Неприятный разговор

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2754
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Александр Воробьев (Volk).
Огонёк свечи дрожит, тени на стенах отплясывают причудливый танец, густое терпкое пиво смачивает усы. Свет от верхушки воскового столбика таинственно преломляется в стекле колб и реторт, дробится, перескакивает с одного прозрачного сосуда на другой.

Уютно потрескивают дрова в камине. Уже почти прогорели, но всё же от них идёт густая волна жара, особенно приятного после промозглой сырости ночных улиц города. Морщинистой - но всё ещё верной и крепкой – рукой Терлиан бросает в камин щепотку смеси сушёных трав и листьев. Комната наполняется терпким ароматом.

Идиллия была бы полной, если бы не неприятный разговор.

- Я не могу понять, почему ты не хочешь взяться за это, - в очередной раз повторил старый алхимик, взял в руки ступку и принялся толочь кусок мягкого серо-фиолетового минерала.

Я поморщился – бессмысленный разговор мне слишком надоел, однако встать и уйти не позволяет уважение к мудрецу. Да и пиво ещё не допито.

- Почему, Ариан? – вновь вопрошает меня старец. – Ты же участвовал в самых отчаянных походах, в самых жарких стычках?

- В городе много отважных воинов, - отвечаю я. – Однако ни один из них не хочет идти на оборотня.

- Но ты не просто воин. Ты боевой маг, тебе не впервой сражаться с нечистью.

- Ну не такой уж и маг. Умею перенаправлять свою жизненную силу, могу преломить её сквозь эффектор. Вижу внутренним взором. Но в бою больше полагаюсь на меч, мускулы и реакцию. И даже простейшее боевое заклинание для меня непосильно. Если бы не мои физические способности, меня бы выгнали ещё с первого курса школы Драйг-Дор`Шаар.

- Но ты прошёл её, и доказал, что ты великий воин. И какая разница, как ты поражаешь врагов – огненными шарами или обычным мечом? Тебе приходилось сражаться с самыми разными чудовищами. Ты убил дракона…

- Серого, - вставил я. – Если бы это был чёрный дракон, или красный, то я бы сейчас не сидел в этом кресле.

- Красного дракона не смог сразить даже Великий Вургарн. Да и на чёрного в одиночку не ходят. Но и сразить серого – великий подвиг, это противник во много крат сильнее, чем оборотень. Но на дракона ты пошёл без колебания, а на оборотня не хочешь. Почему?

- Потому что дракон разорял деревни, убивал народ, похищал скот. А оборотень никого не трогает. Так зачем же мне рисковать жизнью?

- Но он пугает народ, подходит близко к деревням.

- Тем более, - возразил я. - Раз его манит к человеческому жилью, но он никого не трогает, значит это белый оборотень.

- В звериной форме оборотень не контролирует себя. Сейчас не трогает, а когда тронет, будет уже поздно.

- Терлиан, ты не хуже меня знаешь, что ему не надо контролировать себя. В звериной форме им управляет его внутренняя сущность. И если он в душе добр, то зла не сделает. Ты же образованный человек, Терлиан. Ты не веришь в эти бабьи сказки о том, что оборотню необходима человеческая кровь и что он загрызёт каждого, кого увидит. Мы с тобой знаем, что необходимость принимать звериную форму – плата за Силу. И если днём человек использует Силу во благо другим, то ночью он не задерёт никого крупнее зайца. Раз оборотень, с которым мы имеем дело, не трогает людей, значит, в человечьем обличье он творит добро, его Сила служит свету. Разве можно убить человека только за то, что он захотел получить Силу, чтобы совершить больше добра?

Терлиан не ответил. Я понимаю его. Людям трудно примириться с тем, что рядом нечто таинственное и сильное, пусть даже и доброе.

Я прошёл через множество испытаний. Мне приходилось бывать в ситуациях, когда нужно доверять тем, кто рядом, когда нужно видеть в них то, кем они являются, а не то, кем они кажутся. Но Терлиан всю свою жизнь провёл над колбами и ретортами. И у него нет умения смотреть в суть вещей. Он видит мохнатую шкуру, зубы и когти. Но не может рассмотреть душу.

Пивная кружка опустела, жар из камина ослабел, терпкий аромат трав рассеялся. И даже кажется, что огонёк свечи потускнел.

Комната потеряла свой уют, да и Терлиан закончил разговор, поняв, что меня не переубедить. Теперь я могу уйти, не боясь обидеть старика. И это хорошо – время приближается.

Покинув дом алхимика, по тёмным узким улочкам я направился к городским воротам. Они уже закрыты, но для меня не составит труда перебраться через стену, не потревожив стражу.

Спрыгнув на сырую траву, я с места перемахнул через ров, где плещется кажущаяся чёрной вода.

Добежав до ближайшего лесочка, я понял, что успел во время – руки уже начали покрываться густой шерстью.

Автор: Александр Воробьев (Volk).