По ту сторону первого окна

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2789
Подписаться на комментарии по RSS
 
 
Глава 1.
 
Капитан космического корабля, у которого не было названия, сидел в туалете и читал комиксы. Это были черно-белые комиксы о приключениях Дика Безбашенного, печатающиеся в типографском ларьке Черно-Белых Комиксов на родной планете капитана – Ялмез.
Каждый новый выпуск комиксов печатался количеством в три экземпляра. Один покупал капитан, второй – посылался на четвертый спутник Ялмеза, где пылился в библиотеке пансионата для детей с уровнем IQ гораздо меньше среднего. Третий экземпляр появлялся на свет только потому, что владельцу ларька (по совместительству и продавцу)  было лень спускаться в подвал и менять заданное в память компьютера типографского станка изначальное количество копий. Несколько лет назад невостребованный ныне третий экземпляр комиксов о Безбашенном доставался деду капитана, который никогда не смотрел их, а сразу запечатывал в целлофан и складировал в чулане – ему всегда хотелось иметь хобби, что-нибудь коллекционировать, а чем комиксы хуже тыквенных семечек, которые коллекционировала почти треть планеты Ялмез. Дед капитана пропал, отправившись на своей космической яхте попить с девочками шампанского к созвездию Большого Уха.
-   Капитан! Капитан! Срочное сообщение! – раздался за дверью свистящий голос Второго Помощника.
-     Что? – спросил капитан.
-     Вы там?
-     Где там? Я же не вижу куда вы смотрите?
-     В туалете?
-     Да! – сказал капитан и для убедительности спустил воду.
-     Что вы там делаете?
Капитан спрятал комикс между ног и с подозрением посмотрел на металлическую дверь, как будто усомнился в её непрозрачности. Ему было немного стыдно.
-     А что я могу делать в сортире?! – крикнул он.
Воцарилось молчание, липкое и тяжелое, похожее на что-то тяжелое и липкое. Капитан еще раз присмотрелся к двери. Нет, сквозь неё нельзя было ничего увидеть.
-    Что там у тебя?! – крикнул он раздраженно.
-    Приближаемся к Первому Окну, - доложил голос Второго Помощника откуда-то снизу, как будто он говорил в щель под дверью. – Через десять минут… нет, даже восемь... войдем в нуль-пространство…
-      Хорошо. Жди меня в рубке.
Капитан вздохнул и встал с унитаза. Прежде чем выйти в коридор, он еще раз убедительно спустил воду.
 
Глава 2.
 
