Level 2

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 3911
Подписаться на комментарии по RSS

 

Я шагнул на дверь, она открылась.

За офисным столом лицом к монитору сидел начальник Отдела Распределения Взяток. Его оплывшая харя мало уступала размерами 21-дьюмовому экрану. Стол огибал жирдяя подковой и, казалось, сдавливает его, как наручник неугомонную руку. Огромное кресло делали под заказ – не занимаются же фабрики массовым производством лож для бегемотов?

Начальник Отдела Распределения Взяток был сер и статичен, с мимикой гипсовой маски. Он шаблонно повернулся в мою сторону.

Уже потом врачи мне втолковывали что-то про «мнимые» картинки, которыми жонглировал зрительный центр моего мозга. А еще про – ощущение виртуальности, вызванное «Муаллином». Что-то еще. Эти сраные врачи всегда найдут объяснения, они чуть ли не монополизировали выдувание мыльных пузырей новых названий – болезней, лекарств, состояний, - которые якобы все объясняют. Ваш мозг под действием Хрен-Знает-Чего выработал Хрен-Знает-Какой фермент или активировал Хрен-Знает-Какие-Связи и вы оказались в Хрен-Знает-Каком состояние … В общем назовем эту болезнь Какая-то-Новая-Хитрая-Хрень!

Я достал дробовик и выстрелил.

Монитор взорвался, брызнул стеклом и пластиком. Я не промахнулся. Куда целился – туда и попал. Пусть этот мешок с требухой для начала наложит в штаны.

Жирдяй попытался встать. Харю перекосила гримаса испуга. Страх стек на плечи, заставил фаршированные колбасы рук взметнуться в моем направлении. Открытые ладони, растопыренные пальцы. Мол, не надо, не убивай.

Его пузо толкнуло стол, и пластиковая корзина с приклеенной скотчем картонкой «МЕЛКИЕ ВЗЯТКИ » упала на пол.

Я выстрелил. А потом еще раз, уже в падающее без головы тело – пуля с хлюпаньем утопла в складках живота и, взорвавшись, перемешала внутренности.

Включили сигнализацию. Наверное, служба наблюдения. Наплевать. Тихие бродилки с выжидаем – не для меня.

В коридоре я дозарядил дробовик, направился к лифтам. Красные лампы в антиударных решетках пульсировали красным, под ними противно визжали динамики. Я разнес одну пластиковую коробку – сирену это не заткнуло.

Наугад открыл ногой одну из дверей. Просторный офис, ни чета, конечно, апартаментам ранее застреленной свиньи…

Бритоголовая особа орально обслуживала какого-то брючно-пиджачного кабинетчика. В возвратно-поступательных движениях женской головки просматривалась целеустремленность поршня. На бритом затылке – штрих-код и эмблема кролика. СЛАДОУСЛУГИ. БЛЯДИ КРУГЛЫЕ СУТКИ! Доставка в течение пяти минут и все такое… Полчаса услуг этой сосухи – недельная зарплата моих родителей.

Родители. Каждый раз меня переполняет злоба, когда думаю о том, что бедные старики всю жизнь копили деньги, чтобы выкупить дряхлый домик на окраине, который снимали почти сорок лет, но кто-то наплевал на право первоочередности, занес конвертик в один из таких кабинетов, где в обеденный перерыв трахают девочек из СЛАДОУСЛУГ, и офисная крыса из Отдела Распределения Взяток подмазала нужные шестерни в жилищном ведомстве, вследствие чего мои родители оказались на улице из-за сфабрикованной просрочки оплаты, с аннулированным стажем съема, а домик достался какому-то аферисту. Теперь не обязательно знать кого и как подмазать, за вас это сделает специальная структура. Плати и Наслаждайся.

Когда злость остается лишь внутренней желчью, не способной прорвать гнойник, выход один – две капсулы «Муаллина» и виртуальный модуль. Бегство. Трусость… Засовываешь голову в песок и ждешь очередного пинка под зад.

Да, я трус. А еще врачи и люди в черных костюмах твердят, что я уникален.

Я прострелил шею закатившему глаза кабинетчику. Она тоже взорвалась, как переспелый баклажан. Я разрядил в стены и потолок оставшиеся разрывные пули – надоели. Послал в магазинное гнездо четыре простых.

Блядь, размахивая руками и визжа, выскочила в коридор. Ее трясущаяся лысая голова смахивала на кактус, а веера рук – на папоротники. Я подумывал убить и ее, но не стал.

Из лифтов уже сыпала охрана. Не надо было задерживаться, авось и успел бы проскочить на level2 без ненужной стрельбы. Цель-то выполнена – жирдяй мертв… ну, да ладно, порезвимся. Я спрятался в коридорную нишу. На уровне лица в стеклянном щите крепился порошковый огнетушитель. Можно было бы разбить стекло и швырнуть огнетушитель к лифтам, а потом всадить в него пулю. Наверняка, взорвалось бы эффектно.

