Последний блюз

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2676
Подписаться на комментарии по RSS

 

 

Ретро-блюз ритмично раскачивал воздух. Глухой рокот бас-гитары нагонял тоску, электро-соло ещё больше нагнетало напряжение, а ударные и вовсе пытались вывести сердце из привычного ритма. Лишь плавный перелив клавишных вселял хоть какую-то надежду.

Взгляд Саймона задержался на сцене, где две девицы разыгрывали поединок силуэтов. Танец заслуживал того, чтобы им полюбоваться.

Девушки осторожно двигались в мерцающем свете, не отрывая друг от друга взгляда. Маски, укрывающие их лица, меняли оттенки, отражая сложную игру чувств. Танцовщицы то сближались упругими шагами, то вдруг замирали, сохраняя дистанцию, и снова расходились. За неуловимые мгновения их тела перетекали из позы в позу так, что глаз не мог уследить в иллюзорном свете.

Самым весомым предметом одежды девушек были люминесцентные мотыльковые крылья. Они размеренно взмывали ввысь и опускались, играя оттенками. На коже танцовщиц вспыхивали и тут же гасли сложные цветные узоры. Цвета меняли оттенки и яркость, повинуясь течению мелодии.

Танец напоминал поединок ангелов. Почему-то Саймону казалось, что девушка с малиновыми крыльями побеждает ангела с крыльями ярко-фиолетового оттенка.

Долго разглядывать обнажённых девиц, какими бы талантливыми танцовщицами они ни были, Саймон не мог. Он пришёл сюда по делу.

Чтобы избавиться от наваждения, детектив вдохнул насыщенный кислородом воздух и достал сигарету. Затянувшись, Саймон улыбнулся своим мыслям – он мог быть единственным поклонником никотинового дыма в этом зале. Ночной клуб «Селенида» – одно из самых престижных и дорогих заведений Нью-Анджелеса. Здесь можно купить почти все легальные удовольствия в галактике, и, конечно же, кое-что из нелегальных.

Зал освещался лишь отблесками огней со сцены. Саймон всмотрелся, но так толком и не смог ничего разобрать. Были различимы лишь тени посетителей, устроившихся за столиками подле самой сцены. Большая же часть помещения утопала во мраке, от чего казалось, будто в зале немноголюдно.

Сигарета привычно привела мысли в порядок. Сосредоточившись, Саймон ещё раз осмотрелся. Напротив сцены в дальнем конце зала возле стойки бара четверо фанатов отмечали победу своей бейсбольной команды. Их легко было узнать по красно-белой форме и кепкам. Кажется, они только что досмотрели повтор матча. Чуть поодаль от болельщиков Саймон заметил того, за кем сюда явился.

Луиджи Вероне сидел в углу возле самой стены и вёл разговор с каким-то юнцом.

«Совсем обнаглел, – подумал Саймон. – У всех на виду свои делишки обделывает. Буду брать с поличным».

Саймон Уайльд затоптал сигарету и выпустил к потолку последний клуб дыма. Тот на мгновение вспыхнул, освещенный лучом проектора и растворился во мраке.

От основного помещения бар был отделён невидимым барьером, заглушающим звуки. Саймон осторожно подкрался поближе. Он остановился на границе между тёмным залом и чуть лучше освещённым баром, выжидая подходящего момента. Когда юноша сунул Луиджи крупную купюру, а тот что-то вложил в его ладонь, Саймон вмешался. Он схватил парня за руку, и негромко, но очень настойчиво произнёс:

– Отдай.

– Что вы делаете? – Юнец был в шоке, но расставаться с добычей не желал.

– Жизнь тебе спасаю, дурачок. – Саймон положил руку ему на затылок, будто собирался погладить по головке. Затем резко дёрнул вперёд и ударил парня лицом о стойку.

Тот разжал кулак и схватился за лицо. Меж пальцев сочилась кровь.

– Вы мне нос разбили, – хлюпая, пролепетал он.

– Ты ещё легко отделался. – Саймон взял парня за шиворот и отбросил от бара, поддав пинка для пущего эффекта.

Юнец исчез за звуковым барьером и растворился во мраке. Хоть ему урок будет. Один из болельщиков хотел вмешаться, но, встретившись взглядом с Саймоном, быстро передумал.

Детектив обернулся к Луиджи, который с перепуга не смел шевельнуться.

– Отдай, – настойчиво произнёс Саймон.

Дрожащей рукой Вероне вынул купюру, которую успел спрятать в карман.

Саймон подозвал бармена и протянул ему сотню кредитов.

– Виски, холодного, но без льда. Мне и моему товарищу. – Он кивнул в сторону Луиджи. – И если быстренько уберёшь всё это, сдачу оставь себе.

Бармен кивнул и отвернулся.

Саймон внимательно рассмотрел улику – маленький шприц-тюбик с фиолетовой жидкостью – фиалка. Зелье сильное и по слухам не вызывает привыкания. Саймон знал, кто распускает такие слухи.

– Вот теперь поговорим, – начал беседу Саймон. – Ты знаешь кто я?

