Повелитель Сети

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2713
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Александр Воробьев (Volk).
Примечание для людей, далёких от киберпанка: ЛЁД – дословный перевод английского слова ICE, которое является аббревиатурой от "Intrusion Countermeasures Electronics", что переводится как "Электронная защита против вторжения".

Выражение "плавить ЛЁД" или "пробивать ЛЁД" означает "взламывать систему защиты".

Сквозь поляризующий пластик окна в комнату ворвался предзакатный солнечный луч. Я поморщился – солнцелюбом я не являюсь, да и не являлся аж с начала пубертатного периода.

Плазменный экран, подвешенный к плывущему за окном дирижаблю, озарился яркими всполохами рекламы. Виртуальный парк развлечений "У Лукоморья".

Забавное совпадение. Именно на сайт "У Лукоморья" я должен сейчас идти – там назначил встречу потенциальный клиент. Хотя, наверное, это даже не совпадение – сейчас, когда "Лукоморье" только открылась, её реклама повсюду.

Стянув парик, я обнажил лысую голову, обезображенную сеточкой мелких шрамов. Холодный пластик дермаконнектора чёрной змеёй привычно обвился вокруг черепа. Острые лапки-дерматоды зашевелились, завозились по коже. Волна из сотен уколов привычно пробежала ото лба по вискам к затылку, холодным ручейком влилась в позвоночный столб.

Волна дрожи побежала дальше – по спине, плечам и достигла копчика. Это уже другая волна, она не имеет никакого отношения к уколам дерматодов. Это моё собственное тело отзывается на чуждое вмешательство в мозг. Первое время меня, как и каждого новичка, били сильнейшие конвульсии. Дику приходилось привязывать меня к креслу. Это кресло раньше служило ему самому. Когда он стал учить меня, ему оно уже было не нужно.

Теперь Дика нет. Скоро я сам возьму какого-нибудь бойкого паренька в ученики. Кресло понадобится уже ему.

Между тем дерматоды проникли под кожу. Мозг пронзила раскалённая игла, перед глазами побежали огненные круги.

Всё пропало. Остался только серый сумрак киберпространства. Интерфейс-программам понадобилось несколько секунд, чтобы наладить связь с моим сознанием. После этого подключились навигационные программы, всё вокруг заслонила густая сетка линий. Впрочем, мне и не нужно то, что находится за ней. Сейчас я не собираюсь к серым пределам киберпространства. Туда моя душа попадёт после смерти, как и душа любого киберспейсера.

Но пока я жив, мне нужна только сама сетка. Та часть киберпространства, которая создана людьми. Которую можно разрушить, взломать. Прорвать зелёное свечение перекрещивающихся линий и добраться до корней Системы, пнуть её под задницу.

Но сейчас мне нет дела до Системы. Моя цель – виртуальный парк развлечений "У Лукоморья". Там я встречу человека, которого я знаю под именем Михаил. Но его наверняка зовут по-другому. Кто же сообщает киберспейсеру настоящее имя? И не потому, что мы можем как-то навредить. Нет, если нам понадобиться, то мы выясним имя любого человека в сети. Просто не принято называть настоящие данные - те, что записаны в Идентификационной Карточке Гражданина.

Чаще всего наши клиенты называют свой ник. Реже – выдуманное имя. Но настоящее – никогда.

Я оттолкнулся от точки входа и заскользил по зелёным светящимся линиям. По тоненьким ниточкам упорядоченного посреди серого киберхаоса.

Я заранее вбил в навигационный модуль индекс "Лукоморья". Теперь дорогу мне указывает жёлтый лучик.

Это убивает часть кайфа безумного полёта через киберпространство. Не нужно подтягивать к себе массивы информации, анализировать на ходу, менять маршрут с учётом узнанного. Не надо пробиваться сквозь ЛЁД, не надо уклоняться от сторожевых программ.

Но есть в этом и своя прелесть. Можно лететь на огромной скорости, уворачиваясь от других пользователей сети, поисковых ботов и крупных информационных пакетов. На такой скорости перемещение по сети становиться приключением само по себе. Отсутствие дополнительных сложностей кажется скучным только пока не набрана скорость. После этого любая ошибка может закончиться столкновением. И тогда я очнусь у себя в квартире с жуткой головной болью. Придётся глотать болеутоляющее и начинать путь сначала.

Но на этот раз обошлось. К порталу "Лукомрья" добрался без проблем. Только несколько раз стукнул нерасторопных юзеров. Один из них пропал в грязно-зелёном вихре – у него старая машина, не хватило тактовой частоты, чтобы компенсировать вызванный ударом сбой киберпространственных координат.

Нырнув в серое жерло портала, я попал в другой мир. Это виртуальное пространство находится только на сервере "Лукоморья". Просто набор нулей и единиц, оно не имеет отношение к истинному киберпространству.

Сервер поддерживает общесетевой стандарт виртуальных тел, так что я смог пройти внутрь в своём, не задерживаясь в "тамбуре" настройки внешнего вида. Пришлось сменить только одежду – внутрь можно попасть, исключительно облачившись "под старину".

Поляна. Трава. Деревья. Яркое солнце.

Никчёмная подделка под истинное киберпространство. Только его серый сумрак существует сам по себе и не зависит от человека. Всё остальное – подделка, иллюзия, создаваемая людьми, которые бегут от гадкого реального мира, но не могут принять суровой справедливости истинного киберпространства. Розовые очки на глазах слабых духом.

