Лицо Королевы

Среда, 20 июля 2011 г.
Просмотров: 3452
Подписаться на комментарии по RSS

 

- Посмотри мне в глаза, - услышал Темный Властелин Хегертон на рассвете.

Дремлющий после ночи безумной страсти гигант попытался приподняться на локте, но не преуспел.

Демоноиды и дьяволиада, чертыхнулся Темный Властелин и рванулся сильнее - до хруста в запястьях и лодыжках, которые не спешили покидать те места, к которым их приковал неведомый паралич.

Приподняв голову, Темный Властелин Хегертон обнаружил себя распятым поперек обширного ложа, растерзанного недавней битвой двух титанических темпераментов. Его мускулистые руки и ноги были привязаны к массивным столбикам кровати, был он совершенно гол, а низ его живота скрывался в сладком жарком полумраке меж роскошных бедер оседлавшей его Королевы. Темный Властелин Хегертон чувствовал, что там, в восхитительной влажной жаре августейшего лона, он крепок, стоек и востребован.

Королева разглядывала его сквозь глазные щели чужого лица. Чужая кожа, прихваченная к ее собственной множеством крошечных швов, отличалось более светлым оттенком. Маска, скрывающая королевский лик, жила собственной жизнью, гримасничая совершенно без всякой связи с эмоциями Королевы, ее речью и действиями.

Время от времени маски менялись. Темный Властелин Хегертон за месяцы любовной связи со своей повелительницей привык к тому, что просыпаясь утром в одной постели с возлюбленной, не всегда обнаруживал у нее то же лицо, с которым она засыпала вечером накануне. Он принял это как должное - так, как принимали странности своей Королевы все Проклятые Властелины Севера. Все живущие вечно были по-своему странны - прежде всего тем, что жили, не живя, тем, что обманули смерть, не сумев обмануть еще и жизнь. Что же удивительного в том, что их повелительница - та, что подарила им бессмертие в обмен на их человеческие души, проведя над каждым из своих подданных обряд Обращения - самая странная среди них?

Сейчас маску из чужой кожи искажала гримаса крайнего ужаса, в то время как взгляд Королевы был исполнен спокойствия и ленивого любопытства. И еще где-то в самой глубине этих глаз притаился голод - тот голод, что терзает сильнее всего на свете, который приходится чувствовать каждое мгновение своего существования на земле, тот, без которого уже не можешь обходиться спустя некоторое время.

Темный Властелин Хегертон знал этот голод. Он сам постоянно испытывал его. Было знакомо ему и выражение глаз Королевы.

Так паучиха рассматривает попавшее в ее тенета насекомое прежде, чем пожрать его.

Темному Властелину Хегертону на мгновение стало не по себе. Впрочем, он тут же позволил себе расслабиться и вкусить новую порцию удовольствия, которым Королева одаривала своего фаворита вот уже который месяц их на удивление продолжительного - по меркам Двора - романа.

- Да, моя госпожа? - сказал Темный Властелин Хегертон.

Владычица склонилась к нему, коснувшись широкой груди Темного Властелина острыми сосками. Хегертон вдохнул терпкий мускусный аромат, исходивший от ее разгоряченного тела.

- Мне нужно лицо, - шепнула Королева ему в самое ухо.- Мое собственное лицо. И это не обсуждается.

Темный Властелин Хегертон опешил. Опешил настолько, что мощный стебель его страсти мигом увял, что случилось с Темным Властелином впервые за его очень, очень долгую жизнь - и бесконечные годы не-жизни после Обращения.

Королева еще пару раз качнула бедрами, прислушиваясь к ощущениям, а потом довольно рассмеялась и ускользнула из постели, оставив Темного Властелина Хегертона наедине с путами, растерянностью, тягостными раздумьями и новоприобретенным комплексом. Путы подались первыми.

За стеной вздохнул, просыпаясь, котел водогрея, и зашумел душ.

В душе Королева пела.

Темный Властелин Хегертон, втискивая свое мощное тело в положенный по рангу зверского вида доспех, сокрушенно покачал головой.

Слуха у Владычицы не было и в помине.

***

Проходя через смежные со спальней Королевы покои ее августейшего супруга, Темный Властелин Хегертон небрежно кивнул Королю. Из своего прозрачного чана, полного бурления алхимических декоктов, которые поддерживали иллюзию жизни в его хлипком теле, Король ответил ему вялым взмахом истончившейся до полупрозрачности монаршьей длани.

Взгляд Государя был тускл и равнодушен, но Темный Властелин Хегертон еще помнил дни, когда глаза эти, ныне блеклые и безразличные, метали молнии и смотрели на весь мир, как на огромный приз, доставшийся их хозяину по праву сильного. Но времена изменились; отказавшись в расцвете сил и лет принять Обращение вместе со своей супругой и будучи упорен в своих убеждениях и по сей день, монарх вынужден был ныне влачить жалкое существование. Заключенный в прозрачную клетку, полную коктейля из колдовских зелий и собственных предрассудков, в основе которой лежала гордыня, Король, срок пребывания которого на этой земле истек уже давным-давно, проживал день за днем, год за годом, столетие за столетием.

Говорили, что жизнь в его теле может теплиться вечно.

Темный Властелин Хегертон содрогнулся при одной только мысли об этом.

Кто из них более жив?

Монарх, бездну лет назад отказавшийся от вечной не-жизни в силу своей веры, своей чести, своих убеждений, и теперь целиком и полностью зависящий от текущих по бесчисленным трубкам в его тело растворам, исключительно благодаря которым только и не гаснет еще в убогом остове его тела искра жизни, плавающий, подобно холодной рыбе, в огромном аквариуме и, подобно рыбе, дышащий водой? Или он, Темный Властелин Хегертон, навсегда застывший в своих тридцати годах, словно насекомое в капле смолы, обманувший время, способный жить вечно, даже будучи живым мертвецом, способный радоваться жизни, чувствовать и любить?

Кто из них более человек?

- Как поживает моя возлюбленная жена, Хегертон? - пробулькал Король.

