Перерождение

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2331
Подписаться на комментарии по RSS
А ночью по пустым и гулким перекрёсткам

Струились шелесты невидимых шагов,

И город весь дрожал далёким отголоском

Во чреве времени шумящих голосов…

Уж занавес дрожит перед началом драмы…

Уж кто-то в темноте – всезрящий, как сова,

Чертит круги и строит пентаграммы,

И шепчет вещие заклятья и слова.

Максимилиан Волошин (1905г.)

Город закрыли, когда прекратилась всякая связь с его жителями. Сначала ограничились блокпостами на подъездах и колючими заграждениями, но позже, в связи с участившимися попытками прорваться в город отчаявшихся родственников горожан, возвели металлическую стену, длиной не менее пятидесяти километров…

- Зачем вам это нужно?

- А разве вам не интересно, что могло там произойти?

- Но ведь не из праздного любопытства вы решились на это?

- Нет, это часть моей работы. Разве мог я получить доступ, преследуя личные мотивы?

- Но вы могли отказаться?

- Поверьте, не мог…

Створки ворот упираются в небо. Казалось, они откроются с оглушительным скрипом, скрежетом, но слышится только шипение гидравлического привода. Это последняя преграда перед городом. Позади ряды проволочных заграждений, наблюдательных вышек. Всего около трёх километров карантинной зоны. Перед стеной из металлических плит, ров, дающий возможность подойти к воротам посредством узкого моста. Караульный взвод топчется на этом мосту, выстроившись в колонну по одному, брякая застёжками на укороченных автоматах. Разводящий с нетерпением смотрит на меня, готовый вынуть магнитную карту из устройства контроля доступа. Я не желаю испытывать его терпение, прохожу в раствор гигантских ворот и слышу, как мир отделяется от меня с глухим шипением. До города километр пути…

Люди из города звонили родственникам в другие города, говорили с ними ласково, как никогда. Это вызывало подозрения. Многих их не узнавали, на столько несвойственны им были сладкие речи. Кто-то сразу отправился в город, заподозрив неладное, кто-то поехал туда позже, встретив на подъезде заградительные кордоны. Последние мучились неведением, но остались живы…

Первый дом на окраине города был двухэтажным кирпичным коттеджем. Его я прошёл мимо - на дверях навесной замок. Далее, в ста метрах, шли ряды пятиэтажек, за ними, если вспомнить планировку города - здание городской администрации, дом культуры и, наконец, вокзал и почта. Городок небольшой, всего десять тысяч населения. Бывшего населения.

Я направился прямо к центру, намечая первую цель…

В городе слышались выстрелы. Войска спецназа, высланные из ближайших городов, не давали о себе знать с момента вступления в город. Стрельба временно усилилась, но уже через сутки в городе воцарилась мёртвая тишина…

Трупы на тротуарах, трупы перед домами, трупы в машинах и подъездах домов. Везде полу истлевшие трупы, с раскрытыми ртами, согнутыми в предсмертных конвульсиях руками. Отвратительный смрад заставлял прижимать к лицу воротник куртки. Я не готов к этому! Чёрт возьми, я не ожидал, что задание будет настолько трудным, что отпадёт всякое желание на поиски сути произошедшей здесь трагедии! А ещё, это небо, как будто перейдя незримую границу, замечаю странное изменение в небесном своде. Словно краски вдруг выцвели, утратили что-то живое, оставив только серые, мрачные оттенки. С трудом преодолеваю своё омерзение, ведь это всего лишь видения, трупы давно истлели, превратились в прах.

- База, я “путник”, наблюдаю аномальное явление, как слышите? Приём.

Связи с базой нет, как и предполагалось, в черте города действует какой-то генератор помех. Иду, пытаясь не смотреть по сторонам, но глаза косят, глаза боятся всякого шевеления. Нет, трупы лежат, недвижимы, как и ровно пятьдесят лет назад, когда в средствах массовой информации появились первые съёмки со спутников…

Первой версией случившегося, был террористический захват города крупными банд формированиями. В город посылали военную разведку, пытались собирать данные с воздуха. Но, разведка не отвечала, входя в черты города, не возвращалась обратно, а вертолёты уже на подлёте испытывали сбои в бортовом оборудовании. Всего, в первые дни, потеряно около трёх тысяч военнослужащих, о судьбе которых до сих пор неизвестно…

Подхожу к зданию городской администрации. Когда до двери остаётся несколько шагов, чувствую изменения в окружающей среде. Словно ослабло давление незримой тяжести, неотрывно преследовавшей меня на протяжении всего путешествия по городу. Оборачиваюсь, мираж исчез, нет больше трупов, щедро разбросанных по улицам. Нет разбитых машин. Остались только проржавевшие насквозь остовы. А ещё, белые кости и черепа. Не знаю, что ужасней, воображаемые трупы, или настоящие человеческие кости? Размышлять некогда, нужно идти…

