Подари своему врагу цветок

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2873
Подписаться на комментарии по RSS

 

Малан дих Кир опустил голову. Железный убор Пяти Ветров давил нестерпимо; сейчас это ощущалось особенно сильно.
- Мой господин…
Дих Кир поднял руку, призывая Сабру помолчать. Командующий туна кивнул. Он понимал. Итак, их Летуны вновь сбиты над Исором. Атанарские собаки сравняли счёт. И вновь и вновь.
Малн поднял глаза на воина. Позади угадывались лица придворных. Чернокожий Сабра стоял, почтительно склонившись; голый торс - натёрт жиром, за поясом блестели топоры чести. Непобедимый. И не зря; звание было заслужено. Дих Кир помнил главу телохранителей мальчиком. В шестнадцать - заслужил свою сотню, в двадцать один стал Первым. Сабра лично прорубил дорогу к отцу сквозь ряды имперской гвардии… и неважно, что прежний монарх вскоре нашёл смерть в вине. Его, Малана, престол в итоге стал крепче.
Но не только за это Дих Кир ценил Первого из первых. Умён, обманчиво прост - и предан. Монарх ещё раз обвёл взглядом стены; серые своды, потолок, словно ища в них в поддержки. Ему это только казалось, или камень под ним слегка дрогнул?
- Повтори, - Малан стиснул шар подлокотника, и слова упали, как холодная роса.
Бывший раб вздохнул:
- Мой доминатор, в полдень мы перешли Итуал - всё, как обычно, просто ещё одна проба сил. Разведчики летели выше облаков, это считалось безопасным. Огненные шары заметили с земли: десятник Шавор, и другие. Как и было приказано, мы отвели отряды за реку, ожидая возвращения крыланов. Их не было. Два дня. Вместо этого нам прислали вот это, - Сабра раскрыл кожаный мешок, и на пол выкатились две головы. По толпе прокатился ропот.
Дракон и его наездник - так, во всяком случае, можно было угадать. Малан безучастно смотрел на окровавленное лицо. Лучший из лучших - но теперь у имперцев и на него нашлась управа. Помолчав, он заметил:
- Чем мы можем ответить?
- Мой доминатор, - Сабра хлопнул себя кулаком в грудь, - Если вы прикажете, я готов идти хоть сейчас. Даже в одиночку, в логово врага. Но если мы ответим, это будет война. Настоящая. По обе стороны границы. Готов ли мой господин отдать такой приказ?
Дих Кир покачал головой.
- Быстрый и точный удар вглубь? - Будет парирован таким же.
- Поля и дома разрушить с воздуха, источники отравить? И через неделю имперские диверсанты заставят Тарг плакать, проклиная правителя.
- Громадные броненосцы, тяжёлые и неповоротливые, одним своим видом повергающие врага в ужас? - Бой в ущельях Дитара показал, что обученный гвардеец валит чудовище с одного удара. Точным ударом своей жизненной силы меж лобовых пластин. Смерть - за жизнь.
По всем пунктам у них с врагом выходило равенство. Быстрое продвижение - а затем вялая, изматывающая война. Которую ни Тарг, ни империя не смогли бы выдержать. Как в игре каменных богов, полная ничья.
- Тогда… палящий огонь? - язык запнулся, не сразу решив произнести роковые слова.
- Мой господин, уже год, как он есть и у Атанара. Вместо южных копей и восточных пастбищ мы получим выжженную землю от моря до моря, пир для воронья.
Сабра прав. Малан запрокинулся. Камни гуляли в отблесках светильников. Триста лет, как был основан замок. Триста лет противостояния, старого мира и нового. Кто-то должен был победить. Слава правителей Тарга не должна уйти бесследно.
Ему срочно были нужны новые советники. Прежних Дих Кир без сожаления отправил на эшафот.
- Надо действовать хитростью. Есть ли у тебя кто-то, кто может нам помочь?
- Мой господин, лжецы, сказавшие, что полёт безопасен - недостойны жить. Ты сам сказал.
- А новые?
- Не знаю, захочешь ли такой помощи, мой доминатор.
- Я готов принять помощь любого. Даже Затмевающего Глаза, - кто-то из придворных сдавленно охнул.
- Говори.
- В темнице есть один чернокнижник. Осуждён за множество злодеяний. Обряды над детьми… и прочие мерзости. Я лично вырвал у него признание. - Сабра помедлил, - Было бы лучше, если бы он умер.
- Полагаю, он достаточно хитёр?
- У него сердце змеи, и глаза шакала.
- Хорошо… Послушаем его.
Сабра недоволен. Первый воин хмурится. Но воля доминатора - закон. Толпа расступается, и на образовавшийся пятачок вводят человека в рваном халате. На чумазом лице читается гамма чувств. Человечек испуган - ничего, можно обратить его страх против врагов.
Невольники в коже силой опускают пленника на колени.
- Тебе оказал честь сам наследник трона Гор. Склонись перед милостивым повелителем Пяти Ветров!
Три удара сердца. Дих Кир умеет произвести впечатление.
- Говори, - вопрошает он.
- Мой господин, - чернокнижник шепелявит, подползая к престолу, - Я лишь червь у твоих ног, мой господин.
- Я знаю, - Малан скучает, - Как твоё имя.
- Либарис.
- Что ж. Подходящее имя для червя.
- Желаешь ли ты узнать секрет превращения неблагородного металла в золото? Или тебе интересен секрет вечной молодости? - человечек, продолжая ползти, украдкой заглядывает в глаза, - Или же тебе нужно любовное зелье, чтобы разом покрыть сотню девственниц? Конечно, у правителя Дих Кира нет проблем, но я могу привлечь любую…
- Мне нужно средство, чтобы победить Атанар.
- Атанар? Атанар?! - чернокнижник в ужасе всплёскивает руками, - Эт-то невозможно. Любой знает, что империя солнца непобедима.
- Сабра! - кричит Малан, не оборачиваясь.
- Хорошо, подожди мой господин. Я готов сделать чёрный яд, от которого нет спасения. Я могу сделать твоих воинов непобедимыми, и они не будут знать ни страха, ни усталости. Я вызову творения Ночи, и они понесут ужас впереди твоих тунов.
- Ты не понял. Мне надо победить Атанар раз и навсегда.
- Есть одно средство… - чернокнижник чешет вылезшую бородёнку, - За отдельную плату, разумеется, - быстро уточняет он.
- Ты получишь её.
- … Цветок забвения. Ты найдёшь его в развалинах Старого Города. Но будь осторожен. Это сокровище - не для твоих садов.
- Этот цветок… он заставит врагов забыть, кто они есть?
- Нет.
- Разучит их сражаться?
- Тоже нет.
- Сделает их мягкими и податливыми, как воск?
- Нет.
- Тогда зачем же он, нечестивый тебя дери, нужен? Не шути со мной - или распрощаешься с головой.
- Мой господин, тебе нужно преподнести цветок в дар. Как залог вечного мира и дружбы.
- И только? Да ты, верно, шутишь.
- Подари его императрице - и уверяю тебя, не позднее Сошки Атанар падёт. Да, не забудь, моя награда - деревня.
- Смотри, чернокнижник… - Малан поднял палец, - Я буду ждать.
- Я тоже, мой повелитель.
 
