Осторожно, демоны!

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2979
Подписаться на комментарии по RSS
 
 
 
Вот – трактир «У ежа». Если вы заглянете под столик – да-да, под тот, в центре зала – увидите спящего Уппса. Если его там нет, значит, он отлучился по нужде или произошло нечто непредвиденное, ну, например… Уппс отлучился по нужде. В противном случае, он перед вами – за столом или под ним.
Застать его абсолютно трезвым, значит поколебать душевное равновесие Теории Вероятности, которая давно занесла подобное событие в папку «невозможное» и не желает заниматься идиотскими экспериментами.
Обычная история. Не то что бы ему нравилось такое положение вещей, но еще больше ему не нравилось искать причины своего недовольства. «У меня все в порядке», отплевывался Уппс от вопросов «как дела?».  С прилагательными «случайный» или «хаотичный» этот порядок понять было бы легче.
  Тот факт, что трактир до сих пор не переименовали во что-то вроде «Вокруг Уппса» (так оно и было, строение возводили именно вокруг него и лавочки), объясняется отсутствием маркетинговой прожилки в голове владельца, старого Бохса, что еще проще объясняется отсутствием самой головы.
Бохс мнил себя профессиональным барменом, частенько лично смешивая коктейли посетителям. Как уже говорилось, Бохс не имел головы, а, следовательно, и глаз. Наверняка все знают, что медицина считает голову демонов д`ха ни чем иным как рудиментным отростком, на который Сатана по оплошности присобачил глаза. «Сыграл в Бохскую рулетку» - так восхищенно говорили про того, кто осмелился употребить рожденный в ходе случайных манипуляций со случайными бутылками коктейль. Но не многие из сыгравших могли насладиться этим восхищением.
Вот как сейчас.
-   Удар Быка, двойной, - рыжий демон кинул на стойку две монеты. Новенький. Никто из хоть раз посетивших «У ежа» не осмелится заказать даже стакан воды, когда за стойкой хозяин.
-   Нет проблем, - ответил один из ртов Бохса из-под стойки.
В зале зашептались. Проблемы были. И немаленькие.
-   Так… водка, - нижняя левая рука оправила в шейкер порцию из мутной бутылки (только очень острый глаз мог успеть прочитать на этикетке «Абсент. 70% лавы»). - Ягнячий бульон… - что-то мутное и дымящееся из одной из мисок. - Сок лимона… табаско… соль… перец…
Из всего перечисленного Бохс вроде угадал с перцем.
-   Прошу!
Рыжий опустошил стакан.
Потом выпучил глаза. Потом сел на пол.
-   Сдача! – громыхнул слепой Бохс в мертвой тишине, двигая по дереву мелочь. Что-что, а считать на ощупь он умел отлично, пусть и не в сторону клиента.
Демон на полу открыл рот и икнул. Столики напротив предусмотрительно опустели. Рыжий икнул еще раз – веер огня лизнул табуретки. Он попытался затаить дыхание – плохая идея. Кто-то из глубины прошептал «ложись». А потом…
…демон взорвался.
Дымящееся крыло шлепнулось об стол, разбудив Уппса. Тот открыл правый глаз, почесал когтями живот и спросил у лица рядом.
-    Что происходит?
-    Бохс за стойкой… - сообщил Шипастый.
-    А… Новенький?
-    А кто ж еще. Крылатый, с Верхнего Кратера, наверное.
-    Что заказывал?
-    Удар Быка.
-    О, - кивнул Уппс. - Без вариантов.
-    Ага, - согласился Шипастый. – Пива принести?
-    Само собой.
Уппс перевернулся на спину, откашлялся. Изучать стол снизу гораздо интереснее, чем сверху. Это как исследовать срез дерева. Царапины, жвачки, островки гари, наросты непонятного происхождения, отпечатки зубов…  Это полотно стало для Уппса вторым небом, или первым.
-   Только попроси Сюдатвоюмата налить! – крикнул он Шипастому.
-    Обижаешь… - буркнул у стойки маленький неказистый демоненок.
_______
 