В стену ниши, проглядываемую от колоннады лифтового фойе, забарабанили пули. Одна неудачно срикошетила мне в грудь… 

Занавес. Сейчас модуль запросит перезагрузку…

Но модуль не запросил. Обсаженный «Муаллином» я плавал в темноте, а потом провалился в чернильный мрак беспамятства. Видимо, виртуальную приставку коротнуло, и нервные окончания облизал электрический ток.

 

-   Так ты убежден, что просто играл в игру?

-   «Доступная Месть». Версия V2V, - в десятый раз повторил я этим кретинам. Кретины каждый раз были новые, но в неизменных черных костюмах, с блестящими, как яйца хозяйственного кота, бэйджиками и вросшими в руку диктофонами. Спецслужбы, мать их так. Какой-нибудь секретный отдел с дурацкой аббревиатурой типа ЖОПС или ЧИЧА.

-   Опиши подготовку к игре.

-   Инструкцию вы найдете на упаковке любой приставки.

-   Остроумный, бля? Шокерните умника…

Когда меня перестало рвать, главный – агент, что вел «беседу» и приказавший меня шокернуть – закурил, вызвал уборщицу, а агента с шокером жестом отогнал к стене. Толстая тетка с азиатским лицом протерла пол. Все это время в комнате стояла тишина.

Меня мутило, кожу под правым соском, куда воткнулись иглы шокера, словно скрутили узлом. Главный сложил руки на груди.

-   Начнем сначала. Я откровенен с тобой, ты со мной. Беседуем, отвечаем на вопросы. Легкий такой диалог. Хотелось бы полюбопытствовать, как ты готовишься к игре? Приставки с погружением в виртуальность посредством биостимулятора «Муаллина» - новшество рынка, и мне очень интересны некоторые нюансы…

-   Конечно…

Я сглотнул, собрался с мыслями.

-   Обычная подготовка: ванная с тепловой водой, подключение к локтевым и позвоночным портам…

-   Пенисная колба?

-   Только для сексуальных игр. Ее называют «Либидо-порт».

-   Забудем про проводки в члене. Когда принимают «Муаллин»?

-   За полчаса до подключения. И когда таблетки начинают действовать, надевают шлем и загружаются.

-   Что значит «начинают действовать»? Как это проявляется?

-   Красные пятна на сетчатке. Ложная сонливость.

Главный молчал с минуту. Барабанил тонкими пальцами по столу. Было похоже, что он решает, сказать мне что-то или не стоит. Сказал:

-   «Муаллин» воздействует на зрительный центр. Побочные эффекты еще не установлены. Препарат уже запрещен – не только в игровой индустрии, но и в фармацевтике вообще. Длительный прием вызывает фиксированные галлюцинации. А твой случай – уникален до абсурдности.

Я молчал.

-   Ты убил двух охранников и семерых служащих Отдела Распределения Взяток на первом этаже. На втором этаже – еще двоих, включая начальника отдела. Столько крови я не видел со времен Сайгонца.

-   Сайгонца?

-   Один псих так себя называл. Этот косоглазый взорвал самодельную бомбу, начиненную металлической колючкой и битым фарфором, в булочной. Так вот, ты косишь кучу народу, тебя подстреливают, а когда оперируют и приводят в чувства, заявляешь, что «вообще в автобусе не ехал».

-   Чего?

-   Это анекдотичная отмазка «зайцев», которых ловят без билета.

-   А-а.

-   Ты пойман на месте бойни, но продолжаешь утверждать, что лишь играл в приставку, и она сломалась, чуть не убив тебя.

-   Так и было.

-   Хорошо. Почему ты убил этих людей?

-   В игре?

-   В игре…

-   Моих родителей оставили без крова из-за сволочей в Отделе Взяток. Теперь на месте их дома – игровой клуб. Игровая реальность «Доступной мести» основана на виртуализации нашего города и зарегистрированных в сетевой карте жителей.

-   Ты можешь убить в игре хоть мэра?

-   Могу. Виртуального. Как и вы, если купите…

-   Оружие. Где ты берешь его в игре?

-   После загрузки, в тамбуре синхронизации вам предлагают на выбор оружие и боеприпасы. Вы же не думает, что я храню дома дробовик?

-   Ты купил его в магазине перед визитом в Отдел Взяток. Хозяин «Бакалеи Огня» тебя опознал. Знакома эта лавочка?

-   Она рядом с магазином китайкой еды, куда я хожу.

-   Сколько времени длится загрузка.

-   Трудно сказать. Время в И-реальности условно. Паузы и дозагрузки похожи на состояние дрёма.

-   И-реальности?