– Догадываюсь, – прохрипел Луиджи.

– Тогда ты догадываешься, зачем я пришёл. – Саймон достал сигарету и закурил. – Мне нужно знать, где ты берёшь эту дрянь?

Драгдилер промолчал.

– На тебя мне насрать… – Саймон стряхнул пепел на лацкан помятого пиджачка Луиджи. – Мне нужен твой босс. Скажи только, где делают наркоту, и ты свободен.

Саймон краем глаза наблюдал за реакцией Луиджи. Драгдилер колебался.

– Отпущу, вот только очищу карманы твои от этой мерзости, – попробовал развить успех Саймон.

Луиджи перепугался не на шутку. Как и подозревал Саймон, дилер и сам сидел на игле. Потерять дозу сейчас для него страшнее, чем оказаться за решёткой когда-то в будущем. Он будет весьма сговорчивым, особо полезной информации от него не добьёшься, но хоть какая-то зацепка.

Уголовное дело против дона Леоне разваливалось. Купленный прокурор, проплаченные судьи, свора дорогущих адвокатов и множество высоких друзей, всё это делало главу мафии практически неуязвимым для правосудия. Саймон знал, что группировка Леоне контролирует почти весь оборот наркотиков в городе, но прямых улик катастрофически не хватало.

Послезавтра должно пройти последнее заседание суда, и если не появится новых доказательств – дона отпустят.

Бармен вытёр стойку и поставил два низких шестигранных стакана.

– Твоё здоровье. – Саймон одним глотком одолел напиток.

Луиджи не притронулся к виски.

– Ты что? Меня не уважаешь?! – Саймон положил руку на плечо Луиджи. – Выйдем?

Он потащил перепуганного дилера к выходу. Тот был на фут ниже Саймона и даже не пытался сопротивляться.

***

Саймон завёл Луиджи в переулок в нескольких кварталах от клуба. В одном из карманов дилера отыскалась коробочка с пятью дозами фиалки. Пустовала лишь одна ячейка.

– Неудачный день? – с издёвкой спросил Саймон. – Сам не принимал ещё?

Луиджи молчал.

– Отпираться бессмысленно. Зря думаешь, что тебя отмажут. Дону на ничтожеств вроде тебя наплевать. Тебя посадят, лет эдак … – Саймон задумался – За одно только хранение лет на пять. И вот этого в тюряге не будет.

Он повертел ампулой перед глазами наркомана. Тот дёрнулся, порываясь отнять, но сдержался.

– Так и быть. Что-то сегодня меня на добрые дела потянуло. Держи. – Саймон протянул Луиджи шприц-тюбик. – Но учти эта доза – последняя.

По долгу службы Саймон был знаком с побочными действиями препарата. Фиалка снимает нервозность и вызывает яркие галлюцинации, но если наркомана под кайфом растормошить, он становится невероятно послушным и сговорчивым.

По слухам фиолетовый психоделик был разработан военными для допроса пленных, а на чёрный рынок просочилась из-за жадности какого-то офицера.

Луиджи закатал рукав, отвернулся и сделал инъекцию. После этого он облегчённо вздохнул и прислонился к стене. Глаза закатились. Он медленно сполз на асфальт. Саймон, выждав для верности минутку, поднял Луиджи за шкирку и стал хлестать его по щекам.

– Луиджи?

Ноль внимания. Детектив добавил ещё пару пощёчин.

– Ты слышишь меня?

– Чего тебе… надо? – Наркоман с трудом выкарабкался из трясины видений.

– Я твой друг. Понял?

– Понял… Ты мой друг… Чего тебе надо? – Луиджи желал поскорее вернуться в свой иллюзорный мир.

– Слушай, – Саймон выбрал самый дружелюбный тон, на который был способен. – Я забыл, где можно достать такие штуки.

Он показал ампулу.

– Так бери эту… – Луиджи не понимал к чему этот разговор.

– Мне нужно больше. Где их взять? Ты мне не напомнишь?

– А я почём знаю?

Луиджи расслабился, сообразив, что беспокоят его не по делу. Глаза наркомана вновь закатились. Саймон отвесил ещё несколько оплеух, прежде чем смог продолжить допрос.

– Слушай, мне очень надо. Где ты берёшь их?

– Нигде не беру. Мне брат приносит.

– Брат?

– Кузен… Фабрицио… Ну, ты должен знать… У него и спроси.

– А где я смогу его найти?

– Его сегодня не будет. Он говорил, что улетает на пару дней.

– Куда?

– Говорил «на станцию».

– На какую?

– А я почём знаю. Вот вернётся – сам спросишь, где был.

Луиджи отключился. Саймон брезгливо бросил его на асфальт.

Как свидетель Луиджи бесполезен. Его арест ничего не изменит. Пока вся группировка не обезврежена, они найдут другого распространителя, например того парнишку из бара, если он окажется достаточно настырным.

«Скольких этот жалкий слизняк посадил на иглу, и скольких этим отправил на тот свет?» – Саймон знал лишь один способ остановить череду преступлений.