Когда Ленивый Ба крутит Колесо Судьбы никто этого не замечает, разве что лава булькает активней и звучней.
Иногда он вообще забывает о своих обязанностях, тогда жизнь в аду останавливается… никто, естественно, не замирает, Подмирье не превращается в заиндевевший набор игрушечных демонов… просто ничего особенно не происходит: лепешки с просроченным пеплом не вызывают расстройства желудка, а приказы Сатаны странным образом не исполняются – то топор с шеи приговоренного преступника соскользнет, то карета с министрами, сорвавшись в кратер, чудесным образом научится плавать… даже Бохс со своим пойлом ошибается не фатально для посетителей… короче, ничего судьбоносного.
И тогда к Ленивому Ба приходят. Если бы у него были уши, он получал бы по ним – Сатана не любит, когда Колесо останавливается. Ушей у Ба нет. Может когда-то и имелись, но он настолько прожорлив (тут Теория Вероятности снова «пас» - лень и энергия, тратящаяся на стряпню, не совместимы), что представляет собой бугристый комок жира. Чем и как он крутит колесо – задачка, которую исключили даже из дипломных работ. Остается загадкой, и по каким частям тела он получает, но что получает – факт.
Просыпается, вздыхает, и раскручивает маховик Колеса Судьбы.
Так устроен ад. Если схематично.
Но в этот день Ленивый Ба напортачил как никогда. Если подумать, прекращения судьбоносных событий всего лишь передышка, временный вакуум, а для кого-то и вовсе второй шанс (ну ладно, отсрочка). Но когда бутерброд с когтемпханой колбасой попадает в механизмы Колеса, а жир заливает матрицы общественных положений, тут может случиться всякое. Вплоть до назначения Уппса главнокомандующим Первого Наступления На Небеса.
_______
 
-   Не помню, чтобы подписывал этот приказ, - Сатана почесал левый рог. – Что за Уппс?
-    Генералиссимус Уппс, - отрапортовал капитан со сбитыми копытами. – Ну… согласно бумагам…
-    Н-да, всех назначений не упомнишь… - дьявол еще раз с сомнением глянул на бумаги. – Ладно. Где он?
-    Кто? – капитан подтянулся.
-    Печеночный пудинг, - устало зевнул хозяин ада. Ужасно хотелось отдохнуть: он так и видел себя в теплой перине из пепла в окружении ласковых ведьмочек. А тут какие-то проблемы с каким-то генералиссимусом… Он совсем забыл про близость Наступления.
-    Вы серьезно?
-    Конечно, нет! Где этот Уппс?!
-    В том-то и проблема. Я бы не беспокоил по пустякам. Но мы не можем его найти.
Капитан хотел добавить, что никто даже не слышал о таком имени, но промолчал. Рагу из летучих мышей мертвым грузом лежало в желудке и не желало перевариваться. Нервы…
-   Ты предлагаешь мне искать его лично, Борч? – Сатана возвысился над столом.
-    Нет… я…
-    Найди его и поживее! Иначе ты увидишь верхние кратеры изнутри!
 
_______
 
-    Я хотел бы видеть генералиссимуса Уппса! – голос капитана Борча ударился в западную стену «У ежа», срикошетил в северную, где раздробился на десятки звуковых волн, каждая из которых нашла уши или другие органы слуха посетителей трактира. – Мне сказали, что я могу найти его здесь.
Зашептались, стыкуя «генералиссимуса» и «Уппса». Бохс спросил в пустоту «что желаете?»
Рядовые за спиной капитана с возбуждением рассматривали ряды бутылок. На клыках блестела слюна.
Потом встал Сам Генералиссимус. Из-под стола.
В маленькой, испещренной кратерами, голове Борча пронеслось: «лаву мне в уши». Таких генералиссимусов он не видел, впрочем, он не видел и таких демонов.
К левой щеке главнокомандующего Первым Наступлением На Небеса приклеилась (или приросла) пепельница, маленькие рожки облюбовала паутина и пыль, а глаза напоминали картину, открывавшуюся любому, кто хоть раз заглядывал в полный пивной бокал.
-    Ик, - сказал Уппс.
Капитан отдал честь, чувствуя себя до зуда в крыльях неловко: словно шел к алтарю с грязными копытами.
-    Мы вас долго искали, генералиссимус! Разрешите Вас препроводить в расположение!
Генералиссимус еще раз икнул и медленно скрылся за столом. До изящности плавно, как лифт, стартовавший к нижнему этажу. Так Уппс падал.
 