- Бодра и неутомима, Ваше Величество, - ответил Темный Властелин Хегертон. - Как и всегда за последние пять столетий. Хотя сам я могу поручиться только за последний год.

- Рад слышать, - Король пустил пузыри. - Но не стоит расслабляться - когда-нибудь это пройдет. Так случается всегда. Когда она заскучает, ты сделаешься ей не нужен. Кстати, ты никогда не задумывался о судьбе ее прошлых фаворитов? Тех, которые не смогли исполнить очередной ее каприз? Поинтересуйся этим. Подскажу - прогуляйся по дворцовым подземельям. Старый Гримо проводит тебя. Узнаешь цену монаршьей скуки.

- Надеюсь, это произойдет еще очень не скоро, - Темный Властелин Хегертон посмотрел монарху в глаза. - Ее фантазия неистощима, а энергия бьет через край. Уж поверьте, Ваше величество.

Темный Властелин Хегертон позволил себе похабно ухмыльнуться. Король остался невозмутим.

- Боюсь, это уже произошло, - бескровные губы Государя растянула болезненная улыбка. - Лицо, да? Ну-ну. Я думаю, пришло время тебе отправиться в далекое путешествие - и пропасть лет этак на сто. Поручение, данное тебе моей возлюбленной супругой - и которое ты, разумеется, примешь, ибо не можешь не принять, чтобы не оказаться на ближайший эон в банках органов в расчлененном виде - равносильно для тебя добровольному изгнанию. Она не злопамятна, Хегертон. Просто почти ничего не забывает. Возвращайся через столетие-другое, и желательно в подвигах и славе. Быть может, тогда она простит тебя и даже - кто знает женщин? - снова одарит своей благосклонностью. Я буду ждать тебя здесь. Всегда. Или я - не Вечный Король?

Хегертон в раздумьи качнулся с пятки на носок, потом, лязгнув шпорами, коротко кивнул Государю и решительно устремился прочь из королевских покоев.

Король улыбнулся ему вслед и выпустил изо рта цепочку радужных пузырьков.

***

За завтраком, подаваемым в общей трапезной королевского дворца, что находится в городе Вэл, столице Империи Северного континента, Темный Властелин Хегертон был угрюм и задумчив. Присущая ему угрюмость никого удивить не могла - настоящему Темному Властелину просто-напросто положено быть (или уж по крайней мере выглядеть) по возможности угрюмым и нелюдимым. Но вот задумчивость...

Темные Властелины по природе своей были ребятами незамысловатыми, без претензий. Их радовали простые вещи, вроде золота и женских прелестей, и расстраивали вещи не менее непритязательные - ложь и обман, предательство и нечестность... Задумчивость не была их коньком, и этим утром Темный Властелин Хегертон весьма выделялся из толпы прочих Проклятых.

Неведомо каким образом новости о том, что Темный Властелин Хегертон получил от Королевы некое поручение, которое превращает его из значимой фигуры в жизни двора и Империи в изгоя, уже были известны всем. Однако, памятуя, что и раненый псевдолев остается псевдольвом, а соседство с ним может пагубно сказаться на дальнейшей карьере тех, кто неосторожно продолжает общаться с ним, придворные предпочли этим утром не нарушать уединения опального фаворита.

В результате за длинным столом, накрытым на дюжину персон, Темный Властелин Хегертон сидел в одиночестве.

Яства, которыми была уставлена столешница, так и остались нетронутыми. Темный Властелин Хегертон этим утром явно утратил аппетит.

Обратить на себя его интерес не удалось ни яйцам меч-птицы под острым соусом тарратьез, ни седлу океанского конька, запеченного в собственном панцире и спрыснутого устричным соком, ни глазам дракона, фаршированным чешуей молоха-спинорога. Служители тарпезной подавали блюдо за блюдом - и уносили предыдущие нетронутыми, сокрушенно покачивая головами.

Наблюдая украдкой за этим сквозь приоткрытую дверь на кухню, королевский шеф-повар, явственно ощущая, как сгущаются тучи над его головой, все больше бледнел и оттягивал ставший вдруг тесным ворот своих белых одежд. Когда Темный Властелин не удостоил вниманием даже нежный десерт из лепестков хищноцветов во взбитом спинномозговом секрете воздушного кита, кухонные работники спасли шеф-повара от попытки убить себя неразделанной рыбой-ножовкой. Беднягу напоили отваром сон-травы и уложили спать в смирительной рубашке.

В конце концов даже официанты стали держаться подальше от стола, за которым грустил Темный Властелин Хегертон. Унесли последнюю перемену блюд, на что Темный Властелин не обратил ровным счетом никакого внимания. Он по прежнему сидел без слов и движений, пронзая пространство мрачным остановившимся взглядом. Лишь полуведерный серебряный кубок, зажатый в мощной лапище Темного Властелина, пустел с завидной регулярностью, и виночерпии едва успевали его наполнять. По мере того, как запас лучшего вина из королевских погребов постепенно перекочевывал в бездонное нутро Темного Властелина Хегертона, тот мрачнел все больше.

В какой-то момент Темный Властелин Хегертон обнаружил, что за своим столом он уже не один.

Проклятый, устроившийся напротив него и терпеливо ожидающий, когда Темный Властелин Хегертон соизволит обратить на него внимание, был уродлив даже по меркам Бессмертных.

За века своей бесконечной жизни Темные Властелины превращались в ходячие коллекции всевозможных шрамов и увечий. Разудалый образ жизни, который вело большинство Проклятых в извечной борьбе со вселенской скукой, которая оказалась обратной стороной дарованного Королевой бессмертия, весьма способствовал систематическому пополнению этих коллекций боли и страдания. Неспособные умереть, обладающие безграничной способностью к регенерации, Темные Властелины неизменно выходили победителями из схватки со смертью во всех ее проявлениях. Поговаривали, что прекратить существование Проклятого на этом свете можно, лишь испепелив его и развеяв пепел - но достоверность этой информации была сомнительной. Кое-кто верил, что рано или поздно элементы, составлявшие некогда тело Темного Властелина, вновь соберутся в одном месте благодаря ветрам, воде и чистому везению, которым не были обделены проклятые Севера - и воскресший Властелин сумеет наконец отомстить своим обидчикам. Пусть даже для этого потребуется не одна тысяча лет - живущим вечно некуда спешить, и лелеемая месть как раз успеет остыть до нужного градуса.