В старину чтобы лошадь не испугалась и не понесла, ей на глаза надевали шоры. Сейчас чтобы избежать массовых недовольств, волю людей глушат подобными иллюзиями. Уж если на всех не хватает хлеба, то надо компенсировать это зрелищами.

Меня воротит от подобных лубочных сайтов.

На мне холщовые штаны, расшитая красным рубаха, на боку меч. Абсолютно невероятный образ. И это стандартная "шкурка" для входящих, которые не хотят возиться со множеством настроек! Уж этот скин надо было проработать с особой тщательностью. Внести хотя бы каплю правдоподобия. Уж если эта "шкурка" изображает воина, то почему он не в боевом облачении? Если я простой крестьянин, то почему рубаха праздничная – а в будние дни такое не носили. А если у меня какой-то праздник, то почему я с мечом?

Всё это мне режет глаза – когда-то я учился на социолога. История шла обязательным курсом. А потом была эта история с дурью… С обучением в лучшем университете мегаполиса пришлось распрощаться. Но я не жалею об этом – только попав в ученики к Дику, опустившись до самого дна, я понял, что такое настоящая свобода.

Недаром поётся в одной старой песне: "Эй, жители неба, кто на дне ещё не был? Не пройдя преисподни вам не выстроить рай!". Дик постоянно напевал эти строчки.

Вокруг меня бродят люди, одетые так же нелепо, как и я. Некоторые ещё более нелепо – они сами настраивали свой костюм, не доверившись чувству вкуса дизайнеров сайта. И правильно не доверились – нет никакого вкуса у этих дизайнеров. Но если уж сам совсем ничего в этом не смыслишь, то лучше всё-таки довериться. Во всяком случае, кольчуга поверх расшитого жемчугом и золотой нитью камзола смотрится жутким извращением.

Мне жаль этих людей – слабых и глупых, но считающих себя пупом земли. Они слишком горды, чтобы прислушиваться к советам каких-то там дизайнеров. Но это не та гордость, которой наполнены сердца всех кибеспейсеров, она происходит не от реальной силы, а лишь от её иллюзии.

Они считают, что раз у них есть деньги, то они выше всех, выше таких, как я. Они называют подобных мне отбросами, не подозревая, что истинные отбросы – они сами. Они могут ходить в сеть только потому, что их папочки вкалывают круглые сутки. И пусть эти папочки наживаются на простых людях, пусть они превратили большую часть мегаполиса в трущобы, к ним я испытываю некоторое подобие уважения. Они имеют свою цель, они пытаются её достигнуть. И если их цели не совпадают с моими – то они мои враги. Но враги достойные, сильные. Серверы корпораций, принадлежащих им, приятно взламывать хотя бы только потому, что понимаешь - противник достоин тебя, достоин тех усилий, которые ты затрачиваешь, чтобы подставить его бизнесу подножку.

А их дети – изнеженные подростки, привыкшие повелевать, но не умеющие этого делать – не вызывают ничего, кроме презрения. Как бы они ходили в сеть, если бы родители не оплатили дорогущий нейронный проектор? Пользовались бы дермаконнетором? Вытравливали бы волосы на голове, носили бы парик? Терпели бы каждый день жуткую боль, привыкали бы к конвульсиям, смирились бы со шрамами от дерматодов? Даже подумать смешно. Никчёмные хлюпики.

Они не достойны даже моего презрения. Поэтому я не буду обращать на них внимания, найду клиента и уберусь с этого сайта.

Передо мной развилка из трёх дорог, камень. "Пойдёшь налево.., пойдёшь направо...". Как банально! Почему клиент не мог назначить встречу в каком-нибудь более уютном месте? Например, на сайте готов. Вот там я чувствую себя в своей тарелке. Мрачные подземелья, летучие мыши, приятная прохлада…

Я свернул налево – клиент подробно описал дорогу к Большому Дубу, где он должен меня ждать. Тропинка бежит через берёзовую рощу, в которой гуляют единороги, грифоны и пегасы. Нет, определённо проектировщикам этого сайта нужно оторвать всё, что отрывается.

Ну ладно ещё единороги, но пегасы и грифоны в русских сказках откуда взялись? И почему эти животные бродят такими топами? Они даже в сказках встречаются редко. Волшебные животные должны появляться лишь время от времени, а не пастись между берёзок, как стадо коров! Иначе всё ощущение сказки потеряется.

Впрочем, это и неудивительно. Сказка ушла из нашей жизни. Никто не верит в чудо. Чудеса перестали быть нужны. Зачем? Можно жить иллюзиями, смотреть визор, бродить по сети. А чудеса нужны, только если живёшь реальной жизнью. Если стремишься к чему-то, если есть цель, если пытаешься погасить внутреннюю неудовлетворённость реальными действиями. Но кому это нужно, если эту самую неудовлетворённость проще глушить иллюзиями?

И все довольны – плебсу проще жить, "хозяева жизни" не боятся волнений и бунтов. И только тоненькая прослойка таких, как я хотят жить реальной жизнью. Правда, для этого приходится уходить в виртуальный мир. Система зиждется на информации, и победить её можно только с помощью информации.

Берёзовая роща сменилась морским побережьем, изгибающимся дугой. Прямо на песчаном пляже торчит одинокий дуб, опутанный толстенной цепью. Рядом с деревом никого нет – похоже, мой клиент не слишком спешит.

Подойдя ближе, я прислонился к шершавой коре. Сверху доносится негромкий голос. Это кот, бредущий по цепи. Сейчас он идёт направо и пытается фальшиво промурлыкать попсовую песенку.

- Эй, комок меха! - окликнул я его. – Тут рядом с дубом никто не проходил?

