Нам ничего не нужно

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2326
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Никита Кузнецов (Roland).
До неё моя жизнь была прекрасна.

Мой дом – некогда крупный книжный магазин, которым уже полтора века занималась моя семья. Но четыре года назад в автокатастрофе погибли мои родители и магазин благополучно «издох». Я занимаюсь книжным магазином? Хрена!

Я зарабатывал воровством еще при жизни моих родителей, и отходить от этого дела после их кончины, по меньшей мере, глупо. Тем более меня полностью устраивала такая жизнь. Мне не нужно утром вставать на работу, переживать по поводу задержавшейся поставки или низкого спроса. У меня есть возможность, неделю провалятся на диване и плевать в потолок, а потом выйти «поработать» на одну ночь и обеспечить себя продовольствием, травой и еще чем-нибудь на целый месяц. Зачем мне нужен этот низко прибыльный бизнес?

Но она, черт возьми, появилась!

Вместе со мной жил мой близкий друг Эндрю. Это самый лучший нарк из всех мне знакомых! В жизни для него существует только три вещи: наркотики, секс и вера в бога. Он может изнасиловать пару несовершеннолетних девиц с интервалом в два часа, прийти домой и рассказать, что ночью он видел бога и беседовал с ним о «образе Спасителя», о том, насколько Эндрю близок к нему.

- Ты знаешь, - говорит он, - оказывается, я очень близок.

- А как же, к примеру, два сегодняшних преступления? – спрашиваю.

- Каких?

- Две девицы и все такое…

- Не-е-ет, это не преступление. Это эксперимент, который девушек либо закалит, либо сведет с ума. Это, скорее всего, самый большой стресс, который им довелось пережить, так? Есть шанс, что после этого, большинство тяжких ситуаций в их жизни покажутся им пустяком, ведь «бывало и хуже…». Бог допускает эксперименты…

Разумеется, он считал, что исповедоваться за такого рода эксперименты не стоит. Вот если он наступил на лапу собаки – это да…это грех.

До её появления все было хорошо, мать вашу!

Если подумать, для меня тоже существовали три вещи: секс, воровство, наркотики. Со вторым и третьим – все понятно, а вот к сексу отношение осо-обое. Нормально просуществовать без оргазма больше одних суток для меня недостижимая цель. Моя сексуальная зависимость значительно сильнее той, что вызвана наркотиками. Таких как я, кажется, называют сексоголиками, да?

К счастью я знаю уйму местных шалав, которые всегда мне рады (они находили меня симпатичным)! Каждую неделю я составляю себе расписание:

Понедельник – Ирэн

Вторник – Кэйли

Среда – Стейси…

Так я всего один раз в неделю задумывался к кому-когда пойду, а заодно знал какой сегодня день недели (прошедшее, разумеется, вычеркивалось).

…Четверг – Марта

Пятница – Арианна

Суббота – Сьюзи

Воскресенье – Сара

Ну почему эта тварь появилась?

К сожалению, жизнь, которая мне так нравилась, оборвалась в один ужасный день.

В то утро мы мило так мило побеседовали с Эндрю… Помню, он копошился с какими-то бумагами, когда я присел на диван рядом с ним.

- Когда ты найдешь работу? – спрашиваю.

Не то, что бы мне жалко содержать Эндрю, просто не хочется быть ему «папочкой».

- Зачем?

Потрясающий вопрос!

- А-а…забудь.

- Угу, – скрипнул Эндрю, водя пальцем по листу, что стал вершиной кипы бумаг, расположившийся у него в руках. – Тысяча триста шестьдесят два!

- Чего?

- Тысяча триста шестьдесят два номера телефона несовершеннолетних девушек, проживающих в нашем районе!

Ничего удивительного в словах Эндрю не было, и я покинул дом, даже не поинтересовавшись, зачем телефоны ему понадобились. Позже выяснилось, что он обзванивал этих девушек, задавая один и тот же вопрос: есть ли у вас влагалище?

Не появись она, я бы обязательно спросил, что богоугодного в этих звонках. Возможно, он сказал бы, что Бог думает, так можно вызвать у девушек отвращение к мерзкому благу цивилизации - телефону, который Всевышнему не нравится (да, могло быть и такое), возможно, что это поможет молоденьким девочкам осознать, что маньяки, которых так много могут в любой момент добраться и до них. Одно неизменно – Эндрю скажет, что дело это богоугодное.

Но эта сука все же появилась!

***

Глухой удар.