-   Игровой реальности. Загружаешь виртуальный дубль города и мстишь виртуальным обидчикам.

Агент долго смотрел прямо мне в глаза, словно высверливал дыры.

-   Произошло примерно следующее… Перенасыщенный «Муаллином» мозг каким-то образом отключил тебя от игрового процесса, при этом оставляя иллюзию игры. Ты оделся, в «Бакалее Огня» купил дробовик и патроны и ворвался в…

-   Этот бред я уже слышал. Вы сказали, что меня ранили. Где тогда шрам?

Я распахнул больничную рубашку.

-   Ты с луны что ли упал. Лазерная штопка – обычное дело. Даже растлители малолетних получают стандартную медицинскую помощь перед судом. Ты когда в последний раз попадал в хирургию?

-   В детстве. Упал со скейта.

-   Каковы тактильные ощущения в И-реальности?

-   Практически идентичные обычным.

-   Имя Чару До тебе что-нибудь говорит?

-   Этим ником я иногда пользуюсь на форуме.

-   Это твое имя!

-   Я же говорю, мой ник.

-   Имя, данное при рождении. Имя, которое выдал компьютер по отпечаткам.

-   Ерунда.

-   На каком форуме ты им пользовался?

-   На форуме сайта «Симс-Лайф».

-   Это разработчики «Доступной Мести»?

-   Да.

-   Ты убивал прежде?

-   «Прежде»?

-   Ты убивал в прошлом?

-   Да. На войне в Заливе. Я не видел тех, кого убил, но – да, это было убийство. Не так трудно нажать на кнопку, когда противник лишь маленькая черная точка на горизонте. Это, как закрыть глаза и кинуть в темноту камень. Но когда мы подплыли к лодке… Шариковая ракета превратила испанцев в решето. И вот тогда тебя скручивает, пробирает до костей, словно лично вдавливал каждый шарик, пропихивал его через мясо, мышцы и кости…

-   Тебя мобилизовали?

-   Да, из-за психического расстройства. Сначала был месяц в лечебнице Бертрана.

-   «Муаллин» входил в курс лечения?

-   Я мало что помню. Я часто бредил, а они пичкали меня разной гадостью. Мне казалось, что это мертвые испанцы пытаются накормить меня титановой дробью. Кажется, я покалечил одну медсестру…

-   Лечебницы Бертрана не существует.

-   Что?

-   Войны в Заливе никогда не было. Ты рассказывал про нее и на прошлых… беседах. Поэтому я позволил себе покопаться в стенограммах разговоров и уточнить некоторые моменты. Программисты подсказали, что есть такая игра, точнее игра, похожая сюжетом на твой рассказ – с фантастическими шариковыми ракетами и вымышленным конфликтом с Испанией. Один из эпизодов разворачивается в Заливе…

-   Это что, какой-то психологический тест?

-   Вы о чем?

-   Об этом вашем бреде.

Он снова замолчал. Мерно работал лопастной вентилятор, тонкие пальцы постукивали по столешнице. И все. Агенты за спиной главного, казалось, даже не дышали.

Мне подумалось: какие-то они шаблонные. Надуманные. Подумал и сгреб в кучу шаблонности все – звуки, обстановку, наш диалог.

Так стало легче.

Агент напротив приоткрыл рот.

-   Вернемся к Отделу Взяток. Опиши все в подробностях. Мелкие детали. Твои ощущения.

А вот это что-то новое.

-   Зачем?

-   Мы хотим сравнить с записями камер наблюдения. Насколько ретуширует восприятие «Муаллин».

Они шутят? Если бы у них были записи, давно бы ткнули меня лицом в экран – жри доказательства. Или их не волнует мое понимание реальности? Зачем убеждать лабораторную крысу, что она красная, а не белая, поднося зеркальце, главное – понять, почему она стала красной и не видит этого.

Ко мне подтолкнули листик. Долго искали ручку, пока кто-то из агентов не расщедрился на личный серебристый «Паркер».

-   Сразу начни с убийств на втором уровне.

Я расписал ручку о край листика, потом вывел: «Я шагнул на дверь, она открылась». Подумал. Посмотрел на потолок. Он был серым с темными разводами.

Опустил взгляд на людей по другую сторону стола.

Остановил свой взгляд на лице одного из агентов. Он стоял за спинами коллег, так что виднелась лишь маленькая голова. Что-то смутило меня. Я попытался сосредоточиться, но лицо нырнуло в сторону, послышалось журчание – агент набирал воду из автомата. Потом появилось вновь, с пластиковым стаканчиком у рта. На лбу темнело какое-то пятнышко.

Я присмотрелся.

Понял, что это.

Проступающее зерно пикселей.

Я улыбнулся. Посмотрел на ручку в руке. Ее конец показался достаточно острым, чтобы…

 

Октябрь 2009