Квакеры

Вторник, 1 января 2008 г.
Просмотров: 2695
Подписаться на комментарии по RSS

 

 

Сегодня, именно в этот час исполнилось ровно тридцать лет с того момента, как произошло это событие. Никто, даже мои самые близкие люди не догадывались, что в 21 декабря 1972 года ровно в 21.00 я посетил удивительный мир под водой. Дело было так.

Наша ракетная подводная лодка курсировала в Бермудском треугольнике и выполняла боевое патрулирование. Уже не в первый раз, в этом районе мы фиксировали странные звуки, которые отличались от биологических шумов и отдаленно напоминали «кваканье» лягушки. С моей легкой руки, их стали называть «квакерами». Еще в 1971 году, я обратил внимание командира корабля, что эти шумы никак нельзя отнести к звукам, издаваемым креветками, рыбами и дельфинами. Они передвигались с огромной скоростью, кружили вокруг нас, резко куда-то исчезали и неожиданно появлялись. Во всем этом была какая-то осмысленность. Меня не покидало ощущение, что за лодкой кто-то внимательно наблюдает. После некоторых раздумий, командир разрешил мне ими заниматься. За два дальних похода я набрал обширный материал по этим источникам.

Самое удивительное, что «квакеры» проявляли себя только во время плавания нашего экипажа. Другие подводные лодки их, как будто не интересовали. На этот факт обратило внимание и командование флота. Каждый раз, уходя в автономку, лишь только мы имели специальное задание по изучению этого необычного явления.

Сегодня об этом много написано и сказано, но тогда на материалах о них стоял гриф «Совершенно секретно. Для ограниченного круга лиц». На корабле к данной информации были допущены, кроме командования, командир гидроакустической группы, начальник радиотехнической службы и штурман.

Как только вахтенный акустик докладывал о такой «биологической» цели, за пульт садился я, как командир группы, а остальные из боевого поста удалялись. Включался магнитофон, запускался самописец, время обнаружения и направления на цель сообщались в штурманскую рубку. Штурман с начальником радиотехнической службы наносили полученные данные на карту. Обыкновенно контакт продолжался от пятнадцати до тридцати минут. Затем с огромной скоростью «квакеры» удалялись.

В тот необыкновенный вечер, все происходило именно таким образом. По команде я заступил на пост. Пять минут шла напряженная работа. Вдруг все неожиданно прекратилось. Даже шумов моря не было слышно. Помню, командир поинтересовался, не заснул ли акустик. В ответ я вывел звук в центральный пост. Какое-то внутреннее чутье подсказывало, что в этот раз все будет необычно.

Откинулся в кресле.

Часы остановились на девяти часах вечера.

Вдруг, приборы раздвинулись в разные стороны, в корпусе подводной лодки образовалась широкая брешь, но вода не хлынула. Это меня удивило, но почему-то не испугало. С интересом стал вглядываться в забортное пространство. Что-то должно было произойти. Неожиданно в проеме показались какие-то фигуры. В рубку как бы вплыли два удивительно красивых человека. Они были одеты в облегающие легкие, как мне показалось, скафандры, ничуть не стесняющие движения. На их лицах особенно выделялись глаза. Большие яркого изумрудного цвета, они излучали человеческое тепло и добро.

Остальные детали я не успел рассмотреть.

Один из них, жестом пригласил меня следовать с ними. Я встал и двинулся вперед.

Вокруг меня образовалась серебряная сфера, которая с большой скоростью пошла резко вниз. Никаких перегрузок и неудобств я не испытывал.

Через какое-то мгновение шар вошел в еще большую сферу и передо мной предстал необыкновенный мир. Это был город, состоящий из домов, дворцов и широких магистралей. Много зелени: парки, сады и лужайки.

Светило теплое солнце.

Только небо было не голубое, как на земле, а бледно серебристое.

Воздух казался прохладным и очень свежим.

Дышалось легко и полной грудью.

Шар приземлился у великолепного дворца. Мы вышли и последовали в здание.