 
Купеческий караван остановился на обрыве, и перед Первым воином открылся вид на столицу врага. Город на излучине реки был огромен - белые дома облепили склоны, как пчёлы соты, а в центре возвышался замок. Витые веретёна башен казались чем-то сказочным; золотые шпили плыли в воздухе, как видения Дарующего Покой.
- Доблестный воин желает что-нибудь ещё? - спросил мужчина в сером халате с тугим валиком по краю, и сложил руки.
Сабра поморщился - повязка давила недавнюю рану - и покачал головой. На подводе, туго стянутый в куле, стоял Цветок. Уложенный в соответствии с инструкциями Либариса, Дар ждал. Всё было записано на пергаменте убористой вязью - чего делать и чего не делать.
Подарок им дорого обошёлся. Сабра потерял там своих лучших людей. Шавор, и ещё трое других - жители пустыни не хотели отдавать своё сокровище даром. Они что-то кричали про "морглар моргузул". Но в отличие от других, Сабра не слушал их, а сразу рубил сплеча.
Воитель приложил ладонь к глазам. С другой стороны приближались яркие флажки таргского посольства - с фургона ему помахали. Вложив монету в руку поклонившегося торговца, мужчина спрыгнул с телеги, и направился навстречу.
Теперь предосторожности была излишни.
Шаги гулко отдавались под сводами. Сабра ступил в ворота. Существовало правило; никто не мог пересечь предел древней столицы верхом. И никто не смел его нарушить. Все спутники - а это без малого сто человек - шли гуськом следом. Писцы в серых клобуках несли верительные грамоты.
Первый ощутил дрожь, подняв глаза на высокие стены. Двойной створ со смещением, и стрелками в башне; немыслимо было взять такое штурмом. Даже попытавшегося - и то воспели бы в веках.
Сабра вздрогнул, когда от стены отделились тёмные фигуры.
- Не ждали мы тебя, воин Тарга.
Дорогу Первому преградили шесты из прозрачного стекла.
Про оружие Сабра знал только, что оно питается солью и стреляет рядом серебристых молний - ни за какие деньги Таргу не удалось достать хотя бы один. То же касалось и меча на боку гвардейца. Лучшая атанарская сталь, не тупится и не требует заточки.
- …О твоём прибытии будет доложено.
Его - примет императрица.
 