_____
 
Если задуматься, атаковать рай не просто. Особенно, если ты в аду. Тут всё дело в расстоянии. До небес из земных недр не идут караваны. Всё так.
Да, некоторые демоны способны летать, другие при большой концентрации и желании левитировать (тут, конечно, речь идет о метрах и в большинстве случаев при угрозе жизни или чести, но всё-таки) - но чтобы целую армию да с эффектом неожиданности, да в стратосферу? Не стоит забывать и про людей, как ни как их среда обитания расположена где-то по пути. И они не так безопасны, как раньше, тут уже не вылезешь просто из канализационного люка, не скажешь «здрасте» и – фьююю – в небо шеренгами, на радость орбитальным спутникам. Проблем не оберешься – хватило и линий метро… скоро на ядре придется коттеджи строить. А всякие прикрытия – например, Вальпургиева ночь – хороши лишь для небольших вылазок.
Но есть лазейка.
Врата. Да-да, Врата. Через которые души сортируют. Тебе вниз. Вам вверх. А вы подождите, тут спорно, тестик небольшой придется пройти. Короче – детектор грешности.
Откровенно между нами, то «Врата», как название, это для пущей солидности, в основном для смертных. На самом деле – это Дверь. Непростая, вертушка, знаете, как в некоторых отелях и магазинах, но всё-таки дверь. Пусть и внушительных размеров. Но это так… между нами.
Они (Врата, вы не забыли?) существуют в мире людей сразу в нескольких местах одновременно, как проекции, так удобней, чтобы души долгими перелетами не напрягать. Разумеется, их не существует для живых, визуально и осязательно – координаты те же что и у телефонной будки (для примера) на такой-то улице в таком-то городе, но слой реальности другой. Демоны и ангелы существуют сразу в нескольких слоях (прискорбно, что скрывать, так бы не было проблем с конспирацией: раз - и в новый слой нырнул, а в другом невидимка) - тут для них проблем нет. Да что я об общеизвестном…
Короче, Врата. План Нападения строился на теории Профессора Ыго (старый ящерообразный демон) о временном интервале открытия/закрытия Врат. 20 секунд. Для комфорта распределенной души, без спешки, без паники направиться в рай или ад.
20 секунд. Для одной души. Если теория Профессора Ыго не будет подтверждена практикой, у него вряд ли будет хотя бы это время для прощания с головой и хвостом. Хотя с хвостом успеет – смысл рубить голову первой?
Врата – портал. Это понятно. С односторонней пропускной способностью. Ага. Так что вперед на поверхность – и попытайтесь проскочить за чистыми душами на небеса. Сколько демонов-солдат сумеет это сделать одновременно?
Все карты в руки генералиссимусу Уппсу. Теория Вероятности пошла на больничный.
 