В это же миг я потерял сознание.

Очнулся в кресле.

Напротив стоял пожилой человек, по-видимому, главный и внимательно смотрел на меня. Затем он обратился ко мне. Рта он не раскрывал, но могу поклясться чем угодно, что отчетливо слышал его спокойный тихий голос.

И вот, что я узнал.

Миллионы лет шло постоянное наблюдение за нашим развитием. Периодически, нам вбрасывались необходимые, для конкретного времени, достижения науки и техники. Появление на свет великих происходило и происходит сейчас только при их участии.

Вот почему иногда в нашей истории миру являлись гении, опережавшие свою эпоху.

Леонардо да Винчи, Коперник, Ньютон, Эйнштейн – вот короткий список таких людей.

Иногда они забирали земных представителей, вносили им некоторые изменения и возвращали обратно. Так готовились композиторы, художники, спортсмены, певцы, писатели, политические деятели и врачи.

В большинстве случаев, факт их нахождения под водой, из памяти стирался.

Очень редко, только в целях обратной связи, это знание оставлялось.

С периодичностью в тридцать лет, предполагалось повторное посещение.

Под страхом смерти нельзя было рассказывать об этом. Неожиданные уходы из жизни молодых и талантливых людей, объясняются тем, что они пытались говорить на эту тему. Я поинтересовался, почему выбор пал на меня. Оказалось, что другие акустики не придавали значения этим звукам, относя их биологическим шумам моря.

Мой интерес был замечен.

На этом беседа была закончена.

Тем же путем был возвращен на подводную лодку.

Передо мной зеленовато светился экран, в наушниках слышались звуки океана.

«Квакеров» не было.

Часы показывали ровно 21.00.

 

Прошел ровно один месяц с момента написания этих строк.

В этот день у меня образовался незапланированный выходной. Утром я решил, как следует, выспаться, а оставшуюся часть дня посвятить накопившимся домашним делам.

Обычно телевизор я включаю не часто.

Утром и днем никогда. В основном вечером, что бы узнать о событиях в мире.

Но ровно в девять тридцать, меня что-то заставило проснуться и включить российский канал.

Потом я посмотрел программу телевидения и фильма, который показывали в это время, в ней не было.

Передача была о неопознанных подводных объектах, таинственных квакерах, светящихся фигурах, появляющихся из-под воды, а также о многих других загадочных явлениях.

Мои старые добрые знакомые решили напомнить о себе.

И теперь, мне предстоит новое путешествие в этот сказочный мир.

- Но когда? Нужно ли к этому готовиться? Должно ли быть рядом море? – шквал вопросов гудел в моей голове.

- А, может быть, все это мне приснилось? Или показалось? – все-таки какие-то сомнения посещали меня.

На работе вдруг возникла необходимость очень скоро лететь на Филиппины. Директора моей фирмы, то есть меня, приглашали приехать лично для получения банковской гарантии. Хотя раньше вопрос так не стоял.

Ну, раз нужно, значит надо ехать. Обещанный кредит требовал жертв. Все-таки тридцать миллионов долларов для строительства перспективного складского комплекса.

Собравшись в дорогу, я вылетел в Манилу через Франкфурт-на-Майне и Таиланд.

Манила встретила меня приветливо. Дождями и духотой.

После оформления необходимых документов, мои партнеры предложили отдых на выходных.

В качестве вариантов был предложен дайвинг и просто пляжный отдых на островах.

Я выбрал песок и море.

Рано утром на такси мы отправились в портовый городок Батангас, чтобы затем морем доплыть до острова Миндорро.

Мы – это я и Ральф Коцан со своей филиппинской подружкой Лизой.

Уже на пути к месту отдыха я почувствовал себя неважно. Да так, что из гостиницы, в которой я разместился, мог отойти только на расстояние вытянутой руки. Но не более, чем на пять секунд.

О пляже, подводном плавании оставалось лишь мечтать. В бреду.