Интересно, он программа или управляется оператором-человеком? Откликнется или нет?

Кот откликнулся. Вальяжно растянув на цепи своё толстое тело, он поправил очки, свесил длинный хвост. При ближайшем рассмотрение Кот оказался просто огромным и невероятно толстым. Почему-то вспомнился булгаковский кот Бегемот.

- Здравствуй, богатырь-тян! – заявил кот. – Проходили три самурая: Муромецо-сан, Добориня-сан и Поповича-сан. А ты кто такой будешь? Кто твой хозяин?

Похоже, оператор кота страдает здесь от жуткой скуки. Вот и развлекается, как может. Неудивительно, я бы тоже не выдержал, если бы пришлось круглыми сутками по цепи бродить.

- Нет у меня хозяина, - заявил я коту. – Я – ронин, - перешёл я на понятный коту язык, каковым языком оказался японский.

- Понятно, - заявил кот. – А знаешь ли ты, ронин-сан, что без использования принципа сэйреку дзэнъе тебе никогда не добиться син-син тикара-о мото-но юко-ни си-о суру?

- Да я, вообще-то, никогда и не пытался добиться син-син... короче, того, что ты сказал.

Кот перевернулся на спину, его хвост свесился ещё ниже, и завис перед самым моим носом.

- Жаль, - сказал кот. – Современная молодёжь совершенно не стремиться добиться син-син тикара-о мото-но юко-ни си-о суру. Что-то страшное творится с миром. Верно, Егор-тян?

Нарастающая симпатия резко сменилась острой подозрительностью.

- Откуда ты знаешь, как меня зовут?

- Мы, сказочные коты, много чего знаем.

Кот почесал розовый, едва покрытый пушком живот. Только теперь я заметил татуировку – чёрный иероглиф. Точно такой же, какой Михаил использовал в качестве аватары в чате, где мы договаривались с ним о встрече.

- Михаил? – спросил я.

- Он самый. Готов к работе?

- А что делать-то надо?

- Хакать сервак и воровать файл. А ты разве умеешь что-то ещё делать? Хочешь, найму тебя садовником?

- Подстригать газон вокруг дуба? – я прочертил носком лаптя глубокую борозду в песке. – Что за сервак-то?

- Принадлежит одной конторе, которая называется "Снежная Королева".

Ого! Эту контору я знаю хорошо. Несмотря на своё название, к сказкам она отношения не имеет, занимается самым разнообразным софтом. Контора молодая, но уже богатая и невероятно перспективная.

Их уникальность в том, что они не занимаются выведением новых разновидностей старых программ и облачением их в свежий интерфейс. Они наняли кучу талантливых программистов и математиков, каждое их творение – уникально. Они используют абсолютно новые принципы, многие их программы стали прорывом не только в софтопроизводстве, но и в различных областях математики.

Такая контора наверняка имеет хорошую защиту. Но нет такой защиты, с которой не смог бы справиться киберспейсер.

- И что за файл я должен украсть?

- Он называется "Кай.exe". И самое главное – ты должен не просто скопировать его, но и стереть оригинал. Лучше всего отформатируй им диск.

- Даже так? Чем же они тебе так насолили?

- Чем насолили – не важно. Но если думаешь, что я хочу им напакостить в отместку – ошибаешься. Просто я не хочу, чтобы они воспользовались этой программой раньше, чем я.

Я не стал спрашивать, для чего нужна эта программа, и почему Коту так важно воспользоваться ей раньше, чем это сделает "Снежная Королева". Киберспейсеры не задают подобных вопросов, мы просто выполняем заказ.

- Ой, подожди немного, я на минутку, - заговорщицким шёпотом произнёс Кот.

Он неслышно принялся карабкаться по цепи к русалке, которая по неосторожности спустилась слишком низко. Однако массивная тушка не смогла двигаться совсем уж беззвучно. Цепь звякнула, русалка увидела Кота и испуганно шмыгнула вверх, в крону дерева. Но поздно – Кот подобрался уже достаточно близко и невероятным для его комплекции прыжком метнулся вдогонку.

Раздался истошный женский крик, вверху зашуршало, затрещало ветками. Посыпались листья, крупная чешуя. Через несколько секунд из листвы показался Кот.

- Ушла, килька недоделанная! – расстроено пробормотал он. - Так что, берёшься за это дело?

- А как насчёт оплаты?

- Сто тысяч. Половина сейчас.

Ого! Цена гораздо больше той, на которую я рассчитывал. Интересно - Кот просто не знает расценок на подобные услуги, или здесь какой-то подвох?

- Ладно, я согласен.

- Как только справишься, оставь сообщение для меня на том же чате, где мы болтали с тобой вчера. Даже если меня там не будет, сообщение я получу уже через минуту. А теперь - прощай.

Кот улыбнулся и начал бледнеть, растворяться в воздухе. Через несколько секунд от него осталась только ухмылка.

- Видал я котов без улыбки... – пробормотал я. – Но улыбку без кота – никогда.

* * *

Лапки дерматодов недовольно шевелились, нехотя покидая мою кожу. Лента дермаконнектора сползла со лба, оставив после себя раздражающий зуд.

Придя в себя, я набрал на телефоне длинную комбинацию цифр. После пятого гудка невнятный голос отозвался:

- Здравствуйте, я сейчас либо занят, либо сплю, либо занимаюсь чем-то ещё. Оставьте своё сообщение...

- Кончай придуриваться, - оборвал я собеседника, безуспешно пытавшегося сымитировать автоответчик. – Мне софт. Самое лучшее, что у тебя есть. Как можно больше. И прямо сейчас.

