Лотос

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2925
Подписаться на комментарии по RSS
Автор: Даниэль Васильев (Daniel).
Homo revolutionary

Я хотел быть героем, но кто отличит

мертвого героя от мертвого идиота.

Роберт Асприн

 
I.

Из семейной книги воспоминаний Лотоса и Энни

(глава «Лотос. Как я оказался в этом мире, после

смерти того Мира») .

Отец был человеком умным, интеллектуально подкованным, как любой Российский интеллигент, воспитанный в поздне-советский период России ТОГО прошлого. Но все же для меня так и осталось загадкой на всю жизнь, как сумел он, человек достаточно отдаленный от анализа мировых политических тенденций, понять, что начинается именно ЯДЕРНАЯ война, а не всего лишь очередной локальный конфликт, каких тогда было великое множество! Возможно у него были задатки того дара, который проявился во мне в полную силу, что и позволило ему сделать единственно верное… Не знаю.

Как не знаю в достоверности и того, как все началось.

По рассказам отца, именно он настоял на том, чтобы как можно скорее уехать в Сибирь, как только стало известно о новом конфликте. Впрочем, его жена, моя мать, не сильно сопротивлялась – к тому времени каждый из них едва ли успел прожить четверть века, а молодость легка на подъем и неуемна в своем стремлении покорять Новое. В этом возрасте еще нет устойчивого понятия дома, или уже нет… Как угодно.

Собственно, до Новосибирска они так и не доехали, потому что передвигались на машине, а путь от северных степей Казахстана до точки назначения на этом виде транспорта должен был занять немало времени. Первые атомные атаки на Россию застали их в пути, о чем они узнали из радионовостей. Потом радио замолчало, а родители обнаружили, что они заехали в глубокую тайгу – места безопасней найти трудно, поэтому, наткнувшись на богом забытое поселение, отец решил, что здесь и будет их новый дом. По рассказам отца все казалось таким легким, простым. Но выражение маминого лица подсказывало мне, что трудностей им пришлось перенести предостаточно, а труднее всего было свыкнуться с мыслью о потере всякой связи с внешним миром, который, как выяснилось, в общем-то, погиб…

Я знаю, что Война началась с противостояния Востока и Запада. Как говорил отец, доигрались в солдатики с терроризмом - вляпались в кровопролитную, убийственную ядерную мясорубку. Как только полетели первые ракеты, почти все страны, имеющие собственный запас стратегического вооружения, стали палить направо и налево, надеясь первыми вывести из строя всех потенциальных противников. Возможно, им казалось, что это может спасти их страну, успей они первыми.

А тогда горстка людей, затаившихся в глухой сибирской тайге, только догадывалась о творящемся в мире, о его конце...

В поселке оказались не только его «коренные» обитатели – он впитал в себя население многих километров вокруг – кочующие северяне, оказавшиеся поблизости, экспедиция ученых, население пары окрестных поселений помельче.

Новосибирск погиб. Забраться дальше возможности не было. Вот в это время, 8 месяцев спустя после смерти Старого Мира, родился я.

Детей в селении было относительно много, с учетом того, что всего жителей не набралось бы и тысячи, у меня было с десяток друзей-сверстников. Меня совершенно не смущала внешность некоторых из них – дети тех, кто ДО ЭТОГО жил в окрестностях Новосибирска, заметно отличалась от меня: у Кольки не было руки, у Нахимы отсутствовал глаз и было 6 пальцев на правой руке и т.д. Многие были лысы и страдали от неизвестных болезней. Страшная картина для мирного времени, мне она казалась нормой. У взрослых физических отклонений от нормы не было, но они болели. Впрочем, не все, далеко не все – только те, кто либо пришел к нам из зараженных областей, либо ходил туда в разведку. А вот дети были гораздо сильнее подвержены действию радиации.

Мы прожили в поселке 10 лет. За это время я, стараниями отца, научился читать и писать. Книг у нас было немного, но все-таки были. Многое отец писал сам, и не он один. Но главное, в 7 лет впервые проявилась и моя мутация!..

Во время похода в лес по грибы да ягоды (понятно, что все заражено, но чем-то же надо питаться) на меня рухнула большая, отсохшая ветка сосны. Она убила бы меня, но окрик отца заставил меня вовремя посмотреть вверх и вовремя же испугаться. Сильно испугаться. Страх – вот, благодаря чему я спасся. Я, просто, очень сильно захотел удержать ветку, не дать ей упасть, инстинктивно вскинул руки… и она замерла в полуметре надо мной!

Потом отец стал развивать во мне мои способности. Оказалось, что я могу ЧУВСТВОВАТЬ предметы. Что это было, понять ни я, ни отец, конечно, не могли – он лишь предположил, что я способен как-то влиять на гравитационное поле или что-то в этом роде. Впрочем, для меня это звучало как полная ахинея, понять которую я даже не пытался. Так ЕСТЬ и этого мне было достаточно. Очень скоро я легко мог поднимать мыслью довольно большие предметы. Мог поднять даже отца, хоть и с трудом.

Но оказалось, что это еще не все – когда мне было 9, на меня кинулась собака. Видимо, ее довела до бешенства болезнь. Я мог бы просто поднять ее, удержать на месте, но почему-то не сделал этого! Я вдруг почувствовал, увидел ее ЗЛОСТЬ на меня. Я мысленно крикнул ей, что я ни в чем не виноват, и она остановилась. Я СМОГ УБЕДИТЬ ЕЕ!

Отец был напуган моим рассказом, но сказал, что надо изучить и эту мою возможность, чтобы уметь контролировать ее. Я тогда не понял, зачем что-то контролировать и что это значит, но доверился отцу. Позже, когда я уже научился приказывать животным или людям совершать какие-то действия, отец сказал, что я обладаю очень сильной способностью гипноза. На мой вопрос, что это значит, он объяснил мне, что я могу подчинять себе ВОЛЮ других. Он попытался объяснить мне, насколько это нехорошо и опасно для тех, кто мне подвластен! Тогда я впервые услышал слово «неэтично». Потом он еще долго вбивал в меня осознание того, что моим даром можно пользоваться только в крайних случаях, боясь этого дара…

Когда мне было 10, случилось небывалое! В селение прибыла группа людей на гусеничных машинах. Это было как гром среди ясного неба для таежных жителей, всерьез считавших, что по всей Земле сохранились только такие, как их, деревушки среди природы и уж никакой техники в них быть не могло. Многие дети и не знали, что такое техника - проржавевшие автомобили и тракторы давно воспринимались как «недвижимые» вещи (хоть Сибирь и нефтяной край, но попытки превратить сцеженную со старых буровых вышек жидкость в нормальное топливо успехом не обернулись). Дети были всерьез напуганы, хотя и сгорали от любопытства. Да и взрослым было не по себе - чего ждать от гостей?..

Понять гостей оказалось непросто. Прошло некоторое время, прежде чем гости с хозяевами нашли общий язык – им оказался английский, вдвойне ломанный, так как ни для тех, ни для других он явно не был родным. Объяснились с горем пополам.

Оказалось, что это поисковая экспедиция, посланная на поиски выживших. Они рассказали, что на севере Европы образовалось новое государство сохранивших жизнь в ядерной мясорубке. И теперь оно достаточно окрепло, чтобы снаряжать поисковые экспедиции. Всем жителям поселка было предложено отправиться в эту страну, которая остро нуждалась в рабочих руках.

Согласилось большинство.

До жилых областей страны, которая так и называлась New Lands, караван добирался долго, мучительно преодолевая трудности пешего пути через, почти, 3 тыс. километров брошенной земли, которая обиженно огрызалась на нас, пугая своими рваными ранами, оставленными, впрочем, человеком...

Так я оказался в «цивилизованном» мире…

 

II.