_______
 
Пока капитан Борч обрисовывал ситуацию, Уппс успел выпить три кружки пива и раз пять икнуть. Оба демона чувствовали себя очень некомфортно: один смущенный видом и поведением генералиссимуса, другой открывающимися перспективами. 
Оба нашли-таки объяснения, которыми прикрылись от сомнений, как картонной коробкой от урагана. «Сорвался генералиссимус, всё-таки ответственность какая… Наступление На Небеса, подумать только! Я бы и сам за стакан схватился. А что до внешности – ему же не мечом махать, а командовать. А головешка-то здоровая, бугристая», внушал себе Борч. Уппс обошелся более краткой мыслью, которая состояла из набора гласных «у», «о» и «э». Но печать сатаны на приказах и документах была неумолима – он генералиссимус Уппс, ему руководить Наступлением. Тут вариантов не много (если не считать, что единица характеризует наличие выбора), обсуждать нечего, разве что с палачом, но на диалог вряд ли стоит рассчитывать. Заговор ли это, ошибка или галлюцинация – подчиняйся, подыгрывай, вживайся.
-   Когда Наступление? - зевнул Уппс, как подобает генералиссимусу в разговоре с  младшим по званию.
-   Завтра.
-   То есть через день?
-    Эээ. Ну да…
-   Боюсь у меня… ик... я не совсем подробно изучил ситуацию. А тут промашек быть не может, ведь так?
Уппс позволил себе положить хвост непонятного цвета на край стола. Каждый глоток пива придавал уверенности больше, чем очередной орден на мундире.
-   Разумеется, - Борч покосился на рядовых у барной стойки, пожалев о своем разрешении «пропустить стаканчик». Безголовый бармен так крутил шейкер, что рябило в глазах.
-   Какова ваша роль, капитан? – Уппс снова зевнул, да так, что чуть не заснул. Он решил не столь сильно играть новую роль.
-   Мелочи. Контроль над ситуацией. Чтобы нужные демоны собрались в нужном месте.
-   Кто-то забыл о Наступлении? – генералиссимус громыхнул кулаком о стол. Сторонние наблюдатели (почти все знающие Уппса – почти весь трактир) вздрогнули и припали к кружкам.
-    Нет-нет, генералиссимус,  - палец Борча застрял во впадине на щеке. – Все в сборе. Ждут вас.
-    Хорошо, - маленький демон, волей Ленивого Ба попавший в эту историю, осушил бокал.
-   У нас мало времени, - тактично напомнил капитан.
-   Так не будем его терять…
«Ак е уде эо ерять» - в действительности эта фраза прозвучала именно так, как и остальные не щеголяли внятностью, но это не суть…
«Столько ответственности, столько дел… пора на пенсию», думал вконец опьяневший Уппс, «Ладно… покончим с Наступление и отдохнем»
«Все-таки настоящий главнокомандующий», продолжал убеждать себя Борч, «Конкретные вопросы, целеустремленность… тут без спиртного никак»
На выходе из трактира к генералиссимусу подбежал Шипастый, придержал за локоть, увлек в сторону.  Демоненок трясся он собственной смелости, но наглость молодости взяла свое. К тому же он поручил двоюродному брату, работающему на кухне, аккуратно сфотографировать его рядом с генералиссимусом во время беседы.
-    Уппс… генераллус… - залепетал Шипастый. – Вы и взаправду участвуете во всем этом?
-   Смотри меньше телек, малыш, - по-отцовски ответил Уппс. – В таких делах розыгрышам нет места.
-    А как вы все это время… здесь… и никто не знал…
-    Агент под прикрытием, - ляпнул Уппс.
-    Всю жизнь под прикрытием?
-   Всяко бывает, пацан. Консервация… или конспирация…
-    Может концентрация?
-    Одно из четырех…
На этом он и покинул трактир. Через двери. Последний раз он делал это… хм, тогда еще не было дверей, а может и самого Уппса.
-    Капитан!
-    Слушаю, рядовой Эрау.
-    Не хватает Торри, капитан!
-    Вы же вместе за стойкой отдыхали, идиот!
-    Он в туалет отлучился. Сказал – догоню.
-    Обслуживал Бохс? – вмешался Уппс.
-    Не понимаю, генералиссимус, - отчеканил рядовой Эрау.
-    Безголовый?
-    Да, генералиссимус. Отличные коктейли!
За спиной, где-то в двухстах метрах от идущих громыхнуло. Все обернулись на здание «У ежа». Черный дымок закурился из ощетинившегося осколками окна. И что-то очень напоминающее хвост планировало над поляной.
-   Всё ясно, - сказал Уппс. – Ждать не стоит…
 