Он повертел в руках коробочку с ампулами. Достал одну и впрыснул зелье в вену бесчувственного Луиджи.

Превышение дозы нарушает работу мозга. В первую очередь страдает память, возможен паралич нервной системы и остановка сердца.

Остатки наркотика Саймон сжёг, вынув из мусорного бака ворох обёрточной бумаги.

Прежде чем выйти из переулка, Саймон огляделся. Поблизости никого не было. Он обернулся в последний раз, почему-то ему стало жаль Луиджи. Тот был скорее жертвой преступной организации, чем её орудием.

«Каждый сам выбирает смерть», – Саймон поджёг сигарету и двинулся прочь.

Лишь пройдя пару кварталов, он достал мобифон.

– Виктор. Не спишь?

– С чего бы? – Голос хакера и вправду не казался сонным. – Всего-то час ночи.

– Пробей всё, что сможешь по Фабрицио Вероне. Особенно внимательно поищи, куда он мог отправиться, и как это может быть связано с нашим делом.

– Хорошо, Сай. – Было непонятно, расстраивается Виктор или же радуется нескучному времяпрепровождению. – Тебе когда сообщить о результатах? Утром?

– Не жди утра, звони сразу. Я пока орбитальный челнок зафрахтую.

Саймон часто действовал на свой страх и риск, не дожидаясь указаний руководства и не спрашивая разрешения. Перед начальством он привык оправдываться невероятной спешкой.

– Все понял, – сказал Виктор после секундного раздумья. – И где искать тоже…

Виктор отключился.

«Ни здравствуй, ни до свидания – как обычно» – отметил Саймон и набрал ещё один номер.

– Ну, наконец-то!!! – рассерженный голос Николь больно ударил в ухо, пришлось даже убрать трубку подальше.

– Дорогая, я едва вырвался, чтобы позвонить. Опять придётся задержаться на работе.

– Час ночи, а он ЕЩЁ задержится?! Будь она проклята твоя работа!!! – Николь нажала на «отбой».

Саймон с грустью посмотрел на маленький экран и сжал мобифон ладонью, будто тот в чём-то виноват.

Он понимал, что работа в полиции отдаляет его от семьи, но ничего не мог с этим поделать. Кто-то должен защищать город от подлецов и негодяев.

«Это дело для меня последнее, – мысленно зарёкся Сай. – Нужно что-то менять в своей жизни».

Мысль о том, что подобные обещания он уже давал самому себе неоднократно, не смогла даже пробиться к сознанию. Всякий раз нераскрытое преступление заставляло забыть старые клятвы.

После короткого разговора с женой Саймон вызвал с автомата скорую помощь к переулку неподалёку от Селениды. Парочка месяцев в хорошей клинике поможет лучше, чем годы, проведённые в тюрьме.

***

– Какого чёрта ты меня сюда притащил? – Уильям зевнул. Саймон поднял его ни свет, ни заря, привёз на какую-то орбитальную станцию, но так и не объяснил ничего толком.

– Увидишь, – коротко ответил Саймон и улыбнулся каким-то своим мыслям.

Уил понял, что ничего от него не добьётся, и в который уже раз обвёл взглядом помещение.

Они притаились в углу огромного ангара за силовыми агрегатами шлюзовой системы. Отсюда просматривались все входы в шлюз-ангар.

Кроме них в ангаре никого не было. Поначалу Саймон решил, что отсутствие обслуживающего персонала им только на руку, но сейчас появились подозрения, что всех посторонних убрали специально.

«Значит мы на верном пути», – заключил Сай.

«Внимание! – Металлический голос системы оповещения докричался бы и до мёртвого. – Через две минуты начнётся герметизация помещения. Всему персоналу покинуть ангар. Повторяю…»

Сай посмотрел на часы, ухмыльнулся и демонически сверкнул глазами в мерцающем свете фонарей предупредительной сигнализации. Он опустил забрало шлема и дал знак напарнику, делать то же самое. Запасов воздуха в скафандрах должно было хватить на пару часов.

Автоинформатор замолчал. Двери в ангар закрылись, и включились насосы, выкачивающие воздух из шлюзовой камеры. Постепенно звуки ослабевали, скоро о работе машин можно было судить лишь по едва ощутимой вибрации.

Вдруг пол внезапно куда-то провалился. Уильям успел ухватиться за одну из трубок агрегата. Он не сразу догадался, что отключилась искусственная гравитация.

Створки огромных ворот разъехались, и в док неторопливо вплыл грузовоз класса «Орион-400». Транспортник сразу попал в объятия швартовочных манипуляторов. Чуть подрабатывая манёвровыми, грузовик водрузился на причальную площадку, где его и заякорили, плавно увеличивая силу тяжести. Вскоре послышались звуки работающей вентиляционно-компрессорной системы. Нормальная атмосфера постепенно возвращалась в ангар.

Индикатор давления в шлеме мигнул безопасным зелёным.

Уил откинул забрало. Переработанный сотни раз воздух ударил в нос букетом всевозможных ароматов. Явственно ощущались машинное масло, подгоревшая изоляция и почему-то хлорка.

