Напролом

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2928
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Никита Ефимов и Алексей Попенков.

  

 

Рвать когти! Ронк резко дернул штурвал влево и сумел увернуться от неминуемой гибели.

Все тело будто парализовало. Спертый воздух превратился в ядреный удушающий газ. А довольно густая шерсть на коричневых руках практически мгновенно пожелтела – в моменты эмоционального напряжения такое у барков случается.

Крайса больше нет. Крайса раздавил этот уродец.

Своими глазами Ронк видел, как огромная пятерня резко опустилась на турболет-исследователь. Гигант издал довольный вопль и продолжил заниматься своим делом. А от машины лейтенанта Крайса осталось лишь черное мокрое пятно. Через несколько секунд, будто вспомнив о мелкой неприятности, уродец стряхнул сплюснутые остатки корабля со своего тела.

Ронк познакомился с Крайсом на первом курсе летной академии, куда поступил без экзаменов – по результатам межпланетной олимпиады. Довольно высокий барк зеленого окраса оказался заводилой компании. Как отрывались они в увольнительных. Как соперничали на чемпионатах по виртуальным полетам. Оба закончили академию с отличием и попросились в одну группу. Элита флота!

Замочить! Укокошить тварь!

Да только как? Ронк даже теоретически не мог убить Гиганта. Только кольнуть жестче, так, чтобы взвыл. Не от гордости, а от боли, пронизывающей все клетки этой мерзкой туши.

Ронк отлетел от гиганта на приличное расстояние. В спертом воздухе плавали разноцветные сгустки. Но дыхание постепенно восстанавливалось. Через два желто-зеленых иллюминатора пилот отчетливо видел, как Гигант продолжал неторопливо, без какой-то особенной прыти, с помощью внушительной палки копаться в земле. Неподалеку похожие действия совершал еще один представитель этой планеты. Планеты красивой, с разнообразной природой, но, как получается, опасной.

Вообще-то от Юнга Ронка требовалось одно - взять анализ, привезти на Барию образец ДНК Гиганта. Зачем? А зачем вообще работают столичные биохимические лаборатории? Капитан Ронк, заместитель командира исследовательской группы № 751, был лишь исполнителем, знал немногое. Поговаривали, что генетики пытаются вырастить подобных тварей, сделать их управляемыми. Тогда и колонии можно будет припугнуть, и зарвавшихся галактических соседей, если что, поставить на место.

Слава Богу, верхняя лапа Гиганта не задела турболет Ронка. Цел «клюв» - прибор в виде хоботка с колющими стилетами и трубкой для забора геля и тканей. Многослойные крылья из необыкновенно легкого сплава даже не поцарапаны. Ну и шасси – приземляться-то когда-нибудь придется – в порядке.

Только связь между кораблями почему-то пропала. Жалко.

Да вон ребята, стараются. От бригады осталось лишь несколько турболетов – они, словно светлячки в ночи, метались вокруг Гиганта. Вот старлей Линик пошел в атаку. Немного покружив, пристроился на шее уродца. На то, чтобы взять анализ, уйдет как минимум полминуты. Осторожно! Самый юный пилот группы вовремя заметил опасность и сумел увернуться.

- Горг, ничего не выйдет, нужно лететь на базу, - вдруг в наушниках прорезался крик напарника. Если уж нагловатый Линик советует командиру отступать…

- Поборемся еще, - четко ответил Горг.

Иллюминаторы турболета Горга побагровели. Значит, корабль набрал максимальную скорость и летит к монстру напрямую, без всяких там тактических круговых планирований. В нижнюю лапу целится.

Прорвался.

Гигант взвыл – тяжелая лапа накрыла командира. Навсегда.

Грохот в наушниках. Вот ведь срань Господня! Гигант рванул к постройке размером чуть ли не с залу для приемов королевского дворца на Родине Ронка. Все, паскуда - сейчас прыснет на себя ядом. Так и есть – теперь попробуй, прорвись к нему. Если и выйдет, то действовать нужно будет в экстренном режиме. На все про все – секунд пятнадцать. Иначе – крышка.

Издавая какие-то рычащие звуки, гигант медленно вернулся к палке. Это был наихудший вариант – монстры частенько травили барков какими-то химикатами. Сами при этом, судя по всему, чувствовали себя вполне нормально.

Но что Ронку химикаты – эта тварь убила его друзей. Агрессивный монстр попался. Ну да отступать некогда. К черту анализы.! Исколоть. До зуда, до тряски!

- Подкрепление, прошу подкрепление, - прокричал Ронк, нажав зеленую клавишу на панели приборов. Контакт с базой, слава Богу, работал.

- Майор Бродо, база Гросвальд. Что у вас?