Ремесленник

 
Вжзыыиик, вжзыик – аккуратные, маленькие стружки-завитушки одна за другой летят на пол. Остро заточенное треугольное лезвие ножа послушно снимает с заготовки ровно столько, сколько надо мастеру.

Лотос работал мастером-ремесленником, изготавливая ножи, вилки, ложки, иногда мелкие детали для машин – в общем, всякую необходимую мелочь. В этом деле он смог найти себя и теперь кормил своей работой всю семью. Талантом в своем деле он определенно обделен не был. Его ножи годились не только для резки хлеба и мяса, но и для того, чтобы носить их в качестве украшения. Но в украшениях теперь мало нуждались…

В дверном проеме показалась мать. Лотосу не надо было отвлекаться и поднимать голову, чтобы понять это. Он почувствовал, как почувствовал и ее встревоженность, поэтому все же поднял глаза.

- Церберы! Просят тебя.

Лотос осторожно поднялся, выглянул в окно через занавески и «прощупал» мысли пришедших. Они пришли увести его, арестовать. Но собирались сказать, чтобы он просто прошел с ними для беседы – так всегда и бывает. Мысли с невероятной скоростью замельтешили в голове. Странно - мысли не те, которым бы следовало появиться…

Лотосу не нравилось работать на Корпорацию, но что поделаешь – выбора не было. Всю его продукцию, на изготовление которой он тратил большую часть своего времени, они забирали у него за мизерную плату, размер которой сами и устанавливали, часто это был бартер, причем предмет обмена не обговаривался, а назначался ими. На то они и Корпорация - монопольный хозяин этой сферы производства. Как и другие Корпорации в своих областях...

После эры "расцветающих бомб" власть на Земле перешла к группе людей, появившихся неизвестно откуда и неизвестно каким образом прекративших войну. Вернее, власть ни от кого не переходила, просто, нашлись люди, сумевшие возродить само понятие ВЛАСТЬ.

Они сумели сплотить разрозненные группы напуганных людей, сумели создать государство, сумели посеять в людях надежду на возрождение «старой» жизни, которая теперь казалась сказочной, райской, и в которую уже не верилось. Этого было достаточно, чтобы их принимали за богов. Люди всегда были склонны к поклонению сильным, тем более, что эта сила выглядела вполне добродетельной. Было просто удивительно, насколько быстро отмерли старые религии, по крайней мере, в этой стране. Видимо, верить в тех христианских, мусульманских и прочих богов после случившегося рука (душа) не поднималась! Хотя, несомненно, оставались «староверы», но они были в абсолютном меньшинстве. К тому же, были гонимы, как народом, так и властями! Новые власти, видимо, уловив тенденции в настроении народа, сами стали пропагандировать свое божественное происхождение. Суть которого сводилась к тому, что они спустились с небес, чтобы возродить человечество, которое чуть не погубило себя.

Народ отринул старых богов, отдав всего себя новым!

Никто и не возражал. Неисповедимы замыслы богов, однако, получив власть, они распорядились ею вполне по-человечески: разделили между собой все сферы экономики, поставили во главе каждой Корпорацию, которая подмяла под себя всю слабую промышленность. Да и какая там промышленность в такое время - несколько чуть живых предприятий, находящихся на уровне ремесленничества. Дисциплину Корпорации установили жесткую - все, что отличалось от стандартов, ими установленных, считалось браком и преследовалось строго. Вплоть до конфискации и штрафов.

Строгость и авторитаризм были повсюду. Оно и понятно – для того, чтобы подняться из пепла, требовалась военная жесткость. Народ понимал это и мирился. Военный коммунизм, проще говоря.

Однако Лотос, как и его родители, был интеллектуально несколько выше основной толпы, поэтому понимал, что существующее положение вещей, ох, как далеко от идеала! Но, в отличие от отца, его не слишком это угнетало – отец же настроен был резко против правительства. В его божественное происхождение он не верил, а тяжелое положение страны оправданием для политики правительства не считал. Впрочем, он был уже немолодым и на рожон не лез, ограничиваясь резкими высказываниями в адрес «божков» в кругу семьи. Так что, со стороны их семья казалась вполне благопристойной и никаких нареканий вызвать не могла. В то время как немногих протестующих мгновенно забирали церберы из полиции.

Лотоса больше всего злило то, что ему не позволяли делать «уникальную», штучную продукцию. Они считали, впрочем, достаточно справедливо, что времени на простую, «тупо» обработанную рукоятку ножа уйдет гораздо меньше, чем на ту, какие стремился делать Лотос. А значит «простых», штампованных единиц продукции он сможет сделать больше! К тому же, говорили они, все должны быть равны во всем, различия недопустимы, даже в таких мелочах… Лотос ругался и делал все равно так, как считал нужным. Скорее всего, его продукция шла элите, так как его ругали, но не наказывали. До сих пор…

Да нет, чушь собачья, не может быть, чтобы я впал в опалу из-за того, что делаю красивые вещи!

Как бы там ни было – пути господни неисповедимы. Но на бога надейся, а сам не плошай, надо было что-то решать.

Вошел отец.

- Чего стоишь, как пень!? – зло, шепотом прикрикнул он. – Руки в ноги и через задний двор! Давай. А мы скажем, что ты ушел, когда будешь, не знаем.

- А вы! И куда я?!

- Неважно. Лишь бы не с ними. Не думай – делай.

Лотос подумал было о деньгах, но решил ничего с собой не брать. Родителям нужнее. Сунув в карман рабочий нож, он прошмыгнул, согнувшись, в другую комнату, открыл окно и спрыгнул!

- К-куда-а!..

Его ждали и здесь. Но всего один. Лотос просто подчинил его волю себе, заставив стоять молча, заодно и прочистив его память. Цербер должен будет очнуться через несколько минут. Ничего о Лотосе, выскользнувшем из окна, он помнить не будет. А беглец тем временем успеет скрыться.

 

III.

Беглец.

 
Прошло возбуждение первых минут бегства. Что теперь?

Лотос понуро плелся по широким улицам мало заселенной окраины. Мысли текли вяло и как всегда не в том направлении. Он размышлял о том, как несовершенна жизнь, которая заставляет постоянно находиться в состоянии страдания. Зачем? Впрочем, возможно, жизнь и есть страдание, и в этом ее пусть не смысл, но содержание.

«Фу! Философия!..» - мрачно одернул себя Лотос – «Что делать, как быть!? Вот о чем надо было бы подумать. Нет сил…».

Сгустились сумерки, окончательно вымотавшись бесцельностью движения, беглец, направился к брошенному фургону. Территория города осталась позади, впереди уже показались поля и выселки.

Общество сумело не опуститься до окончательно земледельческого образа существования. Почти треть всего населения страны жило в городе, постепенно возрождая понятия «Промышленность» и «Торговля». Всего было 3 города. Лотос жил в крупнейшем – с населением примерно в полмиллиона человек. Ну и, естественно, пространство между городами заселили крестьяне, пытающиеся выжать из больной земли пропитание для себя и горожан. Как они жили, Лотос плохо себе представлял. Жизнь не располагала к туризму. Он, вообще, достаточно смутно представлял себе положение в стране, которая для него прежде была ограничена исключительно небольшим сектором города. Существовало, правда, радио, но и оно не давало достаточно полной картины. Теперь отсутствие информации об окружающем мире очень тяготило Лотоса. Что за мир вокруг?!..

Ночь окончательно поглотила эту часть земного шара, оставив нашего героя в подавленном одиночестве. Он долго ворочался на жестком полу, одолеваемый страхами за свое будущее, пока, наконец, не заснул, сморенный.

Первым, что увидел Лотос, открыв глаза, были мои ботинки! Хех, невозможно описать, как эмоционально он воспринял мое общество! Неуклюже вскочил на колени, а потом вдруг резко отлетел в дальний угол, повиснув в воздухе. Да-а, инстинкты никуда не годятся – пока он ворочался на полу, я мог бы десять раз перерезать ему горло. К тому же, если бы он заставил себя немного пораскинуть мозгами, то понял бы, что дергаться смысла нет – если бы я захотел, то пленил или убил бы его во сне. Интеллигент вшивый, куда ему!..

