Подкаблучник

Понедельник, 5 ноября 2007 г.
Просмотров: 2767
Подписаться на комментарии по RSS
Террористы удерживали здание Спорткомитета уже четвертый час. По официальным данным жертва была одна. Умолчать о ней не было возможности – директора Байдарочного центра показательно распяли в окне третьего этажа. А вы знаете прессу – картинка с этим страшным зрелищем облетела почти весь земной шар, прежде чем секретарь антитеррористической отдела «Мухоловка» слез с унитаза, тщательно вымыл руки и ответил на звонок Шерифа.

Толпу зевак и репортеров оттеснили к парку и оградили силовым полем, не столько по причинам их безопасности (толпа очень хорошая мишень для террориста), сколько по причине помехи нормальной работы полиции и властей.
Около часа назад в задании были слышны автоматные очереди. Но комментария от захватчиков не последовало. Впрочем, до сих пор не было выдвинуто и никаких требований.
Шериф был в замешательстве. Он не любил, когда захватывают и убиваю, не объясняя причин. Он глянул на окна Спорткомитета, завешанные кусками черной материи, на гниющий под палящим солнцем труп, распятый вниз головой на оконной раме, раздавил бычок о мостовую и нервно крикнул молоденьком лейтенанту:
- Ну что там?! Где отряд «Мухоловки»?!
- Шеф… я не… а вот! Едут!
Черный бронированный автобус на огромной скорости вошел в поворот, сбил фонарный столб, робота-постового и припарковался в нескольких сантиметрах от машины Шерифа. Запахло горелой резиной.
- Твою мать… это что за Париж-Дакар… - шагнул к фургону Шериф.
Но его злость испарилось быстрее капли воды упавшей на раскаленную сковороду, когда он увидел водителя. За рулем сидел сам Капитан Лосев. Человек-легенда. Кремень. Неуступчивый и бесстрашный. Сотни операций, десятки ранений, ни одного живого террориста после зачисток команды под руководство Лосева.
Ботинки Капитана ступили на раскаленный асфальт. Крепкая фигура под черным плащом с охлаждающей циркуляционной рубашкой. Ледяной взгляд.
- Капитан. Какая честь, - протягивая руку, заговорил Шериф. – У нас тут четвертая мировая…
- У вас тут террористы. Всего лишь террористы, - голос Капитана был сух и бесцветен. – Требования выдвинуты?
- Нет, Капитан.
- Количество заложников?
- Никаких конкретных цифр. В момент захвата проходило собрание верхушки спортивных центров. Человек двадцать-тридцать.
- У байдарочников похоже скоро выборы? – Капитан смотрел на распятое тело. На руках трупа сидели вороны.
Шериф неуверенно кивнул.
- Шутка, - сказал Лосев.
На всякий случай Шериф снова кивнул.
- Принесите усилок.
- Усилок Капитану! – крикнул Шериф лейтенанту.
Толпа шумела за спиной, медики оказывали помощь придавленным к силовому полю зевакам.
Принесли усилок. Капитан выставил тумблер в режим «макс.» и поднес трубку ко рту. Когда он заговорил, толпа, поежившись, затихла – казалось голос Гусева пытается проникнуть даже под кожу.
- Говорит Капитан Гусев. Отпустите заложников и выходите по одному. Это ваш единственный шанс остаться в живых.
Ответа не последовало.
Капитан достал пистолет и разрядил барабан по окнам третьего этажа. Стекло крошкой сыпалось на улицу. Шериф заморгал.
- Говорит Голос Дакуру! – говорящий пользовался дешевым усилком, слышимость была удовлетворительная. – Мы требуем ????. Такие наши условия! Иначе мы убьем всех заложников.
- Говорит голос… - Капитан ткнул Шерифа локтем. – Вы слышали больший бред. А я-то думал, говорит Слух…
Шериф улыбнулся. Простота и раскрепощенность Капитана успокаивала.
- Слушай меня Волос! – сказал Капитан в усилок. – Мне надо сутки и твои требования будут выполнены.
- Сутки, - ответили откуда-то из здания. – И ни минутой больше.
Лосев выключил усилок. Посмотрел на часы - 17:10.
- Хватит и десяти часов, - сказал он сам себе. Повернулся к Шерифу. – Мне нужны планы и схемы здания. Штурм ночью…
- Конечно…
Капитан сел на парапет и достал сигарету. Пять бойцов «Мухоловки» ждали его команды возле грузовика. Стволы карабинов блестели на солнце.
У Капитана зазвонил сотовый.
 
