Ночь в полнолуние

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3176
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Александр Кудрицкий.
Не странно ли, что в мировом просторе
В живой семье созвездий и планет
Любовь уравновешивает горе
И тьму всегда превозмогает свет?
Н. А. Заболоцкий
 
Я поставил блюдечко с курагой на стол и сел в кресло. Телевизор не было смысла включать ― всё равно каждый раз там раздавались только жуткие завывания да проносились пугающие картинки. Даже радио работало как-то с помехами. Хорошо, что она не может поменять тексты в книгах  ― так я хоть могу коротать вечера  за чтением романов Бертрис Смолл, Джудит Макнот и Джоанны Линдсей ― моих любимых писательниц.
Правда, не все вечера я могу усидеть дома. Когда на улице начинается гроза, слышатся завывания ветра (обычно это происходит ближе к полуночи), я быстро одеваюсь, замыкаю на ключ входную дверь и бреду под дождём, куда глаза глядят. Находиться в это время в четырёх стенах невозможно: мигание лампочек сопровождается какими-то загробными голосами и завываниями, предметы умудряются сами летать по воздуху, норовя ударить или проткнуть меня, периодически открываются занавески и в окна кто-то заглядывает и т. д. Конечно, дом имеет хорошую защиту, иначе эти кто-то уже давно лазили бы внутри, горя желанием размозжить мне голову. Но защита, к сожалению, тоже не вечная. Позавчера они уже начали стучать в окна ... Что будет дальше?...
В соседней комнате что-то громко упало на пол. Даже имея стальные нервы, я вздрогнул, подождал пять секунд, сорвался с кресла и влетел в спальню. Там, естественно, никого не было, только возле стола валялась складная расчёска. Покачав головой (она уже начинает действовать днём), я собирался выйти, но вдруг подскочил, как ужаленный, и бросился к упавшему предмету. Открыв любимую расчёску, я пробормотал в её адрес проклятия: зеркальце внутри было покрыто паутиной трещин ...
 
 ---------------
 
Расскажу всё по порядку. Меня зовут Александр, и мне семнадцать лет. Я закончил одиннадцать классов средней образовательной школы. Живу в частном доме. Полмесяца назад всё вроде бы было хорошо: я сдал школьные экзамены и собирался вскоре ехать с родителями отдыхать в Крым. Предки собирались быстро смотаться на вокзал, как к нам подошла соседка  ― уже немолодая женщина  ― и попросила подвезти её в какое-то совсем не ближнее место, противоположное по направлению к вокзалу. Папа вежливо отказал, ссылаясь на важные дела, и пошел в дом. Женщина что-то покричала на улице и ушла. Я же в это время быстро сходил в библиотеку, и на обратном пути заметил ту самую соседку возле моей калитки. Когда я подошёл ближе, то увидел, что она присела на корточки и начала что-то сыпать на землю, бормоча какие-то слова. Мне этот беспредел, конечно же, не понравился, потому я стал сзади и громко покашлял.
Женщина рывком встала, бросила на меня яростный взгляд и быстро побежала к своему двору.
 ― Вы мусор за собой забыли убрать! – крикнул я вдогонку.
Но та не прореагировала, забежала к себе и громко хлопнула железной дверью. Я хмыкнул, занёс во двор книги, собрал серый пепел под калиткой в первый попавшийся кулёк и выкинул его в мусорник.
Через двадцать минут родители уехали, а ещё через полчаса небо внезапно потемнело и разразилась страшная буря. Одолеваемый тяжёлыми предчувствиями, я выглянул в окно и во дворе напротив заметил среди струй дождя столь знакомую фигуру – нашу соседку, воздевающую руки к небу. Я улыбнулся и покачал головой: если человеку нечего делать, зачем мешать ему?
Родители почему-то не появились ни сегодня, ни завтра. Вскоре мне пришло ужасающее известие – мои родители попали в автокатастрофу: на скользкой дороге под яростными порывами ветра отец не вписался в поворот и слетел в кювет.
По странной воле случая машина отделалась лишь многочисленными царапинами, в то время как родители…
   Вот так я остался один. Машину, в которой души раньше не чаял, быстро сплавил соседу. Моя тётя, мамина сестра, хотела забрать меня к себе, но я отказался – у них и так семья большая, я там буду чувствовать себя лишним…
Всё чаще в голову приходила картина, увиденная во время бури, как соседка протягивает к небу руки… Дня через два, увидев её на улице, я подошёл и прозрачно намекнул о её причастности к автокатастрофе. Та лишь уничтожающе посмотрела на меня и пробормотала нечто вроде «думала, ты тоже там будешь». После этого я окончательно уверился в том, что ДТП было вовсе не ДТП, а, так сказать, «убийство на расстоянии». Я начал вспоминать, чего бы она так могла на нас разозлиться, что же могло послужить ему причиной.
Ну да, конфликтов у нас было много, и в основном они исходили с её стороны. То мы обнаружили во дворе полувыпотрошенную рыбу, то окурки от сигарет «Winston», которые соседка обычно курит, часто она палила у себя какую-то траву, вонь от которой распространялась на весь двор (наш, естественно). Мы часто ругались, но быстро об этом забывали. Неужели она копила обиду всё это время? А недавний инцидент с машиной стал последней каплей?
   Дней пять – как будто пять лет -  после гибели родителей я ходил как в тумане, но потом постепенно оклемался, и начал замечать странные вещи, которые начались с первой грозой. По чердаку довольно часто кто-то громко ходил, топал, там же раздавался какой-то металлический лязг, за окном нередко раздавились странные визги, в комнатах что-то шарудело… Ту ночь я едва выдержал: я был напряжён до предела и вздрагивал от каждого звука.
Следующая ночь прошла спокойно, и я был склонен думать, что тогда мне всё приснилось, но не тут-то было: ночь потом была ещё большим кошмаром: сами открывались двери, в меня летели какие-то мелкие предметы, периодически выключался свет, по стенам прыгали чудовищные тени. Я едва не упал в обморок, когда открыл занавеску и увидел перед собой какой―то белесый силуэт.
   «Она питается твоим страхом», ― хладнокровно подсказал внутренний голос.
С тех пор, если я слышал в любые из этих прошедших ночей малейшие признаки надвигающейся грозы, торопливо одевался и убегал. В последние две ночи верным спутником стал велосипед, так что теперь эти ночные прогулки даже стали доставлять мне удовольствие.
 