Захотелось вновь вдохнуть чистого воздуха из баллона. Уильям посмотрел на стрелку манометра. Запаса кислорода оставалось от силы на пять минут. Уильям подумал о том, что случилось бы, если бы транспортный корабль задержался на орбите.

Люк грузового отсека Ориона распахнулся, почти синхронно с ним отворились передние ворота. Через служебный вход вошли четверо итальянцев. Двери за ними быстро закрылись.

– Виктор? – прошептал Саймон в рацию. – Ты на месте?

– Давно уже. – Хакер демонстративно зевнул.

«Нашёл когда шутить», – Саймон придержал крепкое словечко и сказал:

– Отследи откуда они пришли.

– Уже отслеживаю.

Из корабля вышли двое пилотов, с виду шумеры. Они заговорили с итальянцами, что-то обсуждая. Сай бросил взгляд на напарника, тот кивнул, давая знать, что записывающая аппаратура полицейского скафандра включена.

Итальянцы явно торопились, стремясь завершить свои дела до появления таможенников.

«Кстати, что-то таможенная служба задерживается?» – у Саймона появились совсем уж нехорошие подозрения.

Шумеры взяли электрокар и привезли из недр грузового трюма несколько ящиков с пометкой в виде дольки апельсина.

Один из итальянцев занял место за пультом управления каром, а другой направился к дальней стене ангара, чтобы открыть грузовые ворота.

– Начинаем… – коротко прошептал Сай.

Он вышел из укрытия и выкрикнул:

– Всем оставаться на местах! Полиция Нью-Анджелеса!

Он держал перед собой удостоверение с жетоном, а для устранения последних сомнений в другой руке сжимал пистолет.

Уильям, также с оружием наготове, двигался следом.

По обыкновению Сай «брал на пушку» и добывал улики, прежде чем подозреваемые успевали вспомнить о своих правах и потребовать ордер.

Решительным шагом Саймон подошёл к электротележке.

– Вылезай из кабины! Живо! – приказал он мафиози и для убедительности приставил к его носу ствол пистолета.

На итальянца аргумент подействовал. Он вышел с поднятыми руками и встал в кучку к остальным.

Уил зашёл со стороны бокового входа, чтобы перекрыть пути к отступлению.

Саймон осмотрел замок на ящике-холодильнике и, не особо раздумывая, отстрелил дужку. Удар ноги – крышка распахнулась.

– Так, что тут у нас? – Саймон заглянул внутрь, краем глаза следя за бандитами. – Шайтанов баклажан? Редкий в наших местах фрукт…

Саймон достал из ящика жёлто-фиолетовый пупырчатый огурец. По одной из версий именно его кожура была сырьем для производства фиалки

– Поправьте, если ошибаюсь, но его ввоз на Атлантиду запрещён?

Саймон демонстративно уронил фрукт и раздавил его подошвой.

– Проклятая наркота. – Саймон плюнул и полез за сигаретами. – Уил, надень на них наручники!

Уильям убрал пистолет и достал связку гибких прутьев отливающих металлическим блеском – сверхпластичный металл с памятью формы. После фиксации снять такие наручники в полевых условиях практически невозможно.

Вдруг внимание Уильяма привлёк шорох за спиной. Он обернулся. Возле ворот грузового отсека стояло четверо вооруженных итальянцев. Должно быть, они услышали выстрел.

– Засада!!! – крикнул кто-то из задержанных.

Их сообщники быстро сообразили, в чём дело и открыли огонь.

Саймон выстрелил в сторону входа и рывком затащил растерявшегося напарника за контейнер. Бандиты тоже попрятались кто куда.

Несколько раз громыхнуло со стороны корабля. Пули выбили искры из стальной стенки ангара и с жужжанием унеслись прочь. Саймон на миг выглянул, чтобы оценить обстановку. В борт контейнера тут же впечаталось несколько свинцовых поцелуев. Сай, впрочем, успел понять, что к чему.

Кажется, все противостоящие им преступники вооружены. Однако красные брызги на стене возле входа говорили, что выстрел Саймона не пропал даром. Одним бандитом меньше, но их ещё слишком много для двоих полицейских. К тому же Уильям необстрелянный юнец. Он пришёл в участок всего полгода назад, и не ясно как себя поведёт.

Саймон понимал, что их положение практически безвыходное. Бандиты запросто могли окружить их и расстрелять с разных сторон. Саймон выстрелил в сторону корабля, не давая противнику времени, чтобы осмотреться и понять свои преимущества.

– Помощь нужна? – голосом Виктора спросила рация.

– Ты отследил, где они оставили челнок?

– Ангар 68. Там ещё двое подозреваемых.

– Отправь Альберта на задержание.

Вряд ли бандиты попытаются скрыться, прежде чем расправятся со свидетелями, но Саймон всё же решил перекрыть им путь к отступлению. С двоими Альберт справится легко.

– А как же вы?

– Что-нибудь придумаем.

Саймон вновь выглянул. Двое мафиози со стороны ворот уже начали обходить их. Сай несколько раз выстрелил, чтобы впредь они двигались с оглядкой.