- Попытка взять образец ДНК закончилась трагедией. Горг и Крайс убиты. Просим выслать эскадрилью Шешеров, для атаки Гиганта, - Ронк закашлялся.

- Нельзя рисковать Шешерами. Главная задача экспедиции еще не выполнена. Возвращайтесь на базу.

-Но…

-Это приказ, капитан.

Что делать.… Ронк бросил взгляд в сторону, туда, где, по его прикидкам, находилась база. Линик уже практически скрылся из виду. Даже у него не хватило наглости и злости ослушаться приказа.…

Так что же ты будешь делать? – спросил Ронк сам у себя.

Химическое оружие начинало действовать. Глаза слезились, во рту появился привкус железа. Ронк отлетел на безопасное расстояние. Отдышался. Ученые Барков никак не могли найти нейтрализатор. Поговаривали, правда, что при быстром движении по кругу действие яда ослаблялось. Ронк начал кружить вокруг гиганта – в поисках уязвимых точек. Сейчас бы сюда Агуэра, он бы точно что-нибудь придумал – размечтался капитан. В академии Агуэр был мозгом их компании. Нужно было достать что-то запретное? попасть на закрытый концерт? Познакомиться с красивой девушкой? Все пути вели к Агуэру.

Но за непокорный нрав и частые нарушения устава Агуэру изрядно доставалось. Он был еще только сержантом и, естественно, сидел в штабе на родной планете.

- Что ж. И мы не лыком шиты – констатировал коричневый барк. Мыслей о возвращении на базу не осталось. Может быть, воспоминания о лихой молодости разожгли огонь мести в его сердце. Может, начала действовать отрава - рассудок барка помутился.

Напрямую гиганта не взять, это и самым неопытным баркам понятно. Нужно искать слабые точки. Нижняя часть тела? Там и кожа мягче…

Но это у барков. Конечности гиганта будто сделаны из железа – первый курс академии, уроки тактики. Сколько кораблей уже погибло в бесполезных атаках. ..

 А вот за голову уродец опасается гораздо больше… Не любит, гад, когда экспедиция проводит регосценировку местности. Но и на башке у гиганта прочная защита. Ворох крепких канатов ненатурального черного цвета – мощная, блин, шевелюра. Эти канаты не перерубить. Не сжечь. В них можно только запутаться, умереть, как муха в паутине. Но, как говаривал Агуэр, возвращаясь под утро с женским ароматом на манжетах, если нельзя забраться с черного хода, иди через парадный, с букетом цветов и бутылкой вина.» А что если так и сделать? Пойти в лобовую атаку. На голове гиганта есть несколько входов для турболета барка – уши, нос, рот. Пасть: огромные ворота чуть выше шеи, защищены огромными скалами-зубами. Непривычно – у барков зубов не было вовсе. А речь чистая, льющаяся как горный ручеек. Чтобы пролететь в пасть монстра, нужно выбрать момент.Да, есть еще два темных узких лаза. Но никто не знает, что там…

Умирать - так с музыкой! План до невозможности прост. Дождаться, когда гигант откроет ворота и на полной скорости влететь внутрь, а там уж действовать по ситуации. Скорее всего, колоть, колоть, колоть…

Гигант тем временем начал издавать инфразвуковые колебания большой мощности. Видно было, что он чему-то очень рад. Ронк посмотрел вниз и увидел, что гигант достал из земли большой коричневый камень неправильной формы. Туда бы поместился дом барка. Даже с пристройками. Уродец закинул булыжник в какую-то емкость. Что-то похожее на вулкан, если бывают металлические вулканы… А после Гигант обернулся к собрату и начал что-то говорить.

Лучшей возможности для атаки не будет. Бросив зеленый ящик – по нему потом специальные виртуалы воспроизведут сложившуюся ситуацию - капитан Юнг Ронк вжал педаль газа в пол и влетел внутрь Гиганта. Напролом. До победного. За погибших друзей.

Влетев в пасть, лейтенант помедлил лишь секунду. Затем резким нажатием широкой кнопки активизировал клюв. Только не образцы собирать - жалить как можно больнее.

Именно так – жалить. Чтоб взвыла тварь.

 А там - будь что будет.

Клюв впился в сочный алый язык монстра. Ронк, стремясь колоть влажное месиво как можно больше раз, лихорадочно жал на кнопку.

На этот раз чудовищный вой Гиганта крепко оглушил барка. И выключил мозги. Не каким-то тазиком, а бетонной плитой по голове ударили. Казалось, волны звука и воздуха просто разотрут турболет в порошок.