 ---------------
 
Наше однообразное противостояние длилось уже шесть из двенадцати ночей. Она атакует, а я отступаю и цепляюсь, как могу, за свою жизнь. Естественно, ведя такой образ жизни, я смертельно уставал, вечно зевал и один раз даже отключился, просто прислонившись к стене.
   Сегодняшняя ночь была "бурной", то есть я отсутствовал дома до самого утра, и следующая гроза должна была быть только послезавтра. Пройдясь в магазин, я закупил продуктов (кстати, я похудел уже на четыре килограмма, хотя относился к категории парней "ни грамма жира, одни мышцы"  ― но, тем не менее, быстро терял в весе ), поел чего-нибудь, для разнообразия включил телевизор ( там на меня с небольшого разгона прыгнул огромный волк  ― казалось, что экран для него вовсе не преграда), быстро выключил и сел, точнее лёг, читать новую книгу, которая, кстати, оказалась очень даже интересной ― "Я ― легенда", по сюжету которой был выпущен фильм. В переживаниях главного героя я нашел что-то до боли знакомое ― такая же безысходность, неуверенность, неизвестность. Часов в шесть я, не в силах больше читать, отложил книгу и заснул.
Разбудили меня глухие раскаты грома. Сначала я удивлённо протирал глаза, но потом быстро вскочил и взглянул на часы. Было полдвенадцатого (ночи, естественно ). Примерно в это время за последние две недели всегда начиналась гроза. Но почему именно сегодня? Я же не мог проспать двое суток!? Нет. Прошло только пять с половиной часов. Я глянул на находившийся напротив соседний двухэтажный дом, в котором светились абсолютно все окна. Вот проклятая ведьма! Призывательница гроз! Сошла с графика, а теперь наверняка радуется! Я быстро включил свет, снял с батарей едва просушившуюся после сегодняшней ночи одежду и начал её быстро натягивать. За окном уже вовсю хлестал дождь. Голова, отдохнувшая после сна, работала чётко и слаженно. Одевшись, я на всякий случай повключал везде свет ( который уже начал мигать  ― беда уже близко ), наощупь нашёл в шухляде ключ и пулей вылетел из дома. Пытаясь не вступать в лужи, вспомнил, что стоило бы взять с собой велосипед.
" Нету времени, нету времени. Беги отсюда! ",  ― настойчиво твердил внутренний голос.
Закрыв за собой калитку, я побежал прочь от двора. Яркой вспышкой сверкнула молния. Я начал по привычке считать секунды. " Раз, два, три, четыре ... " На девятой землю потряс мощный удар, а уши едва не заложило от грохота. За спиной погасли огни моего дома. " Сейчас что-то будет ", ― сказал я себе. И действительно, налетел ураганный ветер, который поднял меня, как пушинку, и с громадной скоростью понёс вперёд. В той стороне был забор какой-то фабрики.
   " Колья забора заканчиваются острыми штырями ... Что же, довольно таки умно. "
Подняв вверх, ветер резко бросил меня вниз. Изогнувшись, я схватился за колья и сполз под забор. ("Обломайся!",  ― подумал я, адресовав это ведьме ). Окна первого, частично второго и полностью третьего этажей стоящего передо мной жёлтого здания светились. При более подробном осмотре я обнаружил, что последнее окно первого этажа просто прикрыто. "У меня появился шанс ",  ― возликовал я, тем более что сзади за забором уже слышались чьи-то тяжёлые шаги. Осторожно выглянув между кольями и прикрыв глаза от ветра, я увидел уже знакомые белесые силуэты, которые быстро приближались к забору. Проворно вскочив, я метнулся к открытому окну, толкнул створку и не без труда ввалился внутрь здания, больно приложившись об пол спиной. Встав, я энергично отряхнулся. Вода с волос застилала глаза и порядочно мешала смотреть. Первым делом я закрыл окно, через которое влез ( чем фактически спас себе дальнейшую жизнь: через секунду по стеклу скользнула когтистая лапа, оставив на нём пять ровных белых царапин). Затем я осмотрелся. Находился я в каком-то большом офисе, но почему-то пустом. Особо настораживала тишина, от которой я просто напросто отвык. Повернувшись, я заметил ещё несколько окон, поставленных на проветривание, и опрометью бросился к ним. Секунд в восемь я управился и только сейчас увидел едва прикрытую балконную дверь. Перепрыгивая через столы и оставляя на полу мокрые следы, я кое-как добрался до балкона и уже собирался повернуть ручку, как дверь кто–то толкнул с улицы. Я едва удержался на скользком полу и увидел в проёме девушку чуть ниже меня. « Очередная ловушка? Может, она вампирша? »,  ― мелькнула мысль. «Не знаю»,  ― честно ответил я. «Учти, вампиршы очень сильные: не зря ты только что чуть на полу не растянулся», ― предупредил внутренний голос. «Приму к сведению», ― мысленно отозвался я. Схватив девушку за локоть, я поволок её к середине офиса.
 ― Я … поранилась,  ― сумела выдавить из себя девушка и показала руку.
   « Вампирши любят кровь … »
Девушка слизнула кровь с руки. «Может, ты меня отпустишь?»,  ― задала она вопрос. «Смелая»,  ― удивился и одновременно обрадовался я. «Люблю смелых … Но не врагов.» Отпустив девушку, я устало опустился на мягкий стул.
 ― Ты кто? – сразу же начала задавать вопросы девушка.
   «Лучший способ защиты  ― нападение»
 ― Вообще то я сейчас задаю вопросы,  ― грубо оборвал я девушку.   – Где все?
 ― Все? – секунду девушка недоумённо уставилась на меня, а потом быстро ответила:
 ― Они наверху. Празднуют.
   «Она запнулась. Придумывала ответ?»
 ― Что празднуют?
 ― День рождения директора.
   «Я бы тоже так ответил»
В окне напротив я заметил чью- то белую физиономию и застыл. Оскалившись, злобное создание громко постучало когтем по стеклу, как будто говоря «стекло для меня не преграда, не надейся». Девушка обернулась и едва подавила крик, после чего схватила со стола ручку и бросила в окно. Она оказалась на удивление меткой: если бы не было стекла, ручка точнёхонько врезала б мертвецу между глаз. Я схватил девушку за руку.
 ― Нам нужно найти какое-то закрытое помещение,  ― мой мозг работал со скоростью света ( напоминаю: скорость света – это когда ты успеваешь вытащить из холодильника банку с пивом прежде, чем там загорится лампочка), так вот, мой мозг работал со скоростью света, одновременно не забывая и об остальных не менее важных органах, потому я сказал:
 ― Туалет? Есть у вас здесь туалет?
 ― Да …
Слова девушки перекрыл грохот на втором этаже, потому не договаривая фразу, она потянула меня к выходу, успев по пути выключить свет. За нашими спинами раздался звон выбитого стекла.
 