– Виктор, у тебя есть доступ к управлению ангаром?

– Ну, типа того… – уклончиво ответил хакер.

Один из пилотов подбирался к кару. Сай прострелил ему бедро и вновь укрылся за контейнером. «Так просто вам не уйти», – подумал он, перезаряжая пистолет.

– Виктор, сможешь откачать воздух?

– Пока двери на станцию открыты, не смогу.

– Так закрой их! – вскричал Сай.

Пули прозвенели близко и громко.

– Пока в замке магнитный ключ прямого доступа, я ничего не могу сделать.

Саймон прикинул, как добраться до двери. По всему вырисовывалась непростая задачка.

«А если двинуться поверху?» – неожиданно решил он.

– Виктор, сможешь вырубить гравитацию?

– Запросто!

– Подожди!... – Сай предусмотрительно одёрнул Виктора. – Только по моему сигналу.

Он осмотрелся. Неподалёку в груде запчастей отыскалась нужная по размеру железка. Что-то вроде двери с какого-то люка. Должно быть, недавно здесь ремонтировали звездолёт, а убрать хлам не успели, лишь прикрыли сеткой, чтоб не болтался.

Саймон, прижимаясь к полу, подполз к куче. Он вытащил дверь и попробовал приподнять. Люк был тяжеловат, но вполне по силам. В его пуленепробиваемости Сай решил не сомневаться.

– Уил, прикрой меня. Сделай так, чтобы со стороны корабля никто не мог высунуться из-за ящиков.

Уильям растеряно оглянулся.

– Хорошо… – с трудом выговорил он.

– Виктор, готов?

– Жду сигнала…

Саймон поднял дверь, укрывающую его в полный рост.

– Уил, давай.

Напарник высунулся из укрытия и стал палить во всех, кто пытался шевелиться возле корабля. Саймон разбежался, укрываясь дверью как щитом. Пули ударялись в неё одна за другой.

– Выключай!!!

Тяжесть вмиг пропала. Саймон подпрыгнул, прижимаясь всем телом к защите. Дверь быстро и уверенно поднималась вверх.

Когда неожиданно отключилась гравитация, один из мафиози по неосторожности воспарил в воздухе. Уил пристрелил его и спрятался за контейнер, чтобы перезарядиться.

Выглянув за край щита, Саймон увидел бандита, который укрылся за блоком трансформаторов. Удерживаясь от взлёта одной рукой, другой он менял обойму в пистолете. Сай пролетал над укрытием. Он прицелился и прострелил бандиту руку. Отдача развернула щит, но прежде чем Саймон попал под огонь, он сообразил выстрелить в противоположную сторону, скомпенсировав первый импульс.

Бандиты, чуть опомнившись, принялись обстреливать летающую дверь.

Пули неслись со всех сторон, не давая Саймону выглянуть.

Уильям вновь открыл огонь, отвлекая внимание. Один из итальянцев прострелил ему руку, прежде чем Уильям скрылся.

Саймон был уже довольно далеко от корабля. Основную опасность для него представляли двое мафиози охранявших дверь. Они прицельно обстреливали щит, стараясь развернуть его. Саймон выстрелил в ответ. Один из бандитов, отлетел к стене, ударился об неё и медленно поплыл по воздуху. Другой спрятался за ящиками.

Не обращая внимания на боль в простреленной руке, Уил снова несколько раз выстрелил. Бандиты у корабля попрятались.

Воспользовавшись краткой передышкой, Саймон оценил траекторию. Он поднялся уже слишком высоко, чтобы добраться до заблокированной двери.

– Можешь чуточку увеличить гравитацию? – спросил он Виктора.

– Ты же не сказал, что собираешься делать. Я лишь разомкнул цепи питания. Если сейчас включу, то сразу на полную.

Падение с высоты в полсотни футов не входило в планы Саймона. Он прикинул, как можно управлять полётом щита. Три выстрела для разгона, два для снижения, один на стабилизацию вращения – вот он уже почти у цели. Перезарядился, осмотрелся и крикнул:

– Включай!

Сай оттолкнулся от щита, который мгновенно устремился вниз и вдребезги разнёс ящик, за которым скрывался мафиози. Саймон в высоком прыжке преодолел преграду и в упор расстрелял бандита. Затем он выдернул карту, блокирующую замок и нажал кнопку закрытия.

Как только створки сошлись, заговорила система оповещения: «Внимание! Через две минуты начнётся герметизация помещения…»

Пилоты сразу поняли, что им грозит, и попытались скрыться в корабле, но пуля Саймона, выбила искры из борта грузовоза, чем поумерила их пыл. С этой точку уже преступники были как на ладони.

– У вас две минуты на раздумья! – заорал Саймон, перекрикивая автоинформатор. – Решайте что лучше! Сдаться или подохнуть в вакууме?

Завязался короткий разговор на итальянском.

– Идиоты! Они же в скафандрах! – прикрикнул на своих один. – Не стреляйте, мы сдаёмся!

Мафиози нехотя побросали оружие и вышли с поднятыми руками.