- Привет! – улыбнувшись, я нарушил, наконец, тишину. – Доброе, так сказать, утро!

Лотос опустился на пол, продолжая пристально на меня смотреть.

- Здравствуйте. Меня зовут Лотос, а вы? Вы здесь живете? Как мне называть вас?

Дурачком прикидывается! Типа он простой смертный, мысли читать не умеет! Сам-то уже прекрасно знает, и как меня зовут, и как меня называть. Черт побери, он даже знает, что я уже полгода слежу за ним практически круглосуточно.

- Кто вы?! – уже менее беззаботно спросил он.

- Давай-ка, браток, ты оставишь мои мозги в покое, а я тебе сам все расскажу. О’кей?

- Ладно. Только вот… кушать хочется.

- Не проблема, – усмехнувшись, я полез в свой рюкзак. – Я тут как раз для тебя припас немного съедобного. Вот хлеб, сыр, немного вяленного мяса. Прости, свежатины у меня нет. Зато есть брага. Не морщись, брага это, брат, штука первой необходимости в наше время. Давай приступай к еде, а я пока тебе все расскажу. И постарайся жевать не слишком громко – мне в лом повторять два раза. Налетай.

Он не заставил себя уговаривать – набросился на еду, как здоровый подросток после заплыва через Ла-Манш.

Я тем временем начал свои рассказ:

- Итак, зовут меня Лин, впрочем, это тебе уже известно. Опустим подробности моей биографии, перейдем сразу к делу. Я работаю, добровольно, заметь, на одну организацию, которая именует себя БОПР.

Почти все члены нашей организации поначалу доверяли новому правительству. Хотя понятия не имели о его персональном составе. Судили по делам. А навести порядок в тогдашнем хаосе - великое дело. Однако правительств без оппозиции не бывает. И составляют ее те, кто не вошел в правительство, но весьма этого жаждет. То есть основу нашей организации поначалу составили бывшие профессиональные политики и военное начальство, оставшиеся не у дел. Открыто бороться за власть они не могли, лишившись поддержки в народе и реальных рычагов власти в результате войны, которую допустили. Поэтому возникло нечто вроде подполья. Нет, слишком сильно сказано - что-то типа закрытого клуба бывших политиков.

Постепенно с развитием инфраструктуры власти, с возникновением всех этих Корпораций, находились местечки у кормушки и для бывших, а потому они оставляли организацию, спеша о ней забыть. Да и забывать, собственно, еще было не о чем. Но свято место пусто не бывает - и им на смену стали приходить разочаровавшиеся в новой власти интеллигенты, всегда готовые жить благими ожиданиями, которые никакая власть не способна оправдать по природе своей. Посему оппозиция становилась все более интеллектуальной. Назвали организацию БОПР, то есть БОрющиеся с ПРавительством. И уже это название загнало сие тайное объединение в глубокое подполье, хотя о подлинной борьбе речи еще не было.

Сначала, в силу упоминавшейся уже склонности к иллюзиям, бопровцы надеялись решить социальные проблемы через демократические механизмы, о которых еще помнили. Мечтали о конституции и прочих пряниках прежней жизни. Но эти надежды довольно быстро угасли, так всерьез и не разгоревшись….

Жуй, жуй, не отвлекайся.

…Слишком уж эти надежды противоречили реальности. И тогда в БОПРе стали появляться люди действия, вроде меня, у которых было достаточно силы в мышцах и в интеллекте. И, разумеется, которые созрели для борьбы.

Но как изменить жизнь?!

Над этим вопросом бились лучшие интеллектуальные силы БОПРа. Рассматривалась возможность революционного варианта, вооруженного, так сказать, переворота. Но исторический опыт, который мы еще окончательно не позабыли, подсказывал, что этот вариант обернется большим кровопролитием. И даже если будет одержана победа, что сомнительно, нет никаких гарантий, что это приведет к кардинальному изменению ситуации. Скорей всего, одни узурпаторы заменят других. Этот вариант отвергли.

Поиск шел в направлении обеспечения возможности воздействия на нынешнее правительство с целью кардинального изменения его политики. Вряд ли удалось бы придумать что-либо эффективное, если бы не наткнулись на экстрасенсов, вроде тебя. Кое-какие эксперименты показали, что экстрасенсорный вариант не лишен реального смысла, и тогда организация занялась поиском тех, кто способен его осуществить. Я - один из тех, кто ищет, потому что, хотя и не экстрасенс, но чую вашего брата издалека. А на ловца, как известно, и зверь бежит. Не будем понимать это буквально, но мы встретились, и теперь моя задача - доставить тебя в Центр.

- У бду эмням пфентр.

- Прожуй сначала, недотепа – усмехнулся я.

- Я говорю, и где этот Центр? Далеко?

- Далеко. Слышал об Англии?

- Умгу

- Ну, вот на этом островке мы и базируемся.

Нетерпеливо проглотив, Лотос продолжил «допрос».

- И скольких вы нашли? Ну, таких, как я? И, вообще, как вы поняли, что я обладаю даром?

- Не так быстро, мальчик мой, будь последователен. Пока мы нашли троих подобных тебе, двое уже давно живут в центре. Ты будешь третьим, если доберемся.

А что касается того, как мы тебя обнаружили: нас мало, но все же мы сумели внедрить агента в полицию, причем именно в отдел, который занимается «потенциально опасными» элементами! А уж у полиции сеть соглядаев и стукачей достаточно мощная. Помнишь, как-то на тебя прилюдно напал придурок с дубиной? Так и не дотянувшись до тебя, он вдруг присмирел и пошел прочь! А карманник-щупач в магазине, который, между прочим, работал в паре, и его напарник все видел и позже все рассказал кому надо, не по своей, конечно, воле.

Лотос покраснел.

- Короче, все эти мелочи стекались к нашему человеку, который долго не давал делу ход. Но он не всесилен. Впрочем, по плану мы должны были перехватить тебя как раз у него в кабинете. Но ты оказался не слаб – так деру дал, что я с трудом успел за тобой.

Лотос, видимо убедившись, что я говорю только правду, кивнул.

- Ну, давай, доедай, и пойдем. Путь не близкий, к тому же тебя уже ищут. Хорошо, что для полиции ты не первоочередной преступник, а то они бы уже давно обнаружили тебя.

Через полчаса мы уже весело топали по сельской дороге. Куда топали? Ну, я-то знал куда, а Лотосу, видимо, это было не интересно, ему было о чем подумать. Впрочем, я тоже непростительно замечтался – обогнув очередной сарай, мы оказались лицом к лицу с вооруженным патрулем. Видимо, Лотос не смог сдержать своих эмоций, в отличии от меня, и нас не пропустили. Потребовали документы, которые были в порядке только у меня. Было от чего испугаться – человек двадцать, вооруженных автоматами - это знаете ли преграда не из легких! Даже для такого мордоворота, как я. Кстати, забыл описать свою незабываемую внешность – метр девяноста пять, в плечах косая сажень, ну, и, вообще… красавец мужчина в самом расцвете сил. А насчет мордоворота, я не свою морду имел в виду…

Но вернемся к нашим баранам (не только фигурально). Наше преимущество состояло в том, что вояки были расслаблены – они не ждали никакого сопротивления от двоих земледельцев. И, надо заметить, такое отношения имело под собой все основания. Улыбнувшись, я потянулся за документами, но вытащил из кармана свой маленький Смит&Венсон-бульдог. Резко ударив зажатой в кулаке рукояткой в челюсть стоящему рядом с офицером менту, я другой рукой въехал тыльной стороной ладони самому офицеру и тут же выстрелил в солдатика, стоявшего по другую сторону от офицера! Затем я развернул опешившего офицера спиной к себе, взял его в захват и приставил револьвер к виску! Все это произошло в течении пары секунд.