В тот день, после разговора с Эндрю я пошел к Саре, взяв из большой коробки с белой надписью «Durex», что стояла у порога две пачки презервативов. Я шел по улице и жонглировал презервативами, с улыбкой наблюдая за озирающимися прохожими, пока не увидел её.

Симпатичная блондиночка в тонком ситцевом платье нежно голубого цвета сидела, обнимая маленькую баночку «колы». Прическа «а я расчески берегу», губы, неумело вымазанные красной помадой…но все же видно – хороша!

Еще удар.

Когда я был рядом и уже собирался сесть познакомится, девушка, опередив меня, тявкнула: «Ты мне нужен».

- Кто бы сомневался, детка, - усаживаясь рядом, молвил я.

В следующие пятнадцать минут она насытила меня потрясающий информацией!

Три чувства меня охватывали после её слов.

Сначала испуг.

Потом радость.

И, наконец, злость.

Оказалось, девушка не совсем обычная. Она – посланник из параллельного мира, который прибыл, чтобы отыскать меня – избранного, последнюю надежду человечества.

- Через полтора года по вашему летоисчислению здесь будет армия моего мира, которая уничтожит всех жителей вашей планеты…

Удар.

Представляете, «у них там» выяснилось, что на Земле до хрена жизненно необходимых «параллельным» ресурсов! И они, козлы, решили их пользовать.

Роль отведенная мне - героическая. Как это не прозаично, я – единственный человек, который может закрыть межмировый портал. Он находится в моем городе и берет силу от каких-то там девяти «специальных», убив которых, я навечно закрою дверь в другую реальность.

Почему именно я? Только я, убивая, могу растворить силу полностью. Короче, избранный…

Еще удар.

Почему я не счел её за сумасшедшую? Дело в том, что моя тетка - умалишенная и уже семь лет валяется в «дурке». Первое время я её навещал и вдоволь пообщался с шизами, которые действительно время от времени выбрасывали из своих поганых ртов подобную дрянь. Но! Говоря такую хрень, они были очень возбуждены, следствием чего являлись сильно-расширенные зрачки. Они знали, что на их слова не обращают внимания, боялись, что еще один человек им не поверит. Здесь все было нормально, девушка спокойна, уверенна в своих словах, да еще её руки, постоянно разворачивающиеся ко мне ладонью – знак правдивости сказанного (Язык жестов).

Удар.

И вы знаете, я стал убивать.

Удар.

Первой жертвой была пожилая женщина – Маргарет Тэтчер. 56 лет. Двое детей: сын и дочь. Трое внуков. «Добрая тетя Маргарет» - называли её дети со всей улицы, на которой та жила.

Когда воскресным утром она шла в церковь, я подкрался сзади и вонзил в спину крупный кухонный нож. Женщина закряхтела и «съехала с ножа» на асфальт, который тут же начал заплывать её тягучей кровью. Последний раз в жизни, оторвав голову от поверхности заасфальтированной дорожки, она видела перед собой не своих детей или внуков, а наркомана с окровавленным ножом в руке (не лучший, думается, вариант). Своего убийцу. Спасителя мира. Мне было, очень жаль, что в этом взгляде не было злобы. Было непонимание. Была горечь.

Удар.

Пол Мерфи.

Удар.

Эндрю Бэркинсон.

Удар.

Кэйли Стэрн.

Удар.

Энтони Барроу.

Удар.

Сисилия Кронс.

Удар.

- Эндрю Филипс, - говорит она.

- Что!? А хер тебе по всей роже, сука! Ты думаешь, что вот так, изуродовав мою жизнь, руководствуясь угрозой человечеству, ты еще и друзей моих на тот свет отправить хочешь? Да срать мне на мир, поняла?

Удар. Удар. Удар.

Она что-то говорила, но я уже не слушал.

Удар.

А так же: пощечина

А так же: плевок

Я не знаю, сколько бил её, но когда остановился, передо мной лежало увеченное тело в алом, собственного выделения. Перекошенный нос, выбитый глаз, разорванные губы…да, раньше она выглядела лучше.

Минут, наверное, двадцать я заворожено смотрю на «алую».

Наклонившись к её лицу, смачно чмокаю в губы, обильно измазавшись кровью. Растираю её по лицу рукавом от рубашки и, улыбнувшись, иду прочь.

Я не хочу быть героем.

Я хочу жить той дерьмовой жизнью, которой жил. С посланником бога под рукой. С двумя погаными зависимостями.

Нам осталось жить полтора года? Срать мне на это!

Сейчас приду домой, расскажу все Эндрю, и он объяснит, почему мой поступок богоугоден

Автор: Никита Кузнецов (Roland).