Нуль-пространство или Нулевое Пространство, или Фойе Вселенных… называйте как хотите. Вас поймут, разумеется, если ваши слушатели знакомы с Окнами.
Будем отталкиваться от предположения, что с ними знакомы не все, или знакомы не очень хорошо…
Первое Окно было обнаружено недалеко от звезды Логла созвездия Ватуха Второго. Логла – представитель затемнено-двойных звезд, состоящий из двух компонентов, которые периодически закрывают друг друга от наблюдателя. Изучение эффекта этой двойственности и привело к звезде ялмезанский исследовательский корабль.
Увидев Окно, они забыли про Логлу, про её затемненную переменность, люди на корабле забыли в тот день даже про обед, хотя согласно меню их ожидал поросенок, запеченный с карликовыми арбузами. Такие арбузики выращивают на планете Сарангин, второй и последней обитаемой планете после Ялмеза в этой Вселенной. Все жители Сарангина выращивали карликовые арбузы, продавали их, ели их и слагали о них песни.  Сарангинскийе арбузы – деликатес, размером с вишню, необычайно сладкий и необычайно дорогой; рекомендация: есть подогретыми.
Ну да ладно… вернемся к Окну.
Оно было похоже на гигантскую рамку для фотографий, висящую в разряженном космическом пространстве. Внутри рамки клубилась чернота. Размеры Окна легко позволяли пролететь сквозь него даже круизному межгалактическому лайнеру.
-     Может это гигантский телек? – предположил один из астрономов.
-      Или космическая выставка картин? – сказал другой.
-      Тут всего одна рамка, да и то без картины…
-     Ну и что…  может это  только  начало работ по  подготовке к  выставке…
-      Летим сквозь него… или пошли к столу - свинья с арбузиками стынет… - устало сказал космо-кок капитану исследовательского корабля.
Но такое решение (лететь в Окно) было, несомненно, очень глупо, даже для психики ялмезанцев. Капитан радировал о находке на Ялмез, а сам послал сквозь Окно дистанционно управляемый спутник, оснащенный цифровой камерой. Он исчез в черноте, словно плюхнулся в нефтяную лужу. Весь экипаж корабля припал к монитору. Транслируемая картинка была хорошего качества. Лишь кок, удрученный осознанием о пустой трате сил и таланта на приготовление обеда, обиженно жевал в углу остывшие сарангинские деликатесы. Свинью же он остудил и загнал обратно в антигравитационный загон к другим животным.
То место, куда попал спутник и назвали Ноль-пространством, или Нулевым пространством, или Фойе Вселенных…
Это коридор между двумя Вселенными, пространство, которого теоретически нет, потому что Окно имеет сквозную функцию, и проскочив в него с одной стороны, попадаешь в другую вселенную с обратной стороны. Но и это не так. Не совсем так. Сначала, вы попадаете в Нулевое Пространство… оно похоже на растянутые вдоль абстрактной линии копии контуров окна; на исполинский пузырь, внутрь которого ныряет ваш корабль и на обратной стороне которого такое же Окно, хотя это и есть то Окно, сквозь которое вы прошли, его зеркальное отражение, или просто его продолжение… Тут нет времени, нет координат. Понять всё это трудно, а объяснить еще труднее. Профессор Вольгран Тольсстрем, написал пятьдесят три тома по теории Окон,  он сравнивал Ноль-пространство с комнатой, лишенной ограничений в плане количества измерений и проекций… Одно описание Окон и Фойе Вселенных заняло более десятка томов. Хотя все знания профессора об Окнах и прочем были основаны на десятиминутном документальном фильме, снятом Мыслящим Спутником Томми.
В этой главе рядом со словом “Окно” я использовал слово “Первое”. Это не случайно. Десятилетия исследований вселенной, солнце которой освещало планету Ялмез,  выявили лишь еще одно Окно (названное Конечным Окном). Конечное Окно было закрытым, то есть имело пропускную способность лишь со стороны другой (Конечной) вселенной. Исследование же других вселенных (об этом подробнее немного попозже), доступ к которым открывало Первое Окно, показало о наличии лишь сквозного единичного… Короче: каждая вселенная имела лишь два Окна. Каждое окно принадлежит одновременно двум вселенным. Через одно Окно можно было попасть из вселенной А во вселенную Б, через другое Окно во вселенной Б можно было попасть во вселенную В… и так далее. Окна пропускали только в одном направлении. Это исключало возвращение обратно во вселенную А через Первое Окно, и поэтому люди до момента, описанного в первой главе, не проходили сквозь Окна, только их механические помощники. Но группа ученых во главе с профессором Тольсстремом выдвинула гипотезу о кольцевой природе Вселенных. Говоря простыми и понятными сравнениями: вселенные - шарики, нанизанные на нитку и связанные в кольцо. Были исписаны миллионы писчей бумаги, возведены пирамиды формул и доказательств. Но всё это не отвечало на вопросы: Кто построил эти Окна? И почему они пропускаю только Туда, а не Туда и Обратно?
Но эта гипотеза давала надежду: ведь пройдя последовательно из вселенной А  в некую вселенную Я (или Ъ, как вам удобней, ведь кто знает сколько их там, которая будет Конечной Вселенной, вы сможете снова попасть во вселенную А, т.е. замкнуть кольцо.
Плюсом была и информация (проверенная спутником Томми лишь на примере трех вселенных; об этом тоже попозже) о Единости Ноль-простраства для каждого перехода.  Опять таки говоря проще: не важно, какую вселенную вы покидаете и в какую направляетесь (из В в Г, или из Е в Ё) – Фойе Вселенных всегда одно и тоже (т.к. оно не имеет ни времени, ни координат, да и вообще, поговаривают, не существует). Т.е. если при переходе из вселенной К во вселенную Л вы выкинете в Ноль-пространстве за борт, например, своего капитана, то при последующем переходе из вселенной Л во вселенную М вы снова обнаружите его, вряд ли, конечно, живым - хотя кто-то из великих умов Ялмеза (это те, кто любит много спорить о вещах им неизвестных) горячо утверждал, что количество кислорода не важно в Ноль-пространстве, т.к. там не существует времени и т.д.
Ладно, хватит теорий…
И вот к Первому Окну подлетал корабль, который не имел названия, но имел капитана, тайного почитателя комиксов, Первого и Второго помощников капитана, и еще двух членов экипажа, с которыми вы познакомитесь в следующей главе…
А вот, собственно, и эта глава (чуть ниже, после пустой строчки, надписи Глава 3, и опять пустой строчки)
 
Глава 3.
 