Вызванный доктор очень быстро определил мою болезнь и прописал сильные антибиотики.

Мои друзья стали активно отдыхать, а я лечиться.

Всю ночь я метался в бреду с температурой за сорок градусов. К утру почувствовал себя лучше.

Пролежав целый день в постели, около девяти вечера, я встал и решил пойти прогуляться к морю.

На пляже я сел в шезлонг и стал любоваться бархатным небом, усыпанном крупными звездами.

Под ногами ласково шелестело Южно-Китайское море. Со стороны берега раздавались звуки музыки из бесчисленных кафе и ресторанчиков. Тропический лес, спустившийся прямо к берегу манил волшебными голосами своих обитателей.

Неожиданно к этим звукам добавились до боли знакомые Квакеры. Как будто я сижу на посту в подводной лодке и фиксирую их.

Я открыл глаза…

Передо мной стояли две знакомые мне фигуры с удивительно красивыми глазами ярко изумрудного цвета, излучающими человеческое тепло и добро.

Как и в прошлый раз, я встал и двинулся за ними.

Вокруг нас образовалась серебряная сфера. Но она не пошла вниз, а резко взмыла вверх.

Никаких перегрузок я не почувствовал. Только с любопытством смотрел, как мимо проплывали моря и суша. Видел я Индокитай, горы Тянь-Шаня и Памира, узнал по очертанию Каспийское и Черное море, сапог Италии, Пиренейский полуостров, вдали стала маячить Куба и Флорида. Но, вот, стремительный калейдоскоп остановился.

Шар пошел вниз и погрузился в воды Атлантического океана.

В загадочном Бермудском треугольнике.

Именно в том месте, где и в первый раз…

То же бледно-серебристое небо. Тот же красивый город с великолепными дворцами. Прохладный и свежий воздух.

И я потерял сознание.

Когда я пришел в сознание, то обнаружил себя полулежащим в удобном кресле. Напротив стояла необыкновенной красоты женщина. Ее изумрудные глаза внимательно изучали меня.

- Мы рады вас приветствовать снова, - раздался в голове приятный мелодичный голос, -

Вы выполнили все условия нашего договора. И, поэтому вы здесь. Сегодня мы привьем вам стойкий иммунитет от всех земных болезней. Реальный жизненный запас у вас будет, на первых порах - сто лет. Теперь вы будете нашим представителем на Земле с широким кругом полномочий. Вам будут внедрены значительный объем знаний и способность к телепатии. Кроме того, вы будете знать все основные языки вашего мира. Ваша задача достичь серьезных успехов в бизнесе и затем занять среднее звено управления. На уровне крупного города или федерального министерства. На это у вас пять земных лет. Некоторый стартовый капитал, в размере десяти миллионов долларов мы вам легализуем в течение ближайших двух недель. Тот кредит, который вы планируете получить, будет оформлен послезавтра. А, теперь, закройте глаза.

Когда я снова их открыл, то увидел перед собой нежно шелестящее Южно-Китайское море.

Услышал легкую музыку из ресторанчиков и волшебные голоса обитателей тропического леса…

Часы показывали ровно 21.00.

Море у моих ног, звезды на небе, полная луна.

Я один на пустынном берегу.

- Какой удивительный сон мне приснился, - подумалось тогда.

Вдруг неожиданно из темноты выходит хозяин гостиницы, в которой я остановился.

- Сэр, вас разыскивает мистер Коцан. Он и его спутница волнуются.

- Передайте им, что со мной все в порядке, - отвечаю и одновременно обнаруживаю, что на чистом английском.

Раньше я мог говорить только односложными фразами. Типа: сколько стоит, да, нет.

А, тут, продолжаю:

- Скажите мисс Лизе и мистеру Ральфу, что через пятнадцать минут я буду в ресторанчике на террасе.

И еще:

- Накройте, пожалуйста, нам столик.

Сказав, да сэр, филиппинец почтительно кланяется и скрывается в темноте.

