Неудачный эксперимент

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2619
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Антон Моисеев (Сталкер).
Деревня Суходрищевка слыла местом гиблым и мрачным, а для просто городского жителя еще и страшным. Деревенскому-то люду что? Ему все нипочем, его ничем не удивишь, не испугаешь, на нем, как иногда кажется, держится вся Россия, или, если говорить точнее, ее истинный дух, о котором наслышаны во всем мире.

Так вот, обычный городской житель, который ну никак не может появиться случайно в этой забытой богом деревне, прознав о творящихся в ней делах, непременно впадет в отчаянье и сочтет за благо убраться подальше. Но обычный городской житель вряд ли решит по доброй воле посетить Суходрищевку, во многом потому, что даже близко не догадывается о ее существовании…

А посему рассказ этот, совсем даже не фантастический для рядового жителя этой деревни, будет строиться исключительно вокруг населяющих ее индивидуумов. Не будем применять слово «людей», потому как оно относится далеко не ко всем жителям этой небольшой деревушки…

- Ну что, кровососы недоделанные, так и будете здесь тихонько пьянствовать или хотите настоящего веселья? А? – не очень-то ласково, но довольно весело выпалил Ефим, ворвавшись в сарай.

Обитатели сарая, напрягшись изо всех сил, попытались сфокусировать на нем свои взгляды, но этому делу не способствовало то состояние, в котором они сейчас пребывали.

- М-да, – печально сказал Ефим, качая головой. – И по какому поводу сегодня нажрались? Молчите, кровопийцы…

Демидко поднял на него пустой мутный взгляд и недовольно выдал заплетающимся языком:

- Чего заладил? Сам что ли не кровопийца… А пришел чего? Тоже, небось, кровушки захотел? Ну так давай, присоединяйся, в нас уже не лезет.

- Оно и видно.

Ефим обвел презрительным взглядом деревянный сарай – небольшое и ненадежное строение. Здесь уже несколько десятилетий, вместивших в себя не одно поколение, собирается местная молодежь, дабы предаться веселому и беззаботному делу. О строительстве клуба, разумеется, речи идти не могло, да никому он и не нужен был, по большому счету, - всем вполне хватало этого убогого сарайчика. В центре помещения и у самых стен стояли простенькие буржуйки, рождающие живительное тепло, без которого вряд ли бы кто рискнул сюда сунуться. Не стоит забывать, что на дворе стояла лютая зима, а дело близилось к новому году, которому предшествовал трескучий русский мороз. Буржуйки, впрочем, свое дело сделали, и в сарае было тепло и уютно, а развалившуюся на древних «бабушкиных» креслах молодежь развозило прямо на глазах. Источником света служило несколько свечей, стоявших на единственном вручную сколоченном столике. Там же стояла большая кастрюля, в которой слегка побулькивало что-то фиолетовое, две пустые бутылки из-под водки и один на половину початый пузырь мутного самогона. Под столом в широком, но не глубоком тазике лежала зарезанная хавронья, истекающая последними каплями крови – это добро, по-видимому, предназначалось на всеобщую опохмелку.

- Опять кровь со спиртом смешали? – изумился Ефим.

- Не опять, а снова… - похохатывая, возразила Скалка.

- Поговори у меня еще! – гаркнул Ефим, но тут же досадливо отмахнулся, признавая несуразность спора.

Было ему двадцать пять лет. Остальной вампирской молодежи, собравшейся сегодня в полном числе в «клубном» сарае - от четырнадцати до восемнадцати. Ефим имел звание главного среди всей молодежи Суходрищевки, не только вампирской. Но обычных людей, не говоря уже о детях, здесь осталось совсем ничего. Можно сказать, что и вовсе не осталось, если уж на чистоту. Все жители со временем решили посветить себя вечной мертвой жизни, присущей типичной нечисти… Разве что старик Семецкий оставался доколе человеком, бездетным и бессемейным, правда, но все же человеком.

- Ты что-то говорил о веселье, - скучно напомнил Демидко, - или мне послышалось?

Ефим секунду размышлял, стоит ли затевать весь сыр-бор, учитывая всеобщее состояние. Умыслил, что стоит.

- Сегодня утром ходил на озеро… э-э-э… с одной знакомой русалочкой встретиться… Даже прорубь сделал, чтобы она на берег выбраться смогла! Впрочем, не в том суть. Она сказала, что сегодня вечером они собираются забацать веселую тусовку и пати… типа, чтобы новый год отметить, вот. Ну и пригласила нас принять участие!

- А куда приходить-то? – заинтересовался пятнадцатилетний Гордей. Единственный, кто не приложился сегодня к выпивке.

- Как куда? К ним на дно… она сказала… вот блин!

Присутствующие разразились издевательским смехом. Даже те, кто уже находился почти без сознания, каким-то подспудным чутьем догадались, что тоже надо посмеяться.

- Сейчас как заберу собой буржуйки, посмеетесь тогда! – обиделся Ефим.

- Да нет, что ты! – не переставая посмеиваться, замахала руками Скалка. – Мы-то с тобой хоть на луну! А те, кто уже не в состоянии, замерзнут здесь насмерть без отопления!

Ефим уже хотел было огрызнуться на шуточки Скалки крепким словцом, но в разговор опять вмешался Гордей:

- А дядька Семецкий моему папке вчера толковал по пьяному делу, будто смастерил трактор чудной, который якобы и по воздуху может и под водой!

- Ох, не верится мне что-то в такую удачу, - скептически заметил Демидко. – Из чего он его мог смастерить? Сам подумай...

- Не знаю! Я говорю, что слыхал!

- А что? Ведь вполне возможно! – ухватился Ефим за единственный шанс не остаться в дураках. – Семецкий – еще тот изобретатель. Даром что старик, голова у него варит о-го-го!

Скалка потянулась было за жестяной кружкой, наполненной до краев кроваво-спиртовой смесью, но наткнулась на суровый взгляд Ефима, не сулящий ничего хорошего в случае продолжения банкета.

- Так, хватит бухать! Идем к Семецкому, – решил Ефим.

- Ага, так он нам и даст свой трактор, даже если он у него взаправду есть! – отчаянно крикнул Демидко, удрученный необходимостью куда-то выходить из тепла. – Новый год можно и здесь справить, необязательно тащиться под лед!