- Нет проблем. Что именно тебя интересует?

- Штук пять "ледоколов". Желательно седьмого класса и выше. Три хорошие "распорки". Три "дымовые завесы". И один ОЧЕНЬ мощный "захватчик" с возможностью отражения контратак до пятого уровня включительно.

- Ого! Кого ты собрался ломать с этим добром? Пентагон?

- Пентагон – задачка для начинающих. Его я могу хакнуть и без боевых вирусов. Так у тебя есть то, что мне нужно?

- Да. Это выльется тебе в три тысячи.

- Брось, это несерьёзно!

- Только ради тебя – две семьсот.

- Парень, ты выкручиваешь мне яйца.

- Две с половиной. Это последнее слово.

- Ладно. Запиши это на мой счёт.

- Разве я говорил, что открыл тебе счёт?

- Ну так открой сейчас!

В трубке раздались гудки. Надеюсь, я не был чрезмерно наглым? Не стоит портить отношения с поставщиком боевого софта. Как бы ни хвалились киберспейсеры своими способностями, какое бы пренебрежение не высказывали к вирусам, но без них мы – никто.

Хороший боевой софт – залог успеха при взломе. И вирусы необходимо регулярно обновлять. Практически сразу после начала использования атакующей программы, их структура определяется, находятся способы отражения атак.

Поэтому единственный выход – использование всё новых и новых разновидностей боевого софта. Естественно, что даже все программисты мира не удовлетворять спрос на свежие, незасветившиеся вирусы.

Это и не нужно – большинство рутинных операций при создание программы выполняются условно разумными системами. Программирование уже давно не является тупым набиванием строчек кода. От программиста требуется указывать направление поиска, создавать принципиально новые схемы построения программ, находить новые, неожиданные, творческие решения.

А всё остальное в состояние сделать компьютер – выстроить код оптимальным образом, создать такую структуру программы, которая лучше всего соответствует заданным критериям.

Компьютер не обладает интуицией, но он способен испробовать тысячи различных вариантов построения программы, чтобы найти максимально эффективный.

Однако вмешательство человека необходимо. Компьютер может сталкивать друг с другом огромное множество вариантов защитных и атакующих программ, выбрать наиболее живучие, мощные и гибкие из них. Человек-оператор исследует эти варианты и на их основе разрабатывает новые схемы. Компьютер комбинирует их с наиболее удачными из ранее известных вирусов, создаёт тысячи вариантов и опять сталкивает их лбами.

Искусственно созданные условия для эволюции боевого софта. Естественный отбор, плюс мутагенный фактор в лице человека-оператора.

Есть люди с особым талантом – быть мутагенным фактором. Боевой софт "выращенный" этими людьми отличается просто невероятными параметрами.

Поэтому не стоит обижать таких людей – можно остаться без орудия производства.

Компьютер прогудел – на мой почтовый ящик пришла посылка. Посмотрим, что здесь. Архив, в нём запакованы двенадцать эгзэшников и один текстовый файл с оригинальным именем "read_me".

Мой заказ. Значит, я был не чрезмерно наглым.

Я прочитал текстовый файл, натравил свежие вирусы на некоторые из старых, чтобы посмотреть новичков в деле.

Софт действительно качественный. Правда, многие из моих старых вирусов оказались мощнее, но они уже засветились, а защита "Снежной Королевы" наверняка имеет "иммунитет" ко всем более или менее эффективным вирусам из когда-либо использовавшихся.

Правда, слабые "ледоколы" вряд ли удостоились такой чести – в сети их невероятно много, за всеми не уследишь. Но слабые вирусы, даже неизвестные, против мощной защиты бесполезны.

А у сервера "Снежной Королевы" наверняка очень мощная защита.

* * *

Стремительный полёт вдоль зелёных мерцающих нитей позади, а передо мной - вход на сервер "Снежной Королевы".

Серое пятно поглотило меня, и я оказался внутри. Внутреннее пространство сервера оказалось огромным, грандиозным, величественным и прекрасным. Над этой красотой не работал ни один дизайнер, кроме моего подсознания. Но именно это и есть истинное киберпространство, а не то жалкое подобие, которое используется в создание виртуальной реальности.

То, что я вижу перед собой, не существует даже в виде электронных импульсов. Всё это – лишь в моей голове. Консессуальная галлюцинация, порождённая строчками цифр, схемами и диаграммами, транслируемыми внутрь моего мозга. Иллюзорные образы в псевдопространстве моего сознания.

Другой человек на моём месте увидел бы нечто совершенно иное.

Но я – не другой человек. И я увидел внутреннее пространство в виде огромного дворца.

Дворец Снежной Королевы посреди бескрайних просторов сияющего белого снега. Мощные крепостные стены, целиком сложенные из огромных глыб льда. А вернее, изо ЛЬДА.

Я присвистнул – работа предстоит нешуточная. Я не даром перестраховался, взял вирусов побольше и помощнее.

Конечно, толщина стен значения не имеет – эти стены существуют лишь в моём воображении. Важно исходящее от них ощущение неприступности – это голос моего подсознания, только он и может предоставить мне реальную картину предстоящей битвы. Все остальные ощущения – зрение, слух, осязание – являются лишь галлюцинацией, которая только отвлекает от главного.

Солнца не видно, небо закрыто облаками и похоже на экран телевизора, включенного на мёртвый канал. Но откуда-то идёт яркий свет, сияние, наполняющее собой глыбы ЛЬДА, отражающееся и преломляющееся во множестве граней.