Кадры из космоса шокировали мир. Массовые побоища во всех уголках, когда-то мирного, города. Жестокие сцены безумия разыгрались на улицах. Сцепленные друг с другом смертельными объятиями, люди душили, рвали зубами, пока смерть не остановила, прекратив мучения. Среди неподвижных тел, множество в военной форме. Всё говорило о том, что они вели бой с противником. Но противниками были свои же сослуживцы, решетящие в упор бывших товарищей в ответ на бессмысленную злобу. Всё это появилось на телевидении, в интернете, пугая, приводя в недоумение человечество…

Дверь открылась со страшным скрипом. Я прошёл в полумрак здания, дошёл до лестницы. Страшный грохот за спиной! Я судорожно оборачиваюсь. Дверь, только что открытая мной, сорвалась с прогнивших петель и упала на пол, подняв клубы многолетней пыли. Моё сердце готово пробить грудную клетку, пот стекает по спине. Я и не думал, насколько напряжена моя психика! Поднимаюсь по лестнице.

За несколько часов перерыты горы документов. Нет ничего, что могло бы натолкнуть на понимание причины трагедии. Работа с документами отвлекла и расслабила. Я достал из бокового кармана пакет с сухпайком. Нужно добавить организму порцию высококалорийного топлива. Предстоит ещё много дел…

Власти находились в растерянности. Понять причину странного прошествия было невозможно. Ходили слухи о том, что город подвергся воздействию неизвестного отравляющего газа, но атмосферные замеры вблизи города опровергли эту теорию. Оставалась версия о применении малоизвестного тогда, психотропного оружия…

Я следую к следующему пункту, по пустынным улицам, обходя стороной кучки костей, стараясь думать только о своей работе. Мысли путаются, что-то не даёт сосредоточиться. Делаю замеры состава воздуха, включаю анализатор психотропного поля. Всё в норме, даже мед-тестер, вживлённый прямо в моё тело, не сигналит о нарушениях, связанных с внешним воздействием. Набираю на клавиатуре личного компьютера код, и аптечка послушно вкалывает дозу успокоительного коктейля. Немного полегчало. Впереди – вокзал.

Наверное, люди, почувствовав неладное, кинулись к вокзалу, надеясь покинуть город. Я представил, как толпы горожан с чемоданами домашнего скарба, с растерянными испуганными лицами, жмутся к перрону в надежде на спасение. Но поезда нет, или он опаздывает. Именно здесь настигает их неведомая, жестокая сила, заставляющая забыть всё человеческое, толкающая на убийство. Слепая ярость не щадила ни детей ни стариков. Все остались лежать здесь, без памятников и надгробных плит.

Перрон усыпан костями. Кажется, что он сделан из костей. А в метрах ста от вокзала стоит поезд. Видимо кто-то нажал на стоп-кран, когда всё произошло, и поезд так и не доехал до ждущих его пассажиров. Чтобы добраться до поезда, нужно пройти по заваленному костями перрону. Никакие успокоительные в мире не заставят меня сейчас это сделать! Одно из заданий останется не выполненным…

Одним из самых непонятных явлений в списке случившегося, было стремление горожан завлечь побольше знакомых и родственников в город. За несколько часов до известных событий, из поезда, в котором по данным следствия в город направлялись как раз эти несчастные, позвонили в органы внутренних дел и предупредили о странном явлении. Звонивший сбивчиво рассказывал о том, что он находится в головном вагоне, и что-то ненормальное происходит с электровозом. Говорил, что сначала послышалось громкое гудение, а потом электровоз заговорил на непонятном языке. Конечно же, данное заявление оставили без внимания, только многолетнее следствие добралось до этого факта…

Даже если допустить, что причина заключается в аномальном поведении поезда, я не стану задерживаться. Нужно правильно расставлять приоритеты и рассчитывать свои силы. Идти по костям – выше моих сил. Направляюсь к телеграфу.

Районный узел связи имел собственную дизель-электростанцию, но рассчитывать на то, что за пятидесятилетний срок она сохранила работоспособность, не приходилось. Да и не нужно мне реанимировать оборудование старой телефонной станции, чтобы связаться с внешним миром. Достаточно добраться до магистрального кабеля связи и надеть на него портативное устройство, напоминающее браслет из пружинящей стали. Тогда я получу возможность разговаривать с начальством и экспертами посредством линий связи, избавленных от эфирных помех. Добраться до искомого оказалось просто. Дверь в кабельную рассыпалась от лёгкого удара ногой. По-моему она сделана из прессованной древесины. За дверью – неглубокий подвал. Включаю фонарь, и вырываю у темноты тесное помещение. Вот они, распределительные щиты с облупленной краской и маркировочными надписями. Открываю нужный, и прицепляю устройство связи к кабелю. Жду с замиранием ответного сигнала. Неужели кабель нарушен? Нет! Слышен сигнал положительного теста.