Многократно перебитые кости рук и ног Проклятого, который сейчас сидел напротив Темного Властелина Хегертона, срослись под странными углами. Череп был деформирован настолько, что глаза, буравящие Хегертона мрачным взглядом, располагались на одной стороне лица, словно у камбалы. Нос напоминал клюв кракена, а рот был трещиной на морщинистом лице Темного Властелина. Трещина вдруг сделалась шире, и за бескровными ниточками губ тускло блеснули черной эмалью по меньшей мере полсотни остро заточенныхх зубов.

Проклятый улыбнулся.

- Знаешь меня? - спросил он, с усилием проталкивая воздух сквозь раздробленную гортань.

- Не имею чести, - ответил Темный Властелин Хегертон и одним глотком осушил свой кубок. - А должен?

Щелкнув в воздухе пальцами, он без слов указал виночерпию на своего собеседника, и кубок раздвоился, словно по волшебству - настолько быстрым было появление на столе его близнеца, до краев наполненного кроваво-красным вином.

Отсалютовав друг другу, Темные Властелины осушили кубки в несколько богатырских глотков. Темный Властелин Хегертон крякнул и утер губы тылом кисти. Его собеседник удовлетворенно кивнул.

- Меня зовут Гримо, - проскрежетал он. - Должно быть, ты слышал обо мне?

- Государь упоминал тебя этим утром, - ответил Темный Властелин Хегертон. - Но я никогда не слыхал о тебе прежде.

- Имя мое приносит несчастье тем, кто его слышит, - сказал тот, кто представился как Гримо, и не было похоже, что он шутит.

Хрустя суставами, он поднялся из-за стола, и стало видно, что некогда - прежде, чем бесчисленные годы его долгой жизни не легли тяжким грузом на его широкие плечи - это был человек поистине богатырского сложения, рядом с которым даже рослый Темный Властелин Хегертон казался худосочным подростком.

- Идем же, - сказал Темный Властелин Гримо. - Я покажу тебе ад.

***

Прежде Темному Властелину Хегертону никогда не доводилось посещать подземные ярусы королевского дворца, что в столичном городе Вэл. Огромный лабиринт полутемных коридоров разбегался в разные стороны от вырубленной в скальном основании дворца винтовой лестницы, служившей единственной связью подземелий с поверхностью.

Следуя по уходящему под уклон коридору за Темным Властелином Гримо, Темный Властелин Хегертон смотрел по сторонам, испытывая сложную смесь чувств, в которой любопытство все же превосходило страх.

Коптящие факелы и горящие ровным колдовским светом алхимические фонари то и дело выхватывали из мрака ржавое железо решеток, отделявших от коридора множество камер самого разного размера. Узники, томящиеся в сырости подземелий, провожали Темных Властелинов полными ненависти взглядами. Тени за решетками не могли полностью скрыть разворачивающуюся перед взором Темного Властелина картину нечеловеческих боли и страдания.

Кого только не было здесь!

Круторогие полутуры из горных лесов Северного Тэля, особым образом расщепленные копыта которых позволили им тысячелетия назад познать орудия и огонь, заставив вспыхнуть огонь разума в глубине их воловьих глаз.

Сочащиеся зловонной слизью увальни-брюхоруки из болот Южного Миалора, чье бессмысленное хрюканье на деле оказалось философским диспутом существ, не нуждающихся в жизни ни в чем, кроме сырости и тепла.

Стремительные грацикони прерий Западного Алкихида с гроздями тонких рук на изогнутых дугой торсах, густыми гривами и вечно удивленным выражением почти человеческих лиц на лобастых головах.

Путающиеся на суше в многочисленных щупальцах, утратившие все свои легкость и изящество в непривычной для них среде дагоноиды, населявшие подводные города прибрежного мелководья Южного моря...

Темный Властелин Хегертон не всегда мог даже просто определить пол, происхождение и расу существ, запертых в сыром нутре дворцового подбрющья. Сонм искаженных существ, одно чуднее и страшнее другого, смотрел сквозь решетку с ненавистью и надеждой - на освобождение, на легкую смерть, на избавление от боли.

Одну из камер занимали крылатые обитатели Орлиных гор, полулюди-полуптицы, гордое племя которых не пожелало покориться Королеве, предпочтя погибнуть едва ли не полностью в последней сотрясшей Северный континент войне бессмертных с живыми.

- Я считал, что их нет больше на всем Северном континенте, - подумал вслух Темный Властелин Хегертон.

- Королева проводит над ними опыты в надежде на то, что этих никчемных летунов тоже можно будет Обратить, - пояснил Темный Властелин Гримо. - Если ее дело увенчается успехом - кто знает, какую удивительную службу смогут сослужить нам эти крылатые нелюди?

- Королева мудра и прозорлива, - откликнулся Темный Властелин Хегертон. Несмотря на убийственное поручение, которым возлюбленная наградила его за все его тяжкие труды на благо Империи, Темный Властелин Хегертон сохранял абсолютную лояльность в отношении своего сюзерена.

Да и могло ли быть иначе?

Каждый из Проклятых Властелинов Севера после Обращения носил в самом сердце сгусток тьмы, который посредством сверхсложного алхимического ритуала вложила туда Королева после того, как ею была изъята душа Обращенного. Сгусток этот хранил в себе отпечаток темной души самой Королевы; посредством его Королева управляла мыслями и поступками каждого из своих вечных вассалов тогда, когда только этого хотела.

Может ли рука или нога ненавидеть голову, которая отдает им приказы и распоряжения? Нет. Так и Темный Властелин Хегертон ни на мгновение не сомневался в справедливости принятого бессмертной Владычицы решения.