 
Огромный зал был заполнен людьми. Ввысь, теряясь под куполом, тянулись сиреневые колонны, внутри которых пульсировал свет (Сабра всегда хотел знать, как они устроены). Среди всего этого великолепия посольство Малана выглядело горсткой смельчаков.
 -Как вы посмели сюда явиться? И с чем вы пришли? - Лота величественно поднялась с трона. Её глаза метали огонь. - Вы, нарушали границы из года в год.
Сабра поклонился, и произнёс по заученному:
- Мой госпожа, господин сожалеет о случившемся. Доминатор гор надеется загладить вину за инциденты, он хочет вернуть лучшие времена между нашими странами…
 - Инциденты? Вы называете сожжённые города "инцидентами"?
- Нет, ваше сияние. Просто между нами было много ошибок. И война не нужна никому. Если есть возможность, мы хотели бы исправить это. Лучше поздно, чем никогда.
- Вы хотя бы понимаете, что за свои преступления можете заплатить жизнью? - женщина распрямилась, - Что законы гостеприимства ничего не значат для таких, как вы?
- Мы лишь смиренно просим мира. - Сабра невольно сжал пустые ножны. Топоры пришлось оставить на входе.
- Ммм… - Лота приложила руку в губам, - Тогда почему царственный Малан не назначил встречу сам?
- Мой регина, герцог Пяти Ветров оказал много чести, прислав лучшего воина, - заметил советник по правую руку императрицы, - Кроме того, особа посла священна.
- Но не для клятвопреступников.
- Может быть, этот скромный подарок позволит смягчить ваше сердце.
По сигналу Первого слуги открыли лари. Золото и серебро заблистали, на миг ослепив присутствующих. Императрица равнодушно подняла монеты и ссыпала их обратно. Но одна шкатулка, вишнёвого цвета, стояла нетронутой. Воин подошёл ближе.
Гвардейцы напряглись. Сабра ещё раз поклонился, затем щёлкнул замком.
- Это - особенный дар, ваше величество. Означающий отказ от железа и бронзы в отношениях.
- Что это?
Лота сделала шаг.
- Моя светлость, придворный магик проверил подарок. В нём нет ни колдовства, ни отравы, - это сказал везати в синем колпаке.
Императрица склонилась, и осторожно понюхала Дар. Большие красные лепестки раскинулись, как бархатные крылья. Ничего страшного. Сабра и сам нюхал его не раз.
- Цветок… Но красивый.
Императрица подняла брови. Похоже, её впервые кому-то удалось удивить.
- Это редкий вид с холмов Кугулума. Нам стоило большого труда добыть его, - заметил Первый воин.
Сабре не совсем нравилось то, что он делал. Победить так - значило обрести мало руды на весах Всеведущего.
- Думаешь, он поможет вернуть семьям кормильцев? И заставить забыть о содеянном?
- Нет.
- Что ж… - Лота поразмыслила, - Я принимаю ваш дар.
- Пусть он ознаменует новую страницу между Таргом и Атанаром, - герольд стукнул жезлом о каменный пол. Звук вышел сухим.
 
 
- Ты знаешь, что это за растение?
Императрица стояла лицом к высокому окну. Она была в задумчивости.
- Нет, моя госпожа, - Ефи откинул полы мантии.
- И всё же ты считаешь… что с подарком Малана надо соблюдать осторожность?
- Я считаю, что от него лучше избавиться, - советник переступил с ноги на ногу. После затяжных дождей правая опять болела
- Это исключено. Ты сам знаешь, с каким трудом нам удалось выбить мир.
- Знаю, моя светлость. И всё же подарок мне не нравится.
- А что говорят древние книги? - Лота повернулась. Уже не так молода, но по-прежнему красива.
Ефи откашлялся.
- В свитках Древних есть только один рисунок, тексты о нём не упоминают.
- Хорошо. Поместим его в оранжерею. Но надо принять меры предосторожности, как ты считаешь нужным.
- И всё же я предпочёл бы его выбросить.
- Подарки не выбрасывают, Ефи. Особенно царские.
- Я знаю, моя госпожа.
Оранжерея - пятое чудо света - встретила советника ярким солнцем. Юноша из далёкой страны обрабатывал фрукты.
На столе, залитый светом, стоял ларец. Ефи в задумчивости постучал пальцами по плите. Ему это только показалось, или цветок слегка вырос? Неважно.
- Проследите, чтобы горшок был не шире двух локтей. И чтобы он стоял отдельно. Гости сказали, что поливать цветок нужно не чаще, чем раз в два дня. Императрица лично проверит подарок.
Садовник судорожно кивнул.
 