---------------
 
Сначала туалет показался мне бредовой идеей, но потом я оценил все его преимущества. Во – первых, он закрывается, во – вторых, туалет сам по себе полезный, а в – третьих  ― нас там сразу не догадаются найти. Тем временем девушка тащила меня по какому-то тёмному коридору.
 ― Слушай, а он (то есть туалет) случайно не на втором этаже находится? – испуганно спросил я, слыша там какой-то подозрительный шум.
 ― На втором этаже тоже есть,  ― успокоила меня девушка. – Чего ты плетёшься, как черепаха, и спотыкаешься вечно? – тут же одёрнула она меня, потом остановилась и сказала.
 ― Значит, сейчас повернёшь налево, пройдёшь метра два, повернёшь направо, пройдёшь ещё метра два и там будет дверь. Я сейчас вернусь,  а ты жди меня … там.
Я хмыкнул и начал исполнять свою сложную миссию. Слева я различил два умывальника. «Я на правильном пути».
Я нашёл конечную цель моего путешествия – заветную дверь, открыл её и догадался по характерному клубничному запаху, что я нахожусь в убежище – то есть в туалете.
«Главное, что бы замок был исправен»
Наощупь найдя замок, я заблокировал дверь. Когда глаза привыкли к темноте, я обнаружил, что нахожусь в довольно большом помещении с двумя этажерками и ещё парочкой предметов для удовлетворения природных потребностей. В дверь кто-то постучал. Я спросил личность стучащего, на что получил ответ: «Я, открывай быстрей.»
Разблокировав дверь, я впустил девушку с чайником, небольшой стопкой пластиковых стаканов и большой упаковкой солёного крекера.
 ― Чайник уже успел нагреться? – удивлённо спросил я.
 ― Он и был нагретый, я только недавно чай пила,  ― ответила девушка, ставя всё на этажерку.
 ― А ты заварку не взяла…  ― заметил я.
 ― Вынь из заднего кармана… Куда полез, из левого…
Я вытащил изрядно сплюснутую коробочку с пакетиками чая и положил её на свободное место.
 ― Кстати, как тебя зовут? – поинтересовался я.
 ― Света, потому…
Девушка не закончила фразу. За дверью что-то прошлёпало и удалилось. Чтобы развеять свои последние сомнения, я стащил с шеи крестик и показал его Свете, ожидая её реакции. Девушка посмотрела на него и улыбнулась:
 ― У меня такой же, смотри,  ― она вытащила из-под выреза майки цепочку и показала свой крестик, идентичный моему.
«Она для тебя не опасна»,  ― резюмировал внутренний голос.
Я потянулся к телефону и обнаружил, что у него окончилась зарядка.
 ― Который час?
 ― Начало первого,  ― ответила девушка, вытащив свой чёрную « раскладушку».
Я позаимствовал у неё телефон, и пользуясь его экраном, как фонариком, стал оглядывать этажерки. Четыре больших блока туалетной бумаги, куча всевозможных дезодорантов, мыльных средств, какие-то удобрения для цветов, щётки, два шампуня (и зачем они только в туалете?) сверху стояли вазоны, внизу я нашёл две коробки из-под микроволновой печи и цветного ксерокса, чуть выше – стопку больших синих полотенец. Между второй этажёркой и стеной было небольшое пространство, где помещались две швабры: одна новая, навороченная, вторая, видимо, старая, деревянная. Я особо обрадовался второй, вытащил её, отломал нижнюю часть, после чего у меня появилась вполне пригодная для защиты длинная палка (прямо как в Звёздных Войнах двуручный меч).
 ― Порча казённого имущества…  ― начала девушка.
 ― Знаю, знаю. В данном случае это необходимо.
 ― Кстати, я еще не узнала твоего имени,  ― спохватилась девушка.
 ― Я Саша. Ты, если я правильно запомнил, Света.
 ― Правильно запомнил,  ― кивнула девушка.
 ― А ты кем здесь работаешь?
 ― Я…  ― запнулась Света. – так сказать, отвечающая на телефонные звонки.
Я засмеялся.
 ― Вроде секретарши, только… общей?
 ― Только не смейся…
 ― А лучшего пути в жизни не нашла?
 ― Я провалила экзамены в университет, а родители же так надеялись… А потом я нашла эту работу. Не решилась им сказать… И соврала, будто бы я поступила.
 ― Да, сложная ситуация.
 ― Она ухудшилась тем, что я до этого жила у подруги, но у неё вернулись родители. Теперь мне негде жить…
 ― То есть ты не киевлянка?
 ― Нет, я из Белой Церкви.
Через небольшое окошко в стене лилось лунное сияние. В его свете я разглядывал Свету. Красивые черты лица, коротко (по плечи) стриженные чёрные волосы, чёрные штаны с плохо различимой в темноте надписью на поясе, зелёная обтягивающая майка…
 ― А ты какими судьбами сюда попал? И что за чертовщина тут вокруг творится?
Непонятно что на меня нашло, но я выложил всю свою историю, умолчав только об автокатастрофе.
 ― Ну и ну…  ― только и сумела сказать ошарашенная девушка. – И я стала невольной участницей всего этого…
За дверью раздались чьи-то тяжёлые шаги. Кто-то толкнул дверь, которая, естественно, не поддалась. В этот момент мы испытали нечто, что я впоследствии назвал «мозговой штурм»: за секунду до него я судорожно схватился левой рукой за этажёрку, а правой прижал к себе девушку, после чего меня потянуло к двери и чей-то властный голос приказал: «Открой дверь и выйди». Я рвался к двери, а крошечный островок трезвого рассудка в мозгу что было мочи орал: «Очнись! Ты чего делаешь! Остановись!» Лишь левая рука, которая просто прикипела к этажёрке, никак меня не отпускала. Секунд через десять я освободился от наваждения и увидел, что прижимаю к себе Свету, которая жутко царапалась, пытаясь вырваться. С трудом разжав левую ладонь, я схватил с этажёрки какой-то распылитель и выпустил струю воды девушке в лицо. Света закашлялась и прекратила попытки освобождения, после чего я её отпустил. Откашлявшись и отчихавшись, девушка спросила:
 ― А что это было? Мне так жутко захотелось открыть дверь и выйти, будто от этого зависела моя жизнь …
 ― А ведь действительно зависела … Она была на волоске … Такой кратковременный гипноз …
 ― А почему …? И … ? – задавала вопросы Света и читала ответы в моих чистых невинных зелёных глазах.
 ― Я тебя не сильно расцарапала? – извиняющимся тоном спросила Света.
 ― Да ничего, пустяки. Кстати, где наш друг, который до этого топтался под дверью?
 ― Я вроде слышала, как он ушёл …
Сильный удар снаружи потряс дверь. Может, он набрал разгон и таким образом втемяшился в дверь? Ещё с десяток таких ударов, и дверь, точнее, замок, может не выдержать.
Я быстро добрался до двери и подпёр её спиной. Последовал новый удар, который в равной степени разделили мы с дверью. Секунд десять стояла настораживающая тишина, как вдруг дверь пробил неизвестно откуда взявшийся двадцатисантиметровый шип.
   «Двумя сантиметрами левее, и твоя печень перестала бы нормально функционировать…»
 Чудище за дверью не спешило забирать своё оружие: я заметил, что шип дёргается, но не вытягивается.
   «Застрял? …»
Я схватил возле стенки свою палку – останки швабры – и принялся наносить один за другим удары.