- ВСЕМ СТОЯТЬ! – заорал я.

Однако один придурок все же вскинул автомат! Я уже было собрался отстреливаться, прикрываясь телом офицера, но тут автомат резко вылетел из рук полицейского в сторону, а сам он упал как подкошенный.

Что началось потом, поразило меня до самой селезенки! Солдаты один за другим подлетали и падали, а другие просто стояли как зомби и пялились на нас с Лотосом! Вскоре весь патруль был выведен из строя. А Лотос покачнулся и оперся на меня. Я, на всякий случай, стукнул офицера по макушке и бросил его на землю. Затем обнял обессиленного мага (как хотите, а для меня это уже магия) и осторожно опустил его на землю.

Часть патрульных лежала без чувств, часть обалдело крутила головами. Во избежание неожиданностей я занялся тем, что отключил пребывавших в сознании, а потом связал их всех их собственными ремнями и оттащил в сарай. Пока я занимался этим, появился местный житель, но тут же, округлив глаза, убежал – пусть бежит.

На все про все у меня ушло с полчаса. За это время наш Герой немного оклемался и уже был в состоянии передвигаться. Быстро он отошел!

- Ну, ты даешь! Ну, ты, брат, ваще! Вот это да! Круто.

Лотос улыбнулся моему искреннему восхищению, явно гордясь собой!

- У меня мало возможностей для тренировок, а то я смог бы сделать такое, даже не напрягаясь.

- Ну, уж будь уверен, мы тебе предоставим все условия для тренировок!

- Хорошо бы! Ну, как, двигаемся дальше?

- Не двигаемся, друг мой, а бежи-и-им!.. Сейчас местные начнут суетиться! Так что, ноги в руки…

И мы побежали к лесу, который начинался прямо за полем.

Почти стемнело, когда мы, наконец, остановились передохнуть. Хорошо, что у нас не было никакого груза. Только мой небольшой рюкзак с провиантом и прочими необходимыми мелочами, как, например, спички. Вот ими-то мы и воспользовались, чтобы развести костер. Конечно, это было не безопасно, но не мерзнуть же в лесу!

- Эх! Свежатинки бы! - вслух помечтал я, вынимая из рюкзака черствый хлеб и дубовое мясо.

- Нет проблем! – откликнулся Лотос. Он немного напрягся, и ко мне на плечо приземлилась довольно крупная куропатка или что-то вроде этого.

- О! Ты просто гений! – обрадованно сказал я, сворачивая птице голову. «Ко мне птичку притаранил! Самому, небось, слабо вот так голову животному свернуть. Чистюля».

- Ты сумеешь ее приготовить?

- Уж, будь спокоен, пальчики оближешь! – обиженно ответил я и принялся ощипывать курицу.

Получилось, действительно, отменно, жаль, соли с собой у меня было мало, пришлось расходовать экономно. Но все равно это был настоящий праздник живота.

Пока ели, молчали. Потом пища сделала свое дело, и нас стало неудержимо клонить в сон. Конечно, следовало бы подежурить по очереди, но я ограничился парой ловушек-шумелок, чтобы нас не застали врасплох, и провалился в глубокий здоровый сон! Лотос последовал моему примеру.

Проснулся я оттого, что солнечный луч попал мне прямо в глаз. Я не привык валяться и потому быстро встал. Проверил кострище под золой - еще сохранились тлеющие угольки. Можно быстро вскипятить воды и заварить какой-нибудь лесной травки.

Лотос сидел на пне и что-то вырезал из ветки.

Странное дело - человек со сверхчеловеческими способностями, а нашел себя в таком маленьком деле, как изготовление всякой фигни.

- Доброе утро, Лин - улыбнувшись, поприветствовал он меня.

- Утро вроде ничего, - проворчал я, - был бы день подобрей...

Перекусив, мы направились на запад. Шли быстро и молча.

Старались надолго не терять из виду дорогу. После полудня пообедали супом из вяленного мяса и решили немного отдохнуть. Мы лежали на траве и следили за полетом облаков. Я следил.

- Мы что, до самой Британии будем идти пешком? - спросил Лотос.

- Нет, в нескольких километрах отсюда я спрятал вездеход.

- А разве нельзя было подогнать его к тому поселку?

- Может, тебе еще и самолет подогнать? - хмыкнул я. - Вездеход сразу бы сцапали цепные псы Правителей. И меня заодно.

Лотос только пожал плечами, похоже, не слишком соглашаясь.

- А почему ты пришел в БОПР? - спросил он после некоторой паузы. - Ведь можно было просто жить, как живет большинство, не задумываясь над устройством власти и прочей политике. Так ведь спокойней.

От его вопроса меня накрыла волна горьких воспоминаний, и настроение испортилось окончательно.

- Они забрали моего отца за то, что он слишком много возмущался и говорил то, что думает. Явились среди ночи с автоматами и затолкали его в машину, даже не дав попрощаться с нами. Отец не вернулся. И ничего о его судьбе мы узнать не смогли. В попытках отыскать и спасти отца мать совсем отчаялась и, видимо, перенесла много такого, с чем дальше жить не смогла. Она покончила жизнь самоубийством. Я остался сиротой. Я не виню ее. Виню себя за то, что не смог стать ей спасительной соломинкой... Я поклялся отомстить этим садистам! И я отомщу! Они сильно просчитались, оставив меня на свободе... Сначала я мстил им сам, как мог. Потом вышел на БОПР, прошел отбор и, как видишь, работаю. А теперь пошли, чтобы засветло добраться до вездехода.

Я мрачно собрался и, не оглядываясь, двинулся в путь. Лотос молча сопел рядом.

Несколько часов мы продирались через заросли на запад и изрядно устали, когда на закате добрались до джипа. Судя по веткам, которые я набросал на него, его покой никто не потревожил. Ну, и лады - сохранили себе жизнь... А то этот гроб на колесах полон сюрпризов. Машина-зверь. Тысяча лошадей, чтоб сдвинуть его с места, потому что корпус его выполнен из какого-то свинцового сплава, защищающего пассажиров от чрезмерных доз излучения. Да и от пуль заодно. И ни одного окошечка - исчключительно оптика. Наследство прошлого.

Заночевали мы внутри этого уютного гробика. Чтоб целее быть. А поутру, всю ночь промаявшись, я вылезаю на чистый воздух и вижу, что бы вы думали? - этот чертов экстрасенс, из-за которого я сон потерял, строгает себе что-то у костра. И когда он успел отоспаться?

- Доброе утро, Лин, - приветствует он меня.

- Где-то я уже это слышал, - проворчал я, - посмотрим, что дальше будет.

- Хорошо поспали?

- Нормально, - соврал я. Не признаваться же пацану, что у меня нервишки пошаливают. И с чего это? Вроде уже столько лет прошло, а до сих пор, как вспомню мать, отца, так жить не тянет! Жизнь, как мало светлого в тебе!

- Лин, а через Ла-Манш мы поплывем или по дну на вездеходе переберемся?

Шутит он еще, щегол!

- Не паясничай, умник! У нас там связка лодок на берегу припасена.

Пока я мылся-брился, Лотос собрал завтрак. На этот раз мы опять поели от пуза - не надо было уже ни торопиться, ни экономить силы на пешие прогулки. Да, и хоть как-то расслабиться самое время. Не знаю, чье мясо мы ели на этот раз, но было вкусно! В результате я с трудом дотащил свое брюхо до вездехода. А Лотос скакал, как козлик, ликвидируя следы нашего здесь пребывания. «Салага» - подумал я, мысленно улыбнувшись, и настроение немного улучшилось.

