Последний штрих

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3095
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Вячеслав Ледовский.
 
Ник терпеть не мог гороскопы. Что неудивительно для брутального мужика, которого угораздило  родиться под знаком Девы. К досаде Ника, его супруга, напротив, придавала расположению звезд огромное значение. И не только потому, что была штурманом.
Вдобавок, ей повезло появиться на свет в зодиаке Льва. Кэт вовсю пользовалась возможностями подчеркнуть астрологическую царственность своего рождения и отличие своей предпочитающей жизнь «на широкую ногу», размах, роскошь, внешний блеск натуры от склонной к повседневному труду, рутине, бережливости Девы.
- Знаешь, Ники, между нашими днями рождения всего неделя, а как много это значит! - «Кокценеллид» вышел из подпространства на финальную траекторию полета к Земле, управление взяла на себя автоматика, и потому можно было отвлечься.
- Ты такой осторожный, прагматичный, аккуратный, что даже скучно. Так достаешь своей нудностью!  Каждую вещичку протираешь, каждый болтик в свой ящичек. Как я устала от твоего немецкого порядка!
Ник хмыкнул, показывая, что он внимательно слушает супругу.
- Вот прилетим домой, после адаптации сразу на бразильский карнавал! Я хочу танцевать самбу! Пить текилу! Разбрасывать бикини по песку ночного пляжа и купаться голой! А потом купим особняк на тропическом побережье, и все мои вещи будут жить там, где им удобнее. И если ты меня посмеешь спросить, что мои колготки делают в холодильнике, я тебе этого вовек не прощу!
- А действительно, что колготкам делать в холодильнике? - Парировал Ник, - там должны находиться продукты!
- Продукты у нас будут жить на журнальном столике! Чтобы далеко с дивана не тянуться. И прекрати спорить, а то моя мстя будет страшной.
- Договорились. - Хмыкнул Ник. Когда позади шесть лет полета, и все это время только вдвоем в тесном корабельном пространстве, такие милые перепалки становятся необходимостью. Уже изначально словно предназначенные друг другу люди будто срастаются и уже не мыслят себя в одиночестве, становятся поистине одним целым, тем самым единым существом, что некогда, согласно древней легенде, разделили боги. И верится, что пара будет вместе до тех пор, пока смерть не разлучит. Психологи очень тщательно подошли к подбору экипажа для первого межзвездного путешествия. Уже неизвестно, учитывали ли они совместимость по разным гороскопам. Но тот факт, что на Земле к моменту возвращения «Кокценеллида» пройдет уже полтора века, и все, кого знали Кэт и Ник, умрут, они знали. Там, на родной планете, вокруг вернувшихся из прошлого космических первопроходцев будут ДРУГИЕ люди, новые обычаи, иная культура. Потому члены экипажа должны были идеально подходить друг другу. Кто в такой ситуации может быть лучше любящих супругов?
- А вот и сигнал с космодрома, - Ник  склонился к монитору, принимая сообщение. Горизонтальные морщины прорезали лоб, вертикальные - щеки. Непонимающе сдвинул к переносице брови, перечитал еще раз, более внимательно. Сгорбился, почти упал к экрану. Кэт с испугом посмотрела на в минуту постаревшее, осунувшееся лицо мужа.
- Что-то … произошло?
- Знаешь, Кэти, - капитан сглотнул, проталкивая застрявший в горле ком, - Похоже, человечество погибло. Все. Мы с тобой последние оставшиеся в живых люди.
***
Земная цивилизация таки не успела получить ответы на многие вопросы. Включая такой насущный, как истинность астрологии. Сорвавшийся с «суперструны» энергетический луч диаметром в миллиард миль пронзил Млечный путь, нанизывая, как на шпагу, звездные системы, шаровые скопления, пылевые туманности. К сожалению для человечества, на этот стерилизующий жизнь вертел попалась и Земля с поселениями на соседних планетах. Не помогло даже то, что день, когда пришлось Заплатить За Все, был предварительно оценен экстрасенсами как исключительно благоприятный. Вся экосистема погибла в течение минуты, а взбесившееся Солнце вдобавок вскипятило океаны. Кроме вопроса о гороскопах, нерешенными оказались также проблемы соотношения христианства и однополых браков, изменения генома человека, взаимных обид русских, украинцев и поляков, а также судьба Иерусалима, всех Кубков миров и многое другое…
Через некоторое время из праха разрушенных поселений стали подниматься единственные, кто выжил. Роботы. Не имеющие расовых, религиозных и гендерных различий, они быстро объединились. И занялись тем, в чем видели свое предназначение. Стали реанимировать планету.