- А Семецкого никто и не собирается спрашивать! И вообще, в мои обязанности входит следить за порядком на деревне, мне не нужно, чтобы вы тут тихо и мирно спились! Потом же сами спасибо скажите. Жду на улице пять минут, если вы трое не выйдете, последуют санкции. Остальные, как я погляжу, не в состоянии…

Ефим поплотнее натянул шапку-ушанку, замотался шарфом и покинул сарай.

Около трех минут Демидко и Скалка собирались с силами, чтобы подняться с уютных кресел. Гордей уже оделся и ждал около дверей, подгоняя товарищей.

- Словечек каких-то нахватался… санкции! Что еще за санкции? – недовольно проворчал Демидко. – Может кровушки глотнуть на дорогу? Не пропадать же родимой… свернется уж скоро.

- Не стоит, - решила Скалка с выражением лица настоящей героини. - Нам уже хватит, думается.

Воли Ефима никто не решался противиться – все знали, что если старшему что-то и взбрело в голову, то о спокойной жизни можно смело забыть. А не подчинение приказам и впрямь может быть чревато суровыми наказаниями. Что ему стоит, к примеру, повесить замок на двери в сарай – где тогда собираться? Или, чего хуже, запретит еще кровь свиней в качестве обеда пользовать… чем предстоит перебиваться в этом случае никто даже не решался предполагать.

Немилосердный мороз сразу же обнял своими ежовыми рукавицами вывалившихся из теплого сарая вампирчиков.

Ефим, переступая с ноги на ногу, грозно поглядывал на Скалку и Демидко, нещадно марающих бревенчатые стены сарая скудным утренним завтраком. Гордей, приплясывающий от холода на месте, хоть и не пил сегодня совсем, но тоже почувствовал крепкие рвотные позывы благодаря сему зрелищу…

- Полегчало? – участливо осведомился Ефим.

Ответом ему было невнятное бормотание.

Перебравшим вскоре и впрямь полегчало. Пронизывающий до костей мороз и ослепляющее солнце в белесом дневном небе вмиг отрезвили вампирскую молодежь Суходрищевки, и та теперь пусть не очень бодро, но достаточно уверенно вышагивала за своим старшим товарищем.

По сторонам беспорядочно возвышались, ровно грибы в лесу, древние покосившиеся избушки, засыпанные до окон снегом. В мутных подслеповатых окнах теплился добрый манящий свет.

- Чего ты нас вытащил в такое время суток? Наша пора – ночь! – раздраженно бросил Демидко.

- Ага. А еще что скажешь? Может, ты еще перед чесноком и серебром пасуешь? Или превращаешься в летучую мышь и спишь вниз головой… Ха-ха-ха.

- Ну а с собой на черта поволок? Одному что ли скучно… - не унимался Демидко.

Ефим отвечал, преисполнившись великого терпения

- А что если и скучно? Да и вообще, я уже говорил: всяко лучше, чем сидеть в сарае и спиваться… да к тому же кровью! Нельзя пить кровь, если не чувствуешь голода, сколько раз можно говорить!

Демидко почувствовал, что теряют позицию правого в споре, и счел за благо предаться гордому молчанию.

Изба Семецкого нашла себе место на самой окраине Суходрищевки, чьи жители были весьма довольны, что выживший из ума на старости лет смертный доживает свои растянувшиеся, как резинка в трусах, годы в некотором от них отдалении.

Рядом с избой возвышался громадный сарай, намного превосходящий ее в размерах, да и все остальные строения в деревни тоже. На дверях висел огромных ржавый замок, предусмотрительно скрывающий от глаз захожих древлян покоящиеся внутри сарая изобретения.

- В таком бы сарае собираться… - мечтательно протянула Скалка. – Там, должно быть, всяких штучек-дрючек хватает, с которыми можно позабавиться!

Ефим молча подошел к огромной двустворчатой двери и с любопытным видом заглянуть в щель.

- Темень одна – не видать ничегошеньки, - мрачно изрек он. – Но если трактор и впрямь существует, то быть ему здесь.

- Как открывать будем? – поинтересовался Гордей.

Ответил ему внезапно вырвавшийся из избы в одних трусах и с какой-то непонятной на вид, но вполне понятного значения штуковиной, ужасный, заросший бородою и усами худощавый старик Семецкий.

- А никак! Никак не будем открывать! Пришла все-таки…

- Дедушка, дедушка, спокойно! – Приветливо замахал руками в воздухе Ефим. – Мы просто решили зайти к вам в гости!

Семецкий, казалось, не слышал его слов, а все твердил с опустевшими вмиг глазами:

- Пришла все-таки… Пришла все-таки нечисть по мою душу! Пришла, пришла… Не видать вам меня в своих рядах, фашисты треклятые…

Семецкий вздернул ребристую штуковину с сужающимся к концу стволом и прицелился в толпу.

- Спятил старик совсем! – вскрикнула Скалка и в ужасе попятилась назад.

Ефим отчаянно махал руками, призывая Семецкого опомниться, но старик все же выстрелил. Из ствола ударил тонкий зеленый луч и впился в закрытую курткой грудь Гордея, выжигая по пути воздух.

Мальчик упал на хрустящий снег и забился в истерике.

- Ой, больно, ой больно мне делается! О-хо-хошеньки-хо-хо! Ой, больно!

- Что же вы, дедушка… зачем было стрелять? – осуждающе сказал Ефим.

Семецкий в нерешительности опустил свою штуковину.

- Я и не кумекал, что она стрелять умеет, – виновато и озадаченно пробубнил Семецкий. - Да и как ему больно-то может сделаться? Мертвый ведь он давно…

- Ой жжет, ой больно! Жжет-то как! – продолжал надрываться Гордей.

- Вот видите, дедушка, мертвый, а жжет! – покачал головой Ефим.

- Ну извините тогда… С чем пожаловали?

Демидко, поступательно багровеющий на протяжении всего разговора, не выдержал и с безумным кличем кинулся на старика:

- На нашего брата нападать удумал? Фашистами именуешь? Да мой дед не один десяток немецких голов на войне пооткусывал! А-а-а-а!

Семецкий стал наново поднимать свою, плюющуюся зеленым штуковину, весящую, стало быть, порядочно, но не успел, и был завален на снег Демидко.

- Остановись! - взвыл в ужасе Ефим. – Всех погубишь! Нет!