_______
 
Профессор Ыго выступал с трибуны. «С трибуны» нужно понимать дословно, поскольку он лежал на ней, свесив лапы. Его помощник, чертенок, выполняющий все записи и расчеты под диктовку профессора, переминался с копыта на копыто у  доски, что разместили посреди импровизированной сцены. Пещера опечатана, стража по периметру скалы. Секретное заседание перед Наступлением.
Когда-то профессор, как высший демон (для кучки туземцев в Тунисе даже божество проливных дождей и съедобных личинок), умел менять форму. Когда-то. Но столетия взяли свое, тело ящерицы его последнее перевоплощение. Ыго давно привык к хвосту и неприспособленным к письму лапкам, видел в этом свои плюсы – он испытывал отвращение ко всякой работе, кроме работы мозга. Конспектирование и прочее ложились на чертенка - небывалая честь для рожденного менять масло на исполинских сковородах и чистить от окисла душ исполинские шампуры. Работка при профессоре не пыльная, правда, ответственность еще та! Профессор диктовал быстро, особо не утруждая себя проверкой записей и чертежей, рожденных цепочкой: мозг профессора - пасть профессора - уши чертенка - рука чертенка - бумага. А в спешке (или по оплошности) делитель становился знаменателем, квадратный корень неопределенным коэффициентом «v», а чертеж балочной конструкции – шаржем на Ыго. Неразборчиво прописав степень в формуле расчета порохового заряда, чертенок превратил салют в честь окончания работ по возведению Большой Мясорубки в непосредственное уничтожение оной мясорубки, одновременно обеспечив госпитали области Аида небывалым наплывом клиентов, особенно ожоговые отделения.
Это к слову. Не будем мешать докладу профессора Ыго.
-   Про двадцать секунд все уже в курсе. Это аксиома, - пролаял Ыго.
-   Известно чья… - произнесли в зале.
-   Теперь к другим практическим вопросам. Координация и численность солдат, способных проскочить во Врата вслед за душой, прерогатива главнокомандующего… - Уппс на первом ряду, в украшенном узором из ногтей кресле, приоткрыл левый глаз, и решил, что недурно и послушать ящерицу на тумбе. – Тут вопрос всего лишь в скорости военных, но по спецфизподготовке, как я уже говорил, не ко мне… Вопрос в другом! Яяйчи!
Чертенок поднес мелок к доске и принялся орудовать им. С первых рядов нарисованное походило на какай-то график, с дальних – на рентгеновский снимок птеродактиля, сзади.
-   Похоже на Дали… – сказали из середины.
-   Мой помощник, - вещал Ыго, даже не взглянув на планшет, - изобразил петлю зависимости количества чистых душ от времени года, температуры и цен на спиртное.
-    Какой регион? – сидящий слева от генералиссимуса Борч поднял руку.
-   Северная Африка. Врата на крайнем юге Ливии, граница с Чадом.
-   Сахара?
Профессор Ыго злобно глянул на Борча, если можно прочитать злобу на обделенной мимике крокодильей голове. Ыго не любил когда его перебивают и когда моют шампунем.
-   Да! Каменистые пустыни. Прошу не перебивать. Итак. Место выбрано исходя из необходимости максимальной конспирации перед смертными, - Ыго фыркнул. – Там хоть легион на привал размести.
-   Что дает нам ваш… эээ… график? - Уппс открыл второй глаз. Яяйчи с трепетом смотрел оставленную его рукой меловую агонию. Генералиссимус мучился от адского похмелья. – Ближе к делу, профессор.
Ыго с опаской глянул на генералиссимуса (что перед ним именно главнокомандующий Наступлением было понятно лишь из-за самого шикарного кресла в зале).
-   Конечно… Среднесуточный отход душ в ближайшую неделю равняется 13,73. С известными допущениями, разумеется…
-   Известными только кому? Тебе? – хихикнули из группы крылатых министров.
Ыго остался невозмутимым. Он не сводил янтарных глаз от демона в кресле, лицо которого казалось поросло тиной, а тело покачивалось туда-сюда. «Какой-то метод гипноза», подумал профессор, «У генералиссимусов эти штучки всегда на вооружении».