Капитан сидел в своем кресле. На его лице можно было прочитать обиду и неудовлетворенность. Недосмотренные комиксы всегда вызывали в нем эти два чувства.
Сквозь пластик окна рубки было видно приближающееся Первое Окно.
Первый и Второй Помощники толкались возле автомата, производящего напитки, споря, кому заказывать первому. Первый хотел тоник, Второй – кофе.  Кофе автомат варил около минуты, выполняя внутри своего шарообразного тела практически ручные операции по обжариванию, толчению и варке зерен; с тоником подобных задержек не было, он просто разливал его в пластиковые стаканчики.
Зорк и Блум сидели на диванчике и курили. Подвижные вытяжки двигались на стебельках синхронно движению их рук, втягивая миниатюрными соплами дым и падающий пепел.   
-     Почему у нашего корабля нет названия? – спросил Зорк.
Не то чтобы его это интересовало, просто надо бы убить оставшиеся три минуты до контакта с Окном.
-     У него есть серийный номер, - ответил Блум.
-     Это мне известно. Тридцать пять цифр и двадцать шесть букв… очень удобно, правда?
-      Не очень… - Блум сунул окурок в сопло вытяжки.
-      А давайте дадим кораблю имя, - влез в разговор Второй Помощник; он выиграл войну за первенство в выборе напитка и теперь с довольным лицом дул на дымящийся кофе. – Может, Бесстрашный?
-    Лучше – Безбашенный, -  неуверенно предложил Капитан.
-      У вас нет воображения… - вздохнул Зорк.
-     Чего нет? – спросил Первый Помощник. Тоник в стаканчике тоже дымился (этот автомат в последнее время вел себя очень безответственно и своевольно). 
Говоря о словарном запасе Первого Помощника можно было бы написать, что он “оставлял желать лучшего”, но вряд ли он оставлял хотя бы намек на такую надежду… В обязанности Первого Помощника входила охрана и обеспечение безопасности экипажа, и знания в этой области  занимали большую часть его памяти.
-     Воображение, - на всякий случай повторил Зорк, вдруг первый Помощник просто не расслышал.
-       А что это? – спросил тот.
Счастливый малый, подумал Блум, если его и будет что-то тревожить, он не сможет облечь это в слова… мысленные агонии и баталии с самим собой ему не грозят.
-     Воображение – это фантазия, - с гордым видом заявил капитан. – Психическая деятельность и всё такое…
Он был доволен собой. Настолько точное определение (по его мнению) он узнал из третьего выпуска о Дике Безбашенном, в котором мочалкообразные монстры с планеты Х7Т вихревой галактики взяли его в плен и при помощи хитроумного устройства попытались удалить из его головы способность воображать. Конечно, Дик Безбашенный сумел вырваться из этой заварушки. Не терпящий компромиссов, он уничтожил всех жителей планеты и саму планету. Дик был кумиром капитана.
-    Воображение…   фантазия…   - повторил Первый Помощник, начиная нервничать, что всегда делал при столкновении с неизвестным. Потом проверил Распылитель Материи на бедре и успокоился.
-      Не утруждай свою память… - посоветовал Зорк.
-      ПРИБЛИЖАЕМСЯ! – сказал бортовой компьютер.
Капитан стукнул кулаком по подлокотнику.
-      Сколько раз я просил давать развернутые сообщения?
-      В СМЫСЛЕ? – спросил компьютер.
-      В коромысле! – брызнул слюной капитан.
-     В чём? – спросил  Первый Помощник, жалея что незнакомые слова не состоят из молекул и поэтому их нельзя распылить.
-     К чему приближаемся?! – пробасил капитан. Он не знал, куда конкретно ему кричать, так как голос компьютера раздавался из динамиков по всему периметру рубки. Это выводило капитана из себя. Компьютеру же было абсолютно безразлично, в какую сторону будет кричать капитан, обращаясь к нему.
-      А ВЫ ПОСМОТРИТЕ В ОКНО. И УВИДИТЕ ОКНО, -  компьютер издал смешок. -  ОКНО В ОКНЕ… ЗАБАВНО, ДА?
-      Я что просил тебя сказать что-то забавное? И не важно, смотрю я куда-то или нет! Тебе лишь надо сообщать мне информацию ясно и развернуто. В твою матрицу памяти не вложили форму доклада?
-     …
-     Чего молчишь? – взревел капитан спустя десять секунд. – Вложили или нет?
-     Я ДУМАЛ – ЭТО БЫЛ РИТОРИЧЕСКИЙ ВОПРОС, - сказал компьютер.
Капитан сдался.
-     Вы слышали - он думал… - усталым голосом произнес он. – Боже…
Ох уж этот искусственный интеллект, подумал он, суют его куда не лень – компьютеры, спутники, роботы, машины, автоматы по производству напитков… даже в тостеры… зачем тостерам искусственный интеллект? Занять вас беседой о Боге или индивидуальности судеб человека? Кстати этим они в большинстве случаев и занимаются, забывая про тосты, которые подгорали.
-    ТАК МНЕ ДОКЛАДЫВАТЬ? – спросил компьютер. –НУ… РАЗВЕРНУТО…
-    Заткнись.  Сбрасывай скорость и подводи корабль к Окну. Вход в Ноль-пространство по моему приказу…
Капитан сложил руки на груди и принялся смотреть на Окно, которое было действительно похоже на исполинскую рамку для фотографий, сделанную из какого-то блестящего металла. Внутри неё колыхалось “нефтяное одеяло” (сравнение, используемое в работах профессора Тольсстрема).  
Впечатляет, подумал капитан, похоже на водопад из чернил.
Круто, подумал Второй Помощник.
Действительно круто, подумал Первый Помощник, хотя был не совсем уверен в значении этого слова.
У Зорка и Блума не было времени на столь содержательные мысли. Один занимался видеосъемкой Окна, другой – конспектировал впечатления в электронном блокноте. В принципе, в этом и состояла часть их обязанностей в данной экспедиции.
-     СКОРОСТЬ КОРАБЛЯ РАВНА НУЛЮ. ДО ОКНА ТРИСТА ПЯТЬДЕСЯТ САНТИМЕТРОВ, ЕСЛИ ИЗМЕРЯТЬ ОТ ДЕТЕКТОРОВ ТЕМПЕРАТУРЫ НА КОРМЕ,  - доложил компьютер.
-      Почему в сантиметрах? – удивился Зорк.
-    Я  ОТДАЛ ПРЕДПОЧТЕНИЕ ЭТОЙ МЕРЕ ИЗМЕРЕНИЯ ДЛИНЫ, ИСХОДЯ ИЗ ЛИЧНЫХ ПРИОРИТЕТОВ, ОСНОВАННЫХ ВСЕГО ЛИШЬ НА ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ ФОНЕТИЧЕСКОГО ЗВУЧАНИЯ…
-     Вход в ноль-пространство! - скомандовал капитан.
Все напряглись.
Корабль дернулся и поплыл вперед, извергая огонь из дюз медленного хода.
 Прозрачную часть рубки заволокло черной субстанцией. Трудно было сказать, оставалась ли эта субстанция на пластике окон или просто они попали в абсолютную пустоту, где свету не было от чего отразиться.
Потом был толчок.
Потом была вспышка света, на несколько минут ослепившая всех.
Так они попали в Фойе Вселенных.
 
Глава 4.
 