Я прогрел двигатель, парень закончил свои дела, и мы тронулись с места. Я глянул на экран переднего обзора, и по спине моей невольно поползли мурашки - прямо на меня смотрела разъяренная змея крупным планом. Я резко затормозил, и возмущенная красотка вместе с ветками свалилась на капот. К этому моменту я уже сообразил, что змея пригрелась на ветках, маскировавших мою машину. К счастью, обошлось без жертв - змея оскорблено сползла с капота на землю и скрылась в кустах. И мы, наконец, действительно двинулись в путь.

 
 
IV.

Заговорщик.

 
Мы шли по городу. Вокруг деловито сновали люди: население базы было не так мало, как можно было бы предположить. Многие из живущих здесь, кстати, никогда не бывали в стране «богов», на Новой Земле, так как мы тоже посылали поисковые экспедиции в места, где предположительно, могли уцелеть люди.

Наверняка существовали и другие крупные поселения, может быть даже страны, ведь как для нас, так и для искателей из Новых Земель доступны были только территория Европы, западной и центральной, и, частично, северной Азии. Существовала еще Америка, впрочем предполагалось, что там ситуация еще плачевнее, чем у нас. А вот Африка, центральная и южная, должна была остаться практически не затронутой, равно как и Австралия. Возможно, там и находились очаги надежды человечества на возрождение, но для нас эти континенты пока были недоступны. Пока.

Я мысленно возблагодарил Бога за то, что мы благополучно добрались до Англии, и я скоро получу возможность от души отоспаться. Во время поездки я не мог позволить себе такой роскоши. И это меня изрядно вымотало.

Лотос же выглядел бодро и с явным интересом глазел по сторонам.

Вдруг где-то над нами раздался взрыв, и, мгновенно глянув вверх, мы увидели вылетающего из окна четвертого этажа человека в белом халате.

"Еще один труп..." - привычно успел подумать я, ибо мужика уже ничего не могло спасти от убийственного удара об асфальт! Но тут он вдруг завис в воздухе и медленно опустился на тротуар. Громко выругавшись, он даже не посмотрел по сторонам, а сразу же бросился обратно в здание, по дороге чуть не сбив нас с ног. От его халата резко пахло какой-то химией.

Я посмотрел на Лотоса и по выражению его лица понял, что это его рук дело. Хорошая реакция!

- Хоть бы спасибо сказал! - возмутился я. – Ученые, мать их!

- Зато пользу приносят огромную, - вздохнул Лотос. – Сейчас их знания - это все, что осталось нам от интеллектуальных богатств прошлого.

- В гробу я их видал вместе с их пользой! - зарычал я, потому что пацан наступил на больную мозоль. - Если бы не ученые, так не была бы уничтожена большая часть человечества и планета не была бы изгажена!

- Человечество погубила не жажда знаний, а звериные амбиции и слабый интеллект власть имущих. Так говорил мне отец.

Я не стал спорить, прекрасно понимая, что теперь бесполезно разводить дискуссии – после драки кулаками не машут.

- Умные все больно! Горе нам от вашего ума и больше ничего!.. – проворчал я.

Под мое ворчание мы и добрались до здания Совета, куда и держали путь. Здание довольно внушительное, надо заметить! Когда-то оно было чем-то вроде дома местного правительства, так что функции свои оно почти сохранило.

Тут стоит сказать, что власти Новой Земли, то есть так называемые "боги", и не подозревали о существовании нашего города, чудом сохранившегося практически в одном из эпицентров бомбардировки. Но настоящий Бог позаботился о том, чтобы этот город, вернее, его часть, уцелела, окруженная непроходимой зоной зараженной и вывернутой наизнанку территории.

А посвященные, зная проходы через подземные коммуникации, которыми так богата старая Англия, могли практически безопасно пробраться сюда. Понятно, что знание это стоило многих жертв. Но для посторонних Город был недоступен, и поэтому его жители, в основном, научная интеллигенция и боевики, вроде меня, могли не беспокоиться здесь о своей безопасности. Если, конечно, какой-нибудь физико-химик не устроит взрыва, типа того, который мы только что наблюдали. А это здесь случается нередко. Никакой для них, гадов, дисциплины не существует.

Не спрашивайте меня, как решалась проблема с продовольствием! Не моего ума это дело.

В Совете нас с нетерпением ждали, уже зная о нашем прибытии. Старшие решили сразу же устроить вводную лекцию для Лотоса.

Я представил свою находку начальству. Главный, весьма боевой, надо сказать, мужик явно аристократического происхождения, впрочем, англичане все производили впечатление аристократов, ласково улыбнулся Лотосу и пожал ему руку:

- С прибытием, мой мальчик!

- Здравствуйте, - Лотос ответил улыбкой на улыбку, видимо сразу поняв, что этот статный человек с немного «лошадиными» чертами лица, чуть подпорченными лучевой болезнью, и благородной сединой заслуживает только уважения. – Очень приятно, сэр Грегори! Очень приятно попасть в вашу компанию!

- Спасибо, сынок. Ты не представляешь себе, как мне приятно, что ты смог добраться до нас. Спасибо Лину. Кстати, он наш главный оперативник, и только ему было под силу успешно доставить тебя к нам.

- Это было не так уж трудно, – это не я сказал, это самонадеянный Лотос.

- Возможно. Но двоих чудесников, подобных тебе, мы так и не смогли доставить сюда. И еще троих ученых. Все они погибли вместе с нашими агентами. Так что, вам повезло, чему я несказанно рад! Ну, да ладно, не буду утомлять тебя своими страхами, перейдем к делу – все наши уже собрались.

Войдя в зал, мы увидели большой овальный стол из темного лакированного дерева и восемь мягких кресел, наследство прошлого. Пять из них уже были заняты – все ждали только нас. Поприветствовав всех сразу, мы сели на отведенные нам места.

- А это кто?! - моментально отреагировал Лотос на красотку Энни, сидящую как раз напротив нас, по левую сторону от головы стола. Губа не дура, хоть и молодой.

- Твоя коллега, экстрасенсорочка Энни. Тебе крупно повезло - вам предстоит работать вместе, – шепотом ответил я.

Сэр Грегори открыл совет.

- Итак, теперь среди нас появился третий волшебник, будем называть этих людей так, и поэтому мы можем говорить о попытке воплощения в жизнь нашего плана. Суть его я сейчас расскажу. Все, кроме Лотоса, уже в курсе, но и остальным не помешает услышать все еще раз.

Ситуация такова: наши агенты, проникшие в госучреждения и в Корпорации, сообщали об отсутствии первых лиц в управлении - все распоряжения исходят из дворца, расположенного в лесном массиве неподалеку от столицы страны. Мы обнаружили еще два подобных дворца, но оба уже лет пять, как поменяли свою функцию. Теперь один из них - тюрьма, другой стал чем-то вроде главного военного штаба. Точнее выяснить не удалось.

Это позволяет предположить, что "бог" все-таки один, так как ранее разные сферы экономики управлялись из разных дворцов. Может, вначале их и было несколько, но, видимо, они пожрали друг друга, как пауки в банке. И теперь остался единственный бог. Конец язычества, начало единобожия. По крайней мере, к такому выводу пришли наши аналитики.

Агентам удалось проникнуть во все дворцы, кроме первого, назовем его Центральным. Это подтверждает предположение об особой роли этого дворца. И облегчает нашу задачу - одна цель всегда лучше многих.

Задача же состоит в том, чтобы проникнуть в Центральный дворец незамеченными с помощью гипноза, обнаружить Главного Бога и подвергнуть его, опять же, гипнозу с тем, чтобы вложить в него программу действий, разработанную БОПРом. Время от времени, например, раз в месяц проникать во дворец и освежать или корректировать при необходимости программу Бога. И так до самой его смерти. А потом посадить на его место своего бога так, чтобы никто ничего не заметил - боги бессмертны... – улыбнулся сэр Грегори.