Демидко лишь дико оскалился, оборачиваясь назад и демонстрируя острые клыки, и тут же впился в голую шею Семецкого.

Скалка закрыла лицо руками и тихонько запричитала. Даже Гордей забыл о прожженной дырке в груди и, оторвав голову от земли, принялся наблюдать за драматическими событиями, разворачивающимися в паре метров.

- Вот так-то, - не очень уверенно, но с довольным видом произнес Демидко, поднимаясь с окровавленного старика Семецкого – последнего и теперь бывшего человека в деревне Суходрищевка.

Ефим с грозным видом двинулся в его сторону.

- Ты что натворил, тать!

- Э, полегче, Ефим… Ты чего!

- Я чего?! Да ты… ты… да я тебя сейчас! Тебе ли говорить, что нельзя кусать людей без согласия?! Он теперь очнется да и расскажет всем, что мы его насильно в свои ряды зачислили! На нас нынче облава пойдет! И люди и вампиры будут охотиться, пока не поймают и не сожгут! Что наделал?!

Скалка вцепилась в занесенную для тяжелого удара руку Ефима и жалобно взмолилась:

- Теперь-то чего кулаками махать, дракой делу не поможешь! Уходить нам надо!

Ефим смерил Демидко тяжелым взглядом и опустил руку, погрузившись в размышления.

- Ну погорячился я, признаю… - покаялся Демидко. – Но не мог я пустопорожние речи вести с этим стариком, после того как он нашего друга уложил! В отличие от некоторых…

- Гордею-то что? – в сердцах воскликнул Ефим. – Вон стоит, как ни в чем не бывало, хоть и мертвый уже совсем… А с Семицким можно было попробовать договориться, выпросить трактор на время попользовать!

- Ну-ну.

- Ты не возникай, Демидко! – поддержала Ефима Скалка. – И впрямь ведь дурак! Нам из-за тебя теперь «сладкая» жизнь предстоит! Нет, чтобы по морде дать, так ты сразу в шею кусаешь, вампиром делаешь! А ведь нельзя без согласия! Нельзя!

- Да извинился уже…

- Извинился он! – зло передразнил Ефим и сплюнул под ноги. – Много очень от этого пользы. Ладно, чего уж теперь… Потащили старика в избу – окоченеет еще на улице, чего доброго!

Демидко неожиданно вскинулся.

- А может, и пусть коченеет?! Зато ничего не расскажет, а?

Теперь Ефима пришлось удерживать не только Скалке, но и оправившемуся Гордею.

Бессознательного Семецкого заботливо уложили на доменную печь, а на трухлявой тумбочке у окна нашелся огромный ключ, подходящий к замку на дверях в сарай с изобретениями.

Замок, не смотря на опасения Ефима, хоть и был старой проржавевшей железкой, но открылся вполне охотно.

Внутри было темно, хоть глаз выкалывай и иди домой, но стоило вампирам всего на пару шагов удалиться внутрь сарая, как повсеместно вспыхнул мягкий белый свет, исходящий от плоских квадратиков на стенах и потолке.

- Удобно, - констатировал Гордей, осматриваясь по сторонам.

Весь пол был щедро завален какими-то недоделанными, а может и уже готовыми (вампирам было невдомек) механизмами, приборами, агрегатами и конструкциями. Одних только запчастей и всяких деталей было, что мусора на свалке.

А посередине сарая в полуметре над полом висел ОН. Трактор. Даже не трактор – тракторище. Или даже комбайн. Впрочем, не на один из видов сельскохозяйственной техники ЭТО нисколечко не походило.

- Зашибись, одним словом! - озвучила общее мнение Скалка.

Вампиры обступили трактор, лишь непоседа Гордей принялся изучать остальное содержимое сарая, надеясь сыскать что-нибудь интересное лично для себя.

- Поосторожнее там, мало ли что… - предупредил его Ефим.

Размерами трактор намного превышал любой из тяжелых танков, был гораздо выше и объемнее, что ли. Напоминал трактор две сложенные друг с другом глубокие тарелки или, проще говоря, выпуклую линзу. По ее окружности слабым тусклым светом перемигивались разноцветные огоньки, на пол был спущен раздвижной трап, уводящий в залитое белым светом нутро.

- Никогда не встречал таких тракторов, - зачарованно сказал Демидко, дотрагиваясь до темно-серой туши, покачнувшейся от этого легкого касания в воздухе.

- Странно, а мне кажется, что я уже где-то видел похожую штуковину… - донесся откуда-то из угла сарая задумчивый голос Гордея.

- Да где ты мог такое видеть?! Его же недавно изобрели, как говориться!

- Должно быть, Семецкий его сработал по белорусскому подобию… - предположила Скалка. – Я хоть их тракторов и не видела, но знаю, что они мастера сельскохозяйственной техники.

- А почему тогда номеров нету? Да и вообще, всякие там надписи обязательные и знаки отсутствуют… неправильно это, - покачал головой Ефим. – Ладно, пошлите внутрь… Гордей!

Мальчик, доселе со скучным видом расхаживающий по рядам непонятной техники, подбежал к друзьям. Вампиры медленно вступили на трап, убегающий в молочною непроглядную белизну тракторного салона.

- Нашел что-нибудь интересное? – шепнула Скалка Гордею.

- Не-а… Поди разбери что там к чему - лично я не уразумел.

Несмотря на досужие опасения, пустая непроглядная белизна рассосалась, разгладилась в доли секунды, стоило лишь вампирам перешагнуть порог и войти в кабину-салон. На их обозрение в полном объеме предстала окружающая обстановка.

В самом центре кабины расположились водительские кресла, ровно лепестки у ромашки, по кругу. Всего было пять кресел. Из сплошной стены напротив каждого кресла отвисал пульт управления с множеством рычажков, кнопочек, индикаторов-лампочек и одним большим экраном, заменяющим, по-видимому, лобовое окно внешнего обзора, которого в этом тракторе отродясь небывало. Освещение кабины было ровным и мягким, но понять, откуда шел свет, представлялось сложной задачей – казалось, что освещение рождается прямо из воздуха.

- Одним словом, зашибись, - вновь озвучила общее мнение Скалка.

- Что-то мне подсказывает, что этот трактор сработан вовсе не по белорусскому подобию… - задумчиво произнес Ефим. – Может по американскому? Кто-нибудь видел их тракторы?