Я с сожалением смотрю вдаль моря, как будто хочу что-то еще разглядеть, потом поворачиваюсь и медленно бреду назад.

Мысли мои путаются, причем на разных языках.

Немецкие слова, французские стихи, сонеты Шекспира в оригинале то и дело всплывают в моей голове.

Еще немного покопавшись в ней, я обнаруживаю, что знаю очень еще много чего. И из области истории, философии, физики, химии, экономики и финансов. О мировой литературе я уже не говорю.

К тому же я замечаю, что и самочувствие мое великолепное. То есть я энергичен, бодр и весел.

Хотя и озадачен.

Поэтому моя рука моя непроизвольно чешет затылок и обнаруживает полное отсутствие там лысины.

Волосы покрывают голову во всех местах.

Без перерыва.

Похоже, это обрадовало меня больше всего.

Рука для проверки других изменений, автоматически начинает ощупывать другие части тела.

Там серьезных перемен нет. Кроме жировой прослойки на животе, все на своих местах.

- Неплохо бы посмотреть на себя в зеркало, - решаю я, поднимаясь по ступенькам пункта общественного питания.

Ральф и Лиза уже сидят за столиком.

- Александр, ты немного похудел, но выглядишь хорошо, - Лиза странно смотрит на меня и просит своего друга перевести с английского на ломанный русский. Ральф по гражданству швейцарец со славянскими корнями и знает добрый десяток слов. Плюс мой немецкий.

Поэтому мы понимаем друг друга почти хорошо.

А, для переговоров у меня есть переводчица.

О том, что я знаю язык, решаю не говорить.

Не правильно поймут.

Как им объяснить, что ускоренные курсы иностранных языков я закончил за несколько минут и с оценкой отлично.

Даже думаю на них.

Во время ужина Лиза периодически посматривает на меня тем же внимательным и странным взглядом.

- Ох, уж, эти женщины. До чего же они чувствительны, - Про себя отмечаю я, но вида не подаю.

В какой-то момент, встретившись с ней глазами, вдруг, слышу в голове ее голос.

Это она думает. А я принимаю мысли на расстоянии. Но ничего не понимаю. Потому, что думает она на родном тагальском языке.

Не научили, значит.

Вечер проходит в теплой и дружеской обстановке. Правда, для меня немного напряженно.

Оказывается, достаточно тяжело скрывать, что все понимаешь. И делать вид, что до тебя доходит не все.

А за соседним столиком сидела компания веселых французов со своим искрометным юмором. И я чуть было не засмеялся, услышав какую-то фривольную историю, рассказанную на чистом французском языке. Правда, Ральф ее нам перевел. Он же швейцарец.

Немецкий юмор от другого столика улыбку у меня не вызвал.

Вечер подходит к концу.

На утро мы возвращаемся в Манилу. Для завершения деловой части моей командировки.

В номере я подхожу к зеркалу и вижу перед собой стройного моложавого мужчину.

Без мешков под глазами.

С отсутствием седины в волосах. И мускулистого.

Я даже раздеваюсь совсем, для уточнения некоторых деталей.

Осмотр меня вполне удовлетворяет…

Переговоры прошли и закончились более, чем благополучно.

Я слушал, понимал и слушал еще раз, но уже в переводе. Это позволяло мне хорошо подумать и выдавать совершенно взвешенный ответ. Более того, встречаясь с взглядами партнеров, я знал, о чем они будут говорить. И, иногда, подыгрывал им.

В свою пользу, конечно.

Итогом было получение банковской гарантии на тридцать миллионов долларов.

В дополнение ко всему определился банк, который ее, гарантию, принял к работе.

Кредит на строительство современного складского комплекса стал реальностью.

Еще до моего приезда, мой заместитель вылетел в Лондон со всеми документами.

Незаметно пролетели две недели, и я был приглашен в столицу Великобритании для подписания документов.

Еще через десять дней пошел первый транш в размере восьми миллионов.

Работы по строительству развернулись полным ходом.

Через год на северо-западе вырос терминал, какого еще не было. Дело закрутилось.