Как видите, задумано было недурно. Исполнителями предполагались: Лотос, Энни, Джером (третий экс) и я. Действовать мы должны были двумя группами: одна - Лотос и я, вторая - Энни и Джером. Каждой поручалось найти главного "бога" и дальше действовать по плану. Логика такого формирования пар состояла в том, что Джером был не особо сильным «волшебником», зато он прошел почти ту же подготовку, что и я. Таким образом, в каждой паре был один боевик и один маг.

- Мы думаем, что оптимальное время начала операции будет в начале апреля, то есть через месяц. Плюс-минус, естественно, несколько дней, можно назвать предварительную дату – 3 апреля. Точное число будет зависеть от погоды и состояния наших десантников. Вопросы?

На несколько минут в комнате повисло молчание, которое нарушил Лотос:

- Скажите, сэр Грегори, можете ли вы быть уверены… Нет. Можем ли МЫ быть уверены, что совершенный переворот не приведет просто к переходу власти из одних рук в другие, и не повлечет за собой никаких принципиальных изменений? Не хотелось бы стать просто слепым оружием в чьих-то руках!

Я прямо весь сжался от ожидания взрыва со стороны Нашего Главного, но он не взорвался, он лишь тяжело вздохнул.

- Мальчик мой, я не буду пытаться убеждать тебя громкими клятвами, словами призыва верить мне и моим соратникам. Пойми, мы СТРЕМИМСЯ изменить мир в лучшую сторону. К сожалению, не мы первые и, скорее всего, не мы последние, а все те сотни предыдущих попыток не заканчивались тем, к чему стремились реформаторы-революционеры. Но революционное развитие событий имеет такое же право на существование, как и поэтапно-эволюционное. Даже если мы не сможем изменить мир кардинально и привести его к тому виду, к которому нам бы хотелось, мы, по крайней мере, положим начало этим изменениям. Человек, как индивидуум, часто стремится к реформированию существующего. Такова его природа. Толпа же, состоящая из таких людей, не меняется от века к веку. Поэтому стремление сиюмоментно внести в мир серьезные изменения заранее обречено на неудачу. Но и не стремиться к таким изменениям будет убийственно. Один известный политик прошлого сказал что-то вроде – «если в молодости ты не был революционером, а в старости не стал консерватором, ты ненормальный человек!». Мы молоды, не как люди, а как общество – ощущаешь разницу?

- Ощущаю. Я понял вас, – с легким металлом, но все еще улыбаясь ответил Лотос. – Я просто хочу, чтоб вы знали, что Я не смогу быть простой пешкой в чужой, в вашей игре. Сейчас я верю вам, потому что я слышал как ваши слова, так и вашу душу. Я согласен пойти за вами.

«Несколько напыщенно, - подумал я. – Максималист-утопист. Неужели он думал, что может уйти от нас сейчас?! Хотя, наверное, может – с его-то возможностями!..».

Сэр Грегори вздохнул еще тяжелее:

- Сейчас не время полумер, Лотос! Мир, все же, немного омолодился. Люди, наши люди, верят в то, что делают. Их сердца чисты, и намеренья благи. Надеюсь, власть, появись она у нас, не изменит наших идеалов. Отдыхайте. Тренируйтесь, готовьтесь. Всем необходимым, в пределах наших возможностей, конечно, вас обеспечат, - закончил Главный и поднялся.

Мы тоже все поднялись и попрощались с Сэром Грегори. Противно как-то на душе, оцарапано…

По пути к выделенным нам квартиркам, Лотос долго молчал, как и я, но все же первым нарушил это молчание он:

- Лин, как ты думаешь, ведь наверняка во многих других, далеких землях, люди тоже выжили и теперь пытаются построить новую жизнь. Как ты думаешь, они тоже уже воюют?

- Скорее всего. Пойми - это в нашей крови, независимо от того, нравится это тебе или нет, люди веками убивали друг друга из-за, в сущности, нестоящих того вещей. От этого никуда не деться, брат.

Дни потекли, вяло но неуклонно приближая нас в часу икс. Я все больше отдыхал, запасаясь силами. Лотос целыми днями торчал у Энни, тренируясь в общем гипнотическом воздействии. Джером же оказался индивидуалистом и, просто, отдыхал, накапливая силы, уподобясь мне.

Но месяц - это мгновение. И час "икс" наступил. Мы попрощались с друзьями и сели в вертолет. Да, было у нас и это чудо техники!

За несколько километров до цели выгрузились мы с Лотосом. Энни и Джером должны были сделать то же с другой стороны дворца. И пошли нам Бог удачу...

 

V.

Десантник.

 
Неприятности начались буквально с первого нашего шага. Нам казалось, что десантировались мы достаточно далеко от дворца для того, чтобы нас не заметили. Ан нет - что-то они заметили, и вскоре отряд головорезов уже прочесывал лес. Все-таки, видимо, к вертолетам здесь не привыкли – хорошая штука, но шумная и слишком уж заметная нонче. Таким образом, об эффекте внезапности мы вынуждены были забыть. Но это не уменьшило нашей решительности.

Лично у меня были серьезные мотивы для того, чтобы не отсту¬пать. Месть - само собой, но не только она. У меня все еще сохранялась надежда, что отец жив и ждет помощи. Нет, конечно, не ждет, но человек не может без надежды. Наверное, она и, в самом деле, умирает последней, после человека.

Лотос же, как я его понял, действовал из человеколюбия: коли народ не может сам о себе позаботиться, то эту заботу он принял на себя. И, похоже, готов отдать за него жизнь – идеалы молодости...

Я бы этого делать не стал. Эта серая масса под названием народ сама виновата в том, что серая - сама кинулась в ноги новым богам, всегда рада поклоняться тому, кто демонстрирует силу. И никакой исторический опыт не научил человечество тому, что добрых царей и богов не бывает – все повторяется с завидным постоянством. Справедливость - чувство не из властного арсенала. И ведь все равно, когда станет совсем невмоготу, прорвется нарыв и затопит монарха, но сколько будет ненужных жертв, которых можно было бы избежать, если думать своевременно. А пока народ думать не научится, над ним всегда будет какой-нибудь монарх, тиран, бог. Как ни называй, суть одна. Пока есть раб, найдется и рабовладелец.

Услышав звук приближающихся солдат, мы укрылись в кустах.

Вообще-то, мы не слишком переживали, полагая, что Лотос загипнотизирует отряд, который при таком широком поле поиска должен был бы быть небольшим, и мы незамеченными двинемся к цели. Но что-то сбойнуло. После ряда попыток Лотос прошептал:

- Ничего не понимаю.

- Чего ты не понимаешь? - спросил я, чувствуя, как самодовольная ухмылка сползает с моей физиономии. Я уже почуял неладное.

- Не могу загипнотизировать сразу всех. Одного-двух, пожалуйста... Ну, трех... Я чувствую их сопротивление. Причем, сильное.

- Но ведь там, в поселке, было куда больше троих…

- Таких, как там, я сейчас удержал бы полсотни. Но эти другие!.. И если мы срочно не придумаем выхода, нам конец.

Я судорожно пытался найти этот чертов выход. Во-первых, я не привык сдаваться. Во-вторых, такой конец меня не устраивал. И тут, представив реальную ситуацию, я понял, что она вовсе не безнадежна.

- А зачем тебе гипнотизировать всех сразу? - спросил я. - Мы будем сидеть в этих кустах, они двинутся цепью, и рядом с нами окажутся как раз два-три человека. Ими ты и займешься. Нам достаточно, чтобы именно они нас не заметили. А остальные будут смотреть в свой сектор поиска.

Мой план полностью удался, но наше открытие несколько притушило наш оптимизм. Лотос сказал, что солдаты уже были загипнотизированы. Поэтому он не мог на них воздействовать с максимальным эффектом.

