Новая Фириэль или рассказ у костра

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3770
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Елена Зайченко (Сириэль).
Городок Лэту очень интересный. Он как будто, поддавшись современности внешне, тайно презирал суетливое время и припрятал от него совсем другую жизнь.
Сидели однажды на скамейке возле церкви две старушки в чепцах со смешными кружевными «ушками». И сурово порицали какого-то «старого упрямца», что «извел всю родню и пустил к себе этих бандитов».
Предоложим, упрямство – любимый человеческий недостаток в Южной Франции. Но откуда в тихом уединении Лэту взялись бандиты? Оказывается, речь шла о графе де Маэнсаке. Жил он здесь в конце ХIII века, «вон его замок за рекой». А «бандитами» почтенные дамы назвали не то отряд наемников, не то воинство тамплиеров. Вроде бывший крестоносец-граф пустил их к себе. А из-за этого погиб его сын, исповедовавший веру альбигойцев. Была там какая-то эпически-запутанная история с замком Маэнсак в Средние века…
Внутренне жил в них и аббат Понсьер. Бедняга тщетно пытался отвадить хотя бы туристов от новой достопримечательности Лэту. И так, и сяк прикрывал ее различными престолами, аналоями и драпировками.
Не так давно в базилике св. Катерины делали реставрацию. И обнаружили «редкий образец средневекового граффити»: накарябанную в том же ХIII веке скабрезную картинку. И к ней подпись: «Лаудетт брюхата от инкуба». Немедленно приехали ученые и едва ли не торжественно закрыли «памятник искусства» стеклом.  Аббат расстроился, когда ему не позволили снова замазать его. И священника можно понять вдвойне: намалеванный инкуб был с тонзурой…
Гулкий готический собор, маленькая романская базилика, пара музеев…  Вот, вроде, и все достопримечательности городка. И совершенно не хочется назвать Лэту сонным, скучным. Уже через день ловишь себя на том, что пытаешься уловить между двумя мгновениями некий особым смысл.
А еще был у меня там любимый парк между замком и древним межевым камнем. Это место упорно не позволяло сделать себя респектабельным. Люди с куда большим удовольствием гуляли и отдыхали в скверике у собора. Привыкли, наверное… Каменные парковые скульптуры как-то необычно быстро выветривались. Форма и контуры попросту терялись, и перед вами представал очередной менгир. Только совсем не древний. А бронзовые скульптуры попросту исчезали. Парк будто «отмахивался» от очередных дизайнеров как художник от навязчивых советов дилетанта.
Именно там я встретила Кота. Чисто белого, гладкого до сияния и довольно крупного. Он поворачивал голову вслед тени листа на стволе дерева, и его уши просвечивали чуть ли не ярко красным. Обычно Кот сидел в развилке дерева.
Спешила я ранним утром на парижский автобус. Даже птицы почему-то не пели. И вдруг Кот поворачивает мне вслед голову и окликает этаким значительным: «Мряу». Я даже вздрогнула от неожиданности. Ощутив себя в чем-то Алисой Лиделл, засмеялась и протянула руки к Коту. Тот коротко мявкнул и прыгнул на землю по другую сторону дерева. Через развилку ветвей был виден только густой туман. Почему я не удивилась ничему? Наверное, из-за спешки.
Встречаться с Котом в парке стало для меня хорошим тоном и даже доброй приметой. Обычно сидел себе на том же дереве в развилке из семи ветвей. По-философски и чуть надменно глядел в глаза редким прохожим. Иногда насмешливо мурмявкал.
Вот только не давал даже дотронуться до себя. Просто перепрыгивал на ту же сторону своего древесного трона. И густой туман был тот же... Постоянство этой иллюзии иногда не давало мне покоя.
В полдень тридцатого апреля Кот не пришел на встречу. Стало даже как-то неуютно от этого.
Внезапно с той стороны дерева раздалась переливчатая струнная трель. В одно мгновение в голове сложились какие-то неведомые слова песни.
Стало смешно, когда тот же инструмент сыграл протяжное «Мя-а-ау». Бывает музыканты шутят, заставляя струны издавать звуки окружающего мира. Но чтобы так точно и метко!
  Когда захотелось окликнуть музыканта, взгляд не встретил привычного тумана.
  А я и не знала, что здесь тренируются лучники. И что на тетиве можно так сыграть!
В низине стоял некто в серо-зеленом подобии жакета, темно серых штанах и высоких сапогах. Даже не седые, а белые волосы он стянул в хвост. Пальцы его бегали по тетиве поющего лука и мягко оттягивали ее.
Внезапно музыкант взглянул прямо в глаза, и обратился ко мне новой трелью.
  «Узнаешь меня?»,- толкнулся где-то внутри заданный вопрос.
Я не знала как ему ответить. И, подобно Коту, захотела воспользоваться услугами Дерева. Ухватилась за ветки, подтянулась…
  Откуда в траве взялся бронзовый гном, величиной с колышек от палатки? Почему не исчез как другие?
Я споткнулась, и мир переменился. Куда исчез день? Откуда взялись звезды над головой? Почему я лежу на земле?
  В парке гулял с собакой старичок. «Тебе повезло, девочка», - сказал он, проводив меня до пансиона.
А во сне я увидела знакомое Дерево.  Оно светилось зеленым светом. У него было человеческое лицо, и развилка казалась короной.  «У тебя был шанс», - произнес человек-дерево…
  Ребята, не смейтесь надо мной, пожалуйста. Есть в мире такое, что мы даже побоимся понять до конца.
  До сих пор думаю спас меня тот бронзовый гном или предал…
Автор: Елена Зайченко (Сириэль).