-   Учтен и радиус действия Врат. Немного физики: отделившуюся от тела душу притягивает к ближайшим Вратам, как металлическую стружку к магниту. В непосредственной близости от перехода, по моим выкладкам, радиус метров в десять, там и происходит «просев». Это не стол с толстым бюрократом, или – что вообще смешно! – с самим Бо…  Этим… как многие считают… Нет, это как невидимые датчики, которые срабатывают, сканируют, а потом сами Врата или Сознание Врат открывают портал в нужном направлении – либо к Нам, либо к педикам с перьями в крыльях. Двадцать секунд! – Ыго потряс левой лапкой, и чертенок изобразил эту великую цифру на треть доски. – Ровно столько затратит душа на дорогу к вертушке… гм… активированному проему Врат. Рваться назад бесполезно, а есть желание рвануть быстрее вперед – валяй, «поспешишь – в ад быстрей угодишь», хе-хе… Треть минуты в вашем распоряжении при ставке на одну душу – как ею распорядиться, еще раз акцентирую, решать военным. Врата будут «работать» ровно это время, до следующего покинувшего плотскую оболочку и преодолевшего радиус активации.
-    И как же определить, чего достойна душа – лавы или яблочных зарослей? – поинтересовался Борч.
-    Визуально, - вздохнул профессор. – Заглянуть по ту сторону Врат, когда они…
-    Но, - Уппс привстал, тут же сел, обдумывая мысль. – Я слышал, что Врата всё-таки Дверь… вращающаяся…
Я уже упоминал, такие темы стараются не поднимать. Просто так сложилось. Исторически что ли.
 Но тут вопрос по существу. Тут не до завуалированных символов. Чисто техническая сторона проблемы.
Ыго заелозил на столешнице из гробовой доски.
-    Всё так…. – выдавил он, словно раскрыл тайну исчезновения Мефистофеля. – Но… вертушка из стекла…
-    Точняк? – осведомился генералиссимус.
-    Есть фотографии.
-    Не стоит. Продолжайте.
-    У меня собственно, почти всё. Осталось представить вам сверхновый прототип – ХДД!
-    Чего?  - спросил кто-то остроумный. – Холодец Домашний Дорого?
Ыго застучал лапкой по трибуне. Яяйча метнулся за лакированную поверхность доски, возник из-за нее через несколько секунд, гордо демонстрируя залу какой-то металлический предмет.
-    Это Хомут Для Душ! – объявил Ыго.
Действительно, колечко в руке чертенка смахивало на хомутик  небольшого диаметра. С ладони до самого пола свисала металлическая цепочка, по всей видимости, приваренная к хомутику.
-   Сотни расчетов, замеров и проб – и вот!
Уппс потер лоб, голова раскалывалась, в горле пересохло. «Гарпию мне в сестры, выругался он про себя, где здесь у них барчела?»
-   Можно вкратце?
Профессор Ыго совсем поник, он собирался растянуть этот момент максимально долго, чтобы с нюансами, с предтечами, с курьезами опытов… ну хотя бы дня на два… Но голос генералиссимуса не допускал отказа.
-   Хорошо, - промямлил ящер. – Души оставляют след, как хвост у кометы. Если угодно, это нить, всё еще связывающая их с телесной сущностью. Вплоть до Врат. Это след памяти, это призрачная пуповина, это слабая ментальная волна, пытающаяся пробиться к живым…
-    Как если нести пепельницу и рассыпать окурки… - шепнул Уппс Борчу. Капитан с умным видом кивнул, проектор его лица изобразил улыбку, а мозг отметил бледность генералиссимуса.
-   …Хомут способен окольцевать душу за этот след, и удерживать ее. Думаю, пару дней, естественно, если она не преодолела границы Сознания Врат. Там ХДД бессилен. Так мы решим проблему зависимости от числа душ и времени их прибытия. Достаточно лишь накопить необходимое количество…
-    Мне надо отлить, – снова наклонился к капитану Уппс.
-    Там за сценой – кафетерий.
-    Пиво есть?
-     Думаю да…. для вас найдут…
-    Славненько. – Генералиссимус встал, поднимая руку. – Продолжайте профессор, для меня информации достаточно. Нужно все тщательно продумать… - Он обвел взглядом затихший зал, понял, что надо сказать что-то более внушительное. И он нашел что: - Наступление завтра! На завтрак не рассчитывайте! 
Историки на седьмом ряду зааплодировали,  толком не разобрав последнюю фразу.
Так Уппс вышел. Из зала.
Одновременно войдя. В историю Первого Наступления и сборники цитат со ставшим впоследствии бессмертным «Наступление завтра! А на завтрак рагу и щи!»
 