Бизнес-план стал выполняться с опережением графика.

Как пятилетка в четыре года.

Я стал известным бизнесменом Петербурга.

Ежегодный экономический форум, куда приезжала вся элита страны, уже не проходил без моего участия.

Там я сделал доклад о развитии транспортно - логистической системы региона с наметками для всего государства.

И был замечен.

Впереди замаячил Давос.

Все шло по задуманному моими кураторами плану.

Теперь надо было протаптывать дорожку в верхние эшелоны власти.

Городом я решил не заниматься. Или заниматься, но позже, из центра.

На это я отвел два, от силы три года.

За это время надо было развить бизнес до состояния непотопляемости и легализовать пару иностранных языков…

Второй и третий годы нынешнего столетия пролетели незаметно.

По скорости течения времени. По делам, же – очень даже продуктивно.

Активы моей организации достигли невиданных размеров.

Страшно сказать, но эта цифра с девятью нулями.

То есть, я достиг такого уровня, что меня стали приглашать на встречи капитанов нашего бизнеса с президентом страны.

Больше всего меня поразило то, что наш президент побывал там, где и я.

И он об этом знал.

Мы даже перекинулись с ним нескольким мыслями.

Первым начал Владимир Владимирович:

- Вижу, Вы неплохо начали?

- Стараюсь, - ответил я.

- Желаю успехов. Вы знаете что делать. Поэтому работайте спокойно. У нас еще будет возможность встретиться и кое-что обсудить, - президент дал мне номер экстренной связи с ним и телепатическую связь оборвал.

Его способности были выше моих.

Такая, видимо, была программа.

Каждому уровню свои способности.

Поэтому, оценивая трансформацию руководителя нашего государства, в смысле интеллектуального развития, я понял, что он, как и я, постепенно занимался легализацией своих знаний.

В том числе и иностранных языков.

Многое, теперь, становилось понятным.

Мы были предназначены для обеспечения управления.

В данном случае, Россией.

У меня была своя задача. У других своя.

Наверное, всех знал только президент. Мы же, а я не сомневался, что таких достаточно, знали только его.

Параллельные связи не предусматривались.

Вот такая вырисовывалась схема, назначенная нам сверху, то есть снизу

Но сомнения стали одолевать мною.

Я стал анализировать структуру мирового сообщества, его расслоение на различные страны, религии, элиты и политические группы.

Рассматривать отдельные государства. Получалось все то же самое.

Очень богатые и нищие, власть и народ, коррупция и преступность. А ведь если бы наши кураторы захотели, то все бы было, в одну строну, с одной целью: благополучие человека.

Значит, или не было ее, цели, или управляли нами не только они.

Хорошие, например - Швейцарией. Плохие – Германией во время фашизма и Камбоджой – при Пол Поте. Можно привести и другие примеры. Но и этих достаточно для понимания или для догадок. Спросить бы у кураторов. Но задать такой вопрос им, не представлялось возможным. Постоянные консультации не предусматривались.

Тогда, пользуясь привилегией связи с президентом, я после некоторых колебаний позвонил ему.

- Я ждал этого звонка и понимаю Ваши сомнения, - сказал мне Владимир Владимирович, после первых слов, сказанных ему, - Будьте завтра в…, - он назвал место и время нашей встречи.

Встретившись с президентом с глазу на глаз, в небольшом коттедже недалеко от официальной резиденции, я через несколько минут стал понимать, что дело, которому я был предназначен было не таким простым.

Оказывается, наши кураторы представляли лишь одно звено контроля и управления всей земной цивилизации. Как я понял, наиболее позитивной. На сегодняшний момент.

Можно было догадаться, что в рамках эксперимента развивались другие страны. Сильно развитые и, находящиеся на самой низкой ступени.

Кризисы, конфликты, войны – все это опыты над нами. Что называется, ничего личного, голая наука.

Нам же предстояло лишь выполнять высшую волю.

И сомневаться только в рамках своего предназначения.