Все просто.

Она была его Королевой, и он был верен ей.

Иначе и быть не могло.

Темный Властелин Хегертон все шел и шел за своим провожатым сквозь грязь тесных застенков и ненависть их узников, льющуюся на него осязаемыми волнами; сквозь стерильную чистоту алхимических лабораторий, в которых раздосадованные чудодеи на мгновение отрывались от своих странных занятий, чтобы проводить Темных властелинов недоуменными взглядами подслеповатых глаз за толстым стеклом защитных очков, а потом возвращались к работе; сквозь запыленные помещения хранилищ и кладовых, скрывающих великие тайны прошлого и настоящего во тьме своих стеллажей.

Когда Темный Властелин Гримо внезапно остановился, Темный Властелин Хегертон налетел на него и сильно ушиб лицо о его спину. Гримо даже не шелохнулся от толчка, и у Темного Властелина Хегертона возникло чувство, что он столкнулся со скалой.

- Здесь, - сказал Гримо.

Перед Темными Властелинами открылось просторное помещение за привычной уже ржавой решеткой. Лязгнув связкой ключей, Гримо отпер замок и шагнул внутрь. Темный Властелин Хегертон последовал за ним.

На них набросились почти сразу после того, как Темные Властелины переступили порог.

 

***

Темный Властелин Хегертон почувствовал, как что-то упало ему на загривок, и тут же глаза его оказались плотно закрыты парой невесть чьих ладоней. Еще пара ладоней зажала его уши, и Темный Властелин Хегертон ослеп и оглох. Его схватили за щиколотки и попытались опрокинуть навзничь толчком в грудь. Но Темный Властелин Хегертон недаром заслужил славу одного из лучших бойцов Империи Севера.

Используя шпоры в качестве оружия, он молниеносно освободил ноги, пинками разбросав нападавших. Ударив спиной об решетку, оглушил сидящего у него на плечах врага и с удовлетворением ощутил мягкий удар о каменный пол. Вернулись зрение и слух, и Темный Властелин Хегертон рванул из ножен фламберг, разрубив крест-накрест... пустоту.

Врагов не наблюдалось. Быстрый топоток в тенях стремительно удалялся. Рядом как ни в чем не бывало стоял, оправляя одежды, Темный Властелин Гримо, и лицо его хранило совершенно безмятежное выражение.

Видя недоумение Темного Властелина Хегертона, его провожатый сипло расхохотался.

- Под ногами, - непонятно сказал он.

Темный Властелин Хегертон перевел взгляд на плиты каменного пола.

Там лежала голова.

Лицо, обезображенное бесчисленными рубцами, показалось Темному Властелину Хегертону странно знакомым. Перебитый в двух местах нос, волевой подбородок, разрубленный давным-давно сабельным ударом, мощные надбровья, тяжелые веки, прикрывающие закаченные бельма глаз... Конечно же! Темный Властелин Каллегрен собственной, пусть и весьма усеченной, персоной! Но ведь о нем не было ни весточки вот уже пару десятилетий...

Темный Властелин Хегертон ощутил несвойственную ему растерянность. Чувство оказалось неожиданно неприятным. Он не помнил, чтобы хоть что-то заставляло его растеряться с того самого момента, когда жидкий огонь эликсиров Обращения превратил его из живого человека в бессмертную нежить.

- Знакомая личность?

Вопрос Темного Властелина Гримо прозвучал скорее утверждением. Темный Властелин Хегертон кивнул.

- Я знал его когда-то. Мы бились плечом к плечу в битве у Грифоньих Врат, когда выскочки Темноземья начали мятеж. А потом... Потом он...

- Был приближен Королевой, верно?

Глаза Темного Властелина Гримо были хитро прищурены.

- Да! А потом он пропал.

- Как видишь, не совсем. По-крайней мере, не полностью. Эй ты! А ну, просыпайся!

Последние слова Темного Властелина Гримо были обращены непосредственно к лежащей на полу голове и сопровождались весьма непочтительным пинком, пришедшимся той в ухо.

Голова застонала и открыла глаза.

Белесая пленка, затягивавшая глазницы, сделалась прозрачной, и Темный Властелин Каллегрен хмуро взглянул на своего обидчика.

- Настанет день, Гримо, и даже твои рефлексы тебя не спасут, - басом сказала голова и попыталась сплюнуть на пол, но безуспешно. - Привет, Хегертон. Я вижу, ты тоже с нами? Как там поживает Ее Величество? Что, не оправдал возлагавшихся на тебя надежд?

Потом голова шевельнулась, качнулась из стороны в сторону и утвердилась в вертикальном положении на обрубке шеи.

Только теперь Темный Властелин Хегертон разглядел то, что должно было броситься ему в глаза с самого начала.

Две пары кистей - грубых, мозолистых, поросших с тыла курчавым волосом - были пришиты к шее неровными стежками. Кисти шевельнулись, и голова Темного Властелина Каллегрена на двух десятках пальцев подошла к самым ногам Темного Властелина Хегертона, словно огромный безобразный паук.

Темный Властелин Хегертон подавил в себе непроизвольное желание как следует пнуть отвратительное создание, и удалось ему это с превеликим трудом.

- Я вижу, ты удивлен, найдя меня здесь и в таком состоянии, мой бывший соратник, - сказал Темный Властелин Каллегрен, вдоволь налюбовавшись изумлением и отвращением, написанными на лице Темного Властелина Хегертона. - Признаться, я тоже не чаял встречи, и не могу сказать, что очень уж ей рад. Ты был неплохим парнем, да - ну, для Темного Властелина, разумеется!

Каллегрен заржал.

- Я не понимаю... - начал было Темный Властелин Хегертон.

- И неудивительно, - ответил Темный Властелин Каллегрен. - Видишь ли, Хегертон... Я - твое будущее.

***

Идя неспешным шагом вдоль рядов высоких, почти до самого свода подземелья, стеллажей, Темный Властелин Хегертон рассматривал лежащие на полках предметы с чувством благоговейного ужаса.