______
 
Военный советник замолчал, скрестив руки на столе. На другой стороне дьявол откинулся на спинку и улыбнулся. В пятьдесят четыре зуба.
-   Эх, молодчина генералиссимус. Умею я всё-таки выбирать людей, - долгой затяжкой он превратил в пепел половину сигары. – Говоришь уже в Сахаре?
-    Да. Ментальщик сообщает, что поймано около двадцати душ, и генералиссимус планирует штурм в ближайшие часы.
-   Вот оперативность, учись! – сатана хлопнул ладонью по столешнице, да так, когти застряли в эбоните. – А как там по прошлому этого Уппса – замечаний, провалов не было?
Советник замялся.
-    Нет. Не припоминается… - «как и сам Уппс» мог бы добавить он, но разумно промолчал.
-    А должно не припоминаться, а знаться. Да ладно, - сатана махнул рукой. Он был в хорошем настроении. – Держи меня в курсе. Что еще?
-   Задержали вчера одного сумасшедшего, кричит, что является главнокомандующим Наступления. Рвался в расположение штаба. Пробили по базе бумаг – простой безработный забулдыга.
-   И где он?
-    Где и положено, в местах интенсивных профилактик. Таблеточки, укольчики.
-   Молодцы. Клизму еще пусть пропишут. Странно, что только один пока объявился псевдогенералиссимус, в такие исторические моменты – многие начинают мнить себя важными фигурами… - дьявол потер острый подбородок. – Хм… а информация быстро просочилась, если уже какая-то пьянь знает о Наступлении… разобраться!
-   Есть! Разрешите лететь?
 
_______
 
 
Одна штурмовая группа состояла из двадцати демонов.
В каждую группу входило по одному демону с врожденными ментальными способностями. Таких за глаза называли «рацухами». Очень тонкое (пусть и обидное) прозвище – их роль в любых боевых действиях сводилась к передаче/приему информации, то есть связи с координирующим центром. «Главная рацуха» или «коммутатор», был представлен непосредственно к Уппсу, для приема оперативных докладов от периферийных «рацух» и передачи приказов по ментальной волне. Брюхастый демон, с паучьими ногами, постоянно семенил за генералиссимусом.
Групп было пятнадцать, как и пойманных душ.
-   А если все они порочные… или хотя бы большинство? Как тут узнаешь – впусти их в зону Врат проверить  и – ух – таймер в двадцать секунд запущен.
Борч посмотрел на осунувшегося генералиссимуса. Тот сидел на каменной лепешке и глазел на Врата.
-   Да-а-а – протянул Борч. – Тут мы Ыго зря не потрясли. Упустили…
-   Ничего. Риск есть риск, тут шансов больше, чем в Бохской рулетке, эт-точно, - генералиссимус приложился к фляжке.
– Может, пусть порасспрашивают этих бестелых: как жили, чего натворили. Отсеем убийц и судимых. Самых правильных в первые ряды Наступления.
-   Отличная идея, капитан, - икнул Уппс. – Получите орден.
Борч покраснел и пошел давать поручения.
Пустыня за Вратами колыхалась волнами горячего воздуха. Далеко-далеко дрожало пятно миража, Уппс рассмотрел в нем танцующих алрун.
Души, закованные в хомутики, скучали под медяком солнца. Одни беседовали, другие с любопытством рассматривали демонов или каменные громады на севере, кто-то просто дремал, присев на корточки. В основном среди умерших – мужчины. Приставленные к «задержанным» рядовые то и дело проверяли болты на хомутах, если надо - подкручивали.
Штурмовые отряды кучковались возле скопления огромных валунов, и походили на астронавтов в марсианской долине. Пейзаж располагал.
-   Ладненько, - вздохнул генералиссимус. – Скоро начнем…
И поспешно выпил.
______
 