– Всё, можешь выключать, – приказал Сай, когда понял, что все сдались.

– Не получается… – Виктор был взволнован не на шутку. – Программа не предусматривает прерывания процесса.

Саймон с грустью вздохнул и опустил забрало гермошлема.

Итальянцы переполошились.

– Я всё расскажу! Только пощадите! – крикнул один из них.

Саймон вспомнил про карту прямого доступа. «И откуда они её взяли?»

– Так и быть, – нехотя проговорил он, – живите.

Сай вставил карту в замок и нажал кнопку открытия. Предупреждающая сигнализация погасла и дверь открылась.

– Как дела у Альберта?

– Эл уже арестовал двоих. Угадай, кто был среди задержанных?

– Фабрицио Вероне? – предположил Саймон.

– С тобой не интересно, – послышалось щёлканье клавиш. – Всегда сразу догадываешься.

– Кстати, проверь смену таможни. Корабль уже давным-давно в доке, а их всё нет.

– Уже проверил и даже нашёл кое-что. Ключ прямого доступа итальянцам дал дальний родственник Фабрицио. Он сегодня старший дежурный на таможенном контроле. Кстати… – Виктор ненадолго замолк, видно что-то читал с монитора. – Его банковский счёт изрядно пополнел на прошлой неделе.

– Где сейчас таможенник?

– Минуту назад рванул к стоянке гражданских челноков. Я решил, что ему стоит задуматься над своим поведением, и заблокировал его в лифте на пару часов.

– Передай Альберту, что я скоро подойду, – сказал Саймон и посмотрел, как идут дела у молодого напарника.

Тот заковал в наручники всех задержанных и, пока мафиози помогали раненым, с увлечением зачитывал их права.

Саймон не сомневался, что те слышали их много раз и давно выучили едва ли не лучше самого Уильяма.

***

Вероне на вопросы не отвечал. Саймон пытался убедить Фабрицио, что сотрудничать ему выгоднее.

– Ты ведь не дурак, Вероне. – Саймон пристально посмотрел задержанному в глаза. – Не дурак, потому обязательно оставил себе лазейку на такой случай. Что-то, что сделает тебя не главным организатором контрабанды, а лишь пособником.

Фабрицио едва заметно напрягся. Саймон понял, что его догадка верна.

– Вот только если эти улики откроются, тебе не прожить и недели. Ты не хуже меня знаешь, что мафия делает с предателями. – Саймон достал сигарету. – Не завидую я тебе в таком случае, ох не завидую…

Саймон всмотрелся в пламя зажигалки и прикурил.

– А ведь найдём. Весь корабль перероем, а отыщем.

Саймон нарочито медленно убрал зажигалку в карман.

Вероне рывком оттолкнул Саймона и бросился в рубку. Сай взмахом руки остановил Альберта, и сам последовал за итальянцем. В рубке он настиг Фабрицио в момент, когда тот вводил какие-то команды в бортовой компьютер.

Саймон ударил наркоторговца рукояткой в затылок и переступил через обездвиженное тело. На экране ожидало ответа окно с надписью: «Вы действительно хотите безвозвратно удалить файл “Бортовой навигационный журнал”». Саймон довольно улыбнулся и нажал кнопку «нет».

Теперь Виктор не пропустит ни единого бита информации.

***

Шаттл, на котором прибыл Вероне с товарищами, принадлежал фирме «Спэйс Фрут». Фирма доставляла экзотические фрукты в рестораны, принадлежащие клану Леоне.

Виктор быстро выяснил, что именно с её банковских счетов были переведены деньги таможенникам.

На финансовых документах стояла собственная подпись дона Леоне с генетическим маркером. При таких доказательствах он не отвертится.

Отследить перелёты челнока Вероне по заявкам на воздушный коридор оказалось проще простого. Так вычислили склад фирмы.

Группа спецназа аккуратно повязала всех его работников. Они нашли лабораторию с запасами фиалки и небольшим количеством сырья.

***

Саймон приземлился возле пригородного домика уже вечером.

Николь долго ругала мужа. Саймон слишком устал, чтобы возражать или хоть в чём-то перечить. Постепенно она выпустила пар и успокоилась.

– Тяжёлый день? – с сочувствием спросила Николь.

Саймон кивнул. В общем, они помирились.

***

Саймон проснулся оттого, что Николь щекотно водила пальцем по его груди, вырисовывая одной ей ведомые руны.

– Сколько мы уже женаты? – спросила Николь, поняв, что муж проснулся.

– Скоро три года… – Саймон попытался сообразить, не запамятовал ли он в суматохе о годовщине свадьбы. По всему выходило, что не забыл. В запасе было еще около месяца.

«К чему этот разговор?» – подумал он.

– Как ты думаешь? Нам не пора завести ребёнка? – Николь попыталась заглянуть ему в глаза. – Маленького карапуза похожего на тебя.

Саймон задумчиво рассматривал потолок. Утреннее солнце, отражалось от глади декоративного бассейна в саду и рассыпалось по потолку световыми бликами.

– Может быть, хотя бы ради сына ты станешь чаще бывать дома? Раз уж работу любишь больше чем меня.