Перед ним была вся история грехопадения Королевы, начиная с ее первой супружеской измены после Обращения.

Все фавориты Королевы были здесь. Все до единого. Об этом они поведали Темному Властелину Хегертону сами.

Все те, кто обманул ожидания Ее Величества, все те, кто не оправдал ее надежд, все те, кто предал, и кого предала она сама - все они лежали на грубых досках в этом затерянном в недрах лабиринта дворцовых подземелий уголке.

Лежали частями.

Бронзовые таблички цинично сообщали Темному Властелину Хегертону то, что Темный Властелин Гримо знал и так. Он обстоятельно рассказывал своему спутнику о причинах, приведших каждого из бывших фаворитов Королевы на этот склад - и делал это даже прежде, чем Темный Властелин Хегертон успевал прочесть надпись на очередной табличке.

Темный Властелин Каллегрен зловещим пауком семенил следом.

- А здесь ждет помилования Темный Властелин Сторм, победитель драконаров Большой Пустоты - это в джунглях дельты Великого Хаама, если ты не знаешь. Ждет уже четыре столетия с гаком. И будет ждать еще столько же. Уповает на то, что Ее Величество смягчит его смирение.

- Жалкий трус даже не пытался бороться! - прошипел снизу Темный Властелин Каллегрен.

- Смирение есть добродетель, - откликнулся Темный Властелин Сторм со своей полки. - Я уповаю на мудрость Владычицы.

- Она давно забыла о тебе, жалкий червяк!

- О нет, - Темный Властелин Сторм улыбнулся. - Она не забывает ничего. Придет время - и Королева вспомнит обо мне и поймет, что я достоин прощения.

- Вспомнит, как же! Через тысячу лет! Жди!

- Я терпелив, - смиренно отвечал Темный Властелин Сторм.

Стеллажи, ряды которых казались бесконечными, хранили на себе банки органов. За прозрачным стеклом каждой из емкостей в мутноватом растворе консервирующей жидкости плавали части тел Темных Властелинов, ожидая часа, когда их извлекут из банок и снова соединят в единое целое.

Час этот все не наступал и не наступал.

Большая часть расчлененных Темных Властелинов проводила Вечность своего наказания в бездействии, подобно Темному Властелину Сторму. Однако некоторые беспокойные экземпляры, подобные Темному Властелину Каллегрену, предпочитали не ждать помилования, а действовать.

Обманом, лестью, подкупом служителей и угрозами мятежные Темные Властелины добывали свободу отдельным частям своих бессмертных тел. Глядя на хитро ухмыляющегося Темного Властелина Гримо, Хегертон начинал понимать, что некоторые из этих частичных побегов были совершены с явного попустительства смотрителя подземелий, существование которого в вечной полутьме подземного лабиринта было лишь немногим веселее, чем унылое течение будней его узников.

Оказавшись на свободе, сбежавшие части тела начинали сложные многоходовые комбинации по вызволению из прозрачных застенков остальных частей тел Темных Властелинов, порой вступая во временные альянсы и взаимодействия самым причудливым для непосвященных образом. Правдами и неправдами раздобыв иглы и нитки, фрагменты Темных Властелинов принимались за дело.

Тот престранный квазиорганизм, который в настоящий момент являл собой Темный Властелин Каллегрен, являлся детищем союза самого Каллегрена с Темным Властелином Юкко, хранившимся полкой выше на стеллаже напротив. Две сбежавшие из заточения кисти рук разных хозяев, встретив друг друга на полу и объединившись для вящей пользы единого дела, похитили голову Темного Властелина Каллегрена и свои недостающие пары, после чего в прямом смысле на скорую руку сварганили из самих себя способного к передвижению и ориентированию псевдопаука, на которого оставшиеся в банках части тел обоих Властелинов возлагали большие надежды.

Заключив союз с еще парочкой таких же ущербных изгоев, Каллегрен со товарищи устроил засаду у входа, намереваясь оглушить смотрителя и завладеть его ключами. Дальнейший побег казался заговорщикам лишь делом техники. При этом у них не было не то что плана дальнейших действий, но даже и плана подземелий. Их миссия была заведомо обречена на провал.

Уныние, пропитавшее это страшное место, проникло в самое сердце Темного Властелина Хегертона. Отчаяние и ощущение собственного бессилия овладели всем его существом - но, встрепенувшись, он смог отринуть эти недостойные воина и мужа чувства, стоило ему оказаться у свободной полки в самом конце ужасающей кунсткамеры.

Надпись на заботливо закрепленной на пустующем месте бронзовой табличке гласила: «Темный Властелин Хегертон».

Именно эта заведомая предрешенность его судьбы возмутила Темного Властелина Хегертона до самой глубины его черной души.

Развернувшись на каблуках, Темный Властелин Хегертон пресек поток злобных причитаний Темного Властелина Каллегрена, брезгливо отшвырнув его с дороги ногой. Кивнув на прощание своему экскурсоводу по кругам ада Проклятых, Темный Властелин Хегертон покинул эту обитель скорби, оставив за спиной тысячи изломанных тел и судеб, которые не смогли противиться железной воле своей Госпожи, предпочтя отдаться на милость ее суда.

Но суд Королевы не был милосердным.

Темный Властелин Хегертон решил попытать счастья, бросив вызов своей создательнице.

Тысячи глаз провожали его взглядами из своих прозрачных тюрем. Уходя, он чувствовал спиной их боль, удивление и ненависть.

- Ты вернешься! - кричал ему вслед Темный Властелин Каллегрен. - Мы будем ждать!

Темный Властелин Гримо задумчиво смотрел вслед уходящему Хегертону. Когда тот скрылся из виду среди теней и неверного света факелов, Темный Властелин Гримо бережно стер пыль с бронзовой таблички с именем последнего фаворита Королевы.

- Кто знает? - пробормотал он себе под нос. - Кто знает...

***

Некоторое время поблуждав по лабиринту коридоров в поисках выхода, Темный Властелин Хегертон нашел, наконец, верное направление. Уже у самой лестницы его внимание привлекла неприметная дверца, из-за которой доносился монотонный женский плач.