   « Если ты загнёшь этот шип, будет только хуже»,  ― посоветовал внутренний голос. «Плевать»,  ― отмахнулся от него я, чувствуя мстительное удовольствие от жуткого нечеловеческого воя, раздававшегося за дверью. При четвёртом ударе конец моей палки обломился, на шестом шип негромко треснул у основания и отвалился. Мне пришлось заткнуть себе уши, иначе я бы точно оглох от истошного вопля ужаса, огласившего всю округу. Нечто, громко топая, быстро унеслось прочь.
 ― Знай наших,  ― гордо объявил я Свете.
- Мн-не кажется, - слегка заикаясь, сказала Света, - что это был … ну … не предмет, а часть тела этого … гм … неизвестного создания.
- Мне только сейчас пришло это в голову, - задумчиво ответил я, - зато теперь оно нас за километр обходить будет.
- А если оно приведёт ещё с десяток таких же? Что им стоит выбить шипами такой круг, а потом просто выломать его?! Или … просто пробить пару раз замок?! – похоже, у девушки начиналась истерика. Я подошёл к Свете, и, успокаивая, обнял её за плечи.
- Кстати, знаешь, из чего следует, что это были не люди? – улыбнувшись, спросил я у девушки.
- Может, из шипов? Или из этого ужасного воя?
- Это само собой. Человек сначала просто сделал бы вот так, - я шагнул к двери и нажал на ручку. К моему глубочайшему удивлению дверь свободно открылась. Не веря увиденному, я её снова закрыл, открыл и закрыл. При этом челюсть у меня не просто отвисла – она жутко отвисла и никак не хотела возвращаться назад.
- Вот это действительно ужасно … Мы были в шаге от смерти и даже не догадывались об этом … - едва проговорила Света.
- После того, как ты зашла, я забыл запереть дверь …
- И ему стоило всего лишь нажать на ручку двери и …
Девушка устало присела под стенкой и зажала голову руками. Мне внезапно стало её жалко: это я уже привык ко всевозможным проявлениям чёрной магии и ведьмовского колдовства, а каково девушке из обычного мира внезапно окунуться в мир зла?
- Ты всё-таки дверь закрой на замок – не ровен час, ещё кто-нибудь решит сунуться, - улыбнулась Света.
   «Упс, а про дверь то я снова забыл … С памятью что-то плохо … Морковки надо будет скушать …»
Я закрыл дверь на замок, пять раз проверил и после этого сел возле Светы под стеночкой.
- Который час? - спросил я .
- Час шестнадцать, - ответила Света, взглянув на светящуюся панель телефона.
- Ещё часа четыре, и, думаю, всё уже закончится, - пробормотал я. Почему – то ужасно захотелось склонить голову на плечо и заснуть.
- Смотри, луну видно. А луна то полная … Полнолуние … Самое подходящее время  для колдунов и ведьм, таких, как твоя …
- Она вообще – то не моя … - слабо возмутился я.
- Может и не твоя, - Света сладко зевнула, и мне до боли захотелось сделать тоже самое.
- Не понял, - громко сказал я.
- Что такое? – на какое-то время сон со Светы слетел куда-то недалеко.
- Луну только что заслонило что-то.
- Может, показалось …
- Может … Вот снова, смотри.
В небольшое окошко  под потолком кто-то заглядывал. Теперь челюсть отвисла у Светы.
- Там же голая стена … Как оно туда забралось?
- Может оно летающее? – высказал я предположение.
- Об этом я не подумала …
Нечто начало долбить стекло.
- Ничего у него не выйдет … Там стекло толстенное, знаешь, такое с проволокой внутри … И всего лишь два сегмента … или как там отдельные части называются … - Света уже явно засыпала и удобно устроилась у меня на плече.
«Придётся мне самому дежурить», - подумал я и от нечего делать открыл пачку солёного крекера. Света заснула.
… Изредка гд-то раздавался грохот, ещё пару раз кто-то безрезультатно пытался выбить окно. Я вынул из кармана Светы телефон и следил за временем. Около трёх Света проснулась и сонным голосом спросила:
- Может, милицию вызвать?
- Я уже раньше вызывал. Только они приехали, как вся живность, что шастала у меня по двору, куда-то испарилась. Мне пришлось доказывать, что там на самом деле что-то было.
- Ну и как, доказал?
- В общем да. Но когда милиционеры увидели громаднейшие полуметровые следы на земле, им явно стало не по себе, потому они предпочли быть как можно дальше от опасного места.
- Жаль, - засыпая, сумела выговорить Света.
- Да, жаль, - тихо сказал я и продолжил дежурство.
Около пяти, когда на улице стало уже более светлее, я попытался разбудить Свету. Та проснулась, но спустя минуту, пока я ходил проверять коридор на наличие опасности, снова заснул. Вздохнув, я поднял девушку на руки и понёс её … надеюсь, к выходу, потому что в здании я был в первый раз (и в последний), потому ориентировался в нём плохо. По пути я вспомнил про оставленную вещицу – оторванный шип загадочного монстра, вернулся за ним и снова продолжил свой путь со Светой в руках. Погрома, как я ожидал, не было. Мебель была сдвинута, пару стульев поломано – в общем, всё это можно было легко списать на надебоширивших сотрудников. Кто-то очень даже постарался навести порядок – представляю, что здесь было до этого.
Через пару минут я нашёл выход и тихо прошёл мимо двух спящих охранников. Выйдя на улицу, я поставил Свету на землю и осторожно прислонил её к стене. Моросящий дождик и прохладная погода разбудили девушку, и она потянулась, разминая затёкшие косточки.
- Мы где? – спросила Света.
- Мы на улице, - тихо ответил я, пытаясь справиться с запором калитки. Вскоре мне это удалось, и я, взвалив Свету на плечо (та не выразила особого желания идти самостоятельно), пошёл домой, благо до моей калитки было метров пятьдесят, не больше. Возле калитки я снова поставил Свету на землю, открыл засов, занёс Свету, поставил её на землю, закрыл засов, поднял девушку и, выполнив эту сложную процедуру, пошёл ко входной двери. Найдя в кармане куртки ключ (странно, как он уцелел там после всех перипетий прошедшей ночи), я ввалился в дом (вместе со Светой, конечно же), и не забыл закрыть входную дверь (уже наученный). Разувшись, я занёс девушку и начал думать. Сначала я мучительно долго вспоминал, какой сегодня день недели. По моим подсчётам выходило, что либо четверг, либо пятница. Телефон Светы мне подсказал, что сегодня одиннадцатое июля, но календарь я в этом навороченном писке моды найти не смог.
Порывшись минут десять в тумбочке, я выудил оттуда маленький календарик за текущий 2008 год. Трясущимися пальцами я нашёл там одиннадцатое июля. Сегодня была пятница.
Теперь надо было разобраться со Светой. Усадив её в кресло, я стянул с неё обувь, но дальше раздевать не рискнул, потому расстелил бывшую родительскую постель, осторожно перенёс туда спящую девушку (она, кстати, пару раз просыпалась и бормотала что-то про ужасный сон, который она видела), аккуратно накрыл её простынёй и задёрнул жёлтую занавеску. Главное дело было сделано. Сам же я, спустившись на первый этаж в свою спальню, быстро разделся, развесил влажную одежду, два раза проверил, закрыл ли входную дверь на ключ, затем быстро лёг в холодную постель и мгновенно заснул.
 