Красиво. Но я пришёл сюда не любоваться пейзажами. Да и глупо тащиться через всю сеть, чтобы полюбоваться на то, что лишь в моей голове.

Пора начинать работу.

До этого я был подобен духу, в этом пространстве у меня не было тела. Но едва я захотел начать взаимодействовать с внутренним миром сервера, как мой подсознание тут же откликнулось.

Снег передо мной потемнел, на его поверхности сгустилась чёткая тень. Я почувствовал руки, ноги, тело.

Тяжело. Это и неудивительно – моё подсознание обрядило меня в сверкающие доспехи. За плечами мечется алый плащ, развеваемый потоками ветра.

Этот же ветер треплет и мои длинные волосы. Почему-то в истинном киберпространстве я почти всегда обладаю роскошной шевелюрой. Хотя в реальности мою голову не покрывает ничего, кроме густой сети мелких шрамов.

В правой руке меч. Длинный, тонкий, разбрасывающий вокруг яркие блики. Так и хочется взмахнуть им, направляя атаку верных войск.

Я махнул, указывая на тот участок ледяной стены, который показался мне наиболее уязвимым. Снег передо мной озарился сиянием. Не тем, которое заливает всё вокруг.

Это сияние тяжёлое, горячее, отливающееся багровым. В спину ударило волной жара. Отблески зарева начали перемещаться. То, что создавало сияние начало двигаться, поплыло над моей головой, взметая вокруг потоки жаркого воздуха. Снег заслезился, потёк, из белого стал серым. Кое-где обнажились чёрные проплешины голой земли.

Ощущение такое, будто надо мной проплывает паровоз. Сверху раздаётся ритмичное пыхтение, обдаёт волнами тяжёлой духоты. Можно повернуть голову, посмотреть – что же за облик выбрало моё подсознание, чтобы отобразить вирус-"ледокол".

Но зачем? Через несколько мгновения я его всё равно увижу. Так зачем нарушать торжественность картины суетным оглядыванием?

Это оказался дракон. Огромный, золотисто-красный, пускающий из пасти, ноздрей и прочих физиологических отверстий струи пламени.

Тяжело взмахивая небольшими крыльями, смешно виляя кургузым хвостом и болтая выпирающим пузом, дракон подлетел к дворцу.

Жуткий звук, наводящий на мысль о нездоровом желудке дракона.

Поток огня.

По глыбам ЛЬДА разбежались карминовые отсветы, в стене образовалась внушительных размеров углубление.

Только сейчас нас заметили. По галереям внутри крепостных стен забегали стражники.

В воздух взметнулись тучи стрел и арбалетных болтов, пращники обрушили на дракона град камней. Взметнулись вверх чаши катапульт.

Часть снарядов прошла мимо – дракон увернулся с немыслимой для его комплекции ловкостью. Часть снарядов исчезла, сожжённая огненной аурой дракона.

Лишь несколько булыжников и стрел царапнули по чешуе. Дракон не обратил на это никакого внимания. Когда его выращивали, он один из тысяч своих братьев-вирусов прошёл жестокое испытание. Он показал себя лучшим из тысяч. И теперь стандартные атаки ему не страшны.

Но чёред стандартных атак кончился. Защитные программы "Снежной Королевы" проанализировали реакцию дракона на первый залп.

Дракон жив-здоров, машет крылышками, пышет огнём. Но его уже препарируют. Выясняют его внутреннюю структуру. Естественно, всё это делают программы. Пока люди успеют только начать реагировать на атаку, битва уже завершиться – в киберпространстве время течёт иначе.

ЛЁД стен пылает внутренним светом. Он пытается перестроить свою структуру, сделаться невосприимчивым к огненной струе.

Но и дракон не дремлет.

В моей голове пробегают сотни строчек. Основную работу делают программы – анализируют структуру стены, предлагают варианты максимизации эффективности атаки. Я направляю этот поиск, выдаю стратегические решения. А выработкой конкретной тактики прожигания ЛЬДА занимаются те же программы.

У защиты сервера такого преимущества нет. Программы способны за доли секунды совершить триллионы вычислений. Но у них нет ни малейшего творческого потенциала.

И поэтому я начинаю побеждать. Струя пламени меняется, становиться жарче и сильнее, а лёд не успевает перестраиваться. Дыра в стене становиться шире и глубже.

Стены содрогнулись, волна конвульсий пробежала по ним. Истончились, помутнели, но зато дыра начала затягиваться. Защитные программы приняли решение сосредоточить основную часть вычислительных мощностей на противостояние дракону. Если сейчас последует ещё один удар с другой стороны, то защитным программам придётся туго.

Но пока туго только моему дракону. Стрелы, свистящие вокруг него, оставляют ярко-зелёный след. Они "зачарованы". То есть, конечно, в реальности нет никакой магии – так моё подсознание, воспитанное на фэнтези, воспринимает происходящее.

Просто теперь защита сервера ни пытается действовать одной лишь силой, как приходиться делать с незнакомыми вирусами. Теперь защитные программы собрали достаточно данных о моём драконе. Зная его структуру, они могут бить прицельно по слабым местам, выстраивать свою тактику, зная его повадки.

Но и мой дракон не прост. Я держал козырную карту в рукаве так долго, как только это возможно. Наконец не выдержал – стрелы сдирают с боков дракона чешую, камни из катапульт свистят в опасной близости.

Трансформация!

Дракон конвульсивно скрючился, удерживаясь в воздухе лишь чудом.

Из самых глубин его структуры вырвались алгоритмы до этого таившиеся в зашифрованных архивах. Чтобы извлечь их, понадобилось несколько драгоценных мгновений. Но зато, вырвавшись, они в корне изменили структуру вируса-"дракона", сделали неэффективными прежние средства борьбы с ним.