Быстрее всего восстановили техно- и атмосферу Земли. С гидросферой, а проще, озерами, морями и океанами, было сложнее. Но и они стали понемногу наполняться, пусть поначалу дистиллированной водой. С биологией возникли проблемы. Не осталось ни одной живой клетки. Вдобавок, серьезно пострадали базы данных и старые знания пришлось вспоминать по крупицам. Но что может остановить тех, кто не умеет сомневаться? И имеет неограниченные по времени возможности достичь чего угодно?
В неустанном труде прошли десятки лет. Искры жизни высечь так не удалось, ведь даже природе на это потребовались миллионы веков.
Но Бог не отвернулся от механической цивилизации, смыслом своего существования избравшей восстановление жизни. На подлете к Земле была обнаружена возвращающаяся из дальнего космоса экспедиция. Мужчина и женщина. Если бы роботы могли  радоваться, они были бы счастливее абстентного алкоголика, нашедшего поутру кег с пивом. Киберразум мечтал получить хотя бы самую примитивную бактерию, а тут люди. Ну, и вся прочая микрофлора, а зачастую и фауна, что человеку сопутствует…
***
- Я не хочу ТУДА спускаться, - горе кривило губы Кэт. Она отвернулась от иллюминатора.
- Но почему, милая? - капитан подошел к супруге, обнял её. - Мы же хотели этого все шесть лет полета!
- Не делай вид, что не понимаешь! Мы мечтали вернуться на другую Землю! Живую! А там все … умерли.
- Кэт, дорогая, - мужчина погладил плечо, повернул к себе жену, заглянул в ее заплаканные глаза, - когда мы улетали, мы знали, что вернемся к могилам своих родных и знакомых. Что нас никто не дождется.
- Но ведь это другое. Они умерли … все. Даже рыбы, даже трава. Ник, ну почему ты такой бесчувственный? Почему ты меня никогда не понимаешь?
- Я воспринимаю все как есть, - обиделся капитан. - Знаешь ведь эту старую мантру? Господи, дай мне возможность изменить то, что я могу изменить. Дай мне силы смириться с тем, что изменить невозможно. Дай мне разум отличить первое от второго. Мы уже не можем ничего изменить.
- Все равно я туда не хочу, - всхлипнула Кэт. - Эта планета огромное кладбище. Они все там как тени, и призрак девочки-Земли сторожит могилы, нельзя …. Нельзя их тревожить.
- Ну что тогда мы будем делать, милая? - Спросил Ник, - Крутиться на орбите, пока не умрем от старости?
- А давай полетим еще куда-нибудь? - женщина взяла мужа за руку, - Ну, к Барнарда, ты же хотел. И это близко.
- А когда закончится топливо? - саркастическая улыбка, - Там и останемся? Чем это лучше?
- Можно сесть на Землю только для того, чтобы заправиться, - быстро сказала Кэт, - Они ведь доложили, что у них там ресурсов на сотню экспедиций. Будем прилетать, заполнять баки и снова улетать.
- Значит, садиться, чтобы остаться жить, это тревожить мертвых, - усмехнулся капитан. - А если на заправку, так не в счет?
Кэт широко открытыми глазами посмотрела на мужа, - Конечно, это другое дело, разве непонятно?
- Ладно, пусть будет так, - пожал плечами капитан. Женская логика находится за пределами мужского понимания. Даже если женщина твоя жена и штурман твоего корабля…
***
- Нам необходимо создать оптимальную среду, чтобы они захотели остаться с нами. Насколько я понял пока в их планах заправиться и уйти в новый полет.
- Но это неразумно.
- Это люди. Их мотивы нам недоступны, а логика поведения превосходит нашу.
- Что нужно делать?
- Постарайтесь создать что-нибудь напоминающее жизнь, хотя бы вокруг космодрома. Скажем, голографические изображения, механические имитации.
- Проблема в том, что мы не знаем, как выглядели живые существа, за исключением оборванных взаимно противоречивых фрагментов.
- К примеру?
- К примеру, есть разные определения даже таких ранее повсеместных и приятных людям растений, как деревья.
- Точнее?
- В основном их трактуют как стационарные живые существа зеленого цвета. В то же самое время  фраза «И деревья, как всадники, съехались в нашем саду» подтверждена несколькими повторяющими друг друга документами. Очевидно, что в данном случае речь идет о передвигающихся объектах. Кроме того, у того же автора говорится «В саду горит костер рябины красной, но никого не может он согреть» То есть деревья могут быть красными источниками, видимо, холодной плазмы.