  ---------------
 
Проснулся я от внезапного звона стоящих рядом часов. От неожиданности меня подбросило на кровати, я быстро протёр глаза (что мне мало помогло), и наощупь выключил будильник. С удивлением я воззрился на излучавшие свет настольную лампу и люстру. В окна проглядывали лучи солнца, и мир  казался как – то даже лучше, чем раньше. Пройдясь по комнатам, я повыключал везде свет, который сам ночью включил перед уходом. Получается, что всё это время не было электричества, и он включился, видимо, совсем недавно. Накинув свои любимые синие штаны, я пропутешествовал на кухню и налил два стакана любимого холодного апельсинового сока. Один я осушил залпом и почувствовал, что остатки сна испарились, как туман на летнем полуденном солнце. Второй стакан я понёс наверх в бывшую родительскую спальню. На цыпочках зайдя в комнату, я поставил стакан на стол и осторожно сел на кровать. Света лежала на спине, подложив правую руку под голову. В  неверном свете солнечных лучей, проникающих сквозь махровую жёлтую занавеску, я наконец-то смог рассмотреть надпись «МЕХХ» на поясе брюк девушки, которая ночью в полумраке … гм … туалета оставалась для меня загадкой.  Я с интересом разглядывал черты её лица, пока мой взгляд не остановился на её губах. Они были едва приоткрыты и имели такой зовуще – маняще – дразняще – влекущий  вид, что притягивали не хуже любого колдовского наваждения. Поддавшись внезапному порыву, я наклонился к лицу девушки и припал к её губам. Поцелуй, казалось, длился бесконечность; во мне бушевало настоящее пламя, которое я успешно выражал через поцелуй. В один из этих волнующих моментов я почувствовал, как мою шею обвили нежные руки Светы. Я парил на вершине блаженства и в ближайшее время не собирался оттуда спускаться. Наконец я отстранился от Светы и снова взглянул на неё. Только сейчас я понял, насколько эта девушка мне дорога. Мне казалось, будто я знаю её целую вечность – или, по крайней мере, лет десять. Что-то из одолевавших меня чувств наверняка отразилось в моих глазах, потому что Света улыбнулась и изящно обвела кончиком пальца контуры моих губ. Я перехватил её руку и прижал её к груди.
- У твоих губ вкус апельсина, - весело сказала девушка.
- Да ну? – удивился я. Никогда не замечал за собой такого.
Света с интересом оглянулась вокруг.
- Кстати, я же тебе сок принёс, - метнувшись к столу, я принёс стакан. Света поблагодарила меня, села на кровать и взяла у меня напиток.
- М – м, как вкусно … и холодный … небось только из холодильника?
- Да. Обожаю апельсиновый сок.
- Я тоже. Еще виноградный люблю. И сливовый.
- Короче, много соков вкусных в мире, - подытожил я.
- А это твоя спальня?
- Нет, родителей. Бывшая.
- Почему бывшая? Они перебрались в другую комнату?
- Нет, они вообще перебрались … в мир иной … - нахмурившись, ответил я.
Света пару секунд переваривала сказанное.
- То есть … извини, что затронула эту тему … как это случилось?
- Ты помнишь, что я тебе рассказывал про мою соседку – ведьму?
- Да, что-то припоминается …
- Вот она и подстроила их автокатастрофу … Машина слетела в кювет и … - я провёл рукой в воздухе горизонтальную линию. Пару минут мы молчали, потом Света спохватилась:
- А который час?
- Э – э … пол – одиннадцатого. Кстати, вот держи свой телефон – в целости и сохранности, - я протянул девушке её чёрную «раскладушку».
- Пол – одиннадцатого … Так … На работу у нас будут появляться в районе десяти – одиннадцати … В запасе ещё около получаса. А твой дом далеко от моей работы?
- А ты выглянь в окно. Видишь это синее здание? Ровно в пяти шагах.
- Ух ты, классно. Значит, эти полчаса можно потратить не на дорогу, а на что – то более полезное.   (При этом я подозрительно покосился на девушку, пытаясь понять, что она подразумевает под словом «полезное»)
Внизу что-то упало. Света почему - то подозрительно взглянула на меня.
- Это не я, чего ты на меня смотришь, - начал возмущаться я, но девушка остановила меня движением руки.
- А что это было?
- У меня вечно тут такое с … с тех пор, как родителей не стало, что –то странное начало происходить. Это всё её проделки, - я тыкнул пальцем в невидимый сквозь стену соседний дом.
Света сползла с кровати.
-Ты тоже одетый спал?
- Нет, конечно.
Девушка понимающе кивнула.
- Хотя я должна дать тебе пощёчину за то, что ты воспользовался моей беспомощностью во сне и начал меня целовать …
Я подставил щеку и стал покорно ждать наказания.
- Но я передумала, - продолжила Света и звонко чмокнула меня в нос. Я внезапно зачихал. Света приговаривала:
- Будь здоровый, высокий, красивый … э-э-э … чего-то я увлеклась …
Прочихавшись, я пошёл вслед за девушкой на кухню.
- А ты живёшь вообще один?
- Да. Уже две недели.
- Ну и как?
- Да как-то непривычно … тоскую по родителям, если честно… Только сейчас понял, насколько они мне дороги …
- Имеем – не ценим, потерявши – плачем …
- Теперь вечерами в пустом доме … Хотя тут тоже есть свои преимущества … Никто тебе не мешает …
- У тебя есть хоть что-то … есть? – сменив тему, деликатно спросила Света, заглядывая в холодильник.
- Была где – то упаковка «Мивины». Сварить можно было бы. Сейчас … - флегматично ответил я.
Порывшись в разных местах, я нашёл несчастную упаковку. Света, увидев её, хмыкнула.
- Да, много конечно … Кстати, в курсе, что она вредная?
- В курсе. Но за неимением другого …
Света отыскала в холодильнике недавно зачем-то мною купленный лоток с яйцами.
- Яичницу будешь?
Я попытался отказаться, но девушка выразительно пригрозила мне сковородкой.
- Яичница – то единственное, что у меня действительно нормально получается … кроме омлета, конечно… Должна же я хоть как-то проявить свои кулинарные способности …
Минут через десять завтрак был готов, и ещё минут пять он остывал. У нас было по яичнице на каждого, апельсиновый сок в почти неограниченном количестве и одна тарелка спагетти на двоих. (делить мы её не решились, как бы до драки не дошло smile Света снабдила гарнир приправой, который обычно прилагается к упаковке «Мивины», я же достал из холодильника майонез.
- А оно будет вкусно с майонезом? – засомневалась девушка.
- Увидим, - пожал я плечами и отрезал хлеб.
Сначала мы управились с яичницей, притом я её так усердно нахваливал, что Света зарделась от удовольствия. Далее мы дружно застыли над тарелкой спагетти.
- Бери ты первая, я никогда не ел вареную, - уступил я первенство девушке, подозрительно покосившись на тарелку.
- А у вас кто-то увлекался «Мивиной», или упаковка случайно завалялась? – спросила Света, усердно наматывая длинную вермишелину.
- Мама. Она его очень любила … её, то есть.
Я полил майонезом подставленную вилку, и девушка медленно, словно боясь обжечься, съела намотанную на столовый прибор еду, после чего знаками показала, что очень вкусно. Потом мы дружно стали кушать, поливая друг другу майонезом спагетти. Внезапно мне в голову весьма ощутимо стукнула простая, но весьма гениальная мысль.
- Слушай, чего мы тут мучаемся, поливаем майонезом вилки, если можно полить тем же майонезом содержимое тарелки? Результат один и тот же!?
Света рассмеялась и закашлялась, я постучал её нежно по спине. В спальне снова что-то упало, затем где-то наверху раздался непонятный звук.
- У тебя тут неспокойно …
- Не обращай внимания, я уже привык. Это ещё цветочки.
- А сегодня ночью были ягодки, да?
- Нет, это уже целые плоды были. Я сам чуть в осадок не выпал.
Мы молча доели и пошли в мою спальню. Зайдя туда, Света ахнула, ведь зрелище действительно было впечатляющим: комната была строго выдержана в сиреневых тонах, и только минимальное количество вещей было других цветов. (Цвет Александра как имени - фиолетовый). На тумбочке возле стаканов была стопка книг, именно ней и заинтересовалась Света.
- Джоанна Линдсей – не читала, Джоанна Линдсей, Джоанна Линдсей, Джудит Макнот – о, моя любима писательница – она так классно пишет, эту книгу я не читала, эту помню, Бертрис Смолл – что-то знакомое, я, кажется, одну книгу читала … - Света на чала вспоминать название, - что-то вроде «Невольница …»
- «Рабыня страсти», - угадал я.
- Да, точно. Кстати, такая серьёзная книга …
- Там про Вал, Патрика Бурка и …
- И Томаса Эшберна. Такой любовный треугольник. Мне почему – то Эшберн больше понравился, по книге он выглядел более пылким, - призналась Света.
- Если честно, мне тоже. Но Патрик тоже ничего. Он более … гм … смелый, потому Вал отдала предпочтение именно ему. Кроме того, он её двоюродный брат.
- А вроде же нельзя выходить за двоюродных?
- Не знаю, я в нескольких книгах такое видел. Луи Буссенара читала?
- Нет, - немного подумав, ответила девушка.
- Я все его книги, которые у меня были – штук шесть, кажется, ещё лет в восемь–девять прочитал. В одной из них был сюжет, где ковбой полюбил какую – то девушку, но потом узнал, что она его сестра. До него дошли откуда-то слухи, что сестра она не родная, а двоюродная, он их долго проверял, она оказалась двоюродной, и они поженились.
- Да, классный сюжет, особенно в твоём рассказе, - с лёгким оттенком иронии пошутила Света.
- Я её очень давно читал, потому помню сюжет только в общих чертах …
Наверху что-то упало, послышался тихий свист и что-то скатилось по лестнице.
Света покачала головой и наткнулась взглядом на какую-то бутылку за письменным столом. Взяв её в руки, она почитала:
- «Крещенская вода 2006»
Ниже была наклеена какая-то вырезка из газеты.
- «Молитва на принятие просфоры и святой воды.
Чтобы святая вода принесла пользу – будем заботиться о чистоте души, о светлости помыслов и деяний. И при каждом прикосновении в святыне будем возносить в уме и сердце эту молитву», - дальше была та самая молитва.
- Это же твоё спасение! Надо эту воду разбрызгать по дому, а ведьму облить ней с ног до головы!
- Ты веришь в то, что это поможет?
- Верю. Без веры, кстати, ничего и не выйдет.
- Кто будет дом обляпывать? Давай я, - потянувшись за бутылкой, я получил неожиданный отпор.
- Нет, нет. Только я. Тут же написано «заботиться о чистоте души, о светлости помыслов…» А у тебя такие мысли чёрные! Как только на меня смотришь, так сразу глаза загораются и эти самые чёрные мысли аж наружу вылазят!
Я засмеялся и одновременно покраснел. Что такого она могла увидеть в моём взгляде?
- А тебе со мной вообще крупно повезло. Ты знаешь, что имя Светлана переводится как «светлая, чистая, святая»? Так что уже одно моё присутствие оказывает благоприятное воздействие на окружающую обстановку.
Света куда-то ушла, а я лёг на кровать и подумал что мне действительно крупно повезло … Ещё в сознании всплыло какое – то сравнение, напрямую связанное со Светой. Перед тем, как провалиться в глубокие объятья сна, я ещё себя поправлял, добавляя к сравнению частицу «моя». С этими мыслями я и погрузился в те самые сладкие объятья …
 