Крупные щитки чешуи помельчали, но прилегли друг к другу плотнее. Броня дракона превратилась из тяжёлого панциря в гибкую кольчугу.

Красный цвет сменился переливами сине-зелёного. Телосложение дракона стало изящнее, тоньше, крылья удлинились. Теперь он смог переноситься с места на место с феноменальным проворством.

Изменилась не только тактика защиты вируса, но и его атака.

Дракон смачно плюнул в стену сгустком слюны, больше похожим на зелёную соплю. Стена не была готова к этому – она спешно перестраивалась под отражения струй огня. В том месте, куда попал плевок, ЛЁД задымился, посерел.

Слюна начала медленно сползать, оставляя за собой глубокую борозду, продолжающую шириться и углубляться.

А дракон уже совсем в другом месте окропил своим плевком мощный ледяной блок. На этот раз и слюны оказалось больше, и эффект она произвела сильнее – я и тактические программы по-прежнему совершенствуют схемы атаки, пытаясь успеть за изменениями структуры ЛЬДА.

Однако и защитные программы не дремлют. Компьютер "Снежной Королевы" гораздо мощнее моего. Поэтому, даже несмотря на отсутствие со стороны защиты оператора-человека, она не уступает мне.

Град камней и стрел стал гораздо гуще. С башен дворца к дракону протянулись огненные шнуры молний.

Долго дракон не продержится.

Я сделал следующий ход. Небо, и без того хмурое, затянулось пеленой чёрных облаков. Поднялась пурга, снежные завесы взметнулись вверх.

Контратаки защиты затихли. Благодаря "дымовой завесе" они не способны направлять свои атаки. Мой дракон может некоторое время безнаказанно покрушить стену. Ему "дымовая завеса" не мешает – если я знаю её структуру, то на меня она эффекта не производит.

Впрочем, непогода скоро угасла – защитные программы разгадали структуру "дымовой завесы". На дракона вновь обрушился дождь стрел.

Всё внимание обороняющихся сосредоточилось на нём, они почти не контролируют противоположную стену дворца. А зря – прямо возле неё в снежном покрове набух сугроб, тут же лопнувший. Оттуда выверзелось огромное тело – нечто, похожее на червя, закованного в бледно-серый кольчатый панцирь.

Снежный червь не стал медлить – резко выгнувшись, он нанёс мощный удар по стене прямо мозолистой башкой.

Стена хрустнула, по ней зазмеились трещины, - в этом месте защита замка совсем тонка, все её ресурсы сосредоточены на драконе.

Впрочем, трещина тут же затянулась, стена утолщилась. У "Снежной Королевы" есть в рукаве ещё много козырных карт. Но всё дело в том, что каждую карту можно использовать лишь раз – если я буду знать её структуру, то не допущу повторного использования. Кроме того, большинство из этих карт слишком большой козырь, такие не разменивают по пустякам.

Похоже, защита "Снежной Королевы" всё ещё не принимает меня всерьёз.

А зря. Дракон и Снежный червь стали нарезать вокруг дворца круги, уворачиваться от атак, время от времени долбиться в стену мозолистым лбом или плевать в неё.

Стена ЛЬДА начала быстро истончаться. Защитники заволновались. Внутри ледяных глыб блеснула вспышка, стены заслонило ультрамариновое сияние – защита использовала ещё один козырь.

Однако я довольно быстро разгадал его структуру, дракон и червь смогли возобновить атаку. Защитники по-прежнему пытаются уничтожить их.

А в это время к стене подобралось нечто, похожее на белую мохнатую медузу размером с диван. На снегу её седая шерсть почти не видна, да, кроме того, я активизировал ещё одну "дымовую завесу". Поэтому мой третий "ледокол" смог подобраться к стене вплотную.

Мохнатая медуза судорожно сжалась, икнула и лопнула. Из её чрева вырвались потоки слепяще-жёлтого пламени, облизали стену.

ЛЁД, истончённый драконом и червём не смог сопротивляться мощному взрыву и рухнул. Похоже, я правильно выбрал момент для атаки. Медуза относится к классу вирусов, которые разрабатываются специально для решающего удара, когда защита ослаблена. Они невероятно мощные, но их структура примитивна до безобразия. Чтобы расшифровать её, хватает одной атаки, проведённой медузой, после этого защита может выставить против неё иммунитет.

Но мне хватило этой одной атаки.

В крепостной стене зияет широкий разлом, однако он зарастает прямо на глазах – защитные программы, восстанавливают нарушенную структуру льда.

Не страшно – именно для этого и существуют "распорки". Я активизировал все три – на кону стоят слишком большие деньги, сейчас нельзя экономить на орудиях производства.

Похоже, моё подсознание устало – для "распорок" оно не придумало оригинального визуального образа, я увидел их как три обычных бревна.

Сдавливаемые напирающими глыбами ЛЬДА, распорки затрещали, но выдержали. Пролом прекратил зарастать.

Теперь пришла пора активизировать "захватчика".

Я недооценил своё подсознание – оно вовсе не выдохлось, просто взяло короткую передышку. Которую теперь с лихвой отработало.

"Захватчик" предстал передо мной в виде огромной – в два человеческих роста – обезьяны. Мощные ножища, которые из-за невероятно мелкого таза кажутся скреплёнными непосредственно друг с другом. Выше ног сразу начинается мощный торс, короткая, но широкая шея и маленькая головка.