 
Среди ночи Ефи поднял тревожный звонок. Наскоро одевшись, советник заспешил по тёмным переходам. Войдя в помещение оранжереи - оно было освещено факелами - советник сразу оценил ситуацию.
Терракотовый горшок, весь в осколках, лежал на полу. Садовник поднял дрожащий палец - и Ефи посмотрел, куда он указывает.
За ночь цветок выбросил тугие плети. Стебли раскинулись во всю оранжерею, и на каждой алел новый исполин.
В глазах у мудреца потемнело. Он схватился за угол, чтобы не упасть. Вот чего он опасался!
- Выкорчуйте… это.
Юноши безуспешно пытались выдрать мотыгами жирные корни. Оглядевшись, Ефи остановился взглядом на стражнике. Потом выхватил из рук того шест. Он должен покончить с этим, сейчас! Несколько раз вздохнув, советник положил руку на выступ.
- Так. Что здесь происходит?
Лота в бирюзовой накидке вплыла в стеклянный чертог. За ней толпились царедворцы.
- Ваше величество, подвох. Вот оно, предательство Малана! - советник вновь направил оружие на куст.
- Нет, Ефи, нет! - Лота отвела его руку, опустив к земле, - Через неделю прибудет посольство Тарга, они наверняка захотят проверить Дар. Что мы им предъявим?
- Но ваша оранжерея под угрозой!
- Вижу. Сделаем так: пускай каменщики немедленно закупорят все отверстия, ни одна мышь не должна проскочить сюда и вылезти отсюда. Вентиляция, акведуки, канализационные стоки - отныне это место закрыто для посещений.
- Да, моя светлость.
- И подготовьте здание к приходу гостей, - с этими словами Лота вышла.
… Спустя три дня Цветок покинул оранжерею, пробив плохо уложенную кладку.
 
 
Ефи вошёл, как всегда, без стука. За дверью слышались взволнованные голоса - на Юге было неспокойно.
- Моя светлость, Дар отвоевал себе новые земли. Почти триста лиг выбыло из пастбищ, посевы сохнут, люди голодают.
- Сколько? - Лота отняла руку от золотого сферуса Империи, подарка заокеанского негуса.
- Провинции Приморья, почти двадцать тысяч человек. И это число будет увеличиваться.
Лота поджала губы. Уже полгода страну лихорадило, и всё было из-за подарка Малана. Она не хотела признаваться себе в этом - но это было так.
- Организуйте подвоз зерна из северных областей.
- Уже сделано, моя госпожа.
- Мы можем сократить его? Можем выжечь? - Лота подняла на советника пытливые глаза. В этом взгляде читалось многое.
- Можем, но… это будет означать конец мира с Таргом.
- А частично?
- Моя светлость, мы проверили - Ефи развёл руками, - повреждение одной плети сказывается на всём растении. Это один огромный цветок, один организм. Если мы что-то сделаем с ним, война неизбежна.
- Подарок Малана прекрасен. Беда только в том, что он занимает слишком много места, - императрица горько усмехнулась, по щекам пролегли складки. Потом помедлила, ответив не сразу, - Хорошо. Оставим пока всё как есть.
- Ваше вели…
- Может быть, и обойдётся. Окопайте его рвом. Может быть, он не будет дальше расти. - боги, она сама в это не верила.
- И да поможет нам Всеведущий.
Ефи молитвенно сложил руки.
 
 
 
Через пять лет армия Тарга без боя вошла в Атанар. Глазам солдат предстала удивительная картина - рудники и солеварни, некогда работавшие без устали, теперь стояли заброшенными. Лучшие клинки атанарской стали ржавели под сукном, и дождь медленно возвращал железо земле. Некому было убрать их.
А поля, золотую житницу страны, сплошь покрывали красные цветы.