Замка на двери не было, и Темный Властелин Хегертон, поколебавшись, открыл ее.

Светлая и неожиданно чистая комната была залита ярким светом множества алхимических светильников. На стальных столах, отполированных до блеска, лежали обнаженные женские тела. Тел было много. Очень много.

Обостренным чутьем бессмертного Темный Властелин Хегертон безошибочно определил, что все женщины являются такими же Обращенными, как и он сам. Сказать по правде, Темный Властелин Хегертон не был уверен, остались ли вообще на континенте другие смертные, кроме Вечного Короля, добровольно отказавшегося от дара своей супруги.

Женщины эти приняли Обращение, будучи в разном возрасте. Здесь были тела стройных юниц и зрелых матрон, совсем еще девочек - и совершенных старух. Были тела красивые, обычные и безобразные...разные.

Объединяло их одно.

У всех тел не было лиц.

Кожа была аккуратно отделена от подлежащей плоти, и обнаженные мышцы выглядели огромной раной от шеи до линии роста волос.

Все женщины без исключения были живы. Растворы, вливаемые в их вены по многочисленным трубкам, держали их в бессознательном состоянии. На груди каждой из них скомканной маской лежала кожа ее лица.

У всех - кроме одной.

Эта женщина - стройная, Обращенная в относительно молодом возрасте - лежала на ближайшем ко входу столе. Из ее лишенных век глаз катились слезы.

Именно ее плач слышал Темный Властелин Хегертон.

Женщина, почувствовав его присутствие, с трудом повернула к нему ужасающую рану лица и взглянула прямо в глаза Темного Властелина.

Глаза у нее были ярко-зеленые.

- Помоги мне, - попросила она Темного Властелина Хегертона.

Слова ее звучали невнятно - у женщины не было губ.

Темный Властелин Хегертон понял, чье лицо он покрывал поцелуями этой ночью.

Он бросился бежать - прочь, наверх, к свету.

***

Решительным шагом Темный Властелин Хегертон пересек двор и скрылся в дворцовых конюшнях. Грубо разбудив пинками своего слонарда, до этого момента безмятежно дремавшего в именном стойле, он приказал конюхам седлать животное, а кочегарам - подкинуть угля в топку и доверху наполнить тендеры. Закипела вода в котлах, заухали, просыпаясь, поршни внешнего силового скелета, разминая скованные сном мышцы животного, и колдовской декокт хлынул по венам слонарда, насыщая его потребной для долгого пути энергией.

Несколько минут спустя Темный Властелин Хегертон в клубах дыма и пара, рвущихся из клапанов и труб его скакуна, выехал из главных дворцовых ворот и нырнул в лабиринт улиц и переулков столичного города Вэл. Трубный рев возмущенного слонарда, напролом прущего через толпу, отмечал его путь. Постепенно рев этот делался все тише и тише, пока не стих в отдалении.

Темный Властелин Хегертон покинул столичный город Вэл.

 

***

- Как ты думаешь, о мой супруг, - спросила Королева, отойдя от стрельчатого окна королевских покоев, - вернется ли он?

- Этот кусок мяса не выглядел особенно сообразительным, супруга моя, - прожурчал из своего прозрачного чана Король. - Вряд ли у него хватит ума, чтобы незамедлительно пуститься в бега. Для подобных олухов слово «честь» все еще не является просто пустым звуком - даже если они и не находят ничего зазорного в том, чтобы спать с Королевой при жизни ее законного мужа и их Государя. Так что, думаю, да - он вернется. Хотя бы для того, чтобы пополнить твою коллекцию диковин. Очень назидательная коллекция, между прочим, дорогая.

- Я польщена, мой владетельный супруг - потупив глаза, ответила Королева.

- Страх - лучшая мотивация для подвигов и свершений, - сказал Государь. - Я рад, что мне удалось открыть глаза нашему другу.

Королева улыбнулась - одними глазами.

Лицо ее в этот миг корчилось в беззвучном вопле.

- Наберемся терпения, - сказала Королева. - Может быть, хотя бы у одного из этих дуболомов что-то все-таки получится.

- Ты все еще надеешься на чудо, любовь моя, - прохрипел Король. - Я рад, что хоть что-то в тебе нынешней осталось от тебя прежней. Хотя ты и при жизни была такой же сукой, что и сейчас, в бессмертии.

- А ты всегда был ослом, мой августейший муж, - раздраженно бросила Королева.- И ослом остаешься.

Ее лицо неслышно хохотало - хохотало так сильно, что часть швов разошлась, открывая безобразную, сочащуюся сукровицей и гноем обожженную плоть под маской чужого лица. Прижав отслоившуюся кожу ладонями, Королева быстрым шагом покинула комнату.

- Но я хотя бы жив, - сказал ей вслед Вечный Король. - И все еще могу умереть.

Потом он замер в полной неподвижности. Глаза его потускнели, взгляд остановился, и великий монарх Империи Севера стал похож на огромную уродливую рыбу, засыпающую в душной несвежей воде своего аквариума.

Где-то в дворцовых подземельях раздался истошный женский вопль, но Король не проявил к нему ровным счетом никакого интереса.

***

Довольно долгое время в Империи Северного континента не происходило ничего, заслуживающего внимания.

Темные Властелины вели бесконечные междоусобные войны друг с другом, стараясь хоть как-то развеять скуку бесконечной не-жизни и скоротать лежащую перед ними Вечность.

Королева приближала к себе все новых фаворитов, пополняя ими свою коллекцию диковин по мере того, как ее интерес к ним ослабевал, а потом и вовсе сходил на нет.

Вечный Король молчаливо боролся со смертью в глубине прозрачного чана, проклиная каждый новый день своей вечной жизни.

Шли годы.

***

Годы спустя Темный Властелин Хегертон все еще вел свой поиск.

За это время он пересек Северный континент от полудня к полуночи и с заката на восход, и сделал это не один раз.