---------------
 
Просыпался я тяжело, долго и мучительно. Если быть более точным, то мучительно тяжело … и мучительно долго. В сознании медленно всплывали  последние картинки из моей жизни. Сложив их в одно целое, я горестно вздохнул: в который раз мне казалось, что этот ад, связанный с ведьмой, не закончится никогда. Чтобы отвлечь себя от печальных мыслей, я попытался направить их в какое-то другое русло. Внезапно мне вспомнились последние секунды перед тем, как я заснул. Я придумал какое – то очень классное сравнение для Светы … Но какое? Мозг упорно отказывался отвечать на этот вопрос, указывая на полное отсутствие информации по данной теме. Я сумел только выудить из необъятных глубин своей памяти местоимение «моя».
- Моя, моё … моя … - начал повторять я, надеясь каким-то образом ассоциативно вспомнить интересующую меня фразу. Но, к моему глубочайшему сожалению, все попытки закончились неудачей. Отложив это дело, я встал и сразу же заметил записку возле себя:
«Опрыскала весь дом, все углы, двери и окна. Тебя в том числе, но ты не проснулся. (12:45)
Отпросилась с работы. Не возражаешь, если перенесу к тебе свои вещи? Молчание – знак согласия. (13:15)
Еле нашла ключ. Его, кстати, забираю с собой. (13:30)»
Она что, собралась ко мне переезжать? Впрочем, я сам хотел ей это предложить… А ещё так хитро, «молчание – знак согласия»… Ладно, потом поговорим на эту тему… Может, выйти прогуляться?...
Она же ключ забрала! Я из дома не выйду! Вообще-то дубликаты ключа где-то есть… Где-то… Но я никак не мог найти это место под названием «где-то». Притом в этом загадочном месте лежат не только ключи, а и шнур от компьютера, зарядка от моего телефона, от него же наушники… Канули так же в Лету мой красивый лунный камень с не менее красивой цепочкой, два степлера, пульт от телевизора, лейка для поливания цветов, любимая синяя кепка, ключи от шкафа с одеждой, два фонарика и куча других мелких, но весьма нужных вещей. Получается, что это «где-то» по идее вместительное, раз туда влезло столько вещей. 
Развлекая себя мыслями на подобные темы, я пытался отвлечься от тревожных мыслей. Уже начало пятого, и куда подевалась Света? Конечно, не хотелось думать о плохом, но хорошее как-то в голову не приходило. Я решил заняться делом и полез в тумбочку, что бы освободить её от ненужных листов, тетрадей и прочей школьной ерунды. Среди английских словарей я нашёл библиотечную книгу, которую неделю назад окончательно занёс в список потерянных вещей. Не веря своим глазам, я вынул книгу и посмотрел на обложку : «Кристина Винсент. Девушки из Монте-Карло». Я вздохнул подумал, что библиотекари наверняка на меня жутко сердиты из-за этой книги – виданное ли дело, держать её у себя три недели… Но пусть не надеются, я эту книгу не отдам, пока не прочитаю полностью. Закрыв тумбочку, я удобно устроился на сиреневом покрывале и стал искать место, где я закончил читать в последний раз…
Через семьдесят прочитанных страниц вернулась Света с двумя огромными сумками. Из одной она вытащила две бутылки с водой.
- Зашла в церковь, освятила воду, потому что та почти закончилась.
- И ты всё это сама дотащила? – удивился я.
- Да. Чего меня так долго не было? Я ещё немного с подругой поговорила «о том о сём».
- Могла бы меня разбудить, я бы с тобой поехал.
- Да ты так сладко дрых, похрапывал немного даже… Жалко вдруг стало… Кроме того, это же я уснула там в полвторого, а кое-кто ещё каким-то образом сумел притащить меня сюда… - Света развела руками, подразумевая под «сюда» мой дом. – Так что ты заслужил полноценный отдых.
Мы вместе разбирали сумки, и я спросил Свету:
- Выходит, ты ко мне переселяешься?
- А можно? Хотя бы на некоторое время? Я, конечно, веду себя нагло по отношению к тебе, но ты моя последняя надежда.
- Я не возражаю, живи, только позвони родителям, что бы они не волновались.
- Хорошо, только я позвоню… семнадцатого.
- А почему именно семнадцатого?
- Это число счастливое. Кроме того, родители могут меня загнать обратно в Белую Церковь.
- Могут. Но ты уже устроилась на работу, потому можешь сказать, что с тебя при увольнении вычтут там что-то… Штраф наложат…
- Можно, действительно, - оживилась Света.
Далее мы обсуждали планы совместного проживания. Я благородно отдал в распоряжение Светы верхнюю спальню.
- Только не смей приставать ко мне ночью, - предупредил я девушку с максимумом серьёзности в голосе.
- Сильно надо, - хмыкнула Света. – У нас спальни вообще на разных этажах.
- Ну и что. Приставать – моя привилегия, - пошутил я.
- Вот чем отличаются умный мужской пол от хитрого женского.
- И чем же? – удивился я.
- Одним, небольшим, но очень содержательным словом – наивностью.
Я немного подумал.
- Вполне возможно.
 