Шериф с рулонами схем и планов спешил к Капитану. Какая выдержка и хладнокровие… профессионал… восхищался Лосевым Шериф.
Лосев говорил по телефону и Шериф тактично остановился в тени карликового баобаба, ожидая, когда Капитан закончит разговор. Подчиненные Шерифа, расслабившись приездом «Мухоловки» и лично Лосева ели пиццу на капоте патрульной «волги». Лейтенант что-то оживленно рассказывал товарищам.
Шериф снова глянул на Лосева. До него доносили обрывки слов Капитана.
- Нет…. к восьми…. не смогу… нет… работа… но… пойми… ночью… но… нет… я… восемь… что-нибудь… да… придумаю… что… сливки… да… я… но…
Капитан показался Шерифу растерянным. На лбу блестели капель пота. Ерунда, он не знал ни одного человека способного ввести в замешательство Лосева. Говорят, даже Президент частенько сбивается на «Вы» при личных встречах с Капитаном. Ерунда, все это жара – искажающая слова и восприятие.
Это все чертова жара.
 
- Вот…. – Шериф протянул договорившему Капитану рулоны.
- Хорошо, - кивнул тот. Задумался. – Планы поменялись. Штурм – через полчаса. Пойду я один. Мои люди – снайперское прикрытие. И еще…
- Да? - выговорил Шериф.
- Вызовите Оружейника. Мне нужен Распылитель.
- Капитан… но идти одному?... это…
- Выполняйте, Шериф!
- Есть!
Оружейник прибыл через десять минут – бронированная «мазда» остановилась рядом с фургоном. Из нее вышел мужчина лет тридцати пяти в строгом костюме из синей ткани. В руке – металлический чемоданчик.
- Сначала формальности, Капитан, - сказал он, доставая бумаги.
Капитан небрежно расписался в получении.
Чемоданчик раскрылся. Хромированный корпус Распылителя лег в руку Капитана. Вот она – мечта любого бандита, оружие не оставляющее следов («нету тела – нету дела» - была в обиходе шутка). Только для чрезвычайных ситуаций. И только у единиц есть право на использование.
- Напоминаю, - сказал Оружейник. – Максимальная длина поражающего конуса десять метров, диаметр конечной точки – до трех метров…
- Да знаю, знаю… - отмахнулся Лосев.
- Формальности, капитан, - пробормотал Оружейник.
Шериф с восхищением смотрел на Распылитель в руках капитана. В достойных руках. Он попытался припомнить инциденты с применением этого оружия в антитеррористических операциях, но смог вспомнить только один – освобождение Мавзолея. Операция была признана провальной, капитан Горицкий получил строгий выговор, треть Мавзолея уничтожена вместе с… как там звали этого забальзамированного революционера из позапрошлого века?
 
Капитан распылил участок бетонного перекрытия и поднялся из складских подземных помещений в одну из комнат первого этажа Спорткомплекса. Комната оказалась гардеробом. Металлическая резная верхушка, оставшаяся от распыленной (вместе с бетоном, паркетом и тумбочкой) вешалки упала в отверстие метрового диаметра.
С Распылителем в одной руке и автоматическим пистолетом в другой Капитан подошел к двери. Тепловой сканер показывал на экране красное пятнышко. Расстояние - пять метров. В холле.
Лосев выставил на шкале Распылителя: диаметр – 20см, длина луча – 25см. Нажало на гашетку – невидимый конус бесшумно проел в стене двадцатисантиметровое отверстие. Куривший у колонны террорист выронил сигарету и неуверенно схватился за АК-47. Округлившиеся глаза смотрели из вырезов черной маски.
Лосев немедля выстрелил. Пуля прошла через туннель ствола, глушителя, на долю секунды осталась окруженной лишь спертым воздухом, потом был легкий барьер черепной коробки, короткий путь между полушариями мозга, снова кость и остановка в мраморе колонны.
- Нижний этаж… нижний этаж… ответьте… - шипело в рации убитого.
Капитан поспешил к лестнице. Времени было мало.
Дежурившего на втором этаже он убил выстрелом в затылок.
Третий этаж. Конечна остановка.
Сканер окрасился красными пятнышками. В помещении напротив – скопление пятнышек (около двадцати) и четыре обособлено около восточной стены. Заложники и Охрана.
- Нижний этаж молчит… - донеслось из-за двери. – Проверь…
Лосев спрятался за угол, а когда террорист закрыл за собой дверь, превратил его в молекулярную пыль. Уцелели только ступни в кожаных сандалиях. Оставшаяся в обрезках вен кровь пульсировала наружу.
Капитан мазнул по стене коротким «конусом» Распылителя, и в освободившийся проем расстрелял троих террористов. Приложил палец к губам. «Спортивные шишки» понимающе притихли, кто-то упал в обморок, точнее, просто потерял сознание, так как упасть он не мог - все были связаны по рукам и ногам и посажены кучей в центре конференц-зала.
Согласно наспех просмотренным схемам, помещение с распятым находилось в правом крыле. Лосев бросился по коридору. В зоне сканера появилось скопление новых точек – восемь. Пятьдесят метров до цели.
Его сбил с ног появившийся из-за угла террорист. Но сканер…
Приклад АК-47 встретился со лбом Капитана. Падая и теряя сознание, Лосев успел раскусить заранее приготовленную капсулу адреналина. Наплывающая темнота дрогнула и нехотя уступила место плывущему перед глазами кусочку интерьера.
Захватчик был в термогосящем костюме. Дорогая штука – обманывает все виды тепловых сканеров. Дуло автомата смотрело на Лосева. Потом оно ожило огнем.
Капитан нажал на гашетку. Времени устанавливать новую длину конуса не было. Старый параметр (50см) не позволял достать до террориста, но неплохо работал в качестве защиты. Свинец бесследно распылялся в невидимом поле.
Лосев выстрелил, но его пуля тоже исчезла в луче Распылителя. Капитан вскочил на ноги, не выключая Распылитель. В этот момент что-то ударило террориста в шею со стороны окон, и он в кровавых брызгах отлетел к стене.
Работа одного из его снайперов. Хорошая работа, учитывая лишь небольшую щель между черными «занавесками».
Сканер сломался при падении. Не беда! Он хорошо помнил последнее пристанище оставшихся преступников. Посмотрел на часы – 19:12.
Он натянул наушники, кинул три звуковые гранаты в проем «исчезнувшей» двери и бросился внутрь. Убивать.
 