Всё это скрыто густым шерстяным покровом – грязным, свалявшимся, спутанного в толстый меховой панцирь. Там, где торс плавно переходит в шею, выситься массивный горб. Сие украшение выглядит врождённым уродством, пока не увидишь передние лапы твари. Они огромны – длинные, почти до земли, и невероятно мускулистые. Если бы не горб, то лапы перевешивали бы, и монстр при ходьбе непрестанно падал бы вперёд.

Обезьяна достигла стены в несколько мощных прыжков. Ещё одним скачком она оказалась внутри. Стража попыталась преградить ей дорогу, но была сметена. Некоторые из стражников оказались отшвырнуты могучими лапами, другие испытали себя в роли футбольного мяча.

Стрелы и камни тоже не оказали существенного ущерба мартышке-переростку – естественная меховая броня надёжно защитила монстра.

Мутировавший орангутанг снова оказался снаружи – на этот раз на его плече болтается хрупкая мальчишечья фигура.

Я приготовился уходить. Как только мальчик оказался у меня на руках, я скомандовал отступление.

Всё вокруг поплыло, завертелось, посерело. Очнулся я у себя в квартире.

* * *

Кольцо дермаконнектора больно сдавило череп, лицо горит и чешется – это от нервного перенапряжения, - затёкшая спина ноет.

Однако я счастлив – строчки на мониторе свидетельствуют, что файл "Кай.exe" сейчас находиться на моём харде. А значит, старался я не зря.

Прохладный душ, поход на кухню и потрошение аптечки сделали моё состояние близким к норме.

Я "протелеграфировал" клиенту об успешном выполнение операции, стал ждать ответа. Пока у меня есть время, посмотрю – что же за программу я спёр?

Отключил сеть – мало ли что выкинет этот Кай.ехе, когда я его запущу. Проверил, нет ли на харде ценных данных – после экспериментов с неизвестными программами обязательно нужно форматировать диск.

Запустил программу. Она попросила задать пароль, чтобы в дальнейшем только я смог ею воспользоваться. Я ввёл "12345".

Программа заявила, что встраивание модулей в мой компьютер завершено, а теперь ей необходим выход в сеть. Щаз, размечталась.

Сначала я проверю – что же ты такое сделала с моим компьютером. И что это за "встраивание" такое.

Я предположил, что на мой компьютер было установлено нечто. Однако поиск заявил, что никаких новых файлов не появилось.

Значит, я ошибся? А попытаюсь-ка я пройтись по харду с системным сканером.

Вот вы где, голубчики. Целая куча программных модулей. И как странно переплелись с системой. Не отделишь.

И какие же функции вы должны выполнять?

Я просканировал структуру модулей. Полная чепуха. Мусор. Они просто не смогут выполнять ничего дельного.

Но зачем это нужно? Неужели стоит ста тысяч программа, которая только и делает, что засоряет систему?

Ладно, не буду ломать голову. Вычищу хард, а потом проверю ящик – уже наверняка пришёл ответ от Кота.

Пока форматировался диск и устанавливалась система, я сделал себе кофе и бутерброды, перекусил. Вернулся в комнату, повертел в руках дискетку, на которой сейчас покоится Кай.ехе.

Система установилась, компьютер несколько раз перезагрузился и заявил, что готов к работе. Повинуясь возникшему озарению, я запустил системный сканер. Таинственные программные модули по-прежнему сидят внутри системы.

После того, как я отформатировал диск!

Похоже, программа отличается невероятной живучестью. Она встроилась в системные файлы, захватила контроль, смогла спасти себя. Хотя сама система и оказалась стёртой. Невероятно.

Но как?

Взломать систему просто, это задачка для первоклассника. Но вот захватить над ней контроль, влезть в глубинные процессы форматирования может только очень сложная и очень большая программа.

Но такая программа не сможет пережить форматирования – для этого ей нужно быть очень маленькой. Да и "Кай.ехе" – настоящая крошка, меньше двух килобайт, из которых большую часть наверняка занимает интерфейс.

Я ещё раз рассмотрел структуру программных модулей. Это чепуха, оно не может работать. Или может?

Ответ промелькнул в голове, как молния. Одно слово, которое даёт ответы на все мои вопросы.

Фракталы.

Бесконечные фигуры, каждая часть которых в точности повторяет структуру целого.

Бесконечного целого!

Мальчик Кай из сказки складывал из кусочков льда слово "вечность".

Кай.ехе складывает бесконечность из единичек и нулей. А единички и нули можно назвать осколками ЛЬДА – ведь именно из них состоит любой ЛЁД.

Красивая аналогия.

Вот только зачем это нужно? Зачем нужна программа, которая способна распространится по всей сети, которую невозможно уничтожить, которая встраивается в структуру любой системы и порабощает её?

Говорят, что в вопросе кроется половина ответа. В моём вопросе ответ сумел спрятаться целиком. Именно для того и нужна – чтобы распространиться по сети, встроиться в саму ткань киберпространства и захватить контроль над ним. Чтобы дать абсолютную власть над всей сетью. А значит и над всем миром.

И после уже ничто не сможет изменить этого – программа станет частью киберпространства, кусочком его внутренней сути, и любые попытки "выковырять" её оттуда окончатся неудачей. И даже программа, построенная по тому же принципу, будет бессильна – в мире может быть только один носитель всемогущество. Если кто-то уже получил его, то другой просто не сможет этого сделать.

Тот, кто первый выпустит программу в сеть, навсегда обретёт над ней контроль. Так вот почему Кот стремился как можно скорее получить Кая.

* * *

Компьютер весело пикнул, перезагружаясь.