- База, я “путник”, как слышите меня?

- База на проводе, - голос громкий и чистый, как будто говорящий где-то рядом, - сообщите о своих наблюдениях.

- Я… я ничего не нашёл, - говорить трудно, навалилось чувство вины, как будто я не справляюсь с доверенной миссией.

- Володя, не волнуйся, ты сделал уже очень много. Никто до тебя ещё не продержался так долго. Расскажи лучше, что ты видел? – Это уже другой голос, голос моего наставника.

- Виктор Николаевич, я видел мираж, настолько реальный, что невольно сделалось страшно. Понимаете? Все, как и предполагалось, они уничтожали друг друга. Все словно сошли с ума, я не знаю причины, но случилось что-то очень страшное.

- Понял тебя Володя, что намереваешься делать?

- Следую плану. Сейчас пойду к городской станции электроснабжения. Попытаюсь найти причину перегрузки сетей.

- Хорошо, Володя, помни, если почувствуешь, что ситуация выходит из-под контроля, немедленно возвращайся.

- Хорошо, я пошёл. Конец связи… до встречи.

Мне нужно пройти ещё с полкилометра и это будет тоже нелёгким делом. Там, на пути к электросетям, находится то, что чуть не явилось причиной отказа в разрешении на моё участие в проекте…

Шло время, а власти так и не решились на новые спасательные акции. И тогда поступило известие о единственном человеке, выбравшемся из проклятого города. Оцепление заметило какое-то движение со стороны города, выслало навстречу отряд, тот в свою очередь доставил в полевой штаб живого свидетеля. Это была женщина, напуганная, не способная вымолвить ни слова. Её пробовали допросить, но пережитый шок надёжно заблокировал память. Помощь психиатров, вводивших несчастную в гипноз, оказалась бесполезной. А на третьи сутки женщина впала в летаргический сон и закончила свою жизнь в институте мозга. Этот факт мог бы остаться в истории незамеченным, но случилось странное явление. Через двадцать лет, женщина, побившая все рекорды по длительности поддержания жизни в летаргическом сне, оказалась беременной. Учёные долго изучали данный факт и пришли к выводу, что беременность наступила ещё до того, как её подключили к аппаратуре жизнеобеспечения. Остаётся до сих пор загадкой, как такое могло быть упущено при начальных анализах, и почему плод замедлил своё развитие на многие годы? Известно, что путём операционного вмешательства удалось извлечь плод, и после курса реабилитационной терапии восстановить обычную скорость его развития. На следующий день после родов, пациентка института мозга скончалась…

Всю жизнь меня мучил лишь один вопрос, какой была моя семья? Раньше, находясь в детском доме, я видел, что отсутствие родных и близких, порой являлось для его обитателей нормальным явлением, но не для меня. Мне долго не говорили, кто я и откуда? Информация строго засекречена. Но уже тогда я решил, что найду семью, чего бы мне это не стоило.

После детского дома – институт радиоэлектроники, дальше – везение и врождённая упёртость, помогли попасть на службу в ФСК. Там, работая в отделе технического оснащения, имея связи и дружбу с нужными людьми, я наконец-то узнал горькую правду. Выяснилось, что моей матерью была как раз та, единственная выжившая жительница закрытого города. По документам, найденным у неё, известны данные о месте проживания. Также известно, что ни один из родственников не выжил во время странной трагедии. Те единственные, кто жили недалеко, успели попасть в город до того, как пути закрыли.

Далее – несколько лет упорного труда, выполнение множества секретных миссий в составе команды контрразведчиков. И вот я уже специалист широкого профиля, способный на решение многочисленных технических проблем, с допуском на объекты любой секретности.

Я нашёл дом своей семьи. Стандартная пятиэтажка, хрущёвка – кажется, так их тогда называли. Дверь подъезда сорвана с петель, стёкол в окнах почти не осталось. Как часто я представлял, что подхожу к своему дому, вхожу в квартиру и бесконечно долго листаю семейные фотографии. Долго – потому что вынести из карантинной зоны, скорей всего, ничего не удастся. Даже оборудование, щедро увешивающее меня сейчас, придётся снять и оставить у железных ворот. Но память, тренированная и надёжная, сохранит для меня образы моей семьи.