…Он поднял последнего террориста над головой и бросил на бетонную колонну. Хрустнул позвоночник.
В помещении повисла тишина, практически такая же осязаемая как поднявшаяся пыль. У окон лежали четыре расстрелянных заложника – их убили до появления Капитана.
- Все чисто. Операция завершена, - сказал он в микрофон сотового.
Телефон зазвонил, когда он крепил его на ремне. Капитан посмотрел на экран. На синем фоне черным горело слово: ЖЕНА.
Лосев, потея, нажал «ответ».
- Да, дорогая…
- Ну и где тебя черти носят?! А?! Я же сказала к восьми! Борщ почти готов!
- Сейчас без десяти…
- Я что у тебя время спрашиваю?! Где ты?! А?!
- На работе…
- Тоже мне работа! Террористы-авангардисты! У нормальных людей восьмичасовой рабочий день! Дайка трубку!
- Кому? – совсем растерялся Лосев.
- Любовнице своей! Я вам покажу работу! Что молчишь, а?!
- Бред…
- Бредят больные! Ты хочешь сказать, что я больная, а?!
- Нет…
- Так что?!
- Дорогая, не выдумывай… успокойся… у меня был вызов, я же говорил…
- Что б через полчаса был дома! Если не будешь, я тебе устрою сладкую жизнь. Условия ясны?! И сливки не забудь купить!
- Хорошо… целую…
Обливаясь потом, Лосев спрятал сотовый в карман, в это время в комнату заполнили люди. Шериф, люди из его команды, эксперты, медики. Каким-то образом сюда просочился даже корреспондент.
- Капитан, как всегда превосходная работа! – Шериф долго тряс жилистую руку, заглядывая в бесстрашные глаза Лосева. – Благодарю вас… от всего города! От себя лично! Звонил мэр! Он тоже…
- Я спешу…- сухо ответил Капитан. – Отчет завтра…
- Конечно, конечно…
Подошел Оружейник.
- Распылитель, капитан… - сказал он, раскрывая чемоданчик.
- Я бы хотел взять Распылитель домой.
- Не положено, Капитан.
- Была «осечка». Это чуть не стоило мне жизни.
Оружейник хотел было сказать, что «осечек» у Распылителя не бывает, но поправлять Капитана не решился.
- Все проверят.
- Я лично хочу проверить оружие.
Оружейник мялся с ноги на ногу.
- Извините… не положено.
Лосев посмотрел на телефон, тяжело вздохнул.
- Ладно… в другой раз… - сказал он словно говорил с самим собой.
Развернулся и зашагал по коридору. Штукатурка и кровь покрывала плащ. Человек-легенда. Кремень. Никаких уступок террористам. Никаких условий и требований.
Несгибаемый человек. Титан, с восхищением подумал Шериф, глядя в спину удаляющегося Капитана. Хотя жене, наверное, тяжеловато с ним… с таким-то прямым и бескомпромиссным мужчиной…