Он проскакал на своем слонарде вдоль побережья, объехав континент вокруг.

Он поднимался на вершины горных хребтов и спускался в глубокие подземелья.

Поговаривали, что даже глубины прибрежных вод были исследованы им - но верны ли были эти слухи, мог сказать лишь сам Хегертон.

В своих странствиях он повстречал множество странных людей и не менее странных нелюдей. Лишь часть из них были существами Обращенными - бессмертные были неинтересны Темному Властелину Хегертону. Нося в своих сердцах частичку Вечной Королевы, каждый из Обращенных был, по сути, частью ее самой - и то, что знали ее подданные, было известно и самой Госпоже. А раз уж сама Королева же не имела решения своей проблемы - то и ни один из ее подданных не мог помочь Темному Властелину Хегертону в его миссии.

Это он понял уже очень давно, сосредоточив свое внимание на смертных.

На живых.

Потому он и посетил за годы своих скитаний именно те места, где еще можно было встретить смертного человека.

Он побывал в горных лесах Центрального Хребта Северного континента, где скрывались от Обращения поклоняющиеся Старым Богам племена дикарей.

Он продрался сквозь непроходимые джунгли далекого юга, отыскав в глубине влажных лесов субтропической зоны последние деревни низкорослых карликов-людоедов.

Он посетил острова окружавших континент архипелагов, повстречав там людей с удивительно светлой кожей, живших по странным обычаям и говоривших на языках, которых никогда не слышал никто во всей Империи.

Вне всякого сомнения, Темный Властелин Хегертон повидал за годы своих странствий столько диковинных мест, сколько не видел до него ни один из вечноживущих во всем мире.

Темный Властелин Хегертон был упорен и терпелив.

В конце концов его поиски увенчались успехом.

***

Спустя без малого три десятилетия после своего бегства из столицы Темный Властелин Хегертон въезжал в главные ворота королевского дворца, что в столичном городе Вэл.

Его скакун был сплошь покрыт шрамами и изможден. Латанные-перелатанные котлы текли по всем швам, и животное окутывали свистящие струи пара. Слонард едва волочил свои многочисленные ноги, и шатуны парового скелета уже не столько помогали ему, сколько были тяжкой ношей.

У королевских конюшен Темный Властелин Хегертон остановил слонарда, погасил топки и стравил пар из котлов. Слонард опустился на колени и испустил дух. Набежавшие конюхи с причитаниями захлопотали вокруг скакуна, разнуздывая его и потчуя живительными отварами из огромных матерчатых ведер.

Темный Властелин Хегертон спешился и жестом предложил своим спутникам последовать его примеру. Потом, пройдя сквозь набежавшую толпу, замершую в благоговении, он вошел во дворец и сразу направился к королевским покоям.

Два неприметных человечка следовали за ним по пятам.

Темного Властелина Хегертона ждали.

Королева встречала его в покоях своего супруга. Сегодня на ней было платье красно-золотого бархата и бескровно-серое личико младенца, отчаянно складывающееся в капризные гримаски.

Ее августейший супруг парил в центре гигантской хрустальной сферы, полной пузырящейся жидкости изумрудного цвета. Король был вызывающе наг. Его седые волосы и борода развевались в струях течения, создаваемого невидимыми насосами, а белесые глаза смотрели все так же безразлично, как и помнил Темный Властелин Хегертон.

Темный Властелин Гримо и Темный Властелин Каллегрен, разжившийся за это время парой левых стоп и тремя правыми кистями, по всему видимо, были призваны в королевские покои, чтобы засвидетельствовать провал миссии Темного Властелина Хегертона.

- Моя Королева, - молвил Темный Властелин Хегертон, опускаясь на колено у ног своей Госпожи.

- С возвращением, мой беглец, - голос Королевы был обманчиво мягок. - Поднимись же. Чем ты можешь порадовать ту, что подарила тебе бессмертие?

- Я справился, моя Госпожа, - ответил Темный Властелин Хегертон.

- Вот как? - с притворным удивлением сказала Королева, пронзая его взглядом. Ее лицо между тем заливисто хохотало над чем-то, но ни единого звука не сорвалось с детских губ, когда Королева замолчала, выжидающе глядя на Темного Властелина.

- И где же оно? - капризно топнула изящной ножкой Королева Проклятых, не дождавшись ответа своего вассала.

- Ваше лицо? - спросил Темный Властелин Хегертон.

- Именно, тупица! Мое лицо! - Королева была в ярости. Темный Властелин Хегертон, которому в прошлом очень хорошо были знакомы эти молниеносные смены настроения, лишь улыбнулся.

- То лицо, которое сорвал с вашей прекрасной головки дикий дракон во время охоты в горах Солангаш, моя Госпожа? - невинно уточнил Темный Властелин Хегертон. Впрочем, видя бешенство в глазах Королевы, он оставил шутливый тон и поспешил ответить: - Я не нашел его. Даже тот дракон давно уже мертв. Ваше лицо он благополучно сожрал и переварил, моя Королева.

- Стража!.. - взвизгнула Королева.

Темный Властелин Каллегрен злобно захизикал и зааплодировал всеми имеющимися у него конечностями. Темный Властелин Гримо хранил невозмутимость. Король улыбнулся.

- Не спешите, прошу вас, Ваше Величество, - голос Темного Властелина Хегертона был совершенно спокоен. - Я не нашел вашего лица, но отыскал решение проблемы. Прошу вас, выслушайте меня, моя Королева.

Королева совладала с обуявшим ее гневом.

- Говори, - процедила она. Голос ее был полон льда.

Темный Властелин Хегертон благодарно кивнул.

- Позвольте представить вам Мбоно, необращенного из племени Речных людей.

Повинуясь жесту Темного Властелина, вперед выступил худощавый, похожий на ребенка человек с очень темной, почти черной кожей - гораздо темнее кожи самих Проклятых - и шапкой курчавых волос на голове. Человек учтиво поклонился Королеве и ее супругу.

- Его деревня, затерянная в лесах юга, славится своими мастерами-керамистами, - продолжал Темный Властелин Хегертон. - Мбоно - лучший из лучших.

