Мантис или любовь богомолов

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2512
Подписаться на комментарии по RSS

 

 

С момента открытия человечеством гиперпрыжка развитие земной космонавтики пошли ударными темпами и человечество с детским любопытством стало осваивать сначала планеты солнечной системы, за тем и стали выходить за пределы не только солнечной системы но и за пределы нашей галактики. Планеты солнечной системы люди освоили за первые пятьдесят лет с открытия гиперпрыжка. Луна стала земным портом космических кораблей и крупным туристическим центром. Несмотря на все достижения человечества, люди так и остались романтиками, и безжизненная поверхность не убавляла мистической составляющей, а наоборот еще больше будоражило воображение. На Марсе были созданы, колони по разработке полезных ископаемых, также там же на марсе были обнаружены водные ледники, которые сейчас успешно разрабатываются. Одновременно с освоением солнечной системы, пионеры космонавтики, это те люди, кому не сиделось на месте, покидали солнечную систему и устремлялись на поиски приключений. В одной из таких экспедиций была обнаружена планета, пригодная для жизни. За столь короткий срок освоения космонавтики, ведь двести лет это ни что перед вселенной, люди обнаружили и вошли в контакт с тремя разумными цивилизациями. Планета Мантис была третей, на которой было обнаружена разумная цивилизация. Она оказалась идентичной земле и пригодна для жизни человека. Соотношение суши и воды практически одинаково. Растения отличались от земных, но если это было дерево так он и было дерево, честно исполняющее роль легких планеты. Животный мир так же отличался от земного, но при пристальном изучении и местная фауна, можно сказать, была родственной земной. На планете присутствовали и млекопитающие животные, среди которых были человекоподобные, но как выяснилось в первой, же экспедиции гуманоиды по каким-то причинам замедлились в эволюционном развитии и сейчас представляли собой неразумных неандертальцев. Они обитали в тропических лесах небольшими племенами, и охотились за небольшими животными. Копье с наконечником, было единственным достижением гуманоидной цивилизации на планете. Зато нас заинтересовало совсем другое.

Как говорится, свято место пусто не бывает. Вместо человечества на планете развилась и стала разумной цивилизация мантисов. Больше всего они похожи на земных насекомых богомолов, но значительно крупнее. Взрослая особь вырастает до полутора метров. В процессе эволюции они разучились летать, изменился их принцип дыхания, исчезла одна пара лап. Брюшко уменьшилось, торс стал короче и шире. В их присутствии, чувствуешь себя, словно в плохоньком ужастике. И все же это была разумная раса. Несмотря на устрашающий вид, они оказались приветливыми и доброжелательными и легко вступили в контакт. Цивилизация мантисов оказалась очень развитой цивилизацией. Они так же как и человечество познали энергетическую пользу нефти, открыли энергию атомной реакции. Их средства передвижения были им под стать. У них не было обычных автомобилей, их место занимали разнообразные ходячие механизмы. В зависимости от грузоподъемности и целей средства передвижения имели от одной пары механических ног, которые несли одноместную капсулу с пассажиром, до шестиногих гигантов, перевозивших тяжелые грузы. В случае дальней командировки аппараты им ели крылья и передвигались прыжками. Подпрыгивая, они раскрывали механические крылья и планировали. У мантисов была развита космонавтика, но отставание от земной было существенно. На данный момент они освоили только свою солнечную систему, в которой насчитывалось пять планет. Помимо технического развития мантисы были глубоко религиозны, в городах было множество храмов их божества. Так же у них была развита философия, литература. Одним словом они были всесторонне развиты и культурны. И когда на орбите планеты появился неизвестный корабль они не стали проявлять агрессию, а с большим любопытством пошли на контакт.