Собрав всю решимость, шагаю по ступеням на второй этаж. Дверь на площадке слева закрыта, в замке оставлена связка ключей с брелком в виде металлического медальона. Автоматически вытаскиваю ключ из замка и ложу в карман. Осторожно толкаю дверь и морщусь от противного скрипа. Тёмный коридор, кухня, гостиная, я оглядываюсь, какая странная квартира, я ожидал нечто другое. Современные дома оборудованы сложнейшими системами жизнеобеспечения, делающие проживание в них беспечным и удобным. Старая малогабаритная квартира, даже для того времени была слишком пуста. С чего начать? Сначала – ящики стола. Там – документы, квитанции об оплате, разная мелочёвка. Теперь нужно проверить шкаф. Одежду складываю в центр комнаты. Посуда, книги и, наконец, альбом с фотографиями. Листаю пожелтевшие от времени страницы. Странно всего одна фотография. На ней двое. Вот моя мать, узнаю её, вспоминая фотографию из архива. Она улыбается, а рядом – усатый мужчина, черноволосый, как и я, ямочки на щеках – наследственная черта. Это мой отец, сомнений нет. На вид ему столько же лет как и мне сейчас. Высокий, стройный, в сером костюме с мелкими полосками, одной рукой обнимает маму, другая… другой руки нет. Рукав пиджака заправлен в карман. Где же тебя так угораздило? Когда память надёжно отсканировала фото, приступаю к изучению документов. Оказывается, мой отец был работником электросетей. Как странно, это же мой следующий пункт назначения. Вот он – начальник проектного отдела, фото на удостоверении. Вот и ещё одно удостоверение, инвалида. Справка о потере трудоспособности в результате несчастного случая. А вот это уже что-то поинтересней. Статья, вырезанная из газеты. Осторожно разворачиваю листок, боясь, что тот рассыплется от ветхости. Так, название – “Хроника городских происшествий”, дальше – несколько строчек о криминальных событиях, вот, наконец, то, что нужно – “…вчера, в городскую больницу был доставлен сотрудник электросетей, получивший сильнейшие ожоги от действия электрического тока высокого напряжения. В данный момент, комиссия расследует этот несчастный случай. По предварительной версии, данный сотрудник грубо нарушил правила техники безопасности, за что и поплатился своим здоровьем…”

Так вот как ты потерял руку? Удивительно, что ты ещё остался жив. Хотя, о чём я говорю? Тебя давно уже нет и все эти факты – пыльная история полувековой давности. И всё-таки, я имею к этому отношение, и мне интересны любые факты из жизни моей несостоявшейся семьи. Что там дальше? Копия постановления суда. Вкратце – суд признал, что действия директора электросетей такого-то, признаны не имеющими преступного мотива и следствие по данному делу закрыто. Обвиняемый такой-то направляется на обследование в псих-диспансер, для подтверждения профессиональной пригодности. Вот это да! Что за бред! Как можно принудительно направить кого-то в психушку, после того как суд признал его невиновным? Что-то здесь не так. А вот ещё одна статья. Название – “Чокнутый директор” Интересная статейка. В двух словах: директор электросетей свихнулся и полез отключать город от электроэнергии. По “счастливой” случайности произошёл несчастный случай и директор попал под высокое напряжение. После выхода из больницы получил инвалидность и снисхождение суда. Обвиняли его, кстати, по статье о злостном вредительстве и чуть ли не терроризме. По словам обвиняемого: он просто хотел спасти город от страшной трагедии, обвинял городские власти в тайном сговоре с иностранными разведками и ещё много другого, что объясняет решение суда о принудительном лечении в психиатрическом диспансере.

Так кто же ты, мой бедный отец, сумасшедший или знавший тайну о давней диверсии, опустошившей весь город? Какую роль играл ты в этом деле? Что же тебя так напугало, раз ты полез под высокое напряжение, потеряв здоровье и высокую должность? Пора, видимо, навестить твою работу…

Пятьдесят лет человечество терзалось вопросом: что же произошло в этом маленьком городе, что заставило его жителей убивать друг друга? Периодически, где-то раз в пять лет, появлялись энтузиасты, умеющие убедить людей, ответственных за безопасность объекта в том, что пора сделать новую попытку всё выяснить. Появлялось новое оборудование, способное анализировать различные виды излучения. Разрабатывались устройства защиты от этих губительных факторов. Но никто так и не приблизился к разгадке. Группы, состоящие из нескольких человек, не возвращались совсем. Одиночки же, на подходе к городу испытывали настолько сильное психологическое давление, что если и возвращались, то добиться от них вразумительной информации не представлялось возможным. Единственное, что предполагалось – в городе находится мощный источник излучения психотропного типа. Аналогов такому воздействию, в мире не было. Предположение, что существует какой-то генератор, сделанный руками человека, посчитали ошибочным, так как электроэнергия в городе отключена через месяц после первых сведений о трагических событиях, а поддерживать автономность на протяжении стольких лет не могло ни одно устройство того времени…