Вот тебе, на! Значит, Босс этой страны тоже не простой смертный! А то, что гипнотизером был именно он, сомнений у нас не вызывало. Слишком опасно властителю иметь рядом с собой столь сильного экстрасенса - недолго и власти лишиться.

С такими невеселыми умозаключениями мы и приблизились к замку. Он возвышался на высоком холме, окруженный трехметровой высоты забором из колючей проволоки в три ряда. Стены замка были выложены (или облицованы?) серым камнем, а окна - зеркальны. За главный шпиль зацепилось облако, что придавало этому мрачному строению особое величие и даже сверхъестественность. Все это помимо сознания - на уровне эмоций, потому что, если подумать, тучка - явление самое разъестественное. У меня невольно при виде этой неприступной махины побежали по спине мурашки. На какое-то мгновение появился соблазн, вообще, отказаться от нашей затеи. На данный момент. И получше продумать операцию. Еще и кровавый шар солнца, в облачной пелене торчавший на шпиле замка, усиливал подавляющий психику эффект...

Однако мы пришли сюда не затем, чтобы падать ниц. «Мы пришли побеждать. И мы сделаем то, зачем пришли». Это я так пытался вернуть себе самообладание.

Передвигаясь из укрытия в укрытие, мы несколько часов обходили замок вокруг в поисках какого-нибудь прохода. Но нет - ни ворот, ни калиток в заборе не было. Сплошная колючая стена. Было над чем призадуматься. Я и призадумался.

- Придется резать проволоку, - сообщил я свое решение. – Надо только выбрать место.

- Зачем мучаться, - пожал плечами Лотос. - Можно просто перепрыгнуть через забор.

- А раньше ты этого сказать не мог?! - озлился я.

- Ты меня не спрашивал, а я думал, ты знаешь, что делаешь, коли главный в группе.

- Кончай болтать! Пошли!

И, действительно, это оказалось элементарным делом – я, просто, взлетел в воздух, невольно для равновесия дрыгая руками и ногами (забавная, наверное, картинка!), и приземлился по ту сторону забора. Лотос последовал за мной, но летел он куда уверенней и быстрей. К тому же, в вертикальном положении.

- Итак, мы в аду, - констатировал я.

Вокруг не было ни кустика, ни травинки - только мертвая земля. Вдруг послышался шум приближающейся машины. Укрыться было негде. Перелетать обратно рискованно - могут засечь прямо в воздухе. Мы бросились к замку, чтобы укрыться в его тени. Авось, не заметят. Черта с два - заметили, сволочи. Их было четверо. В тяжелом военном джипе, двигавшемся по нашу сторону забора. Моментально в их руках появились пистолеты и так же моментально взлетели в воздух. Один из солдат чуть не вывалился за борт, пытаясь поймать улетающее оружие. Другой сразу развернул в нашу сторону пулемет. Но тут сработал мой Смит & Вессон. Упокой, Господи, душу его...

Однако джип уже наезжал прямо на нас! Но вдруг его занесло в сторону, приподняло, и он, кувыркаясь, врезался в дверь ближайшей к нам башни, выломав ее. Что ж, благодарим за услугу. За нами не заржавеет...

- За мной! - скомандовал я, и мы ринулись в пролом.

А там нас поджидала очередная проблема в виде пяти коридоров и двух закрытых дверей, выходящих из пустого (везет же людям!) холла. Но это подозрительное везение вызывало тревожные ожидания. Что-то тут было не так...

Мы двинулись по коридору, который, как нам казалось, вел в сторону главной башни. Но вскоре коридор повернул совсем в другую сторону и к тому же вниз. В конце концов, он привел нас в зал, из которого выходила куча коридоров во всех мыслимых направлениях. Этот зал уже не пугал нас пустотой. В центре его спал солдат с автоматом в обнимку. Я, разумеется, отключил его для спокойствия и забрал автомат. Пришлось взваливать на себя и этого недотепу. Мы нашли пустую комнату и решили устроить привал. А если позволят гостеприимные хозяева, то и заночевать можно, хе-хе.

Перво-наперво, мы подкрепились консервами и соками. Потом занялись пленником. Сначала решили его разбудить на случай, если его сон гипнотический. Я полил его голову водой из фляжки. Провел несколько ободряющих приемов, и, когда он начал открывать глаза, Лотос снова ввел его в гипнотический сон.

- Задавай свои вопросы, - предложил мне Лотос. Я кивнул.

- Имя? - приступил я к допросу.

- Эрик.

- Кто твой командир?

- Бог.

- Кто он? Как его имя?

- Не знаю.

- Сколько солдат в замке?

Молчание.

- Где располагается твой бог?

Молчание.

На все мои вопросы следовало либо "не знаю", либо тупое молчание.

Лотос, покопавшись в его пустых извилинах, подтвердил, что этот тип, действительно, ничего не знает.

Тогда мы его связали и положили туда, откуда взяли.

Затем мы попытались связаться с нашими друзьями-соратниками Энни и Джеромом. Сначала нам никто не отвечал. Потом послышался незнакомый голос:

- Джером? Прием!

- Где вы находитесь?

- Эй, кто это? Энни, Джером?

- Нет, но они рядом. Скоро и вы здесь будете...

Похоже, что связь мы прервали одновременно.

Лотос рвал и метал, обещая, что если с головы Энни упадет хоть один волосок, он разнесет этот замок по камням. Можно понять - влюбился пацан.

Странно как-то все выходило. Больно похоже на фарс или на ловушку для идиотов. Впрочем, мы и есть идиоты. Все герои - идиоты, а мы имели все шансы стать героями. Посмертно.

- Да-а-а, дела…

То ли нам, просто, везло, то ли Лотос наколдовал, не знаю, но только мы сразу нашли коридор, ведущий к большой башне – в этом мы могли убедиться выглядывая из немногочисленных окон.

Теперь солдаты встречались гораздо чаще. Лотос, в своем неудержимом стремлении к цели, по-моему, даже не замечал, как вырубал их. Столь быстрое продвижение могло поставить под угрозу нашу операцию - ведь попадись нам большая группа солдат - и могли случиться большие неприятности, тут не лес, чтобы за кустиком спрятаться. Но нам везло. И это настораживало меня. Не привык я верить везению. Жизнь научила полагаться только на себя. Но против факта не попрешь - мои подозрения не оправдывались, ибо мы подошли к огромной двери, за которой, нам казалось, очень возможно располагались палаты Правителя. Как ни странно - она оказалась незапертой и мы вошли в зал, буквально кишевший солдатами. Вот тебе и везение! Я же говорил! Вернее, подозревал. Дверь за нами захлопнулась…

Я успел положить с десяток этих головорезов прежде, чем меня повалили на пол и связали. Ясно - им приказано доставить нас живьем. К чему бы это?

В отличие от меня, Лотос сдаваться не собирался. Впрочем, я тоже не собирался, но у меня не было выбора.

Все относительно легкие предметы, находившиеся в зале, в том числе и несколько солдат, летали по залу и крушили нападавших – хорошо, что они не применяют огнестрельное оружие. Вдруг пол подо мной провалился, и я рухнул на этаж ниже вместе с куском бетонного перекрытия. Довольно аккуратно, кстати. Через мгновение рядом со мной оказался и Лотос.

"Ну вот, - подумал я, - мышеловка захлопнулась." Но вокруг не было ни души. Пока, видимо, – сверху уже закопошились.

Бетонный булыжник поднялся к потолку и закрыл дыру. Лотос развязал меня. Так, значит, это и все прочее - его рук дело, понял я.

- Эй ты, маг чертов, если ты так запросто делаешь дыры в потолках, да еще и летать умеешь, то почему бы нам просто не пролететь через этажи, ломая перекрытия?!