И вот это уже наша седьмая экспедиция на их планету. Они с большим удовольствие делились своими знаниями и достижениями, соответственно взамен человечество делилось своим накопленным опытом. Но моя цель была узнать о биологии самих мантисов, социальные взаимоотношения, развитие личности. Этот прилет к мантисам был моим завершающим визитом к ним. Через неделю после возвращения на землю мне предстоит сделать полный отчет и оправдать деньги выделенные университетом. мантисы действительно были родственны, земны богомолам. Однако в процессе эволюции их трахейная система дыхания эволюционировала, что позволило богомолам значительно увеличиться в размерах. С увеличением размеров их нежные крылья уже не могли переносить крупное и тяжелое тело и в процессе эволюции они атрофировались. Ноги наоборот стали сильней и стали практически как у кузнечика, что позволяло им передвигаться прыжками и в полете управлять маленькими крыльями. Видимо по этой причине они не совсем исчезли, а остались исполнять роль управления во время прыжков. С увеличением размеров рацион питания мантисов перешел от насекомых к животным. Их пищевод изменился и стал походить на пищевод позвоночных животных. Но в силу специфики развития пищевода, они не могут, как люди питаться любой органикой на планете. Большим отличием мантисов от земной цивилизации является не потребительское отношение к ресурсам планеты. Они научились экономно и рационально подходить к питанию и стараются не нарушать баланс созданный природой. Но в шок повергало не их причудливое строение и биология, а их взаимоотношения между полами. Это и была моя задача в этой экспедиции. Не смотря на все развитие их цивилизации, у них осталось нечто страшное от их предком маленьких неразумных насекомых. Во время полового акта самка убивала самца. Однако съедала только голову, когда самка богомола съедала самца, целиком оставляя только крылья.

Это был мой седьмой и последний визит на планету Мантис в составе научной экспедиции по налаживанию контакта и изучению общественного устройства мантисов. В свою очередь мантиссы посещали нашу планету. Моя задача была встретиться с мантисом из подобной экспедиции на землю выполняющего такие же задачи, что и я. Мы должны были обсудить вопросы которые неизбежно возникли при поселении наших планет. Отправился я в эту экспедицию с отвратительным настроением. Полет до Мантиса по времени занимал трое судок полета в гиперпространства. Их солнечная система находится на самой окраине нашей галактики. Трое суток полета позволяли спокойно заниматься делами, обобщать информацию, строить и тут же разрушать гипотезы, одним словом проводить анализ полученных данных, но который на земле с большим трудом находилось время. Как ни странно, но в космосе работалось и думалось лучше. Скорее всего, этому способствовало аскетическое внутренне обустройство корабля. Но сейчас я не мог думать о работе, я тупо пялился в монитор своего компьютера на котором шел мой видео отчет, он был еще далек от совершенства, но сейчас мне было все равно до того что там мелькало перед глазами. Сейчас я мог думать только о ней. Я ни как не мог взять в голову, почему она меня бросила. Не сказав ни слова, она собрала свои вещи и ушла, это после трех лет совместной жизни. Она и записки не оставила, предоставив саму делать догадки о причине ее ухода. Попытки дозвониться и выяснить в чем проблема ни к чему не привели. Она просто не брала трубку. Ее подруга сказала, что она больше не может постоянно ждать меня. Это больше всего повергло меня в шок. Моя работа находится на втором месте после семьи, я люблю свою работу и не виноват в том, что по долгу службы мне приходится постоянно быть в разъездах. Ну а ревновать меня к работе я считаю полной глупостью. Поехать к ней и разобраться на месте я не смог, мы улетели на Мантис. Сейчас же молчаливая и пустая каюта, и пустота за бортом корабля еще больше усугубляли положение. Сразу после отлета я достал фляжку с коньяком, и пытался заполнить вдруг образовавшуюся пустоту внутри себя. Но одной фляжки коньяка оказалось не достаточно, в душе еще черней, стены каюты беспощадно давили, хотелось выть. Но фляги хватило только чтобы полностью меня отключить. Поною только, как закончился коньяк, все продолжал сидеть за столом. В каюте было темно, и только настольная лампа выдавала холодный люминесцентный свет. Я сидел, обхватив голову руками, и думал о ней. Мысли не могли связаться в стройные ряды, или это сейчас мне так кажется, после пробуждения все воспоминания вечера такие мутные. Осталось только одно крайнее воспоминание от вчерашнего пьянства, это ее образ, а мысли все летаю и летают вокруг и кажется, что вот-вот ухватят истину за хвост. Но спустя двенадцать часов сна остался только один ее образ от пьяных размышлений. Но зато на душе стало так пусто и безразлично что, даже похмелье не так уж и тяготило меня. Весь день, это десять часов полета я пребывал в прострации, не хотелось ни есть, ни пить. И постоянно было душно, хотелось открыть форточку в зиму, да где же ее взять на борту космического корабля в дали от так необходимых климатических условиях. Переходя из одного отсека в другой, постоянно ловил себя на этой мысли, но быстро осознавал всю бредовость идеи и просто напросто включал систему кондиционирования на шестнадцать градусов. За что не однократно был выруган членами команды находящимися в это время в том или ином месте, куда бы я не пришел. Но понимая мое состояние, а они были в курсе событий, и пока хватало терпения, милостиво терпели так необходимый мне холод, по истечении терпения, которого хватало ненадолго они, шутя, вытесняли меня из отсека. По истечении мучительного периода бодрствования я добрался до кровати и еще долго лежал, тупо смотря в потолок, потом я повернулся на бок и провалился в сон.