                 ---------------
Следующие шесть часов мы говорили, шутили, поели печенье, которого Света купила в избытке в расположенном рядом магазинчике, с соком (естественно, апельсиновым), на ужин Света приготовила яйца вкрутую, которые при более подробном осмотре оказались вовсе не крутые, а всмятку. Разница была небольшая, тем более они были даже вкуснее, и мы с удовольствием поужинали, ещё немного поболтали, пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по спальням. Перед сном я ещё немного почитал книгу «Девушки из Монте-Карло», после чего заснул.
 
---------------
 
Проснулся я, как ни странно, от того, что кто-то на меня смотрел. Я умею чувствовать повышенное внимание к своей персоне, и потому сейчас я мгновенно проснулся, но не открыл глаза. Возле меня на кровати кто-то сидел, и единственной кандидатурой на этого «кто-то» могла быть только Света. Я быстро размышлял, как воспользоваться моментом, после чего открыл глаза, схватил девушку за талию и опрокинул её спиной на кровать, затем в мгновение ока навис над ней, прижал её руки к кровати и грозно спросил:
- Что ты тут делаешь? Ты хотела меня убить?
- Я теперь понимаю, почему ты меня вчера поцеловал… Я сама это только что едва не сделала, - ничуть не испугавшись, сказала Света.
Я откинулся на спинку возле девушки и сказал:
- Можешь поцеловать… Я разрешаю…
- Нет, я так не могу. Там ты спал…
- Хорошо, я сплю, - крепко зажмурив глаза, я принял беззаботный вид, который, по моему мнению, должен был быть у меня во сне.
- Все равно не так. Я не могу.
- Я настаиваю, - сказал я, открыв один глаз.
- Ты не настаиваешь, ты наглеешь, - засмеялась Света.
Я издал звук возмущения, понимая, что шансы на поцелуй с катастрофической быстротой уменьшаются.
- Я буду тебя шантажировать, - предупредил я.
- И чем же? – вновь засмеялась девушка.
- Твоим проживанием в моём доме, - мрачно ответил я.
- А вот это уже не честно, - запротестовала Светлана.
- Честно-честно, - сказал я, убеждаясь в обратном.
- Ладно, давай тогда изменим правила игры. Я притворяюсь спящей, а ты меня целуешь, - предложила девушка, хитро улыбнувшись и закрыв глаза.
- Мне так больше нравится, - добавила Света, лукаво блеснув глазами.
Теперь уже я пытался найти убедительный повод отмазаться, но мозг почему-то переклинило и все мысли как-то так хитро сводились к одной, от которой я как раз всячески пытался убежать, и которая меня совершенно не устраивала. Внезапно я понял: Света меня попросту дразнит, возможно даже провоцирует. Ну что же, я не против. Склонившись над Светой, я начал осыпать её лицо поцелуями. Света стала слабо сопротивляться скорее для приличия:
- Ну… ну… мы же договаривались про один поцелуй…
- Про один… я такого не помню… Мы вообще ни о чём не договаривались… - сумел я сказать в перерывах между поцелуями.
Затем я лёг на бок, обнял девушку за талию и вместе с ней перевернулся на спину, после чего крепко прижал её к себе:
- Никуда тебя не отпущу, даже не надейся, - прошептал я Свете.
- Я и не хочу этого, - улыбнувшись, призналась Света и подарила мне долгий страстный поцелуй.
- Да, страшно думать, что завтра будет… Даже представить не могу…
- Тогда, может, остановимся на достигнутом?
- Может остановимся, -уклончиво ответил я, вновь пытаясь вспомнить фразу, сказанную мною вчера во сне.
«Она точно касалась Светы… что-то «моя… моя…» ладно, потом вспомню.»
- Что «моя»? Ты о чём? – спросила Света.
- Я что-то сказал? – удивился я. – Это я думал… Случайно вырвалось…
- А-а, - понимающе отозвалась Света.
- Кстати, сегодня ночью та ведьма снова будет действовать, - переменил я тему.
- Да, надо что-то предпринимать. Я уже весь двор опрыскала той водой, что вчера принесла.
- Молодец, - похвалил я Свету.
- И всё-таки надо что-то более действенное. Я тут думала долго и вот чего надумала: если забраться к ней и застать её на горячем? То есть подождать, пока она будет колдовать…
- Напугать её и взять обещание, что она больше не будет колдовать, - засмеялся я.
- Не знаю, можно и так. Или облить её святой водой…
- И что ей станется?
- Не знаю, потом расскажешь…
- Я к ней не полезу, - заупрямился я.
- А кто полезет? Хочешь, что бы я это сделала? – спросила Света.
- Ладно, ладно, сдаюсь.
- Короче, она, наверное, скоро будет кур своих кормить. Я вчера видела, как она это делала, и ты в это время должен забежать в дом и спрятаться где-то.
- И просидеть там до ночи?
- Да, до ночи. Кстати, я зарядила твой телефон и поставила на беззвучный режим, так что будем переписываться.
- Ты предусмотрительная, как я посмотрю.
- Да, я такая, - с нотками гордости сказала Света.
Выглянув в окно, она с ужасом сказала:
- Она уже вышла… На, пей…
- Что это, водка? – спросил я, понюхав подозрительную воду в стакане.
-Крещенская вода, пей быстрей. Вот твой крестик, святая вода, её я перелила в пол-литровую бутылку, телефон и твоя одежда, естественно. Выбегай и беги прямо в дом, если что, я тебе позвоню.
- Я её задержу, - крикнула Света, выбегая из комнаты.
«Чтоб я без тебя делал,» - подумал я, лихорадочно одеваясь.
Через полминуты я выбежал на улицу, подбежал к забору и залез на поддоны. Света с соседкой мило беседовали о чём-то возле курятника. Я осторожно спрыгнул на вражескую территорию и юркнул в открытую дверь.
Пробежавшись по первому этажу, я не нашёл никакого нормального укрытия, потому побежал на второй этаж. Мне позвонила Света.
- Саша, она идёт в дом. Давай быстрей! – прозвучал взволнованный голос девушки.
Внизу хлопнула дверь. Хозяйка зашла в дом. Я заглянул в первую  попавшуюся на глаза комнату и увидел именно то, что мне было нужно: большая высокая кровать с опускающимся до пола покрывалом. Скользнув под кровать, я забился в самый дальний угол, и туда же сунул заветную бутылочку со святой водой. Взглянув на экран телефона, я увидел пришедшую sms:
Света: «Ты как там? Спрятался?»
Я ответил: «Да. Под кроватью.» Через минуту пришёл ответ:
Света: «Тебе осталось сидеть около 10 часов.»
Я: «Как мало!»
Света: «Попытайся выдержать и вылазь.»
Я: «Тебе легко говорить. Сидела бы ты тут…»
Света: «Я за тебя искренне волнуюсь и сочувствую.»
Я: «Спасибо хоть на этом.»
Света: «Не иронизируй.»
Я: «Ладно, не буду. Целую.»
Света: «А при чём тут это?»
Я: «Просто вспомнил, что давно тебя не целовал.»
Света: «Да уж прям давно.»
Я: «По моим меркам очень даже давно.»
Света: «Ладно, если совершишь там что – то героическое, я тебя поцелую. Идёт?»
Я: « 5 раз. Идёт.»
Я: «Не обманешь?»
Света: «Я тебя за прошедшие сутки обманывала?»
Я: «Хорошо. 5 раз ты меня целуешь, а я тебя сколько?»
Света: «Ты несносный тип!!!»
Я: «К сожалению…»
Света: «Тебе бы только целоваться!!!»
Я: «А что, уже помечтать нельзя?»
Света: «Так это ты мечтаешь?!» Как она удивилась…
Я: «Пока что мечтаю. В мыслях.», - как можно более уклончиво ответил я.
Света: «Ну и как, хорошо мечтается?»
Я: «Конечно. Представь: я прижимаю тебя к моему разгоряченному телу, мучительно медленно обвожу языком контуры твоих губ … Продолжать?»
Света: «Как тебе не стыдно! Позорник!»
Я: «Свет, извини, меня действительно куда – то не туда занесло…» (Хотя на мой взгляд … Ладно, мысли при себе…)
Света: «Извиняю. Хотя было довольно интересно.»
Хоть отдала должное моему писательскому таланту, и то хорошо… Остальное придёт со временем …
Я: «Тебе всё-таки понравилось?»
На мой взгляд, в этой фразе просквозила некоторая надежда.
Света: « Макнот по части любовных сцен гораздо лучше.»
Я: «Не сомневаюсь. Она как-никак женщина с некоторым жизненным опытом.»
Света: «Я имею в виду не в жизни, а в книгах.»
Я: «Я тоже это имею в виду. А ты что подумала?»
Света тактично «помолчала» пару минут, потому я послал еще одну sms.
Я: «Я читал несколько книг Б. Смолл, но её «Рабыня страсти» меня удивила. Макнот даже рядом не стояла.»
Света: «Вполне возможно. Может у неё в этот период роман был, вот она и создала такую книгу под влиянием чувств.»
Я: «Наверное. Другие книги не такие выразительные.»
Света: «А Дж. Линдсей как пишет?»
Я: «По – разному. Есть пара неудачных, а есть хиты не хуже Макнот.»
Света: «Ты, как я вижу, ярый поклонник Макнот.»
Я: «Правильно. Если бы я мог так писать, я бы такие шедевры создавал … Придумай какую-то нормальную тему.»
Света: «Поговорим о еде. Твои любимые блюда?»
Я: «С сегодняшнего дня самым любимым блюдом являешься ты.»
Света: «Ты меня смущаешь.»
Я: «На втором месте, наверное, жареная картошка, на третьем Мс Санди с карамелью»
Света: «Это в Макдональсе?»
Я: «Да.»
Света: «Я с вишней пробовала. А где же апельсиновый сок?»
Я: «В холодильнике.»
Света: «Я не об этом. Сока в списке нету.»
Я: «Гм… Сок стоит вне конкуренции.»
Света: «У тебя есть какие-то фильмы на дисках? По телеку ничего интересного ничего не показывают.»
Я: «А что, по телеку вообще что-то показывают?»
Света: «Ну естественно.»
Я: «На меня оттуда вечно звери какие-то кидались.»
Света: «Я, наверное, святой водой сняла негативное воздействие, вот он и показывает.»
Я: «Наверное. В шкафу справа есть коробка с дисками.»
Света: «Спасибо. Подожди минут 5, я сбегаю счёт пополню.»
Я: «Можешь и мне пополнить.»
Минуты через 3 мне на счёт поступило 10 грн.
Я: «Огромное спасибо. Буду должен.»
Света: «У тебя «Обитель зла» почему-то не идёт.»
Я: «Тсс. Рядом кто-то ходит.»
Света: «Меня то отсюда не услышат.»
Я: «Она в комнату зашла. Страшно жутко.»
Света: «Сочувствую.»
Я: «Села на кровать и включила телевизор.»
Света: «Можешь хоть новости послушать.»
Я: «Главное, чтобы она не начала смотреть что-то пожестче.»
Света: «Так ты ей скажи.»
Я: «О нет! Только не это!»
Света: «Неужели такое жёсткое?»
Я: «Да! Мексиканский сериал!»
Света: «Это же классно!»
Я: «Тут покрывало да самого пола опускается, я его поднял и тоже смотрю.»
Света: «Представляю, в какой обморок она упадёт, если увидит, что у неё из-под кровати чья-то голова выглядывает.»
Я: «Кстати, тут всё-таки лежать удобно, ковёр такой мягкий, сюда бы книгу.»
Света: «Мечтай, мечтай.»
Я: «Свет, а ты любишь риск?»
Света: «Конечно. Без него в профессии секретарши никак.»
Я: «У меня идея: зайди вроде за солью и спрячь где-то там книгу, я потом спущусь, заберу.»
Света: «Ты с ума сошел? Или бредить начал?»
Я: «Это не бред, а вполне разумная идея, подумай сама.»
Пару минут девушка «думала».
Света: «А если я к ней незаметно проберусь?»
Я: «Как хочешь. Я тебе позвоню, если она заволнуется.»
Света: «Хорошо, я иду. Только ради тебя.»
Через минуту я услышал внизу тихий щелчок. «Звук входного замка», - догадался я. Через минуты две напряженной тишины, прерываемой репликами актёров сериала, снова послышался тихий щелчок. «Закрылась дверь.»
Света: «В душевой комнате на подоконнике под синим полотенцем.»
Я: «Спасибо. А где душевая комната?»
Света: «На втором этаже. Крайняя справа.»
Я: «Ты была совсем рядом…»
Света: «Да, я даже сериал узнала «Женщина с ароматом кофе».Классный, кстати.»
Я: «Теперь можешь сделать так, чтобы её собаки загавкали?»
Света: «Попробую. Я  им только что хлеба дала, чтобы они на меня не гавкали.»
Минут через пять собаки начали подавать голос и бешено кидаться на ворота. Женщина сначала их игнорировала, потом подошла к окну и попыталась высмотреть причину беспокойства собак.  По телевизору началась реклама (хоть один плюс у неё есть), и соседка пошла во двор успокоить взбесившихся животных. Я быстро выскочил на свободу, попрыгал, чтобы размять затёкшие конечности, и рванул в душевую. После непродолжительных поисков я действительно нашёл толстую книгу Джоанны Линдсей, бережно прижал её к груди и побежал обратно к своему временному убежищу. Едва я успел нырнуть под кровать, как в комнату зашла эта любительница сериалов. Правда, мне теперь она совершенно не мешала, и я стал читать книгу, изредка переписываясь со Светой.
 