Я на улице и готов превысить дозу успокоительного средства из аптечки. Снова мираж, снова трупы и смрад. Оказывается, в танец смерти вовлечены даже животные! Собаки, кошки, иногда сплетены в единый клубок, мертвой хваткой вцепившиеся в плоть и бессмысленно взирающие на меня остекленевшими глазами. А вот крысы – жители подвала, погибли в схватке с недавним соседом, простым бомжем. Видимо тот ожесточённо катался по земле, пытаясь давить маленьких убийц, но умер, напоровшись на арматуру погнутой ограды. Пальцы у него напрочь отъедены. Даже птицы сталкивались в воздухе, разыгрывая смертельные сражения, усыпая землю разодранными тушками.

Преодолевая тошноту, бреду мимо этих сцен, пропитанных яростью и безумием. Путь до энергосетей кажется бесконечным. Но вот и комплекс. Административное здание возвышается над цехами и наземными сооружениями. Чёрные глазницы окон взирают на меня недоброжелательно, как будто я посягаю на чей-то давно устоявшийся мир. Какая-то неприязнь вдруг рождается у меня к этому зданию. Через силу заставляю себя идти туда, где когда-то работал мой отец.

Я не стал сразу искать рабочий кабинет отца, решил отложить это дело, чтобы перед уходом уделить более пристальное внимание. Направился сначала в службу, отвечающую за приём заявок от населения. Там я осторожно полистал журналы учёта, страницы просто рассыпаются от ветхости, но ничего подозрительного не обнаружил. Затем – аварийная, ремонтно-монтажная служба. Здесь – наряды на работы. Стоп! Один и тот же наряд продлевается из недели в неделю, на протяжении полугода. Дата начала работ, последняя дата – примерно начало аномалии. В документе кратко перечислены наименования работ. Ясно, подробности нужно искать в кабинете отца.

Продвигаясь по коридорам административного здания, я рассуждаю сам с собой об одной странности. Полгода бригада электромонтёров вела работы по модернизации городских электросетей. По материалам же следствия, просмотренных моим отделом, данных о каких либо модернизациях сетей не было. А ведь такие работы, насколько я понимаю, фиксируются различными комиссиями. Приёмки проекта не было, а значит, и средств на их производство не выделялось. Странно и непонятно, правда, существует шанс на неразбериху в документах и утрату фактов по чьей либо халатности.

Кабинет моего отца. Помещение, не более шести квадратных метров, оформлено бедно. У окна – стол, вдоль стен – стеллажи с документацией. Настольная лампа, чертёжные принадлежности, всё покрыто толстым слоем пыли. Пробую смахнуть пыль со стола рукой, защищённой синтетической перчаткой. Пыль движется единым пластом. Ничего удивительного, под ровным серым слоем – лист бумаги. Пытаюсь сдуть пыль с листа, поднимая густое облако. Дуть приходится через выпускной клапан. Сигналит индикация гермошлема - включена принудительная фильтрация воздуха. Через несколько минут на столе проявляется какая-то схема. На ней, чёрными линиями начерчена планировка города, красными – линии электроснабжения, высоковольтные магистрали, подстанции. Красивая схема, с чёткими геометрическими формами. Слишком геометрические. Пунктиры, видимо, обозначают изменения. В углу листа схема поменьше, схема подключения проводных линий к распределительным устройствам. Сканирую изображение лазерным сенсором личного компьютера. Анализирую с помощью специализированной программы. Секунда и на мониторе данные, основные – схема нефункциональна. Список ошибок. Я допускаю, что расчёт в то время, мог содержать несущественные ошибки, но компьютер настаивает, что схема неработоспособна! Моделирую программой действующую модель. Снова по дисплею бегут технические данные и отчёты. Аварийная ситуация. Городская подстанция перегружена, срабатывает защита, город обесточен. Ничего не понимаю. Хотя, не факт, что проект был осуществлён. Нужно просто…

Уже через год, про город практически забыли. Появлялись телевизионные проекты о необъяснимых явлениях, в числе которых упоминались события в городе, но люди, перегруженные обилием информации, быстро оправлялись от эмоций и продолжали спокойно жить. История города становилась для человечества чем-то нереальным и даже фантастичным, а значит – не повседневным и мимолётным. Через пятьдесят лет, даже жители ближайших населённых пунктов, считали город, окруженный мощным инженерным заслоном, одной из колоний строгого режима…