На третий день полета мне стало легче и я даже смог себя заставить поработать и подготовиться к встрече с Сеймарком. Так звали того мантисса с кем мне предстояло встретиться. Молодой самец, занимающийся социологией инопланетный цивилизаций. Эта профессия у них новая, появилась с приходом на планету людей. Она быстро стала популярной и практически вся молодежь рвалась стать социологом инопланетных цивилизаций. Отчасти такое стремление было продиктовано тем, что появлялась возможность летать на другие планеты, узнавать что-то новое, сплошная романтика космоса манила мантисов не меньше чем людей. Вообще у наших рас оказалось много общих интересов. Основным интересом был, конечно же космос и тяга к разгадкам его тайн.

Оставшиеся три часа до выхода из гиперпространства я думал о любви, любви мантисов. У них, как ни странно, была любовь. Они непросто поддавались инстинкту размножения, но и как люди любили. Повергало в шок только то, что самец рано или поздно умирал в лапах самки. Вот этого я ни как не мог понять. Как же они могут так любить, что же это за любовь такая получается. Это был мой главный вопрос, который я хотел обсудить с Сеймарком. Три часа пролетели не заметно и вот мы уже на орбите Мантиса. И уже через час на космодроме нас встречал Сеймарк. Меня приятно удивило то, что Сеймарк говорил на Русском. Правда речь была дребезжащая и писклявая, но мантисс говорил четко и старательно, так что все было понятно.

- Здравствуете – Вежливо спросил Сеймарк. – Меня зовут Сеймарк, я приехал встретить Александра Петрова, так сказать коллегу по цеху. – И он издал нечто, видимо что-то вроде смешка.

- Здравствуй, я Александр Петров – Я протянул руку для рукопожатия, и тут же растерялся, ведь у мантисов не было кистей рук. Их передние конечности были от обыкновенного богомола за исключением того, что конечная фаланга была короче и была более гибкой и ловкой чем у обычного богомола. Но мантисс не растерялся и в ответ протянул свою верхнюю конечность.

- Интересный у вас способ приветствия. – Сказал Сеймарк. – Мы лишь слегка прикасаемся усам, вне зависимости от пола. – Я улыбнулся, и неловкость сразу прошла.

- Андрей я после того как вы устроитесь в гостинице я хотел бы заехать за вами пригласить на дружеский ужин. – Продолжил Сеймарк.

- Да конечно, заезжайте за мной через час, я как раз проголодался. – Ответил я.

- А как же ваша команда?

- Думаю, им наши разговоры не будут интересны.

- Хорошо, тогда до встречи. Я заказал для вас такси, они отвезет вас в гостиницу. – Сеймарк проводил нас к такси и через пятнадцать минут мы распаковывали свои чемоданы. Я быстро принял душ, пока мой сосед Сергей не торопясь разбирал свою сумку и старательно раскладывал в шкафчики. Сергей был вторым помощником командира корабля и начальника экспедиции в одном лице Ивана Ивановича Белкина. Его задача была вести основные отчеты об экспедиции, еще он проводил какие-то эксперименты с местными минералами.

- Ты что с нами даже не поужинаешь? – Спросил он, когда я вышел из ванны. – И так на корабле как зомби ходил, теперь пытаешься тут скрыться от нас? Скажи, у меня что-то с лицом стало, да? – И он комично расплакался.