---------------
 
Я: «Это невыносимо! Она уже 4 часа храпит!»
Света: «Терпи, казак, атаманом будешь.»
Я: «Вообще-то ты этот ерундовый поход выдумала.»
Света: «Он вовсе не ерундовый!!»
Я: «Я за семь часов прочитал книгу и уже полтора часа получаю истинное наслаждение от её храпа!»
Света: «На  твоих часах сколько? На моих  22.45.»
Я: «На моих 22.47. Но мне от этого как-то не легче. Если она всю ночь проспит?»
Света: «Тогда ты мне явно такую трёпку задашь…»
Я: «Не бойся, я с женщинами не воюю.»
Света: «Хоть в чём-то мне с тобой повезло.»
Я: «Она вроде просыпается.»
Света: «Уже какое-то разнообразие…»
Я: «Встала, роется в тумбочке.»
Света: «Снотворное ищет?»
Я: «Сплюнь.»
Света: «Вот прикольно будет.»
Я: «Ещё немного порылась и ушла в какую-то комнату на втором этаже.»
Света: «Не знаю. Вылезь, разведай обстановку.»
Я: «Не буду рисковать.»
Света: «Боишься?»
Я: «Есть немного.»
Мы пообщались ещё минут десять.
Света: «Дождь начинается.»
Я: «Неужели она опять грозу наколдовывает?!»
Света: «Наверное, судя по ломающимся от ветра веткам.»
Я: «Подожду ещё минут 10 – 15, потом буду действовать.»
Света: «Удачи. Держись там.»
Отсчитав ровно десять минут, я вышел из укрытия. На улице уже бушевал ураган. Пришло сообщение: «По двору ходят какие-то белые призраки, но к дому не подходят.» Поморщившись, я осторожно вышел из комнаты и застыл. Ведьма была или в соседней со мной комнате, или в следущей. Хоть выбор по идее небольшой, но уже затруднительный. Осторожно подойдя к двери соседней комнаты, я максимально приблизил ухо к двери и прислушался., но ничего не услышал. Правда, отсутствие звуков ещё не означает отсутствие их источников … Меня внезапно разобрал смех – я представил себе реакцию хозяйки дома, если бы она сейчас открыла дверь и увидела меня в такой наклоненной позе … Тихо хихикая, я медленно нажал на дверную ручку. Она, к моему удивлению, абсолютно не нажалась. Я надавил сильнее – безрезультатно. Теперь я медленно впадал в панику. «Спокойно, спокойно», - тихо шептал я себе. «Думай, думай, здесь обычная дверная ручка, без замка, но она почему-то не открывается. Почему? Может её как-то заблокировали? Невозможно. Дверная ручка ВООБЩЕ не идёт вниз, будто и не предназначена для этого… Не предназначена для этого…»
Я сжал голову руками и задумался. «А ведь если ручка не нажимается вниз, она  должна нажиматься вверх », - решил я. Дверная ручка свободно поддалась с тихим щелчком. «У неё всё тут наоборот? Да »,- ответил я себе. Дверь которая по идее должна была открываться наружу, на самом деле открывалась внутрь. Я покачал головой и попытался успокоиться. Сердце бешено стучало со скоростью сто двадцать ударов в минуту. Медленно выдохнув воздух, я немного приоткрыл дверь и просунул в щель голову. К моему облегчению и огорчению одновременно в комнате никого не оказалось. «Глубокий мыслительный процесс и всё насмарку», - пожаловался я себе и с тихим щелчком закрыл дверь. Выходило, что ведьма в следующей комнате. Чтобы немного отвлечься от тревожащих меня мыслей, я посмотрел на экран телефона и обнаружил два недавно пришедших сообщения. Первое: «Давай быстрей, призраки кружат вокруг дома и подходят всё ближе. ОНА прорывает оборону». Второе сообщение: «Блин, они такие страшные. Не забудь вынести из дома книгу». Книга. Действительно, я о ней уже и забыл. Забрав из своего укрытия книгу, я спустился вниз и положил её возле входной двери на какую-то доску, после чего снова поднялся наверх и подошёл к интересующей меня комнате. «Интересно, эта дверная ручка тоже открывается нетрадиционным способом?». Я вдохнул полную грудь и осторожно потянул ручку вверх. Нет, не идёт. Ладно, тянем вниз. Ручка тихо щелкнула, и по маленькой щели я понял, что дверь открывается наружу. Внезапно я вспомнил про ещё один важный атрибут карателя ведьм – полулитровую бутылочку со святой водой, которую я десять часов назад благополучно сунул под кровать в дальний угол. Быстро смотавшись за ней, я на всякий пожарный побрызгал на себя водой, ещё немного отпил, завинтил полупустую бутылку, стремительно распахнул дверь и вошёл в комнату. Правда, вся смелость у меня после этого куда-то испарилась, и я стал в немом изумлении оглядываться. Все четыре стены, пол и потолок представляли собой сплошную зеркальную поверхность, вдоль двух боковых стен стояли разной высоты тумбочки со всевозможными колбами и бутылочками, возле дальней стены сторожили окно два шкафа с тем самым содержимым. Посредине комнаты высился большой дубовый стол, на котором громоздились около двух десятков бутылочек, какая-то трёхлитровая эмалированная кастрюлька без крышки и огромный хрустальный шар. В комнате царил полумрак; некоторые колбы на тумбочках, шкафах и столе светились разными цветами радуги, отбрасывая неяркие блики на зеркала. Также было окрашено в жутко-зелёную окраску таинственное варево в котелке на столе. Особо меня заинтересовал большой хрустальный шар; из его глубин медленно поднималось фиолетово-сине-бирюзовое пламя, рассыпаясь далее разноцветными искрами; это было настолько красиво, что я с трудом оторвал от него взгляд. Я умолчал о ещё одной оживлённой детали интерьера – собственно ведьме, которая плавно размешивала зелье в кастрюльке. Одета она была в какие-то чёрные одеяния, эффектно ниспадающие на зеркальный пол и гармонирующие с окружающим полумраком, изредка рассеивающимся снопами искр, вырывающимся из котелка. Даже кожей я почувствовал витавшую в комнате Силу; её было огромное количество – по- настоящему Чёрной магии, которая медленно, но уверенно с помощью зеркал превращалась в могучий вихрь. Вдохнув насыщенный энергией воздух, я с силой захлопнул внезапно показавшуюся мне тяжёлой дверь. Ведьма обернулась на звук, её крупные чёрные зрачки ещё больше расширились от удивления.
- Ты пришёл? – спросила зачем-то она.
- Да, - ответил я, пытаясь скрыть предательскую дрожь в голосе.
- Ты настоящий? – снова спросила ведьма. «Что за ерунда?», - подумал я, теряясь в догадках. На краткое мгновение мне даже стало смешно.
- Да, - более вразумительный ответ я не смог придумать.
- Что же ты тут делаешь? – продолжала допрос ведьма.
- Пришёл по твою душу, - вполне серьёзно ответил я.
- А как ты прошёл защиту?
«Какую защиту?», - едва не спросил я, но вовремя остановился.
«Действительно, какую защиту и как я её прошёл?... Ладно, сыграем по её правилам…»
- Защита слабой была, - демонстративно махнул я рукой.
- Возможно, возможно… Я её давно ставила … - ведьма пронзила меня взглядом чёрных глаз, и я поёжился, по спине пробежал противный холодок страха.
Без труда можно было заметить, что ведьма что-то лихорадочно соображает, и лицо её всё больше бледнело и серело. Улыбнувшись, я сделал два шага. Женщина, покосившись на меня, зачерпнула ложкой варево из кастрюльки и стряхнула его в мою сторону на пол. Бессознательно я почувствовал опасность; мозг мгновенно дал сигнал тревоги, и меня стремительно бросило вперёд. Через секунду я оказался за столом возле окна, а на том месте, где я был, раздался мини-взрыв, сотрясший стены комнаты, который верно бы меня уничтожил или, во всяком случае, покалечил.
- Гм…, - произнесла ведьма.
- Ах, так! ... – угрожающе произнёс я, правда, совершенно не зная, что противопоставить её колдовству.
В проход между столом и тумбочкой выползла какая-то большая змея и, предупреждающе шипя, начала медленно продвигаться ко мне. Я понял, что дело принимает плохой оборот. Ведьма начала что-то шептать и делать загадочные махи руками, и я почувствовал сгущение вокруг неё негативное энергии. Наверняка сейчас последует какое-то убойное заклинание, и на моём месте останется только небольшая горстка пепла … Как грустно … Эх, жалко, что я не маг… И времени осталось совсем в обрез … Я быстро оглядел свою скромную персону (отметил про себя какое-то странное подёргивание воды в бутылке), потом окинул взглядом комнату. В голове мгновенно созрел план, и я начал действовать. Отвинтив крышку с бутылки, я кинул её возле змеи. Рептилия отвлеклась на упавший предмет, я перепрыгнул её, захватил по пути со стола хрустальный шар и крепко прижал его левой рукой к груди (уж очень он мне понравился). Не сбавляя скорости, я прошмыгнул мимо оторопевшей ведьмы и, злобно ухмыльнувшись, с силой метнул открытую бутылку со святой водой в кастрюлю с «гремучей смесью» на столе. Захлопывая за собой дверь, я успел заметить, как бутылка, медленно переворачиваясь, летела в столу. Ведьма попыталась её схватить, но, прикоснувшись к ней, тут же отдёрнула руки. Мир в следующие пятнадцать секунд проносился передо мной с такой пугающей быстротой, что я не всё из происходящего успел заметить. Как я понял впоследствии, раздался взрыв неимоверной силы  мощности (то ли от соприкосновения святой воды и ведьмовского зелья, то ли под ударом бутылки кастрюля опрокинулась на пол). Взрывная волна играючи разнесла стены дома; вокруг стояли дым, пыль, летящие кирпичи и куски штукатурки мелькали передо мной скоростью света. Конечно, мне крупно повезло, что нас с дверью, за которой я стоял в тот момент, вынесло вместе; дверь прикрывала меня от тех самых  обломков кирпичей, прочего строительного мусора, досок, немереного количества осколков зеркал и ещё кучи всякой всячины. Я же, как передняя часть нашей с дверью конструкции, прочищал дорогу в светлое будущее. В итоге, пробив деревянные перила ведущей на второй этаж лестницы, я свалился на нижний пролёт (повезло, что на ноги) и быстро откатился в сторону метра на четыре, спасаясь от летящей в меня сверху двери. В ушах у меня как-то подозрительно шумело, а перед собой сквозь застилающую глаза красную пелену я туманеющим взором разглядел обложку какой-то знакомой книги с надписью «Джоанна Линдсей «Грозовая любовь». «Грозовая любовь», - прошептал я и упал в бездонную пропасть обморока.
 
---------------
… Очнулся я у себя в кровати. Надо мной склонилось чьё-то лицо … такое знакомое
- Ну что, проснулся? – спросила девушка.
- Света … - узнал я её.
- Молодец, хоть имя моё вспомнил. Ты бы это видел!!! Представь, наблюдаю я в окно за домом, и вдруг – огненный взрыв, метров на пятнадцать вверх и в стороны, стены разлетаются и море огня … А потом левое крыло дома медленно рушится вниз …Я, если честно, думала, что тебя уже нет в живых, всплакнула даже немного (представляю, какая тут была истерика), потом побежала, смотрю – ты возле двери валяешься…
- Ты книгу забрала? – неожиданно спросил я.
- Ну конечно. А что там случилось хоть?
- В общем, ничего, мы боролись долго, потом мне надоело и я взорвал всё это … - после пережитого страха хотелось теперь выставить себя героем.
- Мог бы раньше взорвать … - Света недоверчиво покачала головой.
- Вместе с собой? Нет, спасибо. Я же не камикадзе, в конце концов.
- А ты взрывчатку там нашёл? Или как?
- Нет. Вывел новое химическое соединение: святая вода плюс ведьмовское зелье равняется очень большой бабах … - я улыбнулся и устало повернулся на бок. – Принеси апельсиновый сок … пожалуйста … - попросил я Свету.
Через открытую дверь, в которую вышла девушка, стало слышно припев песни:
«Звезда с небес, похожая на ангелов, похожая на сон …»
- Моя звезда с небес, - машинально поправил я магнитофон и вспомнил, что это именно то сравнение, которое я придумал для Светы вчера во сне.
Автор: Александр Кудрицкий.