Пришлось поставить старенький хард. Прежний я подогрел в микроволновке – уж после этого-то программа не выживет.

Вышел в сеть, проверил ящик. Клиент действительно получил мою месагу и уже прислал ответ. Он хочет встретиться, причём непременно сию же секунду. Похоже, Коту не терпится получить весь мир и новенькие коньки в придачу.

На этот раз встреча назначена на сайте "Миры Уолта Диснея". Опять не самая приятная для меня обстановка. Но жаловаться не стоит – это далеко не самый плохой вариант. Например, ещё хуже было бы на сайте любителей яой-хентай анимэ. Бррр, даже представить страшно.

Пусть уж лучше будет Дисней.

Сайт встретил меня "предбанником", где следует выбрать – в каком именно мультфильме я хочу побывать.

Набираю комбинацию цифр, которую сообщил мне Кот. Передо мной раскрылся серый зев портала. Интересно – куда я сейчас попаду?

Джунгли. Нарисованные деревья, яркие птицы, копошащийся в кустах дикобраз. И всё раза в два больше, чем положено. Впереди просвет в деревьях – похоже, там поляна.

Я попробовал направить свои стопы туда, однако обнаружил, что идти непривычно трудно. Точнее, трудно держать равновесие. Центр тяжести совсем не там, где я его привык ощущать.

Похоже, то тело, в котором я нахожусь, сильно отличается от реального. Я оглядел себя.

Я в теле ребёнка! Правда, ребёнка жилистого, с хорошей мускулатурой. Кожа смуглая. Впрочем, какая ещё кожа может быть в джунглях?

Моё тело почти обнажено. Из одежды на мне только набедренная повязка и кинжал на шее.

Ну конечно же, я – Маугли.

Через несколько минут я приноровился к передвижению в этом теле и направился к просвету в деревьях.

Там действительно оказалась поляна. А в центре её возвышается Шерхан. Огромный, полосатый, с проступающими мускулами.

Шерхан повернул ко мне голову, и я увидел, что на носу у него балансируют огромные очки.

- Михаил? – спросил я.

- А что, ронин-тян, ты ждал кого-то другого? Ну извини, если помешал твоему рандеву.

Тигр взмахнул длинным хвостом и громко фыркнул – это, вероятно, должно означать смех.

- Ну что, принёс? – спросил тигр, фыркнув ещё раз.

Он обвёл меня взглядом, как будто надеялся увидеть файл. Особенно долго он держал взгляд на набедренной повязки. Вероятно, потому что это единственное место, столь легко одетый человек может что-то спрятать. А может быть, он просто питает нездоровую страсть к нарисованным мальчикам.

- Нет, - ответил я.

- Зря. Прямо здесь и совершили бы обмен файла на оставшиеся пятьдесят тысяч. Так когда ты собираешься мне его отдать?

- Никогда.

- Что это значит, ронин?

- Этот файл нельзя использовать. Сеть не может принадлежать одному человеку.

- Глупец! Бака! Человеческий детёныш! Посмотри – что представляет из себя сеть сейчас? Порнография, назойливая реклама, тупые сайты. Я могу создать другую сеть. Чистую и светлую.

- И подчиняющуюся только тебе? Нужен ли сети такой свет? И не станет ли твоя чистота безжизненной стерильностью? Сеть живёт, только пока она свободна.

- Глупый лягушонок. Ты хоть представляешь, о какой власти идёт речь? Это же абсолютный контроль над планетой. Хочешь, я возьму тебя в долю? Вместе будем править миром.

- Если бы я захотел власти, я бы не пришёл сюда к тебе, а просто выпустил бы программу в сеть.

- Тогда зачем ты пришёл, Маугли-тян?

- Чтобы сказать тебе, что ты не прав. Я сказал тебе это, теперь я уйду.

Джунгли сплелись в безумную мозаику, закрутились, очкастая морда Шерхана скрылась в сером сумраке киберпространства.

* * *

Дискета скользнула в недра системника. Несколько кликов открыли нужную директорию, пиктограмма файла "Кайл.ехе" попала в рамку выделения.

Клавиша Enter тихо скрипнула. Пора менять клавиатуру.

Программа попросила задать пароль. Я закрыл глаза, как следует помассировал клавиатуру, пока компьютер не пискнул – строка для пароля заполнилась. На ощупь нашёл Enter, с хрустом вдавил, только после этого открыл глаза.

Программа заявила, что выполнила встраивание на моём компьютере и начала встраиваться в структуру киберпространства.

Я выключил компьютер, разобрал корпус и достал диск. Отнёс его на кухню, положил в микроволновку.

Уже второй хард за сегодня. Но сделать это необходимо. Система хранит в своих файлах последние миллион символов, которые были набраны на клавиатуре. Значит, там же храниться и заданный вслепую пароль. Если я вдруг изменю своё решение, возжелаю власти, то смогу его выпотрошить и править сетью.

Поэтому нужно сжечь мосты. Точнее, сжечь жёсткий диск.

Теперь никто и никогда не узнает пароль, никто и никогда не сможет контролировать сеть. Любые попытки будут пресекаться программой, которая встроила себя в саму ткань киберпространства.

Волшебные двери, запирающие пещеру с сокровищами. И нет на земле человека, который знает волшебную фразу "сим-сим, откройся".

Я достал из холодильника бутылку водки. Помянем мою несостоявшуюся карьеру властелина мира.

Нелегко расстаться с всевластием. Но ни один человек не должен контролировать сеть.

Никто и никогда. Даже я.

30 июня – 9 июля 2005 года.

Автор: Александр Воробьев (Volk).