел в потолок. На фресках старыми мастерами, творившими еще при жизни отца правителя, были нарисованы демиурги нижнего и верхнего мира. Вицли, что одновременно всеми шестью руками запихивал в свои три клюва мозги принесенных ему в жертву пленников. Путцли, из кровавого океана подпирающий ногами небосвод. Старые боги, бежавшие под натиском новых. Уступившие им не только свои храмы, но даже имена. Теперь Вицли покровительствует ученым, и ему угодны не снесенные черепа, а новые знания и рукописи желающих странного людей. А Путцли опекает мореходов и путников. И приносить ему в дар нужно не чаши свежей, только что выпущенной крови, а прежде не виденные камни, растения, кости незнакомых животных и рыб.

Только в снах уносился великий и могучий Утес в то далекое время, когда он был хозяином судьбы своей и подвластных народов, а не пешкой в руках неизвестных сил. Несчастный повелитель планеты, уже не желающий жить, но еще более страшащийся своей смерти. Потому что уверовал Утес в то, что боги есть. Но уже не знал, кто встретит его там, за последним порогом. Старые боги, что потребуют возмездия за отступничество. Или новые, и платить придется за все содеянное до их появления, да тщетные попытки противодействия и обмана. Забывшись в дреме, плакал самый могущественный абориген планеты Саул. И вместе с ним в его сне рыдали сбежавшие, забываемые, обкраденные боги старого мира…

 

Автор: Вячеслав Ледовский.