До определенного момента всё шло неплохо. То есть секунд тридцать после начала Наступления.
Даже несмотря на то, что двое солдат Первого Штурмового Отряда не успели проскочить Врата. Ковер из облаков и нечто похожее на райские сады за стеклом вертушки исчезли, и демоны телепортировались вперед на несколько метров. Все та же Сахара приняла их тела, которые пролетели сквозь створки и скатились в неглубокий кратер.
Везучие дети ада…
-   Что происходит? – дробленым голосом спросил Уппс у «главной рацухи».
-   Пытаюсь связаться… - ответил паукообразный.
-   У вас там, что еще разные волны?
-   Есть, сэр… слышу мысли первого связного… трудно разобрать… думает, что падает…
-   Думает?
-   Ну, говорит, мысленно…
-    Как падает? Куда? – подал голос Борч.
-   Вниз, - промямлил «коммутатор»; глаза закатились, его едва заметно трясло. – На землю… как и остальные…
-    Второй отряд готов! – гаркнули из-за спины.
Уппс сглотнул.
-   Наступление окончено, - выдавил он. – Возвращаемся… давайте сюда какого-нибудь грешника…
 
_______
 
- С научно-технической точки зрения чистилище и небеса можно сравнить с разными агрегатными состояниями вещества. Для ада характерна большая плотность. И пусть мы частично используем раздробленные души для создания высших существ, новых демонов, это лишь добавки, приправа так сказать. Подземному царству присуще твердое состояние.
Рай отождествляют обычно с бестелесным существованием, со светом, и практика Наступления это доказала. Опять-таки, с точки зрения физики, рай - мир малой плотности. На процентов восемьдесят-девяносто девять духовный, газообразный.
Человек… тут можно применить принцип суперпозиций, он пребывает в двух состояниях одновременно, этакий симбиоз, который прекращается после смерти. Вещество – тело, и поле - душа.
Так что попытка провала Наступления объяснима и, более, научно обоснована. Против нас была физика! Плотности, массы, состояния!
Эту лекцию профессор Ыго читал самой благодарной и внимательной аудитории – кирпичной кладке темницы. Он стал единственным крайним в провале операции, да и Сатана, после извещения о подаче на развод сорок седьмой жены, не особо рубил с плеча. Он ограничился хвостом и головой профессора. Не до этого всего…
Казнь назначили на полночь.
 
________
 
 
Бохс всё также иногда колдует у стойки. С переменным успехом.
Борча повысили до полковника, и наградили Орденом За Непонятно Что.
Уппс ушел на пенсию (через неделю, по состоянию здоровья) и вернулся в трактир.  Теперь над входом красуется вывеска: «У Генералиссимуса», а посидеть-выпить за столиком с Уппсом обойдется вам в 666% от стоимости заказа... ну и пиво генералиссимусу.
В пригороде Парижа прошел «дождь из отвратительных хвостатых существ, тела которых взрывались при падении» (выписка из местной газеты).
Во время казни Ыго, палач поскользнулся, вместо хвоста перерубил опутывающие профессора веревки, и застрял рогами в столбе. Ыго проворно дополз до серного озера и скрылся в жиже.
В это время Ленивый Ба храпел на скамейке. Колесо Судьбы уже как час остановило вращение. Скоро к нему придут…