– Я люблю тебя больше всего на свете. – Саймон поцеловал жену в носик. – И совершенно точно буду чаще бывать дома. Особенно если родится девочка похожая на тебя.

Николь прижалась щекой к его плечу.

– Я собираюсь заглянуть сегодня в больницу.

– Мне нужно быть на суде. – Саймон вздохнул. Он понял, как ему на самом деле осточертела эта работа, и чего он лишался из-за неё. – Если мы выиграем это дело, могу получить повышение. А если не получится, в любом случае попрошу перевести меня в отдел поспокойнее.

Теперь, когда обещание дано вслух, его придётся выполнять.

***

– Поздравляю! – Уильям пожал напарнику руку.

– Спасибо. – Саймон вымучено улыбнулся.

Неясное гнетущее предчувствие мешало чувствовать себя триумфатором.

«Это оттого, что окончательная победа не достигнута», – решил Саймон.

В суде удалось доказать причастность дона лишь к организации контрабанды и подкупу должностного лица. Ответственным за производство и распространение наркотиков сделали Фабрицио, а дон Леоне легко отделался. Пять лет заключения, кстати, минимальное наказание для таких преступлений, это не пять пожизненных сроков.

Главное всё же было достигнуто – сети наркоторговцев был нанесён непоправимый урон. Главарь упечён за решётку и не сможет помешать расследованию. Уж теперь-то Сай был уверен, что найдёт все необходимые улики. Про своё обещание он пока не думал.

В вестибюле зала суда было многолюдно. Коллеги подходили с поздравлениями. Эл похлопал Саймона по плечу:

– За это надо выпить… Уил, пойдёшь с нами? – Он хотел по-свойски толкнуть в плечо Уильяма, но вовремя опомнился и спросил, глядя на повязку. – Сильно болит?

– Терпимо.

Ранение было пустяковым, но Уильяма еле выпустили из больницы на суд.

– Пойду готовить дырку для ордена. – Альберт развернулся и ушёл, что-то насвистывая себе под нос.

Виктор терпеть не мог официоза и в зале суда не показывался. Он вообще не был публичным полицейским, скорее секретный специалист по высоким технологиям, а вовсе не оперативник. Даже Саймон встречался с ним с глазу на глаз крайне редко.

– Чем займёмся теперь? – спросил Уильям.

Саймон задумался. Он хотел рассказать о решении перейти в другой отдел, но неожиданно понял, что с его уходом оперативная группа не сможет эффективно бороться с преступностью. Альберт, в силу неуёмной жизнерадостности, редко что-то воспринимает в серьёз, да и выпивает с излишней регулярностью. Напарник слишком молод и нуждается в постоянной опеке. Виктор, тот вообще может исчезнуть…

Саймону помешал ответить неожиданный окрик.

– Уайльд! Не думай, что это сойдёт тебе с рук!

Саймон обернулся. Неподалёку стоял низкий худощавый итальянец и ухмылялся во все 32 зуба. Это был Марио Леоне – племянник дона, бывший его правой рукой.

– Только попробуй. – Саймон двинулся на итальянца, не обращая внимания на громилу охранника.

Уильям здоровой рукой удержал товарища.

– Да что он может теперь? – негромко сказал он.

Марио злорадно захихикал и пошёл прочь, сделав знак охраннику следовать за ним. Верзила хмуро зыркнул на Саймона и отправился догонять босса.

Саймон вспомнил предчувствие, не дававшее ему покоя с самого утра. Он достал мобифон и позвонил Николь.

– Не спускай с него глаз, – приказал Саймон напарнику, вслушиваясь в долгие гудки.

– Но… – Уильям не понял к чему это.

– Яйца отстрелю, – коротко обосновал Сай.

Уильям опешил, но решил не искушать судьбу и отправился следить за Марио.

Жена не отвечала. Саймон включил автодозвон и на ходу активировал карту, отслеживающую положение мобифонов.

Николь, вернее её мобильник, находилась на трассе неподалёку от больницы. Однако точка на экране была неподвижна.

«Вдруг машина сломалась? Николь могла отправиться пешком, а телефон просто забыла». Сай придумывал всевозможные причины, лишь бы всё обошлось.

Саймон решил перестраховаться и набрал 911. Он назвал себя и потребовал скорую помощь в точку с нужными координатами.

– По данному адресу уже выслана машина.

Мир качнулся как при землетрясении. Саймон опустился на ступеньки перед зданием суда.

– Что произошло?

– Автомобильная авария. – Диспетчер ответил как-то неуверенно, будто вызывающий скорую, сам не знает, зачем она нужна.

Саймон вскочил, добежал до полицейского флаера, включил сирену и, не дожидаясь разрешения диспетчера, взмыл в небо.

***

Бело-красные аэрофургоны скорой помощи и красно-синие машины спасателей сгрудились на склоне возле эстакады. Неподалёку застрял в кустах маленький золотистый электромобиль. Сомнений нет, это машина Николь.

Саймон приземлился на относительно свободной площадке, едва не задев при этом флаер спасательной службы. Предупреждая всяческие расспросы, Сай показал служебное удостоверение.