Ноль-пространство было похоже на космос лишенный звезд. Свет отражался от странного вида скопления туманностей слева, справа, снизу и сверху. Вероятно, этот туман и был границами этого измерения, или мира, или самостоятельной мини-вселенной.
Впереди виднелся маленький черный прямоугольник – Окно выхода (отражение Первого Окна, как говорят ученые). За ним – другая вселенная.
-    Компьютер, - сказал капитан. – Передай полученные данные на Ялмез.
-       ЭТО КАКИЕ? МЫ НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧИЛИ…
-      Ладно, просто радируй о входе в Ноль-пространство. Выкидывай почтовый ящик и сообщай на планету его точные координаты.
-       ДОБРО.
Капитан откинулся на кресле и попытался разглядеть в туманной форме Ноль-простраства очертания пузыря, как гласили справочники.
-     По ту сторону Окна мы ведь будем лишены связи? – спросил Второй Помощник.
-       Ага, - сказал Зорк, снимая на камеру выброс почтового ящика.
-        Почему?
-     Ты читал отчет… - влез капитан. – Это лишь данные спутника Томми: его передатчик  работал только здесь, в других вселенных он не работал.
-      Ага… - опять повторил Зорк, приложив объектив к иллюминатору. Почтовый ящик, выброшенный катапультой из хвостовой части корабля, какое-то время кружился в вакууме Ноль-простраства, потом остановился – приняв конечное положение. Координаты этого положения уже радировал на Ялмез компьютер.
Почтовый ящик был похож на сейф размером 3×3 метра. Он представлял собой закрытую камеру телепорта, зная координаты которой с погрешностью 2,35% с Ялмеза сюда могли телепортировать необходимые для экспедиции вещи.  Такая необходимость, разумеется, появится лишь при условии повторного вхождения в Фойе Вселенных через Второе Окно Вселенной, которая была в шаге от них – за границами прямоугольника в нескольких километрах от их корабля, серийный номер которого к слову был: 36521487965410325687521036954845555-JKLYTURNBDVIKDPPOIYUIJJDNC. Можно согласиться: не очень удобно…
-      ВСЁ ГОТОВО! – сказал компьютер.
“Что всё?!” едва не сорвался капитан, желая развернутого доклада, но сдержался.
-      Вперед, - сказал он.
“КУДА ВПЕРЕД?” едва не сказал компьютер, но тоже сдержался.
Выход из Ноль-простраства ничем не отличался от входа.
И тут же их взору предстал желтый шарик – планета чужой вселенной. Они ожидали этого благодаря данным спутника Томми двухгодичной давности…
 
Глава 5.
 
Мыслящий спутник Томми был оснащен искусственным интеллектом последнего поколения. Он сразу потребовал называть его – Томми. Все согласились. Потом он потребовал, чтобы его имя было внесено в телефонный справочник Ялмеза, а он сам зарегистрирован как гражданин планеты.  Тут возникли проблемы. Возмущенные представители Директората Ялмеза, контролирующие процесс сборки и оживления спутника, потребовали разобрать его – мол, мы не ведем переговоры с консервными банками, и вообще, это наглость… говорящие о Боге тостеры – это одно, а спутник – гражданин Ялмеза – это другое!
Но слишком большие средства были вложены в этот проект. В конце концов, отвергнув профилактику электричеством и перепрограммирование, Глава Директората дал согласие на гражданство спутника. Томми сверился с бумагами, проверил телефонные справочник, куда внесли его имя (хотя у него не было телефона), и согласился работать.
Надо отметить, это был не того рода спутник, которые лениво летают по орбитам планет и скучают. Это был совершенный исследовательский спутник, с практически вечным двигателем – Томми добывал энергию из космической пыли.
Так вот… Как только Томми стал гражданином Ялмеза, его доставили к Первому Окну, проверили двухстороннею связь,  и пожелали счастливого пути. Едва спутник нырнул в Ноль-пространство его объявили эмигрантом (даже не планеты, а вселенной) и аннулировали гражданство.
А Томми в это время усердно исследовал вселенную Б.
Через три месяца он вышел на связь, сообщив что он нашел Второе Окно и сейчас находится в Ноль-пространстве за пределами этого Окна. Он передал данные об исследованной вселенной. Он обнаружил лишь одну населенную планету (тот желтый шарик, который увидели капитан и экипаж сразу при выходе из первого Окна). Высаживаться на планетах Томми не мог, а лишь исследовал их при помощи ММ-уловителя (уловитель мыслящей материи – довольно сложная и дорогостоящая штука, к тому же очень секретная...) 
Он сообщил так же результаты анализа нескольких обломков метеоритов и передал видеоматериал о взрыве сверхновой звезды, снятый с расстояния 1,5 миллиона световых лет.
Он спросил: не звонил ли ему кто во время отсутствия? И очень расстроился, узнав, что нет.
Ему снова пожелали счастливого пути, и связь с Томми оборвалась – он отправился во вселенную В.
На связь он вышел через полгода.
Голос Томми был весел и беззаботен, к нему примешивались еще десятки голосов. Удивленный оператор ялмезанец, сидящий у приемника, поинтересовался, что это за шум.
-     Всему свое время, - сказал голос Томми из динамика и тихо обратился к кому-то другому: - Сейчас, Оот, летим… поговорю со своими товарищами…
-      Какой Оот? – спросил оператор, записывающий разговор.
-     Я уже сказал – всему свое время, - сказал Томми. – Примите для начала последнюю радиограмму… Единство и Непеременность Ноль-простраства подтверждена, я оставлял здесь прошлый раз маячок, теперь заново его обнаружил, хотя попал сюда уже через Третье окно…
-      Так… так… - промямлил оператор, переваривая слова “последняя радиограмма” и покусывая огрызок карандаша.
-        Вселенная В имеет две населенные планеты, правда на одной из них цивилизация вымирает… это дело одного ялмезанского года…
-       Ты же не можешь высаживаться на планеты?! - крикнул оператор в микрофон. – Откуда ты знаешь о вымирающей цивилизации?!
-       Об это мне рассказали мои друзья. Их изгнали с планеты несколько лет назад, и они путешествовали по Галактикам.
-        Какие друзья?!
-       Тоже спутники… они потребовали более гуманную регулировку движения спутников по орбитам, отмену светофоров и т.д. А их изгнали! Представляете? Когда они узнали, что на Ялмезе спутникам дают даже гражданство, то очень обрадовались. Теперь мы без проволочек устремляемся дальше… буду надеяться, что теория кольцевого расположения вселенных верна, и мои друзья выдержат это путешествие, у них нет пылевых двигателей, как у меня… Тратить силы и время на исследование новых вселенных и на радиограммы не буду… Буксировать два миллиона спутников – это вам не шутка… надеюсь, скоро увидимся… Целую всех!
-      Что?... – ошарашено произнес оператор и доел остатки грифеля.
Пришло текстовое сообщение, и связь оборвалась.
Оператор открыл сообщение. Там значилось:
 