- Раньше я не пробовал делать подобное, - ответил Лотос и, схватив меня за руку, потянул куда-то. Поднимаясь сквозь этажи новоизобретенным методом, мы поначалу встречали лишь удивленные морды этих псов божьих в солдатской форме. Но чем выше, тем более активное сопротивление нашему продвижению они пытались оказывать. Наступил момент, когда я самым серьезным образом стал опасаться за наши жизни. И вдруг всех этих мордоворотов как корова языком слизнула. На очередном этаже перед нами распахнулись мощные бронированные двери, и мы вошли в какую-то весьма странную комнату. Двери за спиной опять закрылись – сценарий, которому мы покорно следовали, повторялся, но на этот раз солдат не было – нас окружала кромешная тьма. Потом осветилась середина помещения, где в клетке сидели наши менее удачливые друзья-соратники.

«Как в дурном боевике, - подумалось мне. - Не хватает только главного злодея. Такого маленького злорадного неудачника! Желательно в шутовском наряде…»

Само собой, мы тут же бросились к ним, но в этот момент осветилось остальное пространство, и мы смогли лицезреть злодея-"бога" собственной персоной, внушительно восседавшего то ли в кресле, то ли на троне. Лотос почему-то резко бросился в сторону от него, а я не успел понять, что к чему, потому что отключился. Как выяснилось гораздо позже, я схлопотал несколько ударов летающей палки-избивалки, послушной воле своего хозяина.

Очнулся я уже в клетке от довольно ласковых оплеух Энни. Сориентировавшись во времени и пространстве, я обнаружил Лотоса за пределами клетки в небольшом освещенном круге. В другом освещенном круге стоял маленький сухонький старичок, опирающийся на посох. А между этими кругами лотосов нож вдохновенно дрался с палкой-избивалкой. Как мне объяснили Джером и Энни, этот старичок и был Правителем Земли.

- А тот, в кресле? - озадаченно спросил я.

- Загипнотизированное чучело последнего из "богов".

Тем временем Лотос и старичок зависли над полом. Какое-то время они неподвижно смотрели друг на друга, и вдруг Лотос, отлетев назад, врезался в стенку. Старикашка мерзко заржал. Но в следующее же мгновение сам сползал по углу между стенками.

Это взаимное швыряние продолжалось, наверное, около часа. А мы, черт побери, ничем не могли помочь Лотосу. Я не мог. Джером и Энни, конечно, пытались, но, похоже, толку от этого было столько же, сколько от дуновения рта против торнадо. Их экстрасенсорные способности явно были классом ниже.

Однако уже было заметно, что противники изрядно устали, и приближается момент, когда кто-то из них сдастся. Над сражающимися уже билась друг с другом целая туча самых разных предметов. Мне показалось, что ситуация складывается не в пользу Лотоса. Его оборона сдерживала натиск с трудом – вот-вот могла образоваться губительная брешь!

А я ничем не мог ему помочь! И даже невольно призвал Бога оказать посильное содействие справедливому делу. Вдруг одна из чудо дубинок упала прямо к моим ногам. "Вот и не верь после этого в Бога", - подумал я и одним ударом сбил этой увесистой колотушкой замок с клетки. В пылу битвы, похоже, никто не заметил этого. И мы беспрепятственно вышли. Я поднял свой Смит & Вессон с пола неподалеку от клетки, где он оказался, видимо, во время моей транспортировки в оную, и выпустил обойму в старика. Ноль результата. М-да... Тогда я с разбегу подпрыгнул и, прежде чем маг успел оттолкнуть меня, мертвой хваткой вцепился в его ноги. Он, недолго думая, опустил на мою голову сразу четыре дубинки. В голове моей помутилось, и последнее, что я видел, это стремительно приближающаяся стенка.

Первое, что я почувствовал, когда способность чувствовать вернулась ко мне, - голова моя расколота на куски. Потом я открыл глаза и через некоторое время понял, что лежу в больничной палате. Еще мои чувства доложили мне, что я весь спеленут бинтами и не могу пошевелиться.

Пришла медсестра, что-то сказала и сделала укол. Я заснул. Проснувшись, я обнаружил над собой улыбающиеся физиономии Лотоса и Энни. Они держались за руки и сияли, как фары вездехода.

- Что случилось? - еле ворочая языком, пробормотал я.

- Благодаря тебе мы победили, - с улыбкой сообщил Лотос. - В тот момент, когда старикашка отвлекся на тебя, мы совместными усилиями так шмякнули его об стенку, что он больше не поднялся. Так что выздоравливай - работы много.

«Работа», - с отвращением подумал я и опять провалился в забытье.

 

Эпилог

 
Ох, и достали же они меня с этой их работой! Два года я возглавлял "отлов" и "перегипнотизирование" солдат и чинуш, которые знали прежнего правителя в лицо. Они вряд ли чего поняли, но любая утечка информации пока нам ни к чему.

Есть мнение, что "народ еще не готов" и т.д., и т.п. Эту установку внушали мне "умники" из БОБРа. Тьфу ты! Из БОПРа то есть. Только теперь он расшифровывается как Боевая Опора ПРавительства (знамо дело - с собой бороться никто не желает). Однако все эти хитромудрости с народом кончаются очередными "богами". Власть она и есть власть, будь она неладна. Но будем надеяться, что пока я при деле и Лотос неподалеку, этот фокус не пройдет. В силу Лотоса я теперь верил безоговорочно.

Работал я с немалым рвением. И не только потому, что привык четко выполнять приказы, но и потому, что пытался из каждого солдата выжать хоть какую-нибудь каплю информации об отце. Увы, от них ничего добиться было невозможно. Из пустой кружки глотка не сделаешь...

Тем временем мозговой центр БОПРа разрабатывал полный комплекс программ по управлению страной для... Угадайте - для кого? А вот и нет, не угадали - для Джерома, нового босса. Да-да, именно он стал первым президентом, если можно так назвать эту тайную должность. Вообще-то, первой кандидатурой на сей пост, как вы правильно подумали, был, конечно же, Лотос. Но он категорически отказался от этой чести, мотивируя это тем, что желает жить спокойной семейной жизнью. Попробовали бы они ему помешать...

Решили, что "президент" будет избираться каждые пять лет членами БОПРа, а потом и всем народом, когда он созреет для принятия столь ответственного решения.

Я теперь тоже шишка - министр внутренних дел (как будто у нас есть внешние!). Главный мент, проще говоря.

Строго говоря, внешние дела тоже могли появиться со дня на день. Уже готовились 3 экспедиции: по недоступным ранее регионам Европы, по Азии и к Африке. Америка с Австралией были для нас пока совершенно недоступны.

Так что у меня были все основания полагать, что раздел власти на Земле будет продолжаться еще долго. И, скорее всего, мы все равно приедем к тому, от чего уехали! Человечество… Если, конечно, раньше не деградируем до старого средневековья. Жизнь покажет…

А вообще-то государственные дела пошли на поправку прямо на глазах. Люди подняли головы и стали улыбаться друг другу. Джером оказался мудрым правителем и держится уже второй срок. Я тоже живу не тужу.

Но лучше всех устроился Лотос. Построил большой дом и живет там припеваючи с женой Энни, детьми и родителями. Строгает себе и другим свои безделушки, никого не трогает и, слава Богу, хоть примуса не починяет.

Он-то, конечно, был бы рад совсем отойти от дел, но не тут-то было - гражданский долг и все такое прочее. Чуть что посложней - Лотос, загипнотизируй здесь, Лотос, разгипнотизируй там. Спасибо, хоть горы передвигать не заставляют и реки поворачивать - думаю, он смог бы. А так он повздыхает-повздыхает да и сделает. Мягкий человек - никому отказать не может. Вот и ездят на нем, кому не лень.

Но иногда я, по долгу службы, задумываюсь над тем, что будет, когда подрастут детки Лотоса и Энни? Вопросик, между прочим... Одно утешает, что отвечать на него не мне. Хотя, кто знает - чужие дети растут быстро...

Автор: Даниэль Васильев (Daniel).