Я нашёл документы приёмки монтажных работ и акты о сдачи в эксплуатацию. Я проверил ещё раз виртуальную схему на моём компьютере. Да нет же! Ошибки быть не может. При таком подключении, город должен был остаться без электричества. Бред какой-то! По документам, новая схема подключения сдана и работает не меньше недели. Нет, я должен убедиться, проверить, увидеть своими глазами. Иду в помещение с силовыми кабелями, для этого нужно выйти наружу и пройти до следующего здания несколько метров. Как я мог не заметить, что всё пространство вокруг комплекса просто завалено костями? И ещё, наблюдаю что-то новенькое. Кости лежат вперемешку с трупами. Реальность на этот раз смешалась с иллюзией. Боже! Кажется, трупы начинают шевелиться. Они корчатся на земле, вращают пустыми глазами и разевают рты для беззвучного вопля боли и ужаса. Да я сам уже готов взвыть! Нервы не выдерживают и я бегу, не чувствуя онемевших ног. Неужели меня ждёт конец? Неужели время моего пребывания в запретной зоне закончено? Вбегаю в здание, забиваюсь в тёмный угол и жду, жду, когда за мной придут или организм наконец-то отключит перегруженное сознание. Жужжание аптечки возвращает меня к жизни. Чуткая электроника наконец-то реагирует на последствия психологического шока. Интересно, что за состав впрыскивается сейчас под мою кожу? Сердцебиение выравнивается, значит, один из компонентов – нейтрализатор адреналина. Руки перестают дрожать – это нервный стабилизатор. Мысли о процессах в моём организме успокаивают, и я, наконец, могу продолжить работу…

Пятьдесят лет неведения. Над проблемой, в первое время, работали целые институты. На данный момент, город является объектом с повышенной секретностью и мощной охранной структурой. Никто не задумывается, какие средства потрачены и какие продолжают опустошать бюджет страны? Но мера необходима так же, как и при сохранении безопасности ядерных могильников. Город превратился в дорогостоящий могильник, и никто не знает срока его активности…

Сборки шинных распределений - огромная масса алюминия и меди. Разобраться в этом мне помогает всё тот же сканер и компьютер. Он превращает объём в плоские схемы. Всё, как ни странно соответствует увиденным мною документам. Что-то заставляет меня притронуться к этим проводникам электричества. Что-то говорит во мне, что делать этого не стоит. Но руки уже тянутся, руки не слушаются интуиции, ими управляет восставший на секунду разум. Прикосновение, и в ушах резкий зуммер, кричит об опасности. На проводниках напряжение! Я, наверное, схожу с ума, или это мираж? Но ведь до сего времени мираж был беззвучен. Гермошлем передаёт информацию, снятую с перчаток. Напряжение около тысячи вольт. Делаю анализ на компьютере. Столбики цифр и результат, возможная причина – статическое напряжение. Конечно! Откуда здесь взяться обычному? За пятьдесят лет ни разу не возобновлялось энергоснабжение города. А статика? Статика теоретически могла возникнуть. Ветер, гуляющий в проводах, например, или ионизация при грозе и магнитных бурях. Да мало ли? Ну вот, всё нормально, всё-таки нервы уже ни к чёрту. Я радуюсь не понятно чему, но на душе неспокойно. Что-то не так. Я осматриваюсь, нахожу глазами рубильник, заземляющий токопроводы, включаю его и вижу лишь слабую искорку. Статическое напряжение ушло в землю. Прикасаюсь к проводникам – напряжение - ноль. Слабая не сформировавшаяся идея, заставляет выйти наружу, в тот кошмар, который недавно напугал и на время выбил из колеи. На улице всё по-прежнему, то есть, нет ни шевелящихся трупов, нет даже черепов с пустыми глазницами. Мираж пропал. Неужели я нашёл первую связь с аномальным явлением? Это легко проверить. Назад, к сборкам. Заземление выключено. Прикосновение. Наблюдаю, как медленно растёт напряжение на проводниках. Через пять минут уже почти сто вольт. Опять бегу на улицу. Сначала не вижу ничего необычного, но вот, лёгким туманом застилает землю. Туман становится гуще, делится пятнами и, наконец, уже видны очертания костей, щедро раскиданных по двору. Неужели всё так просто? Неужели и правда существует какой-то генератор, созданный руками человека, который вызывает у человека галлюцинации? Стоп! Но галлюцинации не могут убивать! Хотя, что если подать на этот генератор не статическое напряжение, а то, которое питало когда-то весь город? А ведь это целых сто тысяч вольт! Думая об этом, я просматривал огромную базу данных, на всякий случай заложенную в мой компьютер. Вот статистика магнитной активности солнца, вот даты попыток проникновения в город. Никаких чудесных совпадений нет. Я зря трачу время. Если причина воздействия на людей заключается в электричестве, питающем какое-то загадочное устройство, то достаточно сейчас же заземлить электрические линии и отрапортовать об успешном выполнении миссии. Неужели так просто? Через пару дней, забытый всеми город наводнится толпами специалистов, исчезнет высокая стена – сооружение, выполненное видимо по указу какого-то перепуганного насмерть чиновника. Но узнают ли эти специалисты, для чего создано это странное устройство, истребившее население целого города? Кто так ненавидел город, что превратил его улицы в поля безумных сражений? Кто этот маньяк, спланировавший… неужели…