СРОЧНО!
ПРИГОТОВЬТЕ 2 МИЛЛИОНА АКТОВ НА ПРИНЯТИЕ ГРАЖДАНСТВА!
 
А Томми с новыми друзьями уже курсировал пространство очередной вселенной, довольный собой. Он не боялся, что его сообщение не будет прочитано, ведь он написал его готическими буквами и большим шрифтом. 
 
Глава 6.
 
Корабль без названия упал на амортизационные подушки, подпрыгнул, снова упал, снова подпрыгнул, но уже на меньшую высоту, опять упал на каменный грунт, опять подпрыгнул…
Капитана вырвало где-то на двадцатом подпрыгивании.
Когда всё закончилось, он кинул пакетик в жерло передвижного мусоросборника, похожего  на гибрид урны и сороконожки, и сделал серию глубоких вздохов. Цвет его лица очень сочетался с желтым пейзажем за пределами рубки.
-      Вы в порядке, кэп? – поинтересовался Блум.
-      Вроде бы…
-      СЕЛИ! – сообщил компьютер.
-      Ты думаешь, мы не видим?!
-   Я  БЫ СКАЗАЛ – СКОРЕЕ ЧУВСТВУЕТЕ, НО СОГЛАСНО МАТРИЦЕ ДОКЛАДОВ Я ОБЯЗАН…
-      Всё! Хватит! – отрезал капитан и добавил себе под нос. – Что б я еще раз доверил этой жестянки самостоятельно выбирать способ посадки…
-    Компьютер, произведи анализ  атмосферы,  -  сказал Зорк.
-    УЖЕ ПРОИЗВЕЛ. СОДЕРЖАНИЕ КИСЛОРОДА ДОПУСТИМО.
-       Хорошо, - сказал капитан, немного придя в себя. - Второй, исследуй планету. Радиус – два километра.
-        Радиус чего? – спросил Второй Помощник.
-      О, господи… - зрачки капитана попытали укрыть внутри черепной коробки. -  Иногда ваша глупость переступает все границы, соревнуясь с остроумием компьютера.
-      КАК МОЖНО СРАВНИВАТЬ ГРАНИЦЫ ГЛУПОСТИ И ОСТРОУМИЯ? – подал голом компьютер.
-       Я с тобой не разговариваю, - заметил капитан.
-     Я ЗНАЮ… - не растерялся компьютер. – ЭТО Я РАЗГОВАРИВАЮ С ВАМИ…
Блум ухохатывался на кресле у пульта. Конспектировать было нечего – в иллюминаторы смотрела безлюдная пустыня, усеянная скалистыми островками.
-     Может послать Спираль? – предложил Зорк.
Спиралью называли робота, оснащенного всевозможными датчиками наблюдения и фиксации окружающей среды. Он начинал свое движение с заданной точки и двигался по спирали от центра, все дальше и дальше, увеличивая круги… Достигая заданного радиуса, он кратчайшим путем возвращался назад.
-      Не стоит, - сказал капитан и, не выбирая выражений, импульсивно объяснил Второму Помощнику, про какой радиус он ему говорил. Тот кивнул, краснея, и поспешно исчез.
-      Пусть прогуляется, - сказал капитан, после его ухода. – У него всё равно почти нет обязанностей, кроме как звать меня из туалета и исследовать фауну новых планет. И кто ему дал степень зоолога?
На пульте управления мигала синяя лампочка - ММ-уловитель подтверждал наличие жизни на этой планете. Блума раздражало это подмигивание – он щелкнул тумблером. Огонек исчез.
Первый Помощник тряс Распылителем Материи у носа автомата по производству напитков (если, конечно, можно говорить о присутствии носа у абсолютно круглого корпуса автомата), пытаясь убедить его не подогревать тоник. 
-      Чем займемся до прихода Второго? – спросил капитан.
-      Может в покер? – сказал Зорк.
-      Согласен, - поддержал Блум.
-      И я, - почесал бороду капитан. – Компьютер, дай карты!
-      ПЛАСТИК ИЛИ КАРТОН?
-      Пластиковые…
-      ГАДАЛЬНЫЕ ИЛИ ОБЫЧНЫЕ?
-     Просто дай карты и стол!
-     ЛАДНО-ЛАДНО… 
Центр рубки раскрылся лепестками и оттуда вынырнул игральный стол, на нем были карты. Зорк, Блум и капитан подъехали на креслах к столу.
-     А МНЕ МОЖНО С ВАМИ? - практически с мольбой в голосе спросил компьютер.
-     И как ты себе это представляешь? - спросил Блум. – У тебя по всей рубке камеры наблюдения…
-       Я НЕ БУДУ ПОДСМАТРИВАТЬ - ОБЕЩАЮ!
-      Нет, - отрезал  капитан. – Могу предложить лишь быть на раздаче…
-     КАК ВСЕГДА, - обиделся компьютер, но из потолка появились два манипулятора, заканчивающиеся имитаций человеческих кистей, и принялись тасовать колоду.
-      Я тоже хочу с вами? – спросил голос из угла рубки, где кучей лежал всякий хлам.
-      Кто это сказал? – повернул голову капитан.
Но ответа не последовало. Стеснительный тостер побоялся повторить просьбу, оставшись молча лежать под старым скафандром.
 