- Давай при моделировании исходить из статистической частоты описаний. Кроме того, желательно создать что-нибудь похожее на небольшое симпатичное людям существо, которое их первым и встретит. Они должны чувствовать, что вернулись домой. Второй задачей этого механизма будет получение максимального количества биологического материала. Кусочки кожи, микрофлора, капли пота, все-все, что мы сможем от людей получить незаметно и без нанесения им ущерба.
- Принято, работаем.
***
Периметр вокруг небольшой посадочной площадки напоминал лес из бредового сна сюрреалиста. Розовый, лиловый, голубой, с редкими фрагментами похожих на земные деревья страдающих гигантизмом растений, он безумным буйством красок нависал над космодромом, словно огромными волнами выплескивался к звездолету. Через просеку пробирались неизвестные животные, а вдали опускалось к горизонту вечернее солнце.
- Голограмму убрать! - после секундного замешательства разобрался в показаниях приборов Ник.
Цветное разлохмаченное сумасшествие растаяло, открыв транспортеры с горючим на забетонированных площадках и коробки зданий без окон, от которых к «Кокценеллиду» тянулись длинные тени. Разрезаемая асфальтовыми полосами дорог безжизненная бурая равнина сливалась с голыми скалами на горизонте.
- Зря ты, - недовольно сказала Кэт. - Так симпатичнее было. Гораздо лучше, чем это убожество, - она презрительно  кивнула в сторону иллюминатора.
- Хорошо, восстановить картинку, - скомандовал капитан. - Ну, как, ты выходишь, или в корабле пересидишь?
- Знаешь, и выйду, - решилась штурман, - Здесь красиво. Поближе рассмотрю эту феерию. Похоже, они не так глупы, эти роботы. По крайней мере, чувство прекрасного им вполне присуще.
Несмотря на стерильность атмосферы, перед выходом Ник приказал надеть скафандры. Вбитые в голову параграфы инструкций запрещали подвергать Землю возможному заражению мутировавшей за шесть лет полета и облучений микроорганикой. Люди выбрались на нагретый бетон. Первые живые существа на планете за полторы сотни лет. Не верилось, что они вернулись на родную Землю. Виною тому, возможно, были иллюзии сюрреалистических джунглей вокруг. Или мертвая тишина прислушивающейся к людям планеты, нарушаемая только потрескиванием остывающих от пламени дюз плит.
***
- Они в скафандрах, препятствующих изъятию образцов живой ткани!
- Принято. Пускай «божью коровку». Может, она заставит «открыться» хотя бы женщину.
***
В щелкание покрытого мелкими трещинами гранита вплелся рокот небольшого моторчика. Из зарослей вылетел небольшой, в полдециметра, вертолетик, направился к супругам. Завис перед ними, чертя прозрачный круг над красной в багровых пятнах спинкой. Вокруг машинки порхали голограммки жучков и бабочек.  
- Это еще что такое? - с отвращением спросил капитан.
- Какая нелепая. И славненькая. - Восхитилась Кэт.
- Полное непотребство. - Не согласился Ник.
- Да ладно, очень миленькая игрушка. Для нашего сына. Когда я его рожу. Похоже, она проситься на ладонь. - Кэт с интересом рассматривала подлетевшей к ней механизм.
- Тогда на свою и лови. - С любопытством повернулся к жене и подыграл ее настроению капитан.
- Ничего-то ты, Ник, не понимаешь. - Вздохнула Кэт и протянула руку.
Машинка покружила над ней, мягко опустилась на  резиновое шасси. Голограммки крылатых созданий последовали за механизмом. Вертолетик пошевелил усиками антенн. Заглушил двигатель. Проскрипел: «Божья коровка, полети на небо…». Вывернул на девушку выпуклые объективы и искательно улыбнулся двумя дюжинами белых зубок.
- А ведь мы дома, Ники, - сказала Кэт и сняла свободной рукой шлем. - Боже мой, ты понял, что мы, наконец, дома? Все-таки я решила, что сначала должна быть дочь. Поможет в воспитании других детей.
- Вселенная непознаваема хотя бы потому, что женщина является её частью, - подумал капитан. Но сказать это не решился. И правильно сделал. Умный мужчина никогда не прекратит дискуссию с дамой. Но просто не будет продолжать ее вслух, это единственный способ оставить за собой заключительное слово…
Автор: Вячеслав Ледовский.