Санитары с носилками шли к машине скорой. Лицо пострадавшего было закрыто простынёй.

– Подождите, – внутренне собравшись, сказал Саймон санитарам.

Он осторожно приподнял край покрывала.

Николь казалась уснувшей. Сколько раз Саймон любовался её умиротворённым личиком, стараясь дышать как можно тише, лишь бы не разбудить любимую. Вот только сейчас было ясно, что она уже никогда не проснётся. Тонкая струйка запёкшейся крови протянулась от побледневших губ к необычно искривлённой шее. Она говорила, что…

Мысли остановились, прежде чем в голове оформился вывод.

– …скрылся с места аварии… – услышал Саймон обрывок фразы.

Ярость заставила забыть о боли. Саймон вновь сорвался с места. Он должен что-то сделать, лишь бы не думать о случившемся. Нужно действовать, чтобы разувериться в собственном бессилии что-то изменить.

– Где он? – Сай вызвонил Уила, едва флаер оторвался от земли.

– Ресторан «Директория», на проспекте…

Сай не дослушал.

***

Он нашёл Уильяма на третьем этаже ресторана.

– Где?

– В VIP-зале, – напарник указал на двери неподалёку. – Вот как раз выходят.

Марио со своим неизменным сопровождающим вышел на балкон, окружающий внутренний дворик ресторана.

Саймон бросился на врага.

Марио увидел полицейского, попятился и тут же пустился наутёк.

Громила растопырил руки и попытался остановить Саймона. Тот пригнулся, уклоняясь от захвата, проскочил под ручищей и ударил охранника ногой в подколенный сгиб. Верзила рухнул как подкошенный. Сай потерял не более пары секунд. Про оружие он забыл, хотелось придушить слизняка собственными руками, почувствовать, как под пальцами хрустят его позвонки.

Марио знал, что Саймону есть за что мстить, поэтому улепётывал со всех ног. Он кричал что-то по-итальянски, видимо звал на помощь.

Саймон не сомневался, что дружки у того найдутся. Несколько мужчин попытались перегородить ему путь, но лишь едва заметно задержали Саймона.

Вдруг Марио заметил в конце балкона лифт, только что прибывший на этаж. Он бросился к нему, чувствуя, что близок к спасению.

Саймон не успевал, он решил, что если догонит, то сбросит мафиози с балкона вниз головой. В невероятном усилии воли Сай рванулся вперёд. На миг показалось, что исчезла тяжесть его телесной оболочки, в глаза ударил яркий свет.

В следующий миг, Саймон смотрел с высоты третьего этажа на труп поверженного врага. Марио лежал на розовом мраморе в луже медленно растекающейся крови.

Месть свершилась. В душе Саймона царила абсолютная пустота.

***

Дни неслись сплошной чередой, не цепляясь за сознание.

Похороны. Чёрные одеяния. Траурные лица. Соболезнования от знакомых и незнакомых. Саймону запомнилось лишь то, что здоровяк Эл постоянно отворачивался и утирал лицо платком.

Потом было какое-то судебное заседание. Саймон не помнил подробностей, но все свидетели твердили одно и то же. Кажется, его признали в чём-то невиновным. Особой радости он не испытал, он вообще не желал что-либо чувствовать.

***

Было темно и тихо. Саймон давно не зажигал свет, не видел в этом смысла. Он мог часами бродить по тёмным пустым комнатам из угла в угол.

«Одни углы, – думал Сай, – и ни единой живой души».

Он подошёл к окну. По дороге возле дома проехала машина. В тёмном стекле он увидел своё отражение. Призрачное тело – живое вместилище души, что умерла вместе с Николь.

Тишина, накопившаяся за несколько недель, показалась нестерпимой. Саймон включил в гостиной радио и сел на диван.

В сознание Саймона медленно проникал тоскливый ретро-блюз, будто кто-то плавно увеличивал громкость. Убитый горем мужик пел прокуренным басом о своей печали.

Саймон с трудом понимал слова. Они лишь отдалённо напоминали известный ему английский. Что-то о вечной разлуке и разбитой жизни. Но слова не нуждались в смысле, хватало лишь настроения. Песня была целиком выкована из тоски. Каждая нота как удар тяжёлого молота судьбы.

Саймон чувствовал себя абсолютно раздавленным. Последним гвоздём на журнальном столике лежал листок за подписью комиссара полиции Нью-Анджелеса. Сай помнил лишь обрывки фраз: «…временно отстранить… до завершения служебного расследования… в связи с превышением полномочий… сдать на хранение табельное оружие…»

Пистолет лежал рядом поверх прошения Саймона об отставке. Работа отняла у него самое дорогое, зачем она теперь…

«Без семьи, без работы… Какой смысл жить?» – спросил себя Саймон.

Шли минуты. Блюзовая композиция вылилась в затяжную импровизацию.

Саймон так и не смог найти ответа, но, кажется, нашёл выход.

Он взял пистолет, сжал рукоять до хруста в пальцах и приложил холодное дуло к виску.