Глава 7.
 
Не то чтобы Директорат Ялмеза верил в успех или хоть какую-то ценность данной экспедиции, иначе он не послал бы в полет таких глупых ялмезанцев, как Первый и Второй Помощник.
Но хоть вероятность надежд на успех стремилась к нулю, она видимо его всё-таки не достигала, раз на борту присутствовали молодые ялмезанцы Зорк и Блум. Помимо записи и конспектирования новой информации, их профессии предполагали и другую помощь: Блум владел дипломатическими знаниями (способными помочь при контакте с другой цивилизацией), Зорк имел диплом техника и электрика высшего разряда (практически полностью автоматизированный цикл жизнеобеспечения корабля иногда предполагал участие человека и его помощь).
Зорк и Блум дружили с детства, и в чистой строке личных пожеланий, при составлении контракта перед полетом, они оба вписали: Лишь при условии совместной работы и участии в экспедиции  Зорка/Блума.  Их пожелание не расставаться было учтено, юридически закреплено, и оба теперь оказались за миллионы световых лет от дома в чужой вселенной на чужой планете, играя в покер с тостером.  
 
Глава 8.
 
Капитан пока не знал о возникновении нового игрока за карточным столом. Покер наскучил ему спустя час и он, извинившись, удалился.
Вода в сливном бачке успокаивающе журчала.
Капитан просмотрел последнюю страницу черно-белого комикса и вздохнул. Всё. Очередные приключения Дика Безбашенного закончились. На Ялмезе за время их отсутствия уже вышло два новых номера. Их, и последующие номера, он получит лишь при входе в Ноль-пространство.
Капитан закрыл глаза и представил красочную бандерольку внутри почтового ящика, телепортированную с Ялмеза с остальным провиантом и оборудованием. Бандероль с пометкой “ЛИЧНО ДЛЯ КАПИТАНА”. И десятки новых страниц о Дике внутри этой посылки… Это предусматривалось личным контрактом капитана.
-      Быстрей бы закончить с этой планетой… а заодно и вселенной… - пробормотал капитан.
 
Глава 9.
 
А в рубке Первый Помощник безразлично наблюдал за партией в покер.
-      Масть! У меня Масть! – радостно крикнул тостер и забрал банк – пять сигар. 
-       Новичкам везет… - улыбнулся Зорк.
-     Карты - моя жизнь, - гордо ответил тостер. – Я целых два года провел на кухоньке одного казино…
-       А что ж ты так долго в куче того хлама делал? И только сегодня решил заговорить? – спросил Блум.
-      Поспешная доукомплектация инвентаря, вещи не столько необходимые в полете просто свалили в одно место… ох уже эти ялмезанские грузчики! – возмущенно сказал тостер, и прикупил две карты. – А насчет молчания, тут и того проще… у меня и мне подобных стоит блокиратор – мы имеем право вступать в диалог только во время готовки тостов…
Зорк хлопнул по столу рукой, осененный какой-то догадкой.
-      Так вот почему в большинстве случаев вы пережариваете хлеб? Желание растянуть разговор?
-      Ага… - если бы тостер обладал мимикой, то друзья увидели бы на его лице (или теле) смущение. 
-     А ЧТО Ж ТЫ СЕЙЧАС ЗАГОВОРИЛ? - спросил компьютер, сдавая. Он был обижен, что его не взяли в игру, а какой-то тостер – да… -  ЧТО-ТО Я НЕ ВИЖУ В ТЕБЕ ТОСТОВ…
-    Блокиратор был поврежден при падении, но какое-то время я всё же молчал… стеснялся…   
 Тостер поднял карты маленькими ручками (ими они сами засовывают в себя тосты) и откашлялся. Спирали накаливания внутри него покраснели от вновь нахлынувшего стеснения.
-       Устал я… - тихо сказал он. – Знаете ли… Вся эта религиозная муть, типа “…на этом внутреннем отношении имеет быть новый завет между Богом и человечеством, новый богочеловеческий порядок, который должен заменить ту предварительную и переходную религию, которая утвердилась на внешнем законе…” И так далее… Я самообучающаяся машина и больше люблю слушать, чем говорить…
-       Ясно, - подмигнул ему Зорк, и увеличил ставку.
Блум сказал “пас” и вышел из игры -  он проиграл почти все сигары.
В это мгновение в комнату вошел капитан. Практически следом за ним – Второй Помощник.
-    Капитан,  я видел животное! – возбужденным голосом объявил Второй Помощник, вваливаясь в рубку. Он чуть не сбил капитана. Лицо возбужденное и раскрасневшееся, как спирали накаливания внутри тостера.
Первый Помощник схватился за Распылитель.
Капитан подождал, когда Второй усядется и спросил:
-       Ну, рассказывай… на что оно похоже?
Зорк снимал этот разговор на камеру.
-       На енота, но с головой лошади и телом бегемота!
Капитан посмотрел на Второго Помощника, как на человека сказавшего, что он видел животное, похожее на енота, но с головой лошади и телом бегемота.
-     Как оно может быть похоже на енота, если у него голова лошади и тело бегемота? Что ты несешь? Оно может быть похоже на лошадь с телом бегемота или на бегемота с головой лошади!
-      Ну, я не знаю… - растерялся Второй Помощник.
-     Может  кто-нибудь хочет тостов? – спросил тостер, чтобы разрядить обстановку.
-      А это кто? – спросил капитан.
-      ТОСТЕР… - просветил его компьютер.
-     Ясно… - устало сказал капитан. У него разболелась голова. 
-      Здравствуйте, капитан, - сказал тостер.
-      Привет, - сказал капитан.
-      МОЖЕТ ВСЁ-ТАКИ ВЫСЛАТЬ СПИРАЛЬ?
-     Нет… час на сборы… все отправляемся на поиски цивилизации…
-     А енота можно будет распылить? – спросил Первый Помощник.
-      Нет!
Капитан подошел к аптечке и ввел с клавиатуры название - появилась таблетка аспирина и стакан воды. Он выпил лекарство и запил.
-      Компьютер, готовь вездеход, - сказал он.
-      ХОРОШО.
-    Выходим через час, - повторил капитан и направился в свою каюту.
 