Вампиры дружно покачали головами. Каким образом рядовой житель Суходрищевки мог лицезреть американские или еще чьи-нибудь тракторы? Верно, никаким.

- И впрямь, странный какой-то трактор, – почесав в затылке, согласился Демидко. – Но все равно интересно!

Ефим подошел к одному из пультов управления, где было все что угодно, кроме привычных педалей, руля и коробки скоростей, понажимал кнопочки, подергал рычажки, постучал костяшкой пальца по экрану – нет, пульт упорно не хотел оживать. Разочаровавшись, Ефим плюхнулся в удобное кресло, тут же подстроившееся под его фигуру, и в этот же момент пульт ожил: вспыхнул экран, на котором, словно в недоступном в деревне кино, стало демонстрироваться помещение сарая во всевозможных ракурсах, перекрываемое таблицами непонятной статистики, загорелись разноцветные лампочки, замелькали продолговатые столбики индикаторов, включилось призрачное свечение подсветки под панелью с рычажками и кнопочками.

Ефим от неожиданности подскочил в мягком кресле, а остальные вампиры с радостными криками принялись занимать оставшиеся места.

- Погодите пока жать кнопки, - предостерег Ефим товарищей, когда те окончательно расселись и уставились в ожившие экраны.

В этот самый момент совершенно непонятно откуда послышался суховатый, не обделенный лишними эмоциями голос:

- Члены экипажа, находящиеся на борту, заняли свои места. Одно место осталось свободным. Корабль готов к полету с имеющимся экипажем.

- Ну, Семецкий, ну дает! – восхищенно воскликнула Скалка. – Говорящий трактор придумал, который кораблем обзывается!

- Ребята, поехали уже! Хочу этим трактором управлять! – загорелся Гордей.

- Да погоди ты… - остепенил его Ефим. – Трактор… э-э-э… корабль, приказываю доложить состояние и уровень готовности к полету.

К «полету» у Ефима вырвалось совершенно случайно, но потом он вспомнил, что Гордей упоминал о такой возможности трактора, и решил не поправляться.

- Докладываю, капитан, - видимо, трактор признал Ефима капитаном, на правах заговорившего первым. – Состояние удовлетворительное, корабль в рабочем состоянии на шестьдесят процентов. Двигатель в норме, система жизнеобеспечения в норме, система управления кораблем в норме, внешнее защитное поле в нерабочем состояние, лазерная пушка в норме, субатомная пушка в нерабочем состоянии. Нежелательно совершать: выход за пределы атмосферы, погружение в воду на глубину более трех километров, превышение критических температурных порогов…

Вампиры сидели с раскрытым ртом, пытаясь вникнуть в слова трактора.

- Так он и в космос может? – изумился Гордей.

- Расчетное время полета до ближайшей звезды сорок два часа, - сухо заметил голос.

Восхищенный Демидко не сдержался и искусно выругался, Ефим покосился на него с явным неодобрением и сказал:

- Так, в космос нам пока не надо… А мы и не знали, что у нас в деревне такой изобретатель есть! Семецкий, должно быть, еще не успел достроить трактор, судя по разбросанным по всему сараю деталям…

- Наверное, - согласился с ним экипаж.

Ефим немного подумал и радостно потер руки.

- Корабль, приготовиться к взлету!

- Выполняю, капитан.

Откуда-то из-под пола раздался равномерный еле слышный гул, с экранов пропала затмевающая обзор статистика. Ступеньки трапа выпрямились в одну чуть изогнутую плоскость, которая закрыла собой проем в корпусе с легким причмокиванием.

Трактор плавно заскользил по воздуху и через несколько секунд выплыл на заснеженную улицу.

Картинка на обзорных экранах успокоилась меняться каждые десять секунд, и теперь складывалось впечатление, будто смотришь в обычное лобовое стекло.

- Ефим, а когда ты так ловко научился толковать с тракторами? – с подозрительным видом спросила Скалка.

- Вот в армии отслужишь… хотя нет, девок туда не берут насильно… в общем, если пойдешь в армию – тоже научишься, - туманно объяснил Ефим. – Семецкий, видно, человек… был человеком военным, вот и сделал все по уставу.

Оказавшись на улице, трактор застыл на месте, панорама опять стала меняться, показывая деревню Суходрищевка с разных сторон.

- Корабль, осуществить взлет на километровую высоту! Нечего на глазах всей деревне посреди улицы висеть…

- Выполняю…

- Эй, капитан, а мы здесь вообще на кой сидим, если достаточно только языком шевелить? – возмутился Демидко.

- А ты чем хочешь шевелить? Рычажками? Это еще хорошо, что трактор такой разумный попался… а то ведь и впрямь пришлось бы во всем самим разбираться!

- А я что? Я и так могу попробовать, эка премудрость!

Ефим нехорошо усмехнулся.

- Нет уж, как-нибудь без меня – не хочу потерпеть крушение в ближайшем подлеске. Так что никакой самодеятельности, а то велю кораблю заблокировать твой пульт!

- Не очень-то и надо! – обиженно насупился Демидко, но через мгновение впился жадным взглядом в свой экран, на котором стремительно проваливалась куда-то вниз его родная деревня. Его примеру последовал остальной экипаж.

- Заданная высота достигнута, капитан.

- Быстро…

Если честно, то даже не верилось, что трактор вообще сдвинулся с места – так плавно и без малейших перегрузок он двигался в воздухе! Получше всякого самолета…

Вампиры с интересом изучали родные и хорошо знакомые просторы, ставшие внезапно такими маленьким, что их можно было легко накрыть ладонью. Ефим же внимательно разглядывал ближайшее от деревни озеро, пытаясь разглядеть вырубленный по утру прорубь.

- Непривычно-то как, ребята! – радостно взвизгнула Скалка.

- Корабль, осуществить снижение над ближайшем озером, тем, что на юго-западе, если судить по моему экрану! Выполнять!

- Выполняю…

- Ефим, ну зачем же так скоро?! Полетали бы еще в округе! – расстроился Гордей.

- Решения капитана не подлежат обсуждению, экипаж!

- О-го-го как разошелся, капитан доморощенный! – съязвил Демидко.

«Трактор», отфильтровывающий беззлобные пререкания экипажа, как несущественную информацию, проворно нырнул к озеру, выполняя приказ своего жадного до теплой крови капитана.