Как же я сразу не заметил? Видимо сказывается усталость и лошадиные дозы транквилизаторов. Ведь всё так понятно на этой схеме электроснабжения города! Эти бессмысленные переносы воздушных линий, как будто кто-то хотел с маниакальной щепетильностью сделать из них идеальную геометрическую фигуру. Кто-то? Теперь я знаю кто. Это был мой отец. Не знаю, сколько времени и усилий понадобилось ему, чтобы получить должность начальника планового отдела, после такого-то скандала, и создать бредовый проект, который действует, да ещё как! И вот, после стольких лет, я пришел, чтобы исправить его ошибки. Или не ошибки, а злой умысел? Как, кстати называется эта пятиконечная звезда из проводов, так красиво вписавшаяся в черты города? Кажется пентаграмма - символ, кабалистический знак древних магов, колдунов и алхимиков. Бред! Но этот бред работает, работает и убивает!

Решение пришло неожиданно, как прозрение. Я закончу это безумие. Мало прекратить на время деятельность магического механизма, запущенного моим отцом, непонятно по каким причинам. Придут учёные, специалисты, они не остановятся пока не дойдут до сути, а дальше, дальше принцип ужасного сооружения может быть использован в военных целях. Правительство не упустит возможности приобретения столь эффективного средства. Нет, я не могу допустить этого. Я уничтожу всё, что связано с этим проектом, документы, схемы, а по возможности и инженерные сооружения. По крайней мере, опыта у меня на это хватит.

С чего начать? Сначала в административное здание. По дороге захожу в стоящее по близости невысокое кирпичное сооружение без окон. Это резервная дизельная электростанция, обеспечивающая работу комплекса в случае отключения электроэнергии. Здесь должно быть горючее вещество. Вот они – ёмкости с соляркой. Стучу по ржавым бакам, извлекая пустой, гулкий шум. Если горючее и осталось, то оно на самом дне. Вот и сливные краники. Открываю по очереди первый, второй, только из третьего лениво течёт маслянистая жидкость. Оглядываюсь, здесь есть канистры, только металл на них давно проржавел насквозь. Нет, удача всё же сопутствует мне. В захламлённом углу откапываю алюминиевую ёмкость, вполне пригодную для дела. Медленно наполняется соляркой канистра, всего половина, но думаю, что хватит. Теперь в административное здание, на второй этаж, где кабинеты с папками бумаг и деревянные полы. Срываю с карнизов остатки штор, сношу на середину коридора, кидаю кучей всякий хлам, бумагу, обломки стульев, всё, что может дать пищу огню. Последнее действие – обильно поливаю из канистры собранные трофеи. В руках зажигалка, способная высокой температурой сваривать провода. Неохотно разгорается пламя. Выдохшаяся солярка коптит, медленно облизывает старый мусор, лениво начинается пожар.

Через час я стою на улице и наблюдаю, как весело полыхает из окон пламя, как занялась крыша и грохот возвестил о том, что рухнули перекрытия. Чёрный дым поднимается в небо и сносится на север лёгким ветерком. Ну что ж, первое дело сделано, не нужно терять время, наслаждаясь зрелищем гибнущего здания. Что-то всё-таки гнело, тяжёлым камнем придавливая сердце, затрудняя дыхание. Может быть угрызения совести? Плохой из меня агент, как не крути. Своевольно уничтожаю улики. Может быть, мне стыдно за своего отца? Нет, что-то другое, какое-то тяжёлое предчувствие не даёт мне успокоиться. Что-то ещё очень плохое ждёт меня впереди, я уверен в этом.

Я впервые за всё моё путешествие снял с себя заплечный рюкзак. Не заметил, как лямки намяли плечи. Они просто ломят от боли! Упакован я что надо, на все случаи жизни. Есть даже взрывчатка, не знаю, для чего здесь она, но сейчас как никогда к месту. Отдельно, в коробочке - электродетонаторы. Работают в двух режимах, с таймером или с радиопередающим устройством.