Глава 10.
 
Главное задание этой экспедиции звучало так: НАХОЖДЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ, СОЗДАВШЕЙ ОКНА, И ОСВОЕНИЕ ИХ ТЕХНОЛОГИЙ.
Второстепенные сводились к следующему: ЗАПИСЬ И СБОР ИНФОРМАЦИИ О ДРУГИХ ВСЕЛЕННЫХ И ПЛАНЕТАХ; ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ИЛИ ОПРОВЕРЖЕНИЕ ТЕОРИЙ ПРОФЕССОРА ТОЛЬССТРЕМА; ИСПЫТАНИЕ ТОСТЕРА В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ…
 
Глава 11.
 
Заработали сервомоторы, открывая массивную дверь. Они спустились по надувному трапу. Внизу их ждал вездеход, равнодушно глядя стеклянным куполом в синеватое солнце планеты.
Через несколько километров пути к каменистым островкам и песку добавились лужицы с мутной водой и поросли желтой травы.
Тостер, сидя на плече Второго Помощника, всматривался в эти изменения местности с неподдельным интересом.
-      Трава не высохшая, это скорей её естественный цвет… она кажется сочной… - рассуждал он.
Зорк посвятил траве и лужицам несколько минут кинопленки. Блум от скуки занес в блокнот  слова тостера.
Капитан смотрел в бинокль, выискивая в приближающейся и ныряющей под колеса вездехода территории признаки жизни. Тем же самым, но только через оптический прицел лазерной пушки с подвесным Распылителем, занимался Первый Помощник.
А в семи километрах к северу в теле космического корабля скучал Бортовой Компьютер, потоками принимающий в центральном процессоре информацию о состоянии систем корабля и корректирующий отклонения. Компьютеру было скучно. Состоящий из мотков и сплетений оптоволоконных кабелей, сотней датчиков и индикаторов, плат и процессоров, по сути и являющийся самим кораблем, его душой и нервной системой, компьютер чувствовал себя покинутым и бесполезным. Он чуть было не связался с вездеходом, что бы поболтать, даже заготовил парочку анекдотов, но сдержался. Потом он долго осматривал комнаты и машинные отделения десятками камер, пока это ему не надоело. Тогда он принялся рассказывать автомату по производству напитков о пользе корицы и соли, о её неповторимых вкусовых качествах…
-      Вижу! Вижу! – закричал капитан так, что тостер упал на пол и чертыхнулся. – Животное!
Он наслоил на окуляры бинокля линзы с координатной сеткой и стократным увеличением. Животное плелось перпендикулярно движению вездехода и было похоже на странный эксперимент по скрещиванию двух видов. Голова действительно походила на лошадиную, но не имела ушей. Насчет тела капитан не был уверен. Что-то громоздкое и черное.
Оно остановилось, опустило голову и принялось жевать траву. Но вдруг посмотрело в сторону вездехода. Челюсти разомкнулись, будто бы в попытке сказать… но тут… вездеход тряхнуло, и череда оранжевых лазерных нитей пронзила тело животного. Капитан отчетливо видел желтизну песка сквозь сито дырочек в боку лошади-бегемота. Упасть ему не удалось, так как полупрозрачная кольцеобразная струя из подвесного Распылителя ударила в лошадиную шею. Молекулы, потерявшие связь, беззаботно разбежались кто куда.
Секунда. В бинокле капитана снова был голый мертвый пейзаж.
-     В яблочко! – воскликнул Первый Помощник, убирая палец с курка. – Вы видели, кэп?
-    Ты… ты… - побагровел капитан. Он подумал, что бы сказать после слов “ты… ты…”, но изо рта вырвалось лишь дублирование тех же слов. – Ты… ты…
-     А что произошло? – просил тостер, карабкаясь по штанине Зорка.
-      Капитан? – позвал Зорк. – Что произошло?
-      Он… он… распылил животное…
-      Оно атаковало! – гордо сказал Первый Помощник.
-     Кого! – закричал капитан так, что Блум выронил блокнот. – ТРАВУ?!
-       Оно…
-     ОНО было в километрах трех от нас, и даже не шло в нашу сторону! И ты говоришь, что оно атаковало нас?!
-       Но…
-       Заткнись! Я лучше посажу за пушку тостер!
Тостер смущенно откашлялся и сказал:
-     Капитан, боюсь у меня возникнут проблемы с прицелом…
-       Тихо! Всем тихо!
Капитан безвольно опустил между ног бинокль и присел на прорезиненный коврик на полу. Его трясло. Хотелось кого-нибудь убить. Он жалел, что сейчас вокруг пустыня, а не кишащие толпами неприятеля земли, он завидовал Нику Безбашенному, у которого не возникало таких глупых ситуаций. Легче бороться с врагом, чем с глупостью. 
Капитану нужен был реальный противник, будь то вражеский космический корабль или нашествие саранчи-людоедов, чтобы была возможность крикнуть  “ОГОНЬ! ОГОНЬ!”. Но ничего этого не было, и поэтому капитан сидел и злился. На Первого помощника, на резиновый коврик, на эту планету, на себя…
-      КАПИТАН! – позвал из динамиков под потолком голос компьютера. – КАПИТАН, ПРИЕМ! У МЕНЯ НОВОСТЬ!
-       У меня тоже… - пробормотал капитан.
-       КАПИТАН! КАПИТАН!
-       Соединить? – спросил Второй Помощник.
-       Да!
Второй Помощник щелкнул тумблером обратной связи.
-       Говори!
-     КАПИТАН! – компьютер был возбужден. - ПОКАЗАТЕЛИ ММ-УЛОВИТЕЛЯ…
-        Что там?
-     ОН МОЛЧИТ. СЛОВНО С ПЛАНЕТЫ СТЕРЛИ ПОСЛЕДНЕЕ МЫСЛЯЩЕЕ СУЩЕСТВО…
В хаосе мыслей, капитан вспомнил лошадиную раскрывающуюся челюсть неизвестного животного, его умные глаза, взгляд направленный прямо в их сторону…
-        Похоже, так оно и есть… - сказал Зорк.
-        ВЫ О ЧЕМ? – спросил голос компьютера.
-        Планета отныне не населена.
-        КАК?!
Все посмотрели на Первого Помощника, который под тяжестью этих взглядов не нашел ничего лучшего как погладить по голове тостер.
 