- Так, - голосом, лишенным эмоций, сказала Королева. - И что мне с этого?

- Мбоно покажет вам образцы своих изделий, - и Темный Властелин Хегертон сделал ободряющий жест своему спутнику.

Из матерчатого заплечного мешка чернокожий бережно извлек нечто, показавшееся собравшимся на первый взгляд отрубленной головой. Темный Властелин Каллегрен издал странный сдавленный звук. Хегертон ухмыльнулся.

Королева судорожно втянула воздух сквозь сжатые зубы.

Это была маска.

Маска черного фарфора с прорезями для глаз, повторяющая своими изящными очертаниями контуры женского лица. На угольной черноте фарфора небрежными, но очень выразительными мазками были намечены брови и губы.

Мбоно осторожно положил маску к ногам Королевы. Потом извлек из своего мешка еще одну. И еще. И еще.

Масок было много. Выражения, запечатленные на них, были разными, но совершенно точно отражающими одну из эмоций.

Гнев. Страх. Возбуждение. Алчность. Экстаз. Радость...

Королева нерешительно коснулась одного из фарфоровых лиц кончиками пальцев и тут же отдернула руку, словно обжегшись. Коснулась снова. Взяла в руки, дивясь невесомости фарфора. Провела ногтем по его гладкой поверхности, заставив маску зазвенеть.

Глубоко вздохнув, решительно сорвала с себя лицо младенца и примерила маску.

Несколько бесконечно долгих мгновений она стояла неподвижно. Глаза в прорезях маски были закрыты. Королева прислушивалась к своим ощущениям.

Потом глаза медленно открылись. То, что Темный Властелин Хегертон увидел в их зеленых глубинах, наполнило его темную душу надеждой.

- Какое необычное ощущение, - с удивлением сказала Королева. - Кто бы мог подумать...

- Как вы чувствуете себя, Ваше Величество? - спросил Темный Властелин Хегертон.

- Странно, - ответила Королева. - Очень... Очень уютно. Так, как я не чувствовала себя уже очень давно. С того самого дня, когда...

Королева запнулась.

- Дракон? - спросил Темный Властелин Хегертон.

- Да...

Голос Королевы был подобен вздоху.

Маска выражала радость.

- Но...как?!

- В деревне Мбоно считают, что в черном фарфоре заключено волшебство древних богов, - улыбнувшись, ответил Темный Властелин Хегертон. - И между маской и ее носителем устанавливается взаимная связь. Маски управляют вашими эмоциями, усиливая их. Вы чувствуете сейчас именно это, моя Госпожа.

- Их так много...

- И Мбоно готов изготовить еще, задействовав всю палитру эмоций, моя Королева, - сказал Темный Властелин Хегертон.

- Но смен эмоций потребует и смены масок... - Королева говорила словно сама с собой. - Но я не могу никому позволить видеть мое... Мое...

- Увечье, - закончил за нее Король.

Темный Властелин Хегертон перевел дыхание.

- Позвольте представить вам второго моего спутника, моя Королева, - по жесту Темного Властелина Хегертона Королеве поклонился человечек крошечного роста, напоминающий гнома. Его выпуклые глаза светились недюжинным умом, а кожа была белоснежной.

- Моего друга зовут Кольц Хаарт, и он родом с Оргайских островов, где в почете наука, а не алхимия и магия, - продолжал Темный Властелин Хегертон. - Кольц Хаарт в своих лабораториях исследует свойства времени. В последнее время он в своей работе продвинулся настолько далеко, что может смело продемонстрировать практические результаты своих исследований.

Маленький человечек извлек из кармана своих странного покроя одежд некий прибор, внешне напоминающий серебряную луковицу. Одно нажатие пальцем - и откинулась крышка, открывая глазам собравшихся призму из горного хрусталя, под которой по кругу были расположены на белом диске некие символы, на которые указывали укрепленные на единой оси стрелки.

- Кольц Хаарт открыл способ останавливать время, - сказал Темный Властелин Хегертон. - Ненадолго - на сущие мгновения. Но их будет достаточно для того...

- ...чтобы сменить маску, - закончила за него Королева, пристально разглядывая Хегертона, островитянина и прибор.

- Именно так, моя Госпожа, - поклонился Темный Властелин Хегертон. - Вы очень проницательны.

- Я ведь Королева, - сказала Королева Империи Проклятых Северного континента. - Дайте мне прибор.

- Но, Госпожа... - начал было Темный Властелин Хегертон, но Королева топнула ножкой, и в мгновение ока прибор оказался в ее тонких пальчиках.

В следующий миг маска, скрывающая ее лицо, выражала изумление.

Еще через миг - восторг.

Сомнение.

Решимость.

Удовлетворение.

- Что ж, Хегертон, - сказала Королева, - сдается мне, что ты справился с моим поручением. С возвращением, мой Темный Властелин! Добро пожаловать домой!

Маска лукаво подмигнула Темному Властелину Хегертону, а зеленые глаза в ее прорезях искрились от смеха.

***

В одну из ночей много лет спустя полностью обнаженный Темный Властелин Хегертон вновь лежал на растерзанном королевском ложе, а Королева, оседлав его, разглядывала своего фаворита сквозь прорези в черном фарфоре маски. Маска игривым изгибом нарисованной брови и небрежным мазком озорной улыбки отражала то же ироничное любопытство, что читалось и во взгляде женщины.

- Мой Хегертон, - сказала он, и голос ее казался перезвоном хрустальных колокольцев.

- Да, моя Королева? - отозвался Темный Властелин Хегертон.

На самой периферии сознания он почувствовал некий зуд, не сразу опознав его причину. Да, а ведь и действительно - ситуация эта что-то до боли ему напоминала...

Королева склонилась к самому его уху.

- Я хочу ребенка, Хегертон, - сказала она негромко. - И это не обсуждается.

За стеной покоя в прозрачном чане, полном алхимических зелий, скрипуче рассмеялся Вечный Король.