Электроцех, с кабельным оборудованием и огромными алюминиевыми шинами, заминирован мною за каких-то полчаса. Мощная взрывчатка изуродует металл до неузнаваемости, вряд ли специалисты разберутся в этом бардаке, да и будут ли разбираться? Детонаторы перевожу в положение радиоуправления и вдавливаю в пластид. Дальше – наружные сооружения, проводные вводы на открытом воздухе - сосредоточие всех высоковольтных линий. Здесь меня ждёт ещё один сюрприз. Путаница проводов, металлических конструкций и потемневших от времени изоляторов. Минирую только самые сложные узлы, на всё не хватит взрывчатки. Когда работа почти выполнена, нахожу странную сцену. Кто-то пытался разбить изоляторы, орудуя простым ломом. Стеклянный изолятор треснул, и видимо высокое напряжение пробило на металл. Вспышка была что надо! Стекло оплавилось от электрической дуги, стекло капало на землю, как воск со свечки. Человек сделавший это, погиб здесь же. Когда дуга уходила в землю, он умер от шагового напряжения. Вот он, или скорее всё что осталось. Кучка костей и выбеленный череп. Этот человек, возможно единственная жертва, погибшая не в схватке с себе подобными, а можно сказать, от естественных причин. Возможно, ему даже повезло. Но что это? Связка ключей? Круглый металлический брелок и только он даёт возможность опознать останки. Я достаю из кармана ключи от квартиры моих родителей. Такой же брелок с выпуклым рельефом. Сомнений больше нет, мой отец снова напоминает о себе. Вижу, что он всё-таки добился своего, и маниакальная тяга к электричеству на этот раз сделала своё дело. Жалко ли мне его теперь? Прошлое горькой правдой навсегда осело в моей памяти. Зачем ему это было нужно? К чему эти жертвы? Наверное, я не в праве осуждать больного человека, просто обидно быть причастным, хоть немного, но причастным ко всему этому. Но у меня ещё будет время подумать, а пока, нужно доделать начатое.

Я отошёл достаточно далеко, чтобы взрыв не донёс до меня осколки сооружений. Настроил передатчик компьютера на частоту детонаторов и на минуту замер. Сейчас закончится многолетний кошмар, отделивший город от всего мира. Магические цепи разорвутся, больше не будет страшных миражей и силы, заставляющей убивать. Миссия моя закончится, и я покину, наконец, этот проклятый город. Набран личный код и остаётся нажать кнопку ввода. Что-то переворачивается во мне, давит на грудь, сковывает пальцы. Преодолевая сопротивление, давлю на кнопку, а что-то во мне отчаянно хочет верить, что взрыва не будет.

Первым взрывом срывает крышу с электроцеха. Следующий скрыл пылевым облаком наземные устройства. Толстые провода, как огромные хлысты, освободившись от натяжения, хлещут по высоким опорам. Одна из опор, потеряв поддержку, с противным скрежетом медленно валится на землю, завершая разрушения. Всё…

Резкая боль в голове! Как будто огромными тисками сжимают мозг. Сопротивляться невозможно! Отчаянье, боль и отчаянье! Вдруг, могучие тиски спали. Сердце успокоилось, мысли медленно вернулись в очищенную, промытую наваждением голову. Сомнений больше нет, есть только понимание всего сущего. Понимание мира, его устройства и законов. С этого момента я знаю, зачем сюда пришёл и зачем всё это. Гениально! Какой же я был дурак, поверить трудно! Но не стоит отвлекаться, меня ждёт дело, отсроченное на десятки лет, прерванное ничтожным человечишкой. Мой отец отчасти вызывает уважение, он просто превзошёл себя. Встать на пути у такой силы – заслуживает уважения, можете мне поверить. Остаётся загадкой, как же он догадался? Но не стоит думать об этом сейчас. Главное, что его хитрое устройство, защищающее город от перерождения, уничтожено. Оно больше не будет сдерживать единственно справедливую силу. Силу, которая изменит мир. Смешно, но этот человек, спасая, уничтожил целый город. Глупый человек! Не зная законов новой силы, грубо вмешался в процесс. Видимо в последний момент он опомнился, понял, что действие его пентаграммы извращено электрическим током, понял и попытался исправить. Так ему и надо! Отнять столько времени у великого процесса! Ничего, я всё исправил, дурацкий знак больше не доставит неприятностей. Сила вырвется на свободу и как электрический ток ринется по проводам, ломая психику людей, обновляя и делая лучше. Всемирное счастье охватит Землю, и она станет способной принять новых хозяев, терпеливо ждущих в каких-то нескольких сотнях световых лет…

- База, я “путник”, задание выполнено, опасности больше нет. Я жду группу поддержки. Приходите быстрей ребятки, тут очень много интересного…