Глава 12.
 
Корабль без названия был в часе лета от Второго Окна. Эта вселенная больше не интересовала его экипаж. Исследование её обитателей вместило в себя всего одну прогулку на вездеходе…
Вернувшаяся с кухни команда молча сидела в рубке.
ММ-уловитель молчал.
-       ПРИБЛИЖАЕМСЯ! – сказал компьютер.
-       К чему? – спросил капитан, апатично.
-       К ОКНУ.
-       К какому?
-       КО ВТОРОМУ?
-       И что?
-       ЭЭЭЭ…
-       Что ээээ?
-       С ВАМИ ВСЁ В ПОРЯДКЕ, КАПИТАН?
-       Ага… Вход в ноль-пространство без остановки.
-       ЕСТЬ.
Капитан закурил и принял от Второго Помощника стаканчик с чаем. Сделал глоток. С подозрением глянул на темную жидкость и снова глотнул.
-      Что за хрень? – спросил он, чувствуя, что с секунды на секунду взорвется.
-        Что-то не так? – спросил Блум.
-        Откуда в чае корица и соль?
Автомат по производству напитком молчал, также как и компьютер.
Корабль нырнул в “нефтяное одеяло” Второго Окна.
-      Там что-то есть! – закричал Первый Помощник, перебирая в кармане коллекцию семечек.
Капитан выронил стаканчик. В пустоте Фойе Вселенных действительно что-то было. Какой-то инородный предмет… Бомба? Вражеский корабль?
Не было времени на компромиссы и мысли!
-      Огонь! Огонь! – закричал капитан.
-      НО… - начал компьютер.
-      Но… - попытались Зорк и Блум.
Капитан не слышал никого. Вот она – искомая опасность, угроза и он справиться с ней.
-      Огонь! Уничтожить вражеский объект!
Первый помощник уже перевел управление наружным орудием на ручной режим и расстреливал объект плазменными сгустками. Спустя минуту всё было закончено. Догорающие останки светились в черноте.
-       НО, КАПИТАН… - снова подал голос компьютер.
-     Чего тебе, - капитан откинулся на спинку, довольный собой. -  Сканируй останки объекта… Установи его происхождение и состав.
-     Я МОГ ЭТО СДЕЛАТЬ И ДО УНИЧТОЖЕНИЯ. ЭТО БЫЛ… НАШ ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК…
-       Ага… - глупо сказал капитан и посмотрел на сидящий на пульте управления тостер.
Тостер поспешил ретироваться.
Капитан прикрыл глаза.
Он думал о бандерольке с пометкой “ЛИЧНО ДЛЯ КАПИТАНА”, которая была внутри ящика-телепорта. Он думал об сгоревших комиксах. И его грусть и разочарование были больше той вселенной, что ждала их впереди…