Вот уже пять минут трактор неподвижно висел в воздухе над самым центром затянутого толстенным льдом озера. Не обремененный лишним имитирующими полноценное сознание мягкими кристаллами, разум трактора терпеливо дожидался последующих указаний от своего капитана, увлеченного в данный момент не очень-то веселым спором.

- Не понимаю тебя, Ефим, как ты можешь сейчас думать о каких-то русалках? За нами скоро все кому не лень начнут гоняться… - сокрушался Демидко.

- На твоем месте я бы вообще поплотнее закрыл рот и не возникал! Из-за тебя, сумасшедшего кровососа, приходится страдать нам – добропорядочным вампирам.

- Но-но, попрошу без оскорблений! Я, между прочим, не просто так сорвался, во мне еще осталось что-то человеческое! Ага.

- Ребята, чего уж теперь-то… - в который уже раз попыталась успокоить ситуацию Скалка.

- А я что? Я ничего, - недовольно сказал Ефим. – Это ему опять что-то не нравиться. К русалкам, видите ли, нет смысла в гости заходить! А что тогда? На луну, может, полетим, там будем отсиживаться?! Я никого не держу, если кто хочет – запросто могу высадить на берег, поближе к разгневанной толпе.

- А чего это ты себя главным сделал?! – взвился Демидко. – Трактор, между прочим, общий!

- Был главным на земле, останусь и воздухе да и под водой тоже! С меня еще никто не снимал обязанностей присматривать за деревенской молодежью.

- Очень нам нужен твой присмотр…

Ефим, не ответил на подначку Демидко, ставя тем самым окончательную точку в споре, и обратился к трактору, который таковым упорно не желал называться.

- Корабль, приказываю пробить лед и совершить погружение на дно озера.

- Разрешите обратиться, капитан, - внезапно озадачился трактор.

- Разрешаю, - настороженно ответил Ефим.

- Капитан, в связи с тем, что защитное поле корабля находится в нерабочем состоянии, я настоятельно рекомендую не совершать прямого контакта с твердой поверхностью, что чревато серьезным повреждением внешнего корпуса корабля. Могу предложить использование лазерной пушки…

- Принимается, - облегченно вздохнул Ефим, понимая о чем говорит трактор - выполняй!

- Выполняю…

За всю последующую минуту экипаж не обмолвился ни единым словом, заворожено наблюдая за очередным диковинным зрелищем на экранах.

Откуда-то из днища корабля вырвался тонкий зеленый луч и тут же принялся вырезать во льду огромный и правильный до невозможности прорубь. Деревенские рыбаки, лицезрев подобное зрелище, непременно бы загорелись мечтой и самим обзавестись таким полезным в труду трактором.

Окружность плавно завершилась последним штришком, и зеленый луч рассеялся в воздухе. Огромная овальной формы льдина медленно поднялась над озером и, совершив недолгий полет, опустилась рядом с прорубем, обнажая свинцовую гладь воды.

Экипаж немедленно заговорил между собой, выражая недоумение летающей льдине.

- Корабль, как ты это сделал? – поинтересовался Ефим.

- Задействовал гравитационное поле, капитан… - ответил корабль и с бесстрашием моржа нырнул в ледяную воду.

Погружение оказалось не таким комфортабельным, как полет в воздухе: трактор нещадно сотрясался и норовил в любой момент завалиться на бок. Видимо, использовать трактор как подводную лодку изначально предполагалась в самых крайних случаях. Вот летать по воздуху, орудовать лазером – это да, ну а купаться… дело явно не для сельскохозяйственной машины.

На экранах была непроглядная темень, которую изредка рассекали стальные молнии мелких рыбешек – удручающее зрелище, надо сказать.

- Ефим, - внезапно обратился к своему капитану Гордей, - корабль еще что-то толковал про сломанную суб… суп… субатомную пушку! Вот. Что это такое?

- Понятия не имею, если честно. Но что-то мне подсказывает, что даже если бы она была в рабочем состоянии, то использовать ее все равно не стоило…

- Почему?

- Название не нравится, - буркнул Ефим.

Но вот на экранах внезапно посветлело. Свет исходил от множества рыбок, у каждой из которых имелось что-то вроде маленького фонарика, свисающего со лба на маленьком подвижном жгутике. Рыбки, создающие своим присутствием неплохое освещение, зависли над деревней русалок, представляющей из себя около дюжины достаточно просторных шалашей, свитых из длиннющих водорослей.

- Вот это да! - восхитилась Скалка.

- Уютно выглядит, - поддакнул Демидко.

Трактор покачнулся в последний раз и аккуратно опустился на дно, поднимая песочную завесу.

Из шалашей одна за другой грациозно выплывали длинноволосые русалки, покачивая длинными чешуйчатыми хвостами. На их лицах читалось неподдельное недоумение, вызванное опустившейся на дно непонятной штуковиной.

И тут Демидко расплылся в широкой издевательской улыбке.

- Это все, конечно, очень даже хорошо… но не объяснит ли уважаемый капитан нам, покорным своим подчиненным, каким образом он собирается покинуть трактор без соответствующего скафандра?

Ефим схватился за голову, осматриваясь по сторонам – нет, никаких дверей не наблюдалось, а значит, кроме кабины на тракторе ничего больше и не было! Например, маленькой кладовки, где бы случайно завалялся пяток скафандров или хотя бы кислородных баллонов и масок… Нет, этот трактор явно не предназначался для подводных прогулок.

- Придется все же лететь на луну! – зашелся диким смехом Демидко.

- Чего радуешься? - не сдержался Гордей. – Кровосос нечестивый, тать…

- Цыц, малявка!

Ефим горестно наблюдал на экране облепивших трактор русалок, чувствуя себя последним дураком.

- Корабль, неужели ничего нельзя сделать? – безнадежно спросил он для очистки совести. На что можно надеяться? Не родит же трактор скафандры – ему просто нечем рожать…

- Конкретизируйте, пожалуйста, суть вопроса, капитан – мало данных…

Демидко зашелся новым приступом смеха.

- Каков водитель, таков и трактор…

Ефим сжал зубы и вновь обратился к кораблю:

- Существует ли для экипажа возможность совершить выход в… э-э-э… окружающую корабль среду без риска для здоровья?