- Дурень бы Серега.- Только и смог я сказать.

- Теперь и обзываешься. Ладно, ладно я тебе еще это припомню.

- Серега я не долго, и то из вежливости. Мы только обменяемся материалами для подготовки к беседе. Да и как же я могу бросить друга. – Я похлопал его по плечу и тут в дверь постучали. – О, это, пожалуй, за мной. – Сеймарк оказался пунктуальным, мы отправились в ресторан не далеко от гостиницы. В ресторане мы просидели около часа, это был ресторан, где подавали земную пищу. Я конечно против местной кухни не имел и даже пробовал местного кролика, но сравнить его с кроликом земным было нельзя. Мы пообщались на абстрактные вещи, в первый же вечер не хотелось говорить о работе. В конце вечера мы обменялись материалам с вопросами, которые бы хотели разъяснить. Когда я вернулся, вся наша команда была навеселе. Выпив с ними пару рюмок, я пошел к себе в номер. Спать не хотелось, и я стал изучать те вопросы, которые хотел выяснить Сеймарк. Через час пришел Сергей и завалился спать. Мне пришлось свернуться и идти спать, ибо своим храпом он просто не давал мне сосредоточиться. Как ни странно, но храп не помешал быстро уснуть, я мгновенно провалился в сон.

На следующий день мы встретились с Сеймарком и уже за завтраком стали отвечать на вопросы. Мы долго разговаривали о религии, о философии, о Социальных взаимоотношениях и прочих вопросах. После завтрака мы отправились в парк и там продолжили свою беседу. Я долго оттягивал не удобный вопрос об их взаимоотношения между полами, было как-то неловко спрашивать. Но все же когда зашел вопрос о взаимоотношения между полами на земле, после ответов я все же задал вопрос. Мантис ни чуть не смутился.

- Это наше проклятье Александр. – Ответил Сеймарк. – Проклятье неразумного прошлого. Чтобы обеспечить жизнеспособность потомства самка должно съесть голову самца. В мозговой ткани имеется фермент, способствующий лучшему оплодотворению яйцеклеток. Тем самым обеспечивается гарантия продолжения рода. После отложения яиц самка становится бесплодной. В скорее после того как вылупляются дети через какое-то время самка умирает. Она ненадолго переживает своего мужа.

- А как же любовь? – Искренне удивился я.

- А что любовь? Да мы любим, друг друга, и остаемся верными до смерти. Мы не можем идти против своей природы. Мы смирились с таким положение дел. Поскольку мы может жить довольно таки долго, то сначала мы живем ради себя. В этот период мы искренне любим и верим своей половине. Ведь обречен не только самец, но и самка. Мы даем потомству жизнь, ценой собственной. Вы думаете, мы не проводили опыты, чтобы исключить гибель самца? Но из тысячи согласившихся пар, ни у одной не произошло оплодотворение. – Сеймарк замолчал. И устремил свои фасеточные глаза куда-то вдаль.

- Извини. – Тихо сказал я.

- Наша любовь переходит в наших детей. – Продолжил он. – У вас у людей одно из проявлений любви к партнеру является половой акт. Мы же проявляем свою любовь по-другому. Но в минуту близости наша любовь достигает апогея.

Мы еще долго говорили о разных вещах. Когда я вернулся в номер, я еще долго думал. Нам людям стоит поучиться у мантисов любить. Они любят раз и навсегда их любовь, со временем не угасает, а становится только ярче. Они ни когда не изменяют друг другу. Это мы люди мечемся, вечно неудовлетворенные ищем чего-то. Мы привыкаем к одному, и нам тут же кажется, что может я, ошибся, становится все скучным, и мы вновь бежим на поиски чего-то нового. И не хотим верить, что вот оно счастье рядом, а не в чужом кармане. Мы бросаем одних в надежде обрести любовь у других. Мы готовы добиваться, человека годами, хотя не замечаем, что вот она любовь рядом, стучится к тебе в двери. Возвращаясь, домой я думал о том, что все же у людей есть возможность исправить свою ошибку, у мантисов же ее нет. Мы так беспечно относимся к любви, хотя ее нужно беречь, иначе мы ее просто потеряем в потоке индивидуальностей.