Тварь сомкнула челюсти, оторвав хвост аппарата. Самолет корежило на глазах пилота. Кабина наполнилась скрежетом. Панель управления сыпала искрами. Запахло жареным, причем в буквальном смысле. Пилот даже не пытался выбраться. Ожидая решающего взрыва, капитан из последних сил всем телом навалился на штурвал.

Но взрыва не было. Секунд через пять в кабину из всех щелей потекла теплая тягучая жидкость с едким запахом.

Слюна.

Вдруг турболет затрясло. Чудище, попутно изрыгая, очевидно, проклятия, выплюнуло турболет.

Ронк понял, что происходит, когда в иллюминаторы ударили лучи света. Может быть, катапультироваться? Фиг - механизм не срабатывает. Дело дрянь.

Турболет врезался в черную землю. Время почти остановилось. Замедленная съемка – как в очередном дешевом блокбастере, вышедшем на экраны Барии. Еще бы спецэффекты не были такими болезненными…

Коричневые лапы стали ярко желтыми. Глаза выпрыгивали из орбит. Старлей Ронк глотал воздух, пытаясь надышаться. Бросил взгляд на иллюминатор. Стекло пошло трещинами, но держалось. Света становилось все меньше – на турболет стремительно надвигалось темное пятно. На родную Барию Юнг Ронк больше не вернется.

* * *

Димка нахмурился. На мобильник, предусмотрительно положенный в карман чуть великоватого, но крепкого и теплого дедовского пиджака, пришла СМСка. Но не от Ленки – очередное напоминание о том, что баланс почти равен нулю.

Все-таки не зря он согласился ехать. Ленка все равно в Москве, в выходные они бы так и так не увиделись. Ноутбук сломан. А если б работал – другая проблема. Димка никак не мог найти в Интернете прохождение к новой игрушке. Без подсказки никак – застрял. Ну, сидел бы сейчас, лабы делал. Или типовиком занимался. Тоска… А так хоть свежий воздух.

Бабушка – собственно, по ее воле Димка и поехал копать картошку в первых числах сентября, работала без устали. Не скажешь, что ей за семьдесят. Зимой бабуля вечно хворала («На одних таблетках сижу, а помощи от внуков никакой»). Но, едва, попахивая удобрениями и постукивая ведрами, стартовал дачный сезон, Нина Михайловна словно перерождалась. Никаких болячек. Энтузиазма – на пятерых. Тогда доставалось всем.

Бросив перчатки на лавочку, студент-второкурсник зашел в небольшой, изрядно съехавший набок, старенький дом («Вот бы еще домушку обновить – с ночевкой, внучки, ездить будем»). Хлебнул минералки. Вернулся к грядкам. Да, копать картошку намного сложнее, чем сажать. Просто дольше, утомительнее что ли…

Интересно, как у Ленки дела. Опять, небось, ее тетя по музеям потащила, да в Царицыно – это, в принципе, была годами утвержденная программа пребывания Ленки в гостях у родственников. Еще борозда-другая – и надо будет позвонить любимой. Соскучился!

- Вот пакость-то, - Димка тряхнул головой, почувствовав, как на шее пристроился очередной слепень.

Нет, ну сколько можно. Сильной жары нет – мошкара и слепни разыгрались. Не дают спокойно копать. Словно и не осень на дворе.

- Уууу, - теперь Димка по настоящему взвыл и прихлопнул особо крупного слепня на собственной ноге. От насекомого осталось мутное пятно, в котором - на секунду Димке показалось, что он видит это – играли искрами противные зеленые глаза.

- Привидится же такое! Надо мазью от комаров помазаться («А меня почему не кусают? Ты копай, копай»). Полдень, а обработали только половину участка. Если дело пойдет такими темпами, к вечеру Дима вернется домой вконец покусанным.

Намазавшись химикатами, будущий радист продолжил с помощью лопаты искать в комьях земли культурный код эпохи. Огородничество – вот уж занудное занятие. То ли дело за грибами, за ягодами. Нет, все же лучше за грибами. Там хотя бы на одном месте не сидишь.

- Ну, перекусим? Пора.

Димка обернулся - бабуля давно бросила лопату. Сейчас она намывала в ведре с чистой водой огурцы.

- Ага, лука сор… Тьфу, - заорал внук и подскочил на месте. Слепень залетел в рот, ужалил за язык.

Хорошо, что не оса. Долбануться! В чем он провинился? Язык пронзили стрелы. Прикусишь – и то не такая боль. Димка смачно выплюнул летучую тварь и, поколебавшись мгновение, раздавил насекомое резиновым сапогом. Бабушка, закончив накрывать на стол, включила радиоприемник. С крыши дома в небо вспорхнули птицы.

Автор: Никита Ефимов и Алексей Попенков.