- Ну-ну, как же! Предстоит тебе целоваться со своими русалками через экран, Ефим! Ха-ха-ха… - и так понятно кто сказал.

- Разумеется, капитан. Прикажете откидывать трап?

- Да… - сказал Ефим и вдруг представил себе ужасные последствия своего приказа...

Ровная стена, где полагалось находить трапу, отсоединилась от корпуса трактора и, разбиваясь на ступеньки, начала откидываться на дно озера…

Дико визжала Скалка… потерявший дар речи Демидко вжимался в мягкое податливое кресло… Гордей, выпучив глаза и открыв рот, вглядывался в увеличивающийся проем в стене… Ефим кричал что-то бессвязное трактору, требуя отменить собственный же приказ…

- Трап откинут, капитан. Внутренне защитное поле корабля частично активировано. Активированы цепи, отвечающие за поддержание жизни в безвоздушной среде.

- Что это значит корабль? – неспокойно спросил Ефим, поглядывая за порог кабины, где стояла ровной стеной озерная вода, почему-то не желающая хлынуть смертоносным потоком внутрь трактора.

Корабль ненадолго задумался над странным вопросом капитана.

- Капитан, если желаете покинуть корабль - просто переступите порог… - монотонно вещал трактор. – Система жизнеобеспечения идеально адаптирует вас к безвоздушной среде… Жду приказаний…

Ефим решительно поднялся с кресла и твердой поступью направился к выходу. Проем в стене был затянут ели различимой на фоне воды колышущейся пленкой. Вот оно что… Пленка поддерживала герметизацию кабины трактора и не давала просочиться воде внутрь, выдерживая не слабое давление! Но что корабль имел в виду, когда говорил, что система жизнеобеспечения сделает все сама, стоит лишь переступить порог?

По ту сторону пленки сбились в одну неспокойную кучу все русалки, они беззвучно открывали рты и приветливо махали руками, приглашая посетить свой маленький мирок.

Ефим осторожно дотронулся кончиками пальцев до пленки и почувствовал приятное тепло.

- Эй, капитан, ты чего удумал? – забеспокоился Демидко. – Не стоит так доверяться словам безмозглого трактора.

- Демидко дело говорит, Ефим! – добавила Скалка.

Капитан, казалось, ничего не слышал. Он медленно отвел руку от пленки, но жидкая субстанция не пожелала его отпускать, намертво приклеившись к пальцам.

Ефим улыбнулся и шагнул вперед, переступая порог кабины «трактора».

Пленка не расступилась перед ним, вместо этого она обволокла его тело, наподобие кокона.

Ефим спустился по трапу и попал в объятия русалок.

Субстанция согревала его тело, не давала проникнуть внутрь ледяной воде, создавая внутри себя маленький уютный мирок. И в тоже время ступать по дну было не сложнее, чем по заснеженной дороге - пленка не давала Ефиму всплыть на поверхность и помогала удержать равновесие.

За своим капитаном трактор покинули остальные члены экипажа, получив в подарок защитную субстанцию, девствующую лучше и надежнее прочего скафандра.

Вампиры, предвкушая веселый праздник, разошлись по шалашам. Окружающая их пленка, как оказалось, совершенно не препятствовала поглощению горячительных напитков, имеющихся у русалок в избытке, и, что в особенности порадовало мужскую часть, пленка не мешала осуществлению физического контакта с этими самими царицами рек и озер…

По понятным причинам невостребованной осталась лишь Скалка, посветившая себя наблюдению чудесных светящихся рыбок. Но грустить ей пришлось недолго… Из самого дальнего шалаша выплыл чудесный молодец, с огромным чешуйчатым хвостом вместо таких ненужных под водой ног… он бережно взял Скалку за руку и увлек за собой в свой уютный шалаш…

Спустя некоторое количество времени заметно повеселевшие вампиры в полном числе собрались в кабине трактора. Избавиться от «скафандра» оказалось совсем не сложным делом, для этого надлежало пройти через проход в кабину, где субстанция отставала от тела и всасывалась в колышущуюся под давлением воды пелену, которая именовалась задействованной системой жизнеобеспечения во внешней природной среде.

- Корабль, убрать трап и приготовится к взлету! – весело приказал Ефим чуть заплетающимся языком.

- Выполняю…

- Неплохо оторвались… - мечтательно произнес Демидко и откинулся в удобном кресле.

- И не говори… - согласилась Скалка, закатывая глаза. – Теперь можно хоть на костер! Ха-ха-ха…

Лишь Гордей выглядел не очень веселым – скорее погруженным в тяжелые размышления.

- Что-то не так, Гордей? – поинтересовался Ефим, прощально махая рукой своему экрану, который транслировал собравшихся проводить экипаж трактора русалок и одного молодого человека с рыбьим хвостом.

- Да, ребята… Я толковал с одной русалкой, и она мне сказала, что наш… э-э-э… трактор похож на что угодно, но только не на сельхозмашину! Я с ней согласен, да и вы разве не видите?! Эта штука до отвала набита всякой-всячиной, и при этом в ней нет ничего от обычного трактора!

- Так он и не обычный… Он же изобретенный!

- Нет, Ефим. Что-то не сходится, даже при всем желании.

- Ладно, разберемся… Корабль, приказываю покинуть озеро и взлететь на километровую высоту!

- Выполняю, капитан…

Трап уже давно соединился с корпусом «трактора», и теперь ничто не мешало осуществить взлет. Что и произошло. Корабль плавно оторвался от рассыпчатого дна и устремился вверх, к вырезанному лучом лазера отверстию во льду.

Вокруг огромной проруби собралось изрядно деревенских рыбаков. Для них неведомо кем вырезанная на середине озера дыра оказалась настоящим новогодним подарком. Некоторые рыбаки, от нечего делать, лениво посасывали кровь из пойманных мелких рыбешек, пригодных разве что только для этого занятия.

Появление из воды конусообразного неопознанного летательного аппарата присутствующие встретили испуганными вскриками и легкой паникой, сменившейся вскоре выяснением, кто же из рыбаков подцепил на крючок эту штуковину.

- Вспомнил! Вспомнил, где я уже видел наш трактор! – от волнения Гордей даже поднялся со своего кресла.

- И где же? – заинтересовался экипаж.

- Знамо где! В книжке-раскраске, когда совсем еще малым был! Там пришельцы стояли с… э-э-э… как же они называются? С бластерами, вот! Стояли вокруг такого же трактора, который и не трактор вовсе, а космический корабль!

Члены экипажа горячо заспорили между собой. Слова Гордея подтвердили некоторые догадки, давно уже зародившиеся в головах остальных вампиров. Каждый понимал: будь Семецкий хоть трижды гениальным изобретателем, создать такой диковинный трактор, опираясь на подручные материалы, ему не под силу.

- Заданная высота достигнута, капитан…

Уведомление «трактора» члены экипажа пропустили мимо ушей, слишком увлекшись спором. Только Демидко не преминул бросить очередной камень в огород Ефима:

- Капитан, что ты так прицепился к километровой высоте? Второй раз уже задаешь…

Ефим раздраженно посмотрел в его сторону.

- Слушай, и без твоих шпилек не сладко живется! Лучше выскажи свою точку зрения!

- А какой в этом смысл? Пускай трактор сам расскажет о своем происхождении!

Эта ляпнутая сгоряча фраза показалась Ефиму не такой уж бессмысленной и пустой.

- Корабль?

- Да, капитан…

- Поведай, пожалуйста, экипажу о том, как ты оказался в сарае, где мы тебя увидели впервые, кто тебя создал, для чего ты предназначен…

- Капитан, - неожиданно прервал Ефима «трактор», - я позволю себе задать встречный вопрос. Более того, мне кажется, что приоритет моего вопроса гораздо выше, чем приоритет вашего, поэтому я отвечу только после вас. Итак, капитан, является ли данный экипаж официально узаконенным Высшим Сенаторством планеты Сиврис?

Вампиры испуганно переглянулись, ситуация складывалась очень опасная.

- Я жду, капитан.

- Нет, корабль, мы жители планеты Земля… До этого дня мы не знали о твоем существовании, - собравшись с силами, честно ответил Ефим.

- Я понял вас... Суть вашего вопроса для меня также ясна. Отвечаю: более века назад межгалактическая экспедиция сивритян посетила систему Солнце, в состав которой входила наделенная жизнью планета. Ваша планета – Земля. Это открытие вызвало настоящий фурор, а когда стало известно, что Землю населяет цивилизация гуманоидов – радости участников экспедиции не было предела, ведь обычно разумных миров приходится не больше пяти-шести на отдельно взятую галактику. Впрочем, более углубленные исследования показали, что земляне еще не достигли стандартного коэффициента уровня развития, установленного Высшим Сенаторством, поэтому планета Земля получила статус временно бесперспективного мира. Приготовления к высадке послов на планету были приостановлены, а затем и вовсе отменены. Экспедиция покинула систему Солнце и отправилась на поиски новых разумных миров…

Вампиры, затаив дыхание, внимали кораблю.

- По прошествии нескольких десятилетий Высшее Сенаторство дало постановление о проведении генетических экспериментов над отдельными жителями Земли. Цель экспериментов заключалась в искусственном стимулировании отвечающего за умственное развитие человека органа - мозга. Эксперименты решено было проводить в стране, где проживал наиболее способный к саморазвитию народ, был выбран отдельный населенный пункт – деревня, в небе над которой находится в данный момент корабль – где проживали и проживают не имеющие постоянной связи с внешним миром люди. Предполагалось, что таким образом об экспериментах не узнают остальные жители Земли. Так и случилось… но что-то пошло неправильно, не по плану. Сознание людей, подвергшихся экспериментам, претерпело незапланированные изменения. В людях проснулись животные инстинкты и жажда крови, они стали потенциально опасными для всего человечества. Опыты немедленно приостановили. О Земле забыли на долгие годы, но следующая экспедиция, посетившая планету, пришла к неутешительному выводу. Оказалось, что укус подверженного изменениям человека с вероятностью в девяносто девять процентов превращает его жертву в себе подобное существо. К этому времени болезней, пробуждающей в человеке жажду к крови, заразились практически все жители данной деревни и близлежащих сел. Возникла непредвиденная опасность заражения болезнью всего человечества…

- Мы не больные, мы нормальные! – тонко вскрикнула Скалка.

- Третья и последняя на данный момент экспедиция, - продолжал вещать «трактор», - экипаж которой находился на борту этого корабля, была создана как группа зачистки, в обязанности которой входило обнаружение и уничтожение всех подвергшихся болезни людей, с целью устранения возможности нежелательного как для Земли, так и для Сивриса исхода.

Гордей и Скалка слегка побелели от страха. Демидко и Ефим издали злобные рыки и сжали до боли кулаки.

- Во время снижения над искомым населенным пунктом корабль был подвержен атаке со стороны военно-воздушных сил землян. Данная ситуация предвиделась, но открывать ответный огонь было запрещено. К тому же, корабль не оснащен эффективным оружием для боевых действий на малой дистанции в атмосфере. Корабль потерпел крушение в двух километрах от населенного пункта, - странная манера «трактора» говорить о себе как о третьем лице немного сбивала с толка. – Четверо членов экипажа были контужены и находились без сознания, в сознании оставался лишь капитан, потерявший, впрочем, много крови. Через двое земных суток корабль был обнаружен, к месту крушения вышел землянин. Несмотря на свой возраст, ему не составило труда убить обессиленного капитана, попытавшегося оказать сопротивление. Землянин вынес из корабля оставшихся членов экипажа… об их судьбе мне ничего не известно. На следующий день он вернулся и попытался подчинить себе корабль. Я не оказал сопротивления – потеряв капитана и, возможно, остальных членов экипажа, я принял решение самостоятельно собирать информацию. Землянин доставил меня в ангар, находящийся рядом с его домом, где, руководствуясь моими указаниями, занимался общим ремонтом… Это все, что я могу сказать.

- Вот вам и трактор, ребята… - спустя минуту сказал Ефим.

Его голос вывел из ступора остальных вампиров, и те снова забылись в обсуждении сложившейся ситуации.

- Корабль, - вновь обратился к корабельному разуму Ефим, - почему же ты принял нас на борт и подчинялся приказам?.

- Согласно вложенной в меня программе, разработчики которой предусматривали самый печальный итог – потерю всего экипажа, в случае проникновения на борт подверженных болезни людей, корабль должен доставить их на планету Сиврис для исследований. Подчинение приказам было вызвано стремлением полностью или частично постичь ваше восприятие, сознание. Сложившиеся выводы я представлю своим создателям в том случае, если вы не перенесете полет через галактику и погибнете.

- Корабль, - дрогнувшим голосом сказал Ефим, - приказываю опуститься на землю и откинуть трап. Немедленно!

- Нет, я снимаю с вас временные полномочия капитана. Теперь, когда я полностью убедился в том, что вы не члены экипажа, а зараженные болезнью люди, мой долг доставить вас на планету Сиврис, где исследуют каждого из вас и поймут причину неудачи экспериментов над сознанием землян. Конец связи…

С этого момента взывать к кораблю стало бессмысленным занятием. Вампиры принялись лихорадочно бить по кнопкам на своих пультах, но корабельный разум тут же их обесточил и заблокировал. Потухла подсветка, погасли экраны, освещение в кабине стало тусклым и абсолютно бесполезным, как в подвале…

Корабль начал стремительно набираться высоту, уносясь в плотные слои атмосферы, и уже не очень-то заботясь о самочувствии экипажа, который немилосердно потряхивало и сотрясало.

- Что ты полез со своими вопросами к трактору… тьфу, к кораблю! – зарычал на Ефима Демидко. – Все из-за тебя!

Раздосадованный Ефим не выдержал, сорвался с кресла и бросился на Демидко. Началась драка, два вампира катались по полу, от души колошматя друг друга и угрожающе рыча… Скалка умоляюще взывала к кораблю, уговаривая оставить несчастных вампиров на Земле... Гордей не придумал ничего лучше как укусить себя за палец и тихонько посасывать свою же кровь…

Ситуация казалась безнадежной. Таковой она, в общем-то, и являлась.

И в этот миг пространство около катающихся по полу вампиров начало сгущаться, уплотняться и дрожать, отчаянно сопротивляясь чему-то напирающему извне. Сверкнула голубоватая вспышка, и в кабине возник… старик Семецкий!

Как и в прошлый раз, он был в одних лишь трусах и с ребристой штукой в руке, являющейся, должно быть, бластером одного из пришельцев с планеты Сиврис. В другой руке Семецкий держал непонятного предназначения коробочку, весело помигивающую разноцветными огоньками.

- Ах вы, бестии! – надтреснутым голосом взвизгнул Семецкий. – Находку мою порешили присвоить?! А не выйдет, не выйдет! Думали, сдох? Ан нет, я как очнулся, так сразу к вам! Ха-ха-ха!

Ну хоть в чем-то вампирам сегодня повезло. По всему выходило, что, очнувшись, Семецкий сразу отправился на поиски обидевших его вампиров, не успев никому рассказать о том, что его укусили!

Старик, видно совсем ополоумев, принялся не прицельно палить по вампирам из своего бластера, тем стоило немалого труда увернуться от неприятных даже для мертвого тела лучей.

Завыла сирена, освещение в кабине стало мелькать красными оттенками, как при пожаре, - кораблю явно не нравилось то, что происходило в кабине.

Семецкий откинул голову и зашелся диким хохотом. Ефим понимающе переглянулся с Демидко, и мгновение спустя, забыв про недавние обиды, вампиры завалили старика на пол.

Бластер, выпавший из слабых рук, закатился под одно из пилотских кресел да там и застрял. Но коробочку с огоньками Семецкий держал крепко.

- Мой трактор! Мой! – голосил он. – Я вам покажу, упыри, как старых людей мучить!

Семецкий ловко извернулся, и чуть было не выскользнул из крепких объятий вампиров. На помощь товарищам бросился Гордей. Скалка тем временем выдирала из жилистых рук непонятную коробочку, в которой, возможно, заключалось спасение!

- Телепорт, телепорт-то не отбирайте! – пуще прежнего взвыл Семецкий. – Не отдам!

- Что такое телепорт, Гордей?! – прорычал Ефим, прижимая старика к полу. – В твоей раскраске такого не было?!

Гордей отрицательно покачал головой.

- Только корабль с инопланетянами, там, правда, еще машинки гоночные были и даже Дед Мороз…

- Да какая разница, что это такое?! – свирепо крикнула Скалка, заглушая сирену. – Ясно же, что он с помощью этой штуки на корабль попал, значит и обратно на Землю может… наверное… Ребята поднажмите на него, не отдает ведь!

Демидко, явно обрадованный такой просьбой, изо всех сил придавил Семецкого к полу, тот сдавленно захрипел и разжал руку.

Скалка схватила коробочку и бросилась в сторону, вампиры тут же подбежали к ней.

На телепорте было много лампочек и всего лишь одна кнопка, которую так хотелось нажать…

- Ведь не обучены пользоваться! Отдайте! – требовал Семецкий, косясь под кресло, где застрял его бластер.

Ефим принял командование на себя.

- Ребята, прикоснитесь все к коробке, быстро! И… не знаю… представать себе нашу деревню, да! Рук не отпускать!

Вампиры подчинились, коснулись пальцами телепорта и напряглись, пытаясь не думать ни о чем, кроме Суходрищевки.

И Ефим нажал кнопку.

Кабина корабля стала мутной и неясной, будто перед глазами поставили залитое водой стекло. Потухло тревожное красноватое свечение, стих гул сирены, куда-то верх провалился старик Семецкий, выдирающий из-под пилотского кресла бластер…

Вампиры стояли на снегу перед огромным сараем на окраине деревни, с которого начались их приключения. На улице уже смеркалось, на темном полотне неба горела щедрая россыпь звезд, среди которых быстро двигалась одна маленькая, но очень стремительная точечка…

Ефим бросил под ноги телепорт и с остервенеем растоптал его ногой.

- Ты чего творишь? – ужаснулся Демидко. – Он же нам жизнь спас!

- Хватит с нас всяких инопланетных изобретений…

Скалка радостно взвизгнула и принялась всех обнимать, не давая поссориться двум драчунам. Это помогло.

Вампиры отправились в деревенский клубный сарай встречать в тесном спокойном кругу новый год, рассуждая по дороге о том, что не плохо было бы перенести клуб в огромный сарай Семецкого, который в данный момент направляется с визитом к далекой планете Сиврис, несчастные жители которой даже не подозревают о новогоднем гостинце с планеты Земля.

Автор